20:54 

Завистливый скорбит при взгляде на высших, не видя себя равным им; томится при виде равных себе, желая преимущества пред ними; грустит при взоре на низших, опасаясь, чтобы они не сравнялись с ним или даже не превзошли его.

Свт. Филарет (Гумилевский), архиепископ Черниговский

20:54 

Во времена полного внешнего благополучия... не только существовали, но и благоустроялись монастыри, основывались даже новые обители, строились новые храмы, расширялись и украшались прежние, открывались мощи святых угодников. Народ русский прославлялся как хранитель чистоты Православия и истинного благочестия. Никому и в голову не приходило, что Церковь тяжело страдает и развязка не за горами. Иначе видели познавшие Царство Божие, имевшие его в сердце своем. С сокрушением сердечным смотрели они на окружающую их среду и, не находя в ней жизни Христовой, предрекали грядущую катастрофу.
Сщмч. Сергий Мечев

Заботились о своей славе всеми непозволительными средствами, а истинною славою Божиею пренебрегли, то Бог и попустил обесславиться. Вообще, положение монастырей в России в нравственном и духовном отношениях самое бедственное. За сто лет до нас святитель Тихон сказал, что истинное благочестие почти исчезло, а заменено оно лицемерством для обмана людей с целию вещественной выгоды. Надо понимать дух времени и не признавать прежние пристанища пристанищами, потому что они наиболее превратились в гибельные омуты и пропасти.
Свт. Игнатий Брянчанинов

20:53 

ВОВРЕМЯ ОПОМНИТЬСЯ


Явно видишь иной раз, как приходит к душе прежний какой-нибудь ее "дружок" — грех, с которым она водила короткое знакомство в прошлом; приходит и зовет ее, кличет, просит открыть дверь "по старой дружбе", впустить на часок-другой, хоть на время вернуть подзабытую сладость безумной свободы. Это тот, изгнанный Христом дух, изголодавшийся, соскучившийся по бывшей своей распутной подруге, набродившийся по местам безводным и беспутным с такими же, как он, бездомными, с шайкой друзей-разбойников, говорит им: "Ну-ка, сходим к моей прежней хате, посвистим, может, чего и выкрутим веселенького, ха-ха-ха!". И идут. Бродят у ограды денно и нощно, стерегут душу, прохаживаются под окнами, посвистывают, побрасывают камушки в стекла, шепчут через приоткрытые ставни разные пошлости, свистят хрипло: "Не забыла, как ты..?", "А тогда-то вот было, помнишь?". И встает внезапно перед оком души ясно-ясно сладостная картина — одна, другая; бежит цепочка, как от искры пламя по сухой травинке,— светящаяся змейка, за ней еще; до поры затухают, но недалеко и до пожара. Душа бежит этих соблазнов, шарахается от окон. Но нечисть лезет и лезет отовсюду: за каждой дверью она, в каждом темном углу. Уже в любом шорохе все те же напоминания, подстрекания. Только-то и успевай открещиваться от нее. И душа, бедная глупышка, ленивая и расслабленная, несколько отупевшая от скуки, недолго так противится: вот уже и прислушивается, сначала позевывая и как бы от "нечего делать", потом оживает в ней что-то такое теплое, даже жаркое, такое родное-родное и такое сладкое — до дурноты. Одна молния проходит в сердце, другое жгучее прикосновение — и тает, тает оно, уже само ищет повторения этой теплой волны. Уже кажутся те свистуны не бесстыдными хулиганами, а забавными проказниками, вовсе не такими уж и страшными, даже симпатичными.

Как точен этот образ, столь часто употребляемый святыми отцами в отношении души: вот так, мол, блудница, имевшая прежде множество любовников, которая много пьянствовала, бесчинствовала, безобразничала, вдруг оказалась в милости у одного знатного, богатого, славнейшего и красивейшего человека, который пожелал исхитить ее из бездны падения, привлечь к иной, святой и благопорядочной жизни, воскресить ее попранную и уничиженную красоту. Он берет с блудницы обещание навсегда оставить прежнюю распутную жизнь, порвать все греховные связи, забыть свое нечестивое окружение, раскаяться в совершенном, перечеркнуть все это грязное прошлое, и на этом основании он готов взять ее в жены, сделать знатной, богатой, любимой всеми, и так, что никто даже не посмеет одно плохое слово шепнуть о том, что было прежде. И вот она живет в новом доме, трудится, обучается новым манерам и порядкам жизни, борется со своими старыми привычками и наклонностями. Но бывшие дружки ее не забывают, приходят под окна, когда нет в доме хозяина, зовут прежнюю свою подругу.

И вот если душа неревностно хранилась ото всего страстного, жила рассеянно, раздвоенно, только малой частичкой сердца чтила жениха, то как ей удержаться от сладостных позывов на прошлое? И вот она томится и млеет, шатается, как пьяная, колеблется меж двух тяготений… И если решительно не опомнится, не отвергнется этого гибельного двоедушия, то скоро, будто бы "сама того не желая", забудет запереть дверь, а затем как бы "помимо воли" окажется в руках соблазнителей и опять, как бы "не имея сил противиться", уже и отдастся греху, а затем, отчаявшись в исправлении, "махнув рукой" на свое спасение и избавление, без удержу, как умалишенная, будет пить и пить тошнотворную сладость, уже даже не ради удовольствия, а может, и с какой-то сатанинской злостью и ненавистью к добру, в противность всему здравому и благостному. Будет пить и пить этот грех до дурноты, до рвоты, боясь перестать, боясь мук раскаяния, боясь протрезветь и увидеть свое жуткое, обезображенное лицо. Нет, душа! Тебе надо вовремя опомниться, уже теперь же спохватиться, испугаться! Как только увидела в себе начало заигрывания с грехом, эти жесты, взгляды, помедливания, выдающие кокетничание с соблазном,— так поднимай тревогу, зови помощь: "Скорее, скорее: огонь в доме!".

Но как часто душа не то что заигрывает со смертью, а уже почти согласна пасть во все бездны зла, даже готова дать согласие на самый страшный грех, готова изобретать новые и новые падения, чуть ли не сама становится советчиком диаволу, уже стоит лицом к лицу с соблазнителем и улыбается ему; но вот еще срывается с уст едва слышное: "Не остави, Господи, не остави погибнуть мя до конца в безумии моем…". И даже от этих слов — маленьких, слабых, едва движущихся — исходит пламя, разлетаются искры и гонят смерть, не дают ей сделать последний прыжок к оцепеневшей жертве, схватить, унести в свое логово. Вот так бредет душа по самому краю бездны. И как еще не оборвалась, как еще не полетела в самую пропасть? "Не остави, Господи…".

Архимандрит Лазарь (Абашидзе)

20:52 

Наступило время, когда более, чем когда-либо прежде, необходимо тщательно разбираться, кто из носящих высокое звание пастырей Христовой Церкви действительно служит Христу, а кто уже продался слугам грядущего антихриста и тем самым, вместо Христа, служит антихристу, — чтобы, вместо истинного пастыря, не пойти за «волком», хотя бы он и был одет в овечью шкуру.
Архиепископ Аверкий (Таушев)

Наставленные в Писании, должны испытывать что говорят учителя, и согласное с Писаниями принимать, а не согласное отметать и держащихся таковых учений отвращаться. Имеющие не много сведения в Писании за отличительный признак святых должны признавать плоды Духа, и у кого есть таковые плоды того принимать, а у кого нет, того отвращаться: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их» (Мф.7,15–16).
Свт. Василий Великий

Не бойтесь ни льва, ни благородного леопарда, даже страшную змею можно обратить в бегство. Лишь одно страшно, поверьте, - плохие епископы! Не трепещите перед высотами сана. Ибо многие облечены саном, да не все имеют благодать.
Свт. Григорий Богослов

Древние иноческие уставы: «Бегай слепого вождя, но избирай доброго мужа, шествующего к Богу, ибо у добрых учителей и уроки добрые».

«Оставьте их, - говорит Господь, - они - слепые вожди слепых» (Мф.15:12). Не ищите их расположения, не страшитесь их неудовольствия, не пытайтесь их переубедить - они не свернут со своего пути, пока не пожнут плода его. Печально состояние слепцов, которых Христос ЗАПОВЕДУЕТ ОСТАВИТЬ. Они уверены о себе, что видят лучше и дальше, чем кто бы то ни было. Они берут на себя смелость быть вождями неведущих, хотят показать путь на небо другим, а сами не знают, куда и шагу ступить. Те, кто бесстрашно следует за ними, не подозревают об опасности. Слепые вожди и слепые их последователи вместе погибнут. Те и другие «упадут в яму». Слепые вожди упадут первыми, и их положение будет более ужасным, потому что на них упадут идущие им вслед. Умножающие взаимно грехи друг друга, ускоряют взаимно свой крах.
Протоиерей Александр Шаргунов

20:51 


ПРАЗДНЕСТВО ВСЕМИЛОСТИВОМУ СПАСУ И ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ. Происхождение честного и животворящего Креста Господня.

⠀⠀⠀⠀⠀⠀14 АВГУСТА — ИЗНЕСЕНИЕ ЧЕСТНОГО КРЕСТА

Праздник изнесения честного Креста установлен в день первого августа в Греции Константинопольским патриархом Лукою при царе Мануиле, а в России — митрополитом Киевским Константином и Нестором, епископом Ростовским, при великом князе Андрее Юрьевиче.

Причина его установления была следующая.

Царю Мануилу и князю Андрею, находившимся между собою в мире и братской любви, случилось в один и тот же день выйти на войну: первому из Константинополя на сарацин, и второму из Ростова на болгар. (Великий князь жил в то время в Ростове: Болгарами же назывались язычники, обитавшие на низовьях Волги, отсюда они получили и свое наименование).

Господь Бог даровал им полную победу над врагами: царь греческий одолел сарацин, а князь Андрей Боголюбский победил болгар и покорил их себе, обратив в своих данников.

Когда Андрей шел на войну, то имел обычай брать с собою икону Пресвятой Богородицы, держащей на руках Предвечного Младенца, Господа нашего Иисуса Христа, и изображение честного Креста Христова, который носили среди войска два иерея.

Перед самым выступлением он возносил ко Христу и Богоматери усердные слезные молитвы и приобщался Божественных Таин Христовых. Этим непобедимым оружием он вооружался более, нежели мечами и копьями, и на помощь Вышнего надеялся более, нежели на храбрость и численность своего войска, хорошо зная изречение Давида: Не на силу коня смотрит Он, не к быстроте ног человеческих благоволит; Благоволит Господь к боящимся Его, к уповающим на милость Его (Пс 146,10—11).

Своих воинов князь также побуждал к молитвам и примером собственных благоговейных молитв, и прямым повелением, и все, павши на колени, со слезами молились пред иконою Пречистой Богородицы и честным Крестом Христовым. Великий же князь, взирая на икону, так говорил в своей молитве:

— О, Владычице, родившая Христа Бога нашего! Всякий, надеющийся на Тебя, не погибнет, и я, раб Твой, по милости Божией, имею в Тебе стену и покров и — Крест Сына Твоего — как оружие обоюдоострое на врагов. Умоли Спасителя мира, Которого держишь на руках Своих, чтобы сила крестная была, как огонь, попаляющий врагов, хотящих вступить в брань с нами, и Твое всесильное предстательство да поможет нам одолеть их.

После усердной молитвы все лобызали святую икону и честный Крест и безбоязненно шли на врагов: Господь содействовал им силою крестною и Пречистая Богородица оказывала им помощь, ходатайствуя за них пред Богом. Постоянно держась такого обычая пред каждым сражением, великий князь не изменил ему и пред битвою против болгар: он вышел, имея, подобно царю Константину в древние времена, впереди войска Крест Господень.

Выступив на поле, после сражения с болгарами, русская рать обратила последних в бегство и, преследуя их, захватила пять городов; в числе их был и город Бряхимов на реке Каме. Когда же возвратились после битвы с неверными в свой стан, то увидели, что от иконы Богоматери с Младенцем-Христом исходят светлые, подобные огненным, лучи, осиявающие все войско; это было в первый день августа месяца.

Дивное зрелище еще более возбудило в великом князе дух мужества и надежды, и он снова обратил свои полки в погоню за болгарами; он сжег большинство городов их, положив на уцелевшие дань, и опустошил всю землю; после этой победы великий князь возвратился с торжеством домой.

Греческий царь Мануил, вышедший со своим войском против Сарацин, в тот же именно день видел также подобное же чудо — исхождение от находившейся вместе с честным Крестом среди войска иконы Пречистой Богородицы со Спасителем лучей, осеняющих весь полк, и в этот день он победил сарацин.

Царь и князь сообщили, воздавая славу Богу, особыми посланиями друг другу об одержанных с помощью Божиею победах и о чудесном сиянии, исходившем от иконы Спасителя. По совещании со старейшими епископами, в знак благодарения Христу Спасителю и Его Пречистой Матери, они установили праздник в первый день августа.

В воспоминание же силы крестной, вооружившись которой они победили врагов, повелели износить священнику из алтаря честный Крест и полагать его среди церкви для поклонения и лобызания его христианами и для прославления распятого на кресте Господа Иисуса Христа. Кроме того, епископы повелели совершать в этот день освящение воды, отчего и праздник получил свое название — изнесения честного Креста, потому что честный Крест торжественно вместе с другими святыми иконами выносится на реки, колодези и источники.

Празднуем, братия, воздавая хвалу и благодарение всесильному Богу и Спасу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери, Владычице Богородице, благоговейно почитая и честный Крест Христов; но празднуем с благоговением, благоугождая Богу, пребывая между собою в мире и любви, оказывая дела благотворения и удаляясь, памятуя страх Божий, от грехов: чтобы, угодивши Создателю нашему и Владыке, удостоились вечного празднования со всеми святыми после того дня, когда явится знамение Сына Человеческого на небеси (Мф 21,30), — честный Крест Христов, предыдущий пришествию Судии живых и мертвых, грядущему с силою и славою многою, и осияет всех праведных светлыми и радостными лучами.

По совершении же суда, предидет всем святым, предводя их в Царство Небесное, и будут блаженствовать все святые, радуясь бесконечные веки; к ним, по молитвам Пречистая Владычицы нашей Богородицы, да причтет и нас грешных всемилостивый Спас наш Христос. Аминь.

Тропарь Всемилостивому Спасу
Тропарь, глас 8:
С вышних призирая, убогия приемля, посети нас, озлобленныя грехи, Владыко Всемилостиве, молитвами Богородицы даруй душам нашим велию милость.

Ин тропарь, глас 4:
Светильниче солнечный, Всемилостивый Cпаce, просвещением сияния Твоего подай и нам слово, да восхвалим чистою совестию Твое пребожественное празднество, Тебе же, Единароднаго Сына, единосущна с Духом, славяще, даруеши бо нам мир и велию милость.

Кондак, глас 4:
Всякия скверны, Всемилостиве Спасе, аз бых делатель, и во отчаяния ров впадся, но стеню от сердца и вопию к Тебе, Слове: ускори, Щедрый, и потщися на помощь нашу яко Милостив.

20:49 

ЕВАНГЕЛИЕ О ПРОЩЕНИИ.
На притчу о немилосердном должнике.
(Мф. 18:23–35)

Спаситель сказал: «Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими».
Конечно, Царство Небесное невозможно изобразить в нескольких словах. Поэтому Спаситель, говоря о нем различными притчами, изображал в них лишь ту или иную его сторону. Под Царством Небесным могут подразумеваться как те благодатные переживания, которые будут испытывать люди в будущей жизни, так и – в широком смысле – то, что необходимо, чтобы приобрести Царство Небесное, войти в него. Сегодняшняя притча говорит именно о том, что должен делать человек, чтобы стяжать Царство Небесное и затем не потерять, удержать его.
Когда апостол Петр вопрошал Господа, прощать ли брата до семи раз, он уже чувствовал в своем сердце новый закон любви, принесенный Господом с Неба, любви, все прощающей и все покрывающей; но он еще не сознавал полностью, что силу любви не может победить ненависть, что нельзя поэтому и полагать ей какие-либо пределы. Когда Бог повелевает человеку прощать брата, то человек не имеет никакого права рассуждать о своих правах; он должен прощать просто, без всяких отговорок и условий, ибо каждый человек – сам неоплатный должник перед Богом. Святитель Иоанн Златоуст говорит: «чтобы повеление прощать до седмижды семидесяти раз не показалось кому-либо великим и трудным, Иисус Христос присоединил притчу, в которой Он посрамляет того, кто стал бы гордиться этим, и вместе с тем показывает, что такое повеление не трудно, а напротив, весьма легко. Он представил в ней человеколюбие Свое, чтобы ты отсюда познал, что хотя бы седмижды семьдесят раз прощал ближнему, хотя бы все его прегрешения всегда оставлял, и тогда твое человеколюбие будет так же далеко от безконечной Божественной благости, которая для тебя нужна на будущем Суде при требовании от тебя отчета, – как капля от безпредельного моря, и даже еще более».
«Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов»
Конечно же, под царем подразумевается Господь, а под тем человеком, который был приведен к Нему, – любой из нас, потому что все мы являемся должниками Богу. Так много мы Ему должны, настолько велик этот долг, что отдать его для нас невозможно. Бывают в жизни такие ситуации, когда отдать долг, может быть, и сравнительно небольшой совершенно немыслимо, потому что мы бедны и не имеем денег вообще или же именно в данном случае. Вот Спаситель и приводит такой пример – долг «в десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить».
Что имеется в виду под всем имуществом и семьей? Все, чем мы обладаем в этой жизни. Мы лишаемся всего, если только не можем воздать Господу этот долг. Но как мы его воздадим? Нет у нас такой возможности, и тогда нам остается делать то, что делал раб в притче. «Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему».
Раб умолил своего господина о прощении. Если бы и мы могли умолить Господа, чтобы Он простил наш бесконечный долг перед Ним, который мы не можем отдать, но можем только ожидать прощения. И никто, даже самый великий угодник Божий, не вправе сказать о себе, что он отдал свой долг.
И о величайшем святом не может так сказать ни один человек, если он православный. Все мы просили и просим у Бога прощения, начиная от преподобного Серафима Саровского и кончая самым обыкновенным прихожанином сельской церкви. Никому никогда не удастся отдать свой долг. Как мы можем это сделать, если и мы сами приведены Богом в бытие из небытия, и наша жизнь со всем, что мы имеем и чем мы желаем послужить Богу, также дарована Им?
Какой прекрасный образ милосердия Божия к грешным людям! «Должник не имеет средств к оправданию, – говорит Филарет, митрополит Московский, – закон осуждает его; царь имеет всю власть исполнить осуждение; повинный не считает возможным просить, чтобы долг был прощен, а разве только отсрочен; и внезапно – долг прощен». Строгость суда Божия смягчается, когда грешник искренно сознается в своей виновности. Этой строгостью только прикрывается все та же безконечная благость Божия: доведя человека до сознания виновности, эта строгость снова является милостью; самый этот счет, который грозил сначала неминуемой гибелью, становится уже великой милостью. Грешник должен сначала осознать все множество грехов своих, прежде чем это тяжкое бремя исчезнет в глубине милосердия Божия. Он должен восчувствовать в себе страшный приговор суда Божия и только тогда сердце его станет способно воспринять целебный бальзам Божия милосердия.
«Царь и прежде хотел простить долг рабу своему, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – но не хотел, чтобы это было только одним даром его, но чтобы и со стороны раба было что-нибудь сделано, чтобы, научившись на собственном несчастье, раб был снисходительнее к своему товарищу. И действительно, в эту минуту раб был добр и чувствителен: он припал к государю с прошением, возгнушался своими грехами и познал великость своего долга».
«Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен».
Господь в этой притче изобразил то, что часто бывает с нами: получив прощение от Бога, мы не желаем или, как нам кажется, не можем простить долги наших ближних, будь это члены нашей семьи, случайные прохожие или наши сотрудники – люди, с которыми мы общаемся. Мы не можем им простить тех нравственных долгов, которые они перед нами имеют: обид, оскорблений, ненависти. Возможно, мы считаем, что они должны нам чем-то послужить, как-то отблагодарить нас или нравственно нам обязаны, как, допустим, дети считают, что родители им обязаны, а родители то же самое думают про своих детей.
Когда мы встречаемся с кажущейся несправедливостью, то забываем, что Бог только что отпустил нам совершенно неоплатный долг и мы, в свою очередь, должны были бы на радостях все всем простить. Если бы даже мы собрали все эти долги со своих должников, то они не покрыли бы и малой части того безграничного долга, который мы имеем пред Богом. Поэтому, прощенные в великом, мы должны были бы и все мелочи простить. Но мы об этом забываем даже после усердной и пламенной молитвы. Окончив молитву, почувствовав в душе прощение грехов, прощение нравственного долга перед Богом, мы тут же начинаем раздражаться на тех, с кем сталкиваемся, и благодатное состояние от нас отходит, мы теряем его.
«Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга».
Конечно, это притча и в жизни не бывает точно так, как здесь изображено. Не всегда человек, которого мы считаем своим нравственным должником, просит и умоляет нас о прощении. Иногда он даже и не подозревает, что мы считаем его таким. И хотя нравственная справедливость, само естественное чувство – все взывает к нашей совести, мы не хотим прощать. Если не можем отомстить этому человеку на деле, то в душе своей его всячески казним и мучаем. Внутренне мы были бы рады, если бы было возможно, посадить его в темницу, пока он не отдаст долга.
«Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее».
Кого Евангелие называет товарищами? Конечно, Бог знает все безо всякого доклада, но мы можем предположить, что это Ангелы, а возможно, и сама действительность, реальные факты взывают к Богу, к Его справедливому суду. «Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?».
С помощью такого яркого образа Господь Иисус Христос призывает нас к тому, чтобы мы прощали своих должников если не из чувства милосердия, то хотя бы руководствуясь здравым смыслом. «Не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга».
Эти истязатели – демоны. Как в этой жизни они истязают нас и всячески уничижают через действие страстей, так и в будущей жизни будут истязать и мучить человека. Но наш долг Богу мы никогда не отдадим. Сказанное здесь «пока не отдаст ему всего долга» значит, что практически этот человек лишился всякой надежды на благополучный исход, потому что вернуть долг никому из нас невозможно. Либо мы будем прощены, либо, если справедливость восторжествует, нам придется вечно отдавать свой долг, то есть вечно страдать.
Итак, «суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2:13). «Когда государь приказывал его продать, то приказание дано было без гнева, и так как не доведено до исполнения, то служит яснейшим доказательством человеколюбия, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – но теперь делается определение с великим негодованием, определение мести и наказания».
«Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его».
Итак, МЫ ДОЛЖНЫ ПРОСТИТЬ нашему брату, но простить не просто на словах, а ОТ СЕРДЦА. В Священном Писании о сердце многократно говорится как о глубоко сокровенной сущности человека, где он бывает самим собой.
ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК НЕ ПРОСТИТ ОТ СЕРДЦА - ЗНАЧИТ, ОН ВООБЩЕ НЕ ПРОСТИТ.
Если человек не смирится сердцем – значит, он вовсе не смирится. Если человек не очистил свое сердце – значит, весь он не чист. Поэтому нужно простить от сердца. Не только НЕ ДЕЛАТЬ НИКАКОГО ЗЛА нашему обидчику или должнику, в каком бы виде этот долг нам ни представлялся, но и ОЧИСТИТЬ наше СЕРДЦЕ ОТ чувства НЕПРИЯЗНИ к ближнему. Ведь Бог требует от нас не только того, чтобы мы никому не делали зла, но и в особенности того, чтобы мы ни к кому не испытывали злобы.
Большинству из нас кажется, что мы никому не делаем ничего плохого, хотя на самом деле многих окружающих нас людей мы всячески обижаем, доставляем им неприятности, досаждаем им. Мы не видим того, что с нами происходит. Иногда даже мы хотим человеку сказать что-то, как нам кажется, приятное, а человек от наших слов скорбит. Но если мы очистим свое сердце, если в нем не будет никакой неприязни ни к кому, то тогда мы не сможем, даже если бы и захотели, причинить ближнему зло, доставить ему неприятность, как-либо досадить.
Поэтому Господь и призывает, чтобы мы простили нашим братьям. Простили им от сердца, а не только на словах или даже на деле. Итак, после того как мы помолимся Богу, прося Его о прощении наших грехов, и почувствуем в душе облегчение, когда благодать Божия коснется нашего сердца и мы уйдем после молитвы просветленные и очищенные душой, – будем внимательны. Будем помнить прежде всего, что нужно беречь себя от всякой неприязни по отношению к тому, с кем мы соприкасаемся, будь то наш родственник или совершенно случайный человек.
«Итак, если уж помнить грехи, – поучает святитель Иоанн Златоуст, – то помнить должно только свои; помня собственные грехи, о чужих мы никогда и не подумаем; а коль скоро о тех забудем, эти легко придут нам на мысль. Если бы и неблагодарный должник помнил о десяти тысячах талантов, то не вспомнил бы о ста динариях. Господь требует, чтобы мы чувствовали свои грехи для того, чтобы удобнее было их прощать другим. А прощать мы должны от чистого сердца, чтобы не обратить против самих себя меча своим памятозлобием».
И не забудем, что признак настоящей молитвы и истинного прощения грехов – это РАСПОЛОЖЕНИЕ К БЛИЖНИМ. В противном случае можно усомниться, действительно ли Бог простил нам грехи. Если после молитвы мы ощущаем не просто некоторое облегчение на сердце, но оборачиваясь лицом от Бога к людям, бываем с ними приветливы, чувствуем снисхождение к ним, желание помочь – одним словом, испытываем к ним любовь, то это и есть признак того, что Бог простил или прощает наши грехи.

18:15 

Вопросы и ответы. НЕНУЖНОЕ ИЛИ ИСПОРЧЕННОЕ СВЯТОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ, ЧТО С НИМ ДЕЛАТЬ?
Батюшка, меня беспокоит такой вопрос:
у меня дома есть настенный календарь прошлого года довольно большого формата, в котором каждому месяцу соответствует страница с изображением чудотворной иконы. Весь год календарь находился на работе супруга, а по окончании года был принесен домой. С одной стороны, все мое эстетическое чувство поднимается против помещения настенного календаря на стену в квартире - для меня календарь и домашний уют - вещи, совершенно не сочетаемые, даже взаимо исключающие. С другой стороны, это не просто календарь, а иконы, к которым нужно относиться с благоговением. Сейчас календарь висит на стене на кухне (в единственной комнате места нет), раскрытый на иконе Скоропослушницы. Я не знаю, как следует поступить, чтобы не оскорбить иконы и в то же время по возможности убрать календарь со стены. К тому же, если открыта одна страница, то другие страницы с другими иконами - закрыты, меня это тоже смущает, как будто мы не проявляем должного почтения к остальным иконам.
Как разрешить эту проблему?
Инна.
+
Все пришедшие в негодность или от чего-либо испортившиеся и не пригодные к молитвенному употреблению иконы, по Уставу Церкви надобно сжигать в церковной печи, а пепел либо в текущую воду (река, ручей) либо в «сухой колодец», который должен быть во всех церквах. Это же правило и для прочих церковно-богослужебных предметов и для испортившихся просфор.
Но вопрос ваш несколько шире – поэтому и отвечу несколько глубже.
Возмущает поведение не коммерсантов и спекулянтов, но «православных»!
Давайте-ка разберемся все-таки, подобает ли православным ТАКОВЫЕ календари, плакатики, коврики и т.п. вещи с изображениями святыми приобретать?..
Вы говорите, что для вас календарь и уют – вещи не совместимые, но прежде чем что-то приобрести, надо бы подумать: а совместимы ли эти вещи с православной верой?!
Давайте вспомним, КАК собственно мы должны относиться к изображениям святым и почему. Догмат VII Вселенского Собора об иконопочитании утверждает почитание св. образов (икон и других изображений):
"Ибо честь воздаваемая образу (иконе) переходит к первообразному, и поклоняющийся иконе, поклоняется существу изображенного на ней".
Вот так православные ОБЯЗАНЫ относиться к изображениям на календарях и проч. – как к Самому Господу, Богородице или святым! Горе наше, что иконы у нас стали календарями... Но это и сделано для того, чтобы мы относиться стали к иконам как к газете.
Почтение Господу православные оказали бы, если бы не печатали, не продавали и не вешали, для украшения домов, святые образы, а потом не ломали бы головы, что с ними делать. Если мы, по маловерию ли или по не пониманию, приобрели предмет уничижающий достоинство Господа, Богородицы или святого, изображающий Их в качестве фотомодели, украшения, рекламы, то исправить это можно исполнив заведенное в Церкви правило о сожжении ветхих святынь, ну и, естественно, покаяться.
Благословение Божие призываю на вас!

18:12 

Учительница рассказывала классу историю о лайнере, потерпевшем крушение.
“На корабле оказалась супружеская пара, которая сумела добраться до спасательной шлюпки, но, к несчастью, там было только одно место.
Вдруг муж оттолкнул жену, и сам забрался в лодку. А жена перед смертью крикнула ему последнюю фразу.

Тут учительница остановилась. “Как вы думаете, — спросила она, — Что это была за фраза?”
Большинство учеников немедленно высказались: “Я тебя ненавижу!” или “Как же я была слепа!”.

Тут учительница обратила внимание на мальчика, который сидел и всё это время молчал.
“А ты как считаешь, что она сказала?”.
“Я думаю, что она сказала: “Позаботься о нашем ребёнке!”
Учительница удивилась: “Ты знаешь эту историю?”
“Нет, просто то же самое сказала моя мама перед смертью моему отцу,” — пожал плечами парнишка.
Учительница надеялась, что никто не заметил, как увлажнились её глаза. “Верно”.

Итак, судно пошло ко дну. Мужчина добрался домой и в одиночку воспитал дочь. Через много лет, уже когда отца не стало, разбирая его вещи, девушка нашла его дневник в котором прочитала следующее:
“У неё уже был страшный диагноз, когда мы поехали в путешествие. Жить оставалось недолго. Боже, как бы я хотел утонуть вместо неё, но ради блага дочери я не смог. Я мог только оставить её посреди океана”.

На этом история закончилась. Класс молчал.
Учительница видела по детским глазам, что их глубоко тронул рассказ и что сегодня они впервые поняли, что как не всегда под личиной добра находится добро, так и под личиной неблаговидного, злого поступка не обязательно живёт предательство.

Вот почему никогда не стоит судить о людях поверхностно.
Мы очень многого можем о них не знать.

17:48 

Батюшки рассказывают. О ВИДАХ СЛЕЗ. Архимандрит Клеопа (Илие)

Старец архимандрит Клеопа (Илие, 1912–1998) широко известен как великий духовник румынского монашества и наставник многих мирян, которые тысячами приходили к нему за духовной помощью. Предлагаем читателю фрагменты русской публикации его книги «Ценность души», вышедшей в Издательстве Сретенского монастыря.

Диавол примешивается ко всякой добродетели.

Диавол примешивается ко всякой добродетели. Ты видел растение, называемое хмелем? Он цепляется ко всему, что ни встретит на своем пути: к забору, столбу, воротам, дереву и колу. И глядишь — знай себе растет. Так поступает и диавол со всякой добродетелью. Обвивается вокруг нее, чтобы сделать ее бесполезной, чтобы она уже не была добрым делом.

Как велик дар слез! Но и тут диавол привносит искушение. В разные виды слез примешивается диавол, чтобы сделать напрасной слезу человека на молитве, чтобы она не была принята Богом.

Истинные слезы, текущие из любви к Богу, обладают такой силой, говорит святой Иоанн Лествичник, что источник слез после крещения больше самого крещения1. А святой Григорий Назианзин говорит: «Знаю я и пятое крещение, которое рождается из слез, из покаяния со слезами, и такую силу имеет это крещение, что оно больше первого крещения. Потому что первое крещение стирает наши грехи, но не придает нам сил более не грешить»2.

Однако если бы мы захотели, то могли бы это, ибо воле человека предоставлена свобода после крещения — грешить или нет. А слезы после крещения стирают грехи, которые мы совершаем. Слезы умиления более крещения, ибо стирают все грехи, совершенные после крещения, и делают тебя чистым.

Существует несколько видов слез. Если у тебя есть слезы, вникни в то, какие из них благие, какие средние и какие от сатаны.

Благие слезы льются из любви к Богу.

Благие слезы льются из любви к Богу. Они утучняют человека, доставляют душе великие радости — и ест человек или не ест, но если он плачет, он сыт. Эти слезы сдерживают и голод, и жажду, и человек не сердится ни на кого. Душа его всегда радуется, потому что у нее есть любовь к Богу.

Слышишь, что говорит святой апостол Павел: «Радуйтесь всегда о Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп. 4, 4).

Второй вид благих слез — это слезы, текущие из страха Божия, но они иссушают человека. Слезы, рождающиеся из страха Божия, не утучняют, а иссушают человека. Поэтому самые благие слезы — это слезы, льющиеся от любви к Богу.

Человек плачет и всё время слабеет, потому что слезы этого вида рождаются из страха. Он боится мук адовых, боится Бога и по этой причине всё время плачет, и тело его иссыхает, неважно, ел он или не ел, спал или не спал. Эти слезы имеют силу иссушать естество человеческое по причине скорби о грехе, как высыхает древесина от огня.

Третий вид благих слез — это слезы, рождающиеся из страха смерти и страха Суда, когда человек думает о том, как он будет умирать, как будет мучиться, как тяжело ему будет расставаться с телом, как тяжко будет в день Суда, когда он предстанет перед мириадами Ангелов, чтобы получить окончательный ответ, куда ему теперь идти — в рай или ад, чтобы, не приведи Бог, нести вечное осуждение. Итак, и эти слезы тоже благие.

Бывают также слезы средние, то есть естественные, которые ни хороши, ни плохи. Ты видишь, что мать плачет о ребенке, ребенок плачет по матери, отец плачет о детях или кто-нибудь плачет о друге своем, жена о муже. Естественными являются и слезы от боли, страдания и скорби.

Человеку следует скрывать дар умиления, если он у него от Бога.

Есть также слезы, рождающиеся из тщеславия. Это слезы плохие. Например, у кого-то есть дар умиления, а он плачет потому, что ему нравится, когда его видит другой. Уж лучше бы он вовсе не плакал, ибо сатана похищает у него эти слезы. Человеку следует скрывать дар умиления, если он у него от Бога. Но диавол тоже побуждает человека плакать, когда его видят другие. Если же ты не можешь остановить этих слез, то ты не виноват.

Если человек плачет с той целью, чтобы его кто-то видел, или ему нравится, чтобы кто-то знал, что он слезоточив, то эти слезы — из тщеславия, они плохи и даже пагубны.

Есть еще слезы, льющиеся от гнева. Ты видел человека, когда он не может отомстить другому, как он плачет от досады? Всего-то и горя у него — что не может отомстить другому, а он горько плачет. Эти слезы еще хуже, чем слезы из тщеславия. Это слезы убийственные и злые, потому что он плачет, а сердце его выжимает сатана, так что оно льет слезы ненависти. Это слезы очень тяжелые, очень греховные, сатанинские.

Иной плачет от сластолюбия. Была у него дружба с женщиной или с другим кем-нибудь, и когда он вспоминает о ней, то плачет. Эти слезы вызываются бесом блуда.

Эти слезы идут тоже от врага, потому что человеку кажется, что Бог не позаботится о нем.

Есть еще плохие слезы, которые рождаются из-за убытков. Лишился человек денег или дома, отняли у него землю, и он плачет по своему добру. Эти слезы идут тоже от врага, потому что человеку кажется, что Бог не позаботится о нем.

Итак, вот сколько видов слез бывает, и не все они хороши. Только слезы из любви к Богу, из страха Божия, из страха смерти и мук адовых очищают его [человека], просветляют и приближают к Богу. Остальные же слезы или естественны, или злы и навлекают осуждение.

Святой Дионисий Ареопагит говорит, что зло, привнесенное сатаной, состоит в следующем: в желании безумном, гневе безрассудном и поспешном воображении или фантазии3. Ты видишь, которое зло исходит от сатаны и всех слуг его ? Желание безумное, ибо они [бесы] восхотели стать подобными Богу; гнев безрассудный, ибо они рвутся, не раздумывая, убить каждого, отомстить, причинить зло всякому творению Божию; и поспешное воображение, ибо они мнят о себе, будто они такие же, как Бог, забывая, что были созданы Богом.

Если бы можно было отнять у бесов эти три страсти, то они снова стали бы Ангелами. Но эти три зла делают их демонами. А если бы изъять их из их существа, то они снова стали бы чисты, как Ангелы, которыми они и были вначале.

www.pravoslavie.ru/98563.html

#батюшкирассказывают@pravoslavie_dlya_nachinauchix

17:41 

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ГЕРМАНА АЛЯСКИНСКОГО


Монах Герман происходил из купцов города Серпухова Московской губернии. С самых юных лет возымел он великую ревность к благочестию и шестнадцати лет от рождения пошел в монахи. Сначала поступил он в Троице-Сергиеву пустынь Санкт-Петербургской епархии. Будущий великий проповедник веры и благочестия с первых своих шагов по пути подвижническому отличался верою и большой любовью ко Христу. В Сергиевой пустыни он заболел: у него на горле образовался нарыв; опухоль быстро возрастала и обезобразила все лицо, боль была ужасная, весьма трудно было глотать, запах был нестерпимый. В таком опасном положении, ожидая смерти, молодой подвижник не обратился к земному врачу, но с горячею молитвою и со слезами припал он пред образом Царицы Небесной и, прося у Нее исцеление молился всю ночь, потом мокрым полотенцем отер лик Пречистой Владычицы и этим полотенцем обвязал опухоль, продолжая молиться. В изнеможении заснул он на полу и увидел во сне, что его исцелила Пресвятая Дева. Наутро просыпается, встает и к великой радости находит себя совершенно здоровым. К удивлению врачей, опухоль, не прорвав нарыва, разошлась, оставив о себе только малый след, как бы в воспоминание чуда.

Пять или шесть лет прожил отец Герман в Сергиевой пустыни и потом перешел в Валаамский монастырь. Всей душей полюбил он величественную пустынную Валаамскую обитель, полюбил незабвенного настоятеля ее, великого старца Назария, и всю братию. «Ваших отеческих мне, убогому, благодеяний, – писал он впоследствии отцу Назарию из Америки, – не изгладят из моего сердца ни страшные непроходимые сибирские места, ни леса темные, ни быстрины великих рек не смоют, ниже грозный океан не угасит чувств оных. Я в уме воображаю любимый мною Валаам, на него всегда смотрю через Великий океан».

Старца Назария в своих письмах величал он преподобнейшим, любезным своим батюшкой, а всю Валаамскую братию любезною и дражайшею. Пустынный Еловый остров, место своего жительства в Америке, назвал он Новым Валаамом. И, как видно, всегда находился в духовном общении со своею духовной родиной, ибо еще в 1823 году, следовательно, через тридцать лет пребывания своего в пределах американских, писал к преемнику отца Назария, игумену Иннокентию.

На Валааме отец Герман проходил разные послушания. Испытав его ревность в трудах общежития, мудрый старец отец Назарий отпустил его потом на жительство в пустыню. Пустыня эта находилась в густом лесу, версты полторы от обители; доныне местность та сохранила название «Германово». По праздникам приходил отец Герман из пустыни в монастырь и, бывало, на малой вечерне, стоя на клиросе, приятным тенором поет он с братией припевы канона «Иисусе сладчайший, спаси нас, грешных», «Пресвятая Богородица, спаси нас», а слезы градом льются из очей его.

Во второй половине XVIII столетия расширились пределы великой России на севере: деятельностью русских промышленников открыты были тогда Алеутские острова, составляющие на Великом океане цепь от восточного берега Камчатки до западного берега Северной Америки. С открытием островов обнаружилась священная необходимость – просветить светом Евангельским диких их обитателей. Для этого святого дела по благословению Святейшего Синода митрополит Гавриил поручил старцу Назарию избрать способных людей из братии Валаамской. Избрано было десять человек, в числе их и отец Герман. В 1794 году отправились избранники из Валаама к месту нового назначения.

Святою ревностию проповедников быстро разливался свет проповеди Евангельской между новыми сынами России: несколько тысяч язычников приняли христианство; заведена была школа для образования новокрещенных детей, выстроена церковь в месте жительства миссионеров. Но неведомыми судьбами Божиими общие успехи миссии были недолговременны. Через шесть лет после своей многополезной деятельности потонул вместе со своею свитою начальник миссии епископ Иоасаф, ранее его ревностный иеромонах Ювеналий сподобился мученического венца, прочие выбывали один за другим, наконец остался один отец Герман, и ему благоволил Господь долее всех собратий потрудиться подвигом апостольским для просвещения алеутов.

Как уже было сказано, местом жительства отца Германа в Америке был остров Еловый, названный им Новый Валаам. Этот остров проливом в версты две отделяется от острова Кадьяк, на котором был построен деревянный монастырь для помещения миссии и устроена деревянная церковь во имя Воскресения Спасителя. Остров Еловый небольшой, весь покрыт лесом, почти посредине его сбегает в море маленький ручеек. Этот-то живописный остров и избрал для себя отец Герман, выкопал на нем своими руками пещеру и в ней провел первое лето. К зиме близ пещеры управляющая островами Компания выстроила для него келлию, в которой и жил он до смерти, а пещеру святой отец обратил в место своего могильного упокоения. Недалеко от келлии возвышались деревянная часовня и деревянный домик для посетителей и училищных занятий. Перед келией разбит был огород. На огороде сам копал он гряды, сажал картофель и капусту, сеял разные овощи. К зиме запасал грибы: солил и сушил их; соль приготовлял сам из морской воды или рассола. Плетеный короб, в котором носил старец с берега морскую капусту для удобрения земли, говорят, был так велик, что трудно было эту ношу поднять одному, а отец Герман, к великому удивлению всех, переносил ее без посторонней помощи на далекое расстояние. В одну зимнюю ночь ученик его, Герасим, случайно увидел его в лесу, идущего босиком с таким большим деревом, которое под силу нести четверым. Так трудился старец, и все, что приобретал таким безмерным трудом, все то употреблял на пропитание и одежду для сирот – его воспитанников и на книги для них.

Одежда отца Германа была одна зимою и летом. Рубашки холстяной он не носил, ее заменяла оленья кухлянка, которую он по восьми лет не снимал и не переменял, следовательно, шерсть на ней вся вытиралась и кожа залоснивалась. Потом сапоги или башмаки, подрясник, ветхая, полинялая, вся в заплатах, ряса и клобук – вот и все его одеяние. В этой одежде он ходил везде и во всякую погоду: и в дождь, и в снежную метель.

Постелью ему служила небольшая скамья, покрытая оленьей, вытершейся от времени шерстью, изголовье – два кирпича, которые под голою шкурой оставались незаметными для посетителей: одеяла не было, его заменяла деревянная доска, лежавшая на печке. Эту доску сам отец Герман назвал своим одеялом, завещав ею покрыть его смертные останки, она была совершенно в рост его. «В бытность мою в келлии отца Германа,– говорил креол Константин Ларионов, – я, грешный, сидел на его постели и это считаю верхом моего счастья».

Случалось отцу Герману бывать в гостях у правителей Компании и в душеспасительных беседах с ними просиживать до полуночи и даже за полночь, но ночевать он никогда не оставался, несмотря на ни какую погоду, всегда уходил к себе в пустыню. Если же по какому-либо особенному случаю и нужно было ему ночевать вне келлии, то утром всегда находили постель, постланную для него, совершенно нетронутою, а старца не спавшим. Точно так и в своей пустыни, проведя ночь в беседе, не предавался он отдохновению.

Ел старец весьма мало. В гостях чуть отведывал какого-либо кушанья и оставался уже без обеда. В келлии очень малая часть небольшой рыбы или овощей составляла весь его обед.

Тело его, изнуренное трудами, бдением и постом, сокрушали пятнадцатифунтовые вериги. Эти вериги в настоящее время находятся в часовне, где за образом Божией Матери найдены они были после смерти старца, как говорят одни, или оттуда они сами выпали, поясняют другие.

Описанные черты жизни старца касаются прежде всего внешнего его делания. «Главное же его дело, – вспоминал преосвященный Петр, бывший епископ Ново-Архангельский, викарий Камчатской епархии, – было упражнение в подвигах духовных, в уединенной келлии, где никто его не видел, и только вне келлии слышали, что он пел и совершал богослужение по монашескому правилу».

Такое свидетельство преосвященного подтверждает и ответ самого отца Германа. На вопрос: «Как вы, отец Герман, живете один в лесу, как не соскучитесь?» он отвечал: «Нет, я там не один. Там есть Бог, как и везде есть Бог! Там есть Ангелы, святые! И можно ли с ними скучать? С кем же лучше и приятнее беседа, с людьми или с Ангелами? Конечно, с Ангелами!»

Как смотрел отец Герман на туземных жителей Америки, как понимал свое отношение к ним и как сочувствовал их нуждам, выражает он сам в одном из писем к бывшему правителю колонии Яновскому.

«Любезному нашему Отечеству, – писал он, – Творец будто новорожденного младенца дать изволил край сей, который не имеет еще ни сил к каким-нибудь познаниям, ни смысла, требует не только покровительства, но по бессилию своему и слабости ради младенческого возраста – самого поддержания; но и о том самом не имеет он еще способностей кому-либо сделать свою просьбу. А как зависимость сего народного блага Небесным Провидением, неизвестно до какого-то времени отдана в руки находящемуся здесь русскому начальству, которое теперь вручилось вашей власти, сего ради я, нижайший слуга здешних народов и нянька, от лица тех пред вами ставши, кровавыми слезами пишу вам мою просьбу. Будьте нам отец и покровитель. Мы всеконечно красноречия не знаем, но с немотою, младенческим языком говорим: «Отрите слезы беззащитных сирот, прохладите жаром печали тающие сердца, дайте разуметь, что значит отрада!»

Как чувствовал старец, так и поступал. Предстательствовал он всегда перед начальством за провинившихся, защищал обвиняемых, помогал нуждавшимся чем только мог, и алеуты обоего пола и дети их часто посещали его. Кто просил совета, кто жаловался на притеснение, кто искал защиты, кто желал помощи – каждый получал от старца возможное удовлетворение. Разбирал он их взаимные неприятности, старался всех мирить, особенно в семействах заботился восстановить согласие. Если не удавалось помирить мужа с женой, старец на время разлучал их. Необходимость такой меры он сам объяснял так: «Пусть лучше врозь живут, да не дерутся и не бранятся, а то, поверьте, страшно, если не развести: были примеры, что муж убивал жену или жена изводила мужа». Особенно любил отец Герман детей, наделял их сухариками, пек им крендельки, и малютки ласкались к старцу. Любовь отца Германа к алеутам доходила до самоотвержения.

На корабле из Соединенных Штатов занесена была на остров Ситху, а оттуда на остров Кадьяк повальная заразная болезнь оспа. Она начиналась жаром, сильным насморком и удушьем и оканчивалась колотьем; в три дня человек умирал. Не было на острове ни доктора, ни лекарств. Болезнь, разливаясь по селению, быстро охватила окрестности. Смертность была так велика, что некому было копать могилы, и тела лежали не зарытыми. Во все время этой грозной болезни, продолжавшейся с постепенным умалением целый месяц, отец Герман, не щадя себя, неутомимо посещал больных, увещевал их терпеть, молиться, приносить покаяние или приготовлял их к смерти.

Особенно старался старец о нравственном преуспеянии алеутов. С этою целью для детей-сирот алеутских устроено было им училище, где отец Герман сам учил их Закону Божию и церковному пению. С этою же целью в часовне близ его келлии в воскресные и праздничные дни собирал он алеутов для молитвы. Здесь часы и разные молитвы читал для них ученик его, а сам старец читал Апостол, Евангелие и устно поучал прихожан, пели же его воспитанницы, и пели очень приятно. Любили алеуты слушать наставления отца Германа и во множестве стекались к нему.

Увлекательны были беседы и с чудною силою действовали они на слушателей. Об одном из таких благодатных впечатлений своего слова пишет он сам. «Слава судьбам святым Милостивого Бога! Он непостижимым Своим Промыслом показал мне ныне новое явление, чего здесь на Кадьяке я, двадцать лет живши, не видал. Ныне, после Пасхи, одна молодая женщина, не более двадцати лет, по-русски хорошо говорить умеющая, прежде совсем меня не знавшая, пришла ко мне и, услышав о воплощении Сына Божия и о вечной жизни, столько возгорела любовью к Иисусу Христу, что никак не хочет от меня отойти, но сильною просьбою убедила меня, против моей склонности и любви к уединению, несмотря ни на какие предлагаемые от меня препятствия и трудности, принять ее, и более уже месяца у меня живет и не скучает. Я с великим удивлением смотрю на сие, поминая слова Спасителя: что утаено от премудрых, то открыто младенцам». Эта женщина жила у старца до его смерти. Она наблюдала за благонравием детей, учившихся в его училище, и он, умирая, завещал ей жить на Еловом и, когда она скончается, похоронить ее при его ногах. Звали ее София Власова.

Вот что писал о характере и силе бесед старца Я., один из очевидцев: «Мне было тридцать лет, когда я встретился с отцом Германом. Надо сказать, что я воспитывался в Морском корпусе, знал многие науки, много читал, но, к сожалению, науку из наук, т. е. Закон Божий, едва понимал поверхностно и только теоретически, не применяя к жизни, и был только по названию христианин, а в душе и на деле – вольнодумец, атеист. Тем более я не признавал божественности и святости нашей религии, что перечитал много безбожных сочинений Вольтера и других философов XVIII века. Отец Герман тотчас заметил это и пожелал меня обратить. К великому моему удивлению, он говорил так сильно, умно, доказывал так убедительно, что, мне кажется, никакая ученость и земная мудрость не могли бы устоять против его слов. Ежедневно мы беседовали с ним до полуночи, и даже за полночь, о любви Божией, о вечности, о спасении души, христианской жизни. Сладкая речь неумолкаемым потоком лилась из его уст... Такими постоянными беседами и молитвами святого старца Господь совершенно обратил меня на путь истины, и я сделался настоящим христианином. Всем этим я обязан отцу Герману, он мой истинный благодетель».

«Несколько лет тому назад, – вспоминал Я., – отец Герман обратил одного морского капитана Г. из лютеранской веры в православие. Этот капитан был весьма образован; кроме многих наук, он знал языки: русский, немецкий, английский, французский и несколько испанский, и за всем тем он не мог устоять против убеждений и доказательств отца Германа – переменил свою веру и присоединился к православной церкви через миропомазание. Когда отъезжал он из Америки, старец при прощании сказал ему: „Смотрите, если Господь возьмет вашу супругу у вас, то вы никак не женитесь на немке, если женитесь на немке, она непременно повредит ваше православие“. Капитан дал слово, но не исполнил его. Предостережение старца было пророческим. Через несколько лет, действительно, умерла жена у капитана, и он женился на немке, оставил или ослабил веру и умер скоропостижно без покаяния».

«Однажды пригласили старца на фрегат, пришедший из Санкт-Петербурга. Капитан фрегата был человек весьма ученый, высокообразованный, он был прислан в Америку по высочайшему повелению для ревизии всех колоний. С капитаном было до двадцати пяти человек офицеров, также людей образованных. В этом-то обществе сидел небольшого роста, в ветхой одежде, пустынный монах, который своею мудрою беседою всех образованных собеседников своих привел в такое положение, что они не знали, что ему отвечать.

Сам капитан рассказывал: «Мы были безответны, дураки пред ним!» Отец Герман сделал им всем один общий вопрос: «Чего вы, господа, более всего любите и чего бы каждый из вас желал для своего счастья?»

Посыпались разные ответы. Кто желал богатства, кто чинов, кто красавицу-жену, кто прекрасный корабль, на котором он начальствовал бы, и так далее в этом роде.

«Не правда ли, – сказал отец Герман, – что все ваши разнообразные желания можно привести к одному, что каждый из вас желает того, что, по его понятию, считает он лучшим и достойным любви?»

«Да, так» – отвечали все.

«Что же, скажите, – продолжал он, – может быть лучше, выше всего, всего превосходнее и по преимуществу достойнее любви, как не сам Господь наш Иисус Христос, Который нас создал, украсил такими совершенствами, всему дал жизнь, все содержит, питает, все любит, Который Сам есть любовь и прекраснее всех человеков? Не должно ли же поэтому превыше всего любить Бога, более всего желать и искать Его?»

Все заговорили: «Ну, да! Это разумеется! Это само по себе!»

«А любите ли вы Бога?» – спросил тогда старец.

Все отвечали: «Конечно, мы любим Бога. Как не любить Его?»

«А я, грешный, более сорока лет стараюсь любить Бога, а не могу сказать, что совершенно люблю Его», – возразил им отец Герман и стал объяснять, как должно любить Бога. «Если мы любим кого,– говорил он, – мы всегда поминаем того, стараемся угодить тому, день и ночь наше сердце занято тем предметом. Так же ли вы, господа, любите Бога? Часто ли обращаетесь к Нему, всегда ли помните Его, всегда ли молитесь Ему и исполняете Его святые заповеди?».

Должны были признаться, что нет.

«Для нашего блага, для нашего счастья, – заключил старец, – дадим себе обет, что по крайней мере от сего дня, от сего часа, от сей минуты будем мы стараться любить Бога уже выше всего и исполнять Его святую волю!»

Вот какой умный, прекрасный разговор вел отец Герман в обществе. Без сомнения, этот разговор должен был запечатлеться в сердцах слушателей на всю их жизнь!

Вообще отец Герман был словоохотлив, говорил умно, дельно и назидательно, более всего о вечности, о спасении, о будущей жизни, о судьбах Божиих. Много рассказывал из житий святых, из Пролога, но никогда не говорил ничего пустого. Так приятно было его слушать, что беседующие с ним увлекались его беседою и нередко только с рассветом дня нехотя оставляли его, свидетельствует креол Константин Ларионов.

Чтобы несколько выразить самый дух учения отца Германа, мы приведем слова собственноручного письма его. «Истинного христианина, – писал он, – делают вера и любовь ко Христу. Грехи наши нимало христианству не препятствуют, по слову Самого Спасителя. Он изволил сказать: не праведныя приидох призвати, но грешныя спасти. Радость бывает на Небеси о едином кающемся более, нежели о девятидесяти праведниках. Также о блуднице, прикасающейся к ногам Его, фарисею Симону изволил говорить: имеющему любовь, многий долг прощается, а с не имеющего любви и малый долг взыскивается». Этими и подобными им рассуждениями христианин должен приводить себя в надежду и радость, и отнюдь не внимать наносимому отчаянию; тут нужен щит веры.

Грех любящему Бога не что иное, как стрелы от неприятеля на сражении. Истинный христианин есть воин, продирающийся сквозь полки невидимого врага к Небесному своему отечеству, по апостольскому слову: отечество наше на Небесах. А о воинах говорит: «несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем» (Еф.6:12).

Пустые века сего желания удаляют от отечества, любовь к тем и привычка одевают душу нашу как будто в гнусное платье; оно названо от апостолов «внешний человек». Мы, странствуя в путешествии сей жизни, призывая Бога в помощь, должны гнусности той совлекаться, а одеваться в новые желания, в новую любовь будущего века и через то узнавать наше к Небесному отечеству приближение или удаление, но скоро сего сделать невозможно, а должно следовать примеру больных, которые, желая любезного здравия, не оставляют изыскивать средств для излечения себя. Я говорю не ясно».

Ничего не искав для себя в жизни, давно уже, при самом прибытии в Америку, по смирению отказавшись от сана иеромонаха и архимандрита и оставшись навсегда простым монахом, отец Герман без малейшего страха пред сильными ревновал всем усердием по Боге. С кроткою любовью обличал он многих в нетрезвой жизни, недостойном поведении и притеснении алеутов, и все это – невзирая на чины и звания.

Обличаемая злоба вооружилась против него, делала ему всевозможные неприятности и клеветала на него. Клеветы были так сильны, что часто даже люди благонамеренные не могли заметить той лжи, которая в доносах на отца Германа скрывалась под покровом наружной правды, и поэтому должно сказать, что только один Господь сохранял старца.

Правитель колоний Я., еще не увидев отца Германа и только по одним наговорам на него, писал в Петербург о необходимости его удаления, объясняя свое прошение тем, будто он возмущает алеутов против начальства. Священник, приехавший из Иркутска с большими полномочиями, наделал отцу Герману много огорчений и хотел отправить его в Иркутск, но правитель колоний Муравьев защитил старца. Другой священник, М., прибыл на Еловый остров с правителем колоний И. и служителями Компании обыскивать келлию отца Германа, предполагая найти у него большое имущество. Когда не нашли ничего ценного, вероятно, с дозволения старших, служитель Пономарьков стал топором выворачивать половые доски. «Друг мой, – сказал тогда ему Герман, – напрасно ты взял топор, это орудие лишит тебя жизни». Через короткое время потребовались люди в Николаевский редут, и поэтому из Кадьяка послали туда русских служителей, в числе их Пономарькова. Там-то и сбылось предсказание отца Германа: кенайцы ему, сонному, отрубили голову.

Много великих скорбей понес отец Герман и от бесов. Это он сам открыл своему ученику Герасиму, когда тот, войдя к нему в келлию без обычной молитвы, на все вопросы свои не получил ответа и на другой день спросил его о причине вчерашнего молчания. «Когда я пришел на этот остров и поселился в этой пустыне, – отвечал ему тогда отец Герман, – много раз бесы приходили ко мне как будто для надобностей то в виде человеческом, то в виде зверей, тогда я много потерпел от них и разных скорбей, и искушений, поэтому-то я теперь и не говорю с теми, кто войдет ко мне без молитвы».

Посвятив себя совершенно на служение Господу, ревнуя единственно о прославлении Его Всесвятого Имени, вдали от родины, среди многообразных скорбей и лишений, десятки лет проведя в высоких подвигах самоотвержения, отец Герман был сподоблен от Господа многих благодатных даров.

Среди Елового острова по горе сбегает ручей, устье которого всегда покрыто бурунами. Весной, когда появлялась речная рыба, старец отгребал песок из устья, чтобы можно было пройти рыбе, и рвущаяся на нерест рыба устремлялась в реку. Сушеною рыбою кормил отец Герман птиц, и они во множестве обитали около его келлии. Под келлией у него жили горностаи. Этот маленький зверек, когда ощенится, недоступен, а отец Герман кормил его из рук. «Не чудо ли это мы видели?» – говорил его ученик Игнатий. Видели также, что отец Герман кормил медведей. Со смертью старца и птицы, и звери удалились, даже род его не давал никакого урожая, если кто самовольно держал его, утверждал Игнатий.

Однажды на Еловом острове сделалось наводнение. Жители в испуге прибежали к старцу, тогда он взял из дома своих воспитанников икону Божией Матери, вынес ее, поставил на мели (лайде) и стал молиться. По окончании молитвы, обратившись к присутствующим, сказал: «Не бойтесь, далее места, где стоит святая икона, не пойдет вода». Исполнилось слово старца. Затем, обещая такую же помощь от святой иконы и на будущее время заступлением Пренепорочной Владычицы, поручил он ученице своей Софье в случае наводнения ставить икону на лайду. Икона эта хранится на острове.

Барон Ф.П. Врангель по просьбе старца писал под его диктовку письмо одному из митрополитов (имя его осталось неизвестно). Когда письмо было окончено и прочитано, старец поздравил барона с чином адмирала. Изумился барон: это для него была новость, которая действительно подтвердилась только через долгое время, при выезде его в Петербург.

«Жаль мне тебя, любезный кум, – говорил отец Герман правителю Кашеварову, у которого он принимал от купели сына, – жаль, смена тебе будет неприятная!» Года через два Кашеваров был связан во время смены и отправлен на остров Ситху.

За год до получения в Кадьяке известий о смерти высокопреосвященного митрополита (имя его неизвестно), отец Герман говорил алеутам, что их большой духовный начальник скончался.

«Часто говорил старец, что в Америке будет свой архиерей, тогда как об этом никто и не думал, – рассказывал преосвященный Петр, – но пророчество это в свое время сбылось».

«После смерти моей, – говорил отец Герман, – будет повальная болезнь, и умрет от нее много людей, и русские объединят алеутов».

Действительно, кажется, через полгода по его кончине было оспенное поветрие, смертность от которого в Америке была поразительная: в некоторых селениях оставалось в живых только по несколько человек. Это побудило колониальное начальство объединить алеутов. Тогда из двадцати алеутских селений образовалось семь.

«Хотя и много времени пройдет после моей смерти, – говорил отец Герман, – но меня не забудут, и место жительство моего не будет пусто. Подобный мне монах, убегающий славы человеческой, придет и будет жить на Еловом, и Еловый не будет без людей».

«Миленький, – спрашивал отец Герман креола Константина, когда тому было не более двенадцати лет от роду, – как ты думаешь, часовня, которую теперь строят, останется ли втуне?» «Не знаю, апа», – отвечал малютка. «Я, действительно, – говорил Константин, – не понял тогда вопроса, хотя весь разговор со старцем живо запечатлелся в моей памяти». Старец же, несколько помолчав, сказал: «Дитя мое, помни, что на этом месте со временем будет монастырь».

«Пройдет тридцать лет после моей смерти, все живущие теперь на Еловом острове перемрут, ты останешься жив и будешь стар и беден, и тогда вспомнят меня», – говорил отец Герман ученику своему, алеуту Игнатию Алиг-яге.

«Когда я умру, – говорил старец своим ученикам, – вы похороните меня рядом с отцом Иоасафом. Моего быка убейте; мне довольно послужил. Похороните же меня одни и не сказывайте о моей смерти в гавань: гаваньские не увидят моего лица. За священником не посылайте и не дожидайтесь его: не дождетесь. Тела моего не обмывайте, положите его на доску, сложите на груди руки, закутайте в мантию, ее воскрылиями и клобуком покройте мое лицо и голову. Если кто пожелает проститься со мной, пусть целует крест, лица моего никому не показывайте. Опустив на землю, покройте меня бывшим моим одеялом».

Приближалось время отшествия старца. В один из дней приказал он ученику своему Герасиму зажечь свечи пред иконами и читать Деяния апостольские. Через некоторое время лицо его просияло и он громко произнес: «Слава Тебе, Господи!» Потом, приказав прекратить чтение, объявил, что Господу было угодно еще на неделю продлить его жизнь.

Через неделю опять по его приказанию были зажжены свечи и читали Деяния святых апостолов. Тихо преклонил старец свою голову на грудь Герасима, келлия наполнилась благоухания, лицо его просияло, и в то же мгновение отца Германа не стало. Так блаженно почил он сном праведника на восемьдесят первом году своей многотрудной жизни, 13 декабря 1837 года.

Несмотря на предсмертную волю отца Германа, ученики его не решились хоронить старца, не дав о том знать в гавань; неизвестно почему не убили они и быка. Посланный с печальной вестью возвратился из гавани, сообщив, что правитель колонии Кашеваров запретил хоронить старца до его приезда. Там же, в гавани, был заказан для усопшего лучший гроб, который должен был доставить на Еловый священник. Но все эти распоряжения были противны воле почившего. И вот подул страшный ветер, полил дождь, сделалась ужасная буря. Невелик был переезд из гавани на Еловый, всего часа два пути, но никто не решался пуститься в море в такую погоду. Так было целый месяц, и все это время тело отца Германа лежало в теплом доме его воспитанников, лицо его не изменилось и от тела не было ни малейшего запаха.

Наконец с опытным стариком Козьмою Училищевым был доставлен гроб; из гаваньских никто не приехал, и жители острова одни предали земле бренные останки своего старца. Та исполнилось последнее желание отца Германа. Бык отца Германа на другой день по его смерти ударился головой о дерево и свалился на землю мертвый.

В самый день смерти старца в селении Катани на Афогнаке виден был над Еловым необыкновенный светящийся столб до неба. Пораженные чудесным явлением креол Герасим Вологдин и жена его Анна стали молиться со словами: «Видно, отец Герман оставил нас». Этот светящийся столб видели и другие. В тот же вечер в другом селении на Афогнаке видели человека, поднимавшегося к облакам над Еловым островом.

Похоронив старца, ученики поставили над его могилой простой деревянный крест. Позже на этом месте был воздвигнут храм, освященный во имя преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

Видев славную подвигами жизнь отца Германа, видев его чудеса, видев исполнение его пророчеств и, наконец, его блаженное успение, «все местные жители, – свидетельствует преосвященный Петр, – вполне уверены в его богоугождении».

В 1842 году, через шесть лет по преставлении старца, плывя морем на Кадьяк и находясь в крайней опасности, высокопреосвященный Иннокентий, архиепископ Камчатский и Алеутский, воззрев на остров Еловый, сказал в уме своем: «Если ты, отец Герман, угодил Господу, то пусть переменится ветер!» И точно, не прошло кажется и четверти часа, рассказывал впоследствии высокопреосвященный, как ветер сделался попутным, и они благополучно пристали к берегу. В благодарность за избавление архиепископ Иннокентий сам отслужил на могиле блаженного панихиду.

В 1867 году один из аляскинских епископов составил записку о житии преподобного Германа и о случаях чудотворения по его молитвам, которые еще долго после его блаженной кончины записывались доброхотами. Впервые житие преподобного Германа было опубликовано на Валааме в 1894 году. В 1927 году русский архимандрит Герасим (Шмальц) прибыл на остров Еловый и остался там до конца своих дней. В 1952 году им были составлены житие и акафист преподобному, а через семь лет им же мощи преподобного Германа были открыты и перенесены в специально построенную небольшую часовню.

9 августа 1970 года, на день памяти святого великомученика и целителя Пантелеимона, на острове Кадьяке было совершено прославление преподобного Германа. Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 1 декабря 1970 года имя преподобного Германа Аляскинского было включено в месяцеслов. В 1984 году преподобный Герман прославлен вместе со всеми сибирскими святыми. Его изображение есть на общей иконе сибирских святых.


Примечания

[1] Деизм – религиозно-философское учение, распространенное в ХVII–ХVIII вв., допускавшее существование Бога лишь как первопричины мира и отрицавшее существование Бога как Личности.

17:34 


9 августа, в четверг, совершается память СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА И ЦЕЛИТЕЛЯ ПАНТЕЛЕИМОНА.
Святой великомученик и целитель Пантелеимон родился в Вифинии (Малая Азия) в городе Никомидия в семье знатного язычника Евсторгия и был назван Пантолеоном (что значит «по всему лев»), так как родители желали видеть его мужественным и бесстрашным юношей. Мать, святая Еввула (память 30 марта), воспитывала мальчика в христианской вере, но рано окончила свою земную жизнь. Тогда отец отдал Пантолеона в языческую школу, а затем обучал его медицинскому искусству у знаменитого в Никомидии врача Евфросина. Отличаясь красноречием, хорошим поведением и необыкновенной красотой, юный Пантолеон был представлен императору Максимиану, который захотел оставить его придворным врачом.

В это время в Никомидии тайно проживали священномученики пресвитеры Ермолай, Ермипп и Ермократ, уцелевшие после сожжения 20 тысяч христиан в Никомидийской церкви в 303 году и страданий священномученика Анфима. Из окна уединенного домика святой Ермолай неоднократно видел благообразного юношу и прозорливо провидел в нем избранный сосуд благодати Божией. Однажды пресвитер позвал Пантолеона к себе и начал с ним беседу, во время которой изложил ему основные истины христианской веры. С этих пор Пантолеон стал ежедневно заходить к священномученику Ермолаю и с наслаждением слушал то, что открывал ему Божий служитель о Сладчайшем Иисусе Христе.

Однажды, возвращаясь от учителя, юноша увидел лежавшего на дороге мертвого ребенка, укушенного ехидной, которая извивалась тут же рядом. Исполнившись сострадания и жалости, Пантолеон стал просить Господа о воскрешении умершего и умерщвлении ядовитого гада. Он твердо решил, что в случае исполнения его молитвы станет христианином и примет святое Крещение. И по действию Божественной благодати ребенок ожил, а ехидна разлетелась на куски на глазах удивленного Пантолеона.

После этого чуда святой Ермолай крестил юношу во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Семь дней провел новокрещенный у своего духоносного учителя, впитывая в свое сердце богооткровенные истины святого Евангелия. Став христианином, Пантолеон часто беседовал со своим отцом, раскрывая ему лживость язычества и постепенно подготавливая к принятию христианства. В это время Пантолеон уже был известен как хороший врач, поэтому к нему привели слепого, которого никто другой не мог исцелить. «Свет глазам твоим возвратит Отец света. Бог истинный, — сказал ему святой, — во имя Господа моего Иисуса Христа, просвещающего слепых, прозри!» Слепец тотчас же прозрел, а вместе с ним духовно прозрел и отец святого — Евсторгий, и оба с радостью приняли святое Крещение.

После смерти отца святой Пантолеон посвятил свою жизнь страждущим, больным, убогим и нищим. Он безмездно лечил всех обращавшихся к нему, посещал в темницах узников и при этом исцелял страждущих не столько медицинскими средствами, сколько призыванием Господа Иисуса Христа. Это вызвало зависть, и врачи донесли императору, что святой Пантолеон христианин и лечит христианских узников.

Максимиан уговаривал святого опровергнуть донос и принести жертву идолам, но избранный страстотерпец Христов и благодатный врач исповедал себя христианином и на глазах императора исцелил расслабленного: «Во имя Господа Иисуса Христа, встань и будь здоров», — произнес святой Пантолеон, и больной тотчас выздоровел. Ожесточенный Максимиан приказал казнить исцеленного, а святого Пантолеона предал жесточайшим мукам. «Господи Иисусе Христе! Предстани мне в эту минуту, дай мне терпение, чтобы я до конца мог вынести мучение!» — молился святой и услышал голос: «Не бойся, Я с тобой». Господь явился ему «во образе пресвитера Ермолая» и укрепил перед страданиями. Великомученика Пантолеона повесили на дереве и рвали тело железными крюками, обжигали свечами, растягивали на колесе, бросали в кипящее олово, ввергали в море с камнем на шее. Однако во всех истязаниях мужественный Пантолеон оставался невредимым и с дерзновением обличал императора. Господь неоднократно являлся святому и укреплял его. В это же время перед судом язычников предстали пресвитеры Ермолай, Ермипп и Ермократ. Они мужественно исповедали Сладчайшего Господа Иисуса и были обезглавлены (память 26 июля).

По повелению императора святого великомученика Пантолеона привели в цирк и бросили его на растерзание диким зверям. Но звери лизали его ноги и отталкивали друг друга, стараясь коснуться руки святого. Видя это, зрители поднялись с мест и стали кричать: «Велик Бог христианский! Да будет отпущен неповинный и праведный юноша!» Разъяренный Максимиан приказал воинам убить мечами всех, кто славил Господа Иисуса, и даже убить зверей, не тронувших святого мученика. Видя это, святой Пантолеон воскликнул: «Слава Тебе, Христе Боже, что не только люди, но и звери умирают за Тебя!»

Наконец, обезумевший от ярости Максимиан приказал отрубить великомученику Пантолеону голову. Воины привели святого на место казни и привязали к масличному дереву. Когда великомученик начал молиться Господу, один из воинов ударил его мечом, но меч стал мягким, как воск, и не нанес никакой раны. Пораженные чудом, воины закричали: «Велик Бог христианский!» В это время Господь еще раз открылся святому, назвав его Пантелеимоном (что значит «многомилостивый») вместо прежнего имени Пантолеон, за его великое милосердие и сострадательность. Услышав Голос с Неба, воины упали на колени перед мучеником и просили прощения.

Палачи отказались продолжать казнь, но великомученик Пантелеимон повелел выполнить приказ императора. Тогда воины со слезами простились с великомучеником, целуя его руку. Когда мученику отсекли голову, то из раны вместе с кровью истекло и молоко, а маслина, к которой был привязан святой, в этот момент процвела и исполнилась целительных плодов. Видя это, много людей уверовало во Христа Иисуса. Тело святого Пантелеимона, брошенное в костер, осталось неповрежденным, и тогда Никомидийский страстотерпец был погребен христианами на близлежащей земле схоласта Адамантия.

Честные мощи великомученика Пантелеимона частичками разошлись по всему христианскому миру. Особенно много их на Святой Горе Афон. Честная и многоцелебная глава его хранится в Русском Афонском Свято-Пантелеимоновом монастыре, в соборном храме, посвященном его имени.

В Никомидии накануне 27 июля — дня памяти святого великомученика — совершается торжественный крестный ход с чудотворной иконой святого. Тысячи людей — православных христиан и инославных — армян, католиков и даже магометане съезжаются сюда и привозят сотни больных, которые получают исцеление по молитвам святого. В церковной книге «кондак», хранящейся в Никомидийской митрополии, зафиксировано две тысячи автографов греков, турок, итальянцев и армян, получивших исцеление по молитвам великомученика Пантелеимона.

17:29 

То, что произошло с Израилем происходит в наше время с другим Божиим пасынком, с Европой. Мятеж Европы против Христа в эти дни – это величайшее и самое отвратительное событие в истории мира. Иудеи тоже бунтовали, за что и навлекли на себя проклятие [бесплодной] смоковницы. Однако бунт Европы – преступление, тягчайшее греха иудейского. Грех Европы вообще не находит аналога в эпохах, от начала бытия мира и поныне. Ведь доколе Христос не пришёл в Европу и, найдя европейское человечество в язвах и обносках, не омыл его, не очистил, не накормил и не облёк в царственную порфиру сынов Божиих, дотоле Европа погрязала в такой скверне и непотребстве и пребывала в такой дикости, которую нельзя ни описать, ни представить себе. И эту оборванную, изголодавшуюся, одичавшую, питающуюся падалью Европу Христос принял как народ избранный, вместо иудеев, чтобы был он светом народов … до концов земли (Ис. 49:6). Так служит ли сейчас Европа светом язычников? Спросите язычников, и они вам ответят. Вот каков будет ответ мусульман: «Любим мы Магомета больше, чем Иисуса, ибо среди нас, последователей Магомета, больше милости, чем среди европейских христиан». А Индия добавит: «Европа – банкрот в вере, значит – потерпела она крах и в честности, и в разуме. Европейские народы пребывают под Божиим проклятием, так как они больше не народы, а двуногие барсуки, расхищающие поля каждого и ненасытно влекущие в свои подземные кладовые всё, что попадётся. А к тому же – и двуногие обезьяны, ведь именно обезьяну считают они своим прародителем. Звери, а не люди». Европа утратила две главные реальности, поэтому сейчас и хватается за второстепенное и скоротечное. Потеряла она Бога и душу. Не верит ни в Бога, ни в существование души. Человек как плоть – вот какого индивида Европа только и знает. Даже у самоедов и кафов ([южных] зулусов) узнаете вы нечто о духовном человеке, но никак не у европейцев. Европа – это только то, чтó лежит перед глазами. Она духовно слепа – в этом она лидер среди всех остальных континентов; она похожа на телёнка, который бессмысленно таращит глаза и мычит. Бойтесь же её, оберегайтесь от неё – ведь это безбожный вампир человечества. Молитесь Богу, братья, чтобы к безумцу вернулся рассудок, и чтобы самим вам не помутиться разумом. Славьте Христа Бога, дабы Он вас прославил во век века. Аминь.

Свт. Николай Сербский

17:28 

Война диавола и противоборство ему.

— После того, как лукавый связан, естественен покой?

— Происходит противоположное.
Диавол особенно ненавидит и стремится любыми средствами (большей частью внешними) одержать победу над верующим и войти в сердце, в котором сияет и которое защищает благодать Божия. “Идет и берет с собой семь других духов, злейших себя” (Мф. 12, 45; Лк. 11, 16), для брани. Как раз в этом заключается смысл искушений. Мечтание — легчайшая брань сатаны. Мечтание, связанное с прошлым, и мечтание, связанное с будущим. Мечтание о добрых делах и мечтание о делах злых. Приходят различные помыслы и занимают ум с целью воспрепятствовать призыванию имени Иисусова. Диавол старается, чтобы человек не проявлял интерес к Богу, чтобы не обнаруживал свою любовь. Главным образом, он приводит ему на память различные падения, которые тот совершил в своей недавней, предшествующей жизни. Святые отцы говорят, что обычно война тем сильнее, чем сильнее были предшествующие страсти. Необходимо за каждое удовольствие воздать аналогичным страданием.

В подвижнической жизни отцов наблюдается тесная связь между удовольствием и скорбью. Удовольствие вызвало падение и страдание, и, следовательно, страдание (скорбь) возвращает человека в первоначальное состояние и исцеляет его. Итак, подвижнику предстоит много пострадать, воздать за каждый помысел и злое удовольствие аналогичной скорбью, пока не наступит равновесие. События, имевшие место много лет назад, и пережитые в них удовольствия, которые с течением времени были забыты, ныне оживают во всей своей силе и напряжении. Благодаря этому можно ввергнуть человека в отчаяние и безнадежность. Помимо того, подвижнику приходят помыслы хулы, — продолжал искушенный старец. — Неверие в великих вопросах веры, неверие в Божественность Христа, непризнание Пресвятой Богородицы и святых и тому подобное. Часто они возникают и произносятся устами в часы молитвы, без понимания и желания этого со стороны подвижника.

Иной раз приходит бес беспечности. Или же настойчивая мысль оставить это место и удалиться от своего старца, поскольку якобы некто другой является лучшим, нежели он. Иногда зарождается страшная ненависть к нему. Бывают случаи, когда послушник приходит к старцу и говорит ему со слезами и воздыханием: “Не могу хорошо объяснить, но скажу, как чувствую: испытываю к тебе ненависть. Не желаю тебя видеть. При твоем появлении во мне возникает ужасное противление!” Часто, чтобы остановить молитву, приходит сон. Существует множество других искушений, но я хочу остановиться только на этих.

Архимандрит Иерофей (Влахос)

20:07 

Свинья на небо не может посмотреть, у нее на загривке кусок сала – так и мы: только все земное, только есть, пить, тряпки и развлечения. Рим, огромная империя, из-за чего погиб? Жаждал хлеба и зрелищ, только развлекаться и объедаться. И мы в таких же превратились. Когда-то Святая Русь теперь интересуется только экономикой, едой и развлечениями: книжечки, журнальчики, театры, кино, вино, домино, телевидение, порновидео и что угодно. А душа в забвении. Вот поэтому мы приближаемся к ужасу, сдвигаемся к краю и если не покаемся, то рухнем. Более того – определенно все рухнет, это уже известно. Но мыто, верующие, хотя бы мы должны же задержаться на этом обрыве. Или мы со всеми вместе полетим?

Каждый из нас свою судьбу выбирает. Что для тебя дороже? Хочешь туда проваливаться – пей, веселись. Как во время шторма, когда океан бушевал, а корабль управление потерял и носился по водам, то многие решили: если нам суждено утонуть, утонем в вине. И из трюма достали бочки, напились до смерти и погибли спьяну. А потом шторм утих и корабль сел на мель. И получилось, что кто не пил и не гулял – тот и выжил. А кто: ладно, пропадать, так с музыкой – те и погибли. Известно, что во время кораблекрушения гибнут в основном от паники, а не от того, что какая-то опасность угрожает.

Так же и мы с вами несемся со всем человеческим потоком. Святая Церковь хочет нас вразумить, успокоить, чтобы мы не забыли о Боге, о вечной жизни, о том, что жизнь наша все равно временная, все равно нам умирать. Но не обязательно скатываться в пропасть, в преисподнюю вместе со всеми остальными людьми, которые ничего и знать-то не хотят. Надо нам остановиться и образумиться. К этому нас Господь и призывает.

Протоиерей Димитрий Смирнов

20:06 


20:01 

Хронология явлений Христа после Его воскресения

Где и кому именно являлся Иисус?
Элизабет Митчелл

Введение

Некоторые люди заявляют, что евангельские повествования о местах, очевидцах и времени явлений Христа после Его воскресения весьма противоречивы. Писание призывает нас всегда быть готовыми дать ответ в своем уповании (1 Петра 3:15). Поскольку эти ответы, а также наша вечная надежда основываются на достоверности воскресения Христа (1 Коринфянам 15:17), нам нужно прояснить для себя «многие верные доказательства» (Деяния 1:3), описанные в Писании. Мы предлагаем изучить временную шкалу и доказательства в защиту важнейших событий в истории.

Противоречивые или дополняющие друг друга повествования?
«На гору»

Итак, где и кому именно явился Иисус? Кое-кто ставит под сомнение последовательность изложения событий в Библии, ссылаясь на фразу «на гору»:

«Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились». (Матфея 28:16–17, курсив добавлен)

Так где же явился Иисус одиннадцати – на горе в Галилее или в Иерусалиме, за закрытыми дверями? Разве это повествование не противоречит истории, изложенной в Евангелиях от Марка, Луки и Иоанна?

«Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим [на вечери], и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили» (Марка 16:14).

«И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать [Апостолов] и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба. Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам. Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа» (Луки 24:33–37).

«В тот же первый день недели вечером, когда двери [дома], где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа» (Иоанна 20:19–20).

После Своего воскресения из мертвых Иисус несколько раз являлся Своим последователям и об этом не менее десяти раз упоминается в Писании. Начиная со дня своего Воскресения , Он «явил Себя живым… со многими верными доказательствами» (Деяния 1:3) и научал Своих апостолов и многих других последователей на протяжении сорока дней. Затем Он вознесся с горы Елеон, и апостолы были тому свидетелями (Деяния 1:9–12). Для того чтобы прояснить для себя эти спорные стихи, нам следует исследовать явления Христа с точки зрения того, когда и где они произошли, и кто был их свидетелями.

В 1 Коринфянам 15 Павел подводит итог и это дает нам информацию об этих и других явлениях, о которых не сказано в Евангелиях и в книге Деяний.

«Ибо я первоначально преподал вам, что и [сам] принял, [то] [есть], что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенадцати; потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; потом явился Иакову, также всем Апостолам» (1 Коринфянам 15:3–7).

Мы знаем, что среди этих явлений было также явление Кифе (Петру), затем «двенадцати», и более нежели пятистам братьям одновременно, большинство из которых на время написания Павлом его послания были живыми свидетелями этого события.

Одиннадцать или двенадцать?
Кое-кто может отметить, что после смерти Иуды слова Павла о явлении «двенадцати» были ошибочны. Однако ко времени написания Павлом послания, предателя заменил Матфий (Деяния 1:20–26).

Примечательно, что все апостолы согласились с тем, что заменить Иуду должен был человек, который был с ними со времени крещения Господня и до дня его вознесения.1 Фактически, одна из ключевых задач этого замещения была в том, чтобы новый апостол был свидетелем Воскресения. А значит, к тому времени, как Павел начал писать свои послания, Матфий уже присоединился к «одиннадцати», и был непосредственным очевидцем воскресшего Христа, поэтому то, что Павел назвал эту группу людей «двенадцатью» - совершенно точное описание. И этот факт призван напомнить нам о том, что у Иисуса, кроме избранных Им апостолов, было очень много других последователей.

Женщины
Для того, чтобы согласовать между собой все четыре Евангелия, рассказывающие о действиях женщин, нам нужно, прежде всего, сфокусироваться на первых явлениях в день Воскресения. 28 глава Евангелия от Матфея, 16 глава Евангелия от Марка, 24 глава Евангелия от Луки и 20 глава Евангелия от Иоанна начинаются с прихода женщин (среди которых была и Мария Магдалина) к гробнице.2 Они обнаруживают, что она пуста, а камень отвален от гроба.

Мы считаем, что Мария Магдалина отделилась от остальных женщин после первого посещения гробницы. Вероятно, она поспешила найти Петра и «другого ученика» (Иоанна). Очевидно, остальные девять учеников не были с Петром и Иоанном в то утро, и о пустой гробнице им рассказали другие женщины.3 В Евангелии от Иоанна 20:1–2 говорится, что Мария Магдалина рассказала им о том, что тело Господа пропало. Когда Петр и Иоанн осмотрели пустую гробницу и ушли, Мария Магдалина осталась там в слезах, увидела ангелов в гробнице, спросила у них о теле Господа, а затем лично беседовала с Иисусом. В Иоанна 20:17 говорится, что Иисус послал ее сказать братьям, что Он жив, а в 18 стихе сказано, что она послушалась Его. В Евангелии от Марка 16:9–11 сказано, что Мария Магдалина была первой, кому явился Господь, и что ученики не поверили ее рассказу.

Тем временем другие женщины, обнаружившие, что камень отвален от гроба, зашли в гробницу и увидели ангела, сидящего справа. Вдруг они поняли, что там было два ангела, как отмечает Лука. Матфей и Марк упоминают только одного из них, возможно фокусируясь на ангеле, который непосредственно обращался к женщинам (Матфея 28:5–7; Марка 16:5–7; Луки 24:4–8). Ангел говорит женщинам идти и рассказать учениками и Петру (предполагая, таким образом, отделение Петра после его отречения и тот факт, что он не был с остальными ученикам), что Иисус воскрес и что Он встретит их в Галилее.

В Евангелии от Матфея 28:8–10 говорится, что женщины побежали сообщить об этом ученикам. Возможно, они разминулись с Петром и Иоанном, которые как раз направлялись к гробнице. Очевидно, пока женщины искали учеников в городе, Петр с Иоанном осматривали пустую гробницу, а Мария Магдалина пережила свою встречу с Иисусом. Явившись Марии Магдалине, Иисус посетил женщин, направлявшихся в город, и еще раз сказал им о том, что им следует идти и сказать братьям, что они увидят Его в Галилее. Возможно, Иисус лично явился им, потому что они были ужасно напуганы и боялись говорить с кем-либо (Марка 16:8). После встречи с Иисусом, они с радостью доставили апостолам Его послание. В Евангелии от Луки 24:9–11 подводится итог: «одиннадцать и все прочие» наконец-то услышали от женщин (в том числе и от Марии Магдалины) весть о воскресении Христа. Однако никто им не поверил.

Пустая гробница и другое
В Евангелии от Матфея 28:11–15 рассказывается об еще одном важном событии, происшедшем в то воскресное утро. Стражи рассказали первосвященникам обо всем, что произошло. С помощью взяток первосвященники распространили слухи о том, что ученики украли тело Христа, пока стражники спали. Поступив так, они подтвердили для истории тот факт, что гробница на самом деле была пуста.

События, описанные в оставшихся стихах 28 главы Евангелия от Матфея, произошли уже не в то воскресенье. В Матфея 28:16 рассказывается, что ученики пошли в Галилею (это путешествие заняло у них больше одного дня), и это произошло до явления, описанного в 17 стихе. Поэтому данное событие следовало после событий, описанных в других Евангелиях.

Иисус дважды явился отдельным людям лично, прежде чем явиться всем одиннадцати вместе. Первое из этих двух явлений описано в Евангелии от Луки 24:13–35 , а также вкратце в Евангелии от Марка 16:12–13. Услышав рассказ женщин, а также свидетельство Петра и Иоанна о пустой гробнице, некто по имени Клеопа со своим товарищем отправился в Эммаус. В пути они встретились с Иисусом, и получили от Него библейский урок, объяснивший им места ветхозаветных Писаний, которые были исполнены благодаря Его страданиям, смерти и воскресению. Когда эти двое поняли, что им довелось преломить хлеб с Иисусом, они поспешили обратно в город, чтобы сообщить об этом ученикам. Прибыв туда, они узнали, что Господь также лично явился Симону Петру. Об этой встрече с Петром упоминается в Евангелии от Луки 24:34, однако других подробностей о ней мы не имеем.

И, наконец, мы подошли к стихам, вызывающим сомнения. К этому времени уже наступил вечер воскресенья. В Евангелии от Луки 24:33 говорится о том, что двое, шедшие в Эммаус, «нашли вместе одиннадцать и бывших с ними». Однако мы знаем, что когда Иисус явился ученикам, Фомы с ними не было. Возможно, Фома по какой-то причине вышел, или его не было с ними на тот момент, а термин «одиннадцать» использовался для общего обозначения группы апостолов после смерти Иуды. В Иоанна 20:26 говорится, что Фоме пришлось прождать еще восемь дней, прежде чем Иисус снова явился ученикам.

Матфей не упоминает о явлениях Христа «одиннадцати» в тот день, когда они еще находились в комнате, однако мы находим эту информацию в Евангелиях от Марка и Луки. Мы знаем из рассказа Луки, что с учениками присутствовали и другие люди, и Иисус вкушал с ними пищу, доказывая, таким образом, что Его тело снова живо (Луки 24:42). Во время этих двух явлений в Иерусалиме, Он убеждал Своих последователей в том, что Он на самом деле жив.

Галилея
Явления в Галилее не описаны в Евангелиях от Марка и Луки, однако о них говорится в Матфея 28:16–17 и 21 главе Евангелия от Иоанна. В Матфея 28:16 отмечается, что одиннадцать пошли в Галилею, очевидно, ожидая явления Иисуса, поскольку Он обещал им это, передав послание через женщин. Согласно 21 главе Евангелия от Иоанна, Петр и шестеро других учеников решили пойти ловить рыбу. Иисус дал им совет забросить невод с другой стороны лодки. Вернувшись на берег, они увидели Иисуса, Который готовил для них завтрак. Иисус провел Свою знаменитую беседу с Петром «паси овец моих», и рассказал ему о предстоящей мученической смерти. Иоанн отмечает, что «это уже в третий раз явился Иисус ученикам Своим по воскресении из мертвых», и это означает, что Он в третий раз явился к ним, как к группе (Иоанна 21:14). В первый раз это была встреча с одиннадцатью, кроме Фомы, а во второй раз Фома присутствовал там.

Явление на горе в Галилее, куда повелел им прийти Иисус (Матфея 28:16–17), произошло через какое-то время после Его явления на берегу. В этих стихах логично продолжено повествование, поскольку всего за несколько стихов до этого Иисус повелел женщинам сказать братьям, что они увидят Его в Галилее. После небольшой вставки о том, как иудейские лидеры вступили в сговор, чтобы объяснить, что тело исчезло, повествование ведет нас в Галилею, к обещанному явлению Христа.

Многие считают, что именно это явление на горе в Галилее было тем самым случаем, когда Иисус явился более пятистам человек одновременно (1 Коринфянам 15:6). К этому времени информация об обещанном явлении Христа должна была распространиться среди многих Его последователей, и им должно было хватить времени, чтобы собраться. В Евангелии от Матфея 28:16–17 конкретно не говорится, что с учениками были и другие люди, однако в этом стихе нет ничего, что могло бы исключить возможность того, что там собрались и другие Его последователи. Увидев Иисуса, ученики поклонились Ему, а иные все еще пребывали в сомнениях. Одиннадцать к этому времени уже видели Иисуса более одного раза, а некоторые даже ели с Ним, а значит слова «иные усомнились», скорее всего, относятся к тем, кто Его раньше не видел.

Последние явления
Из 1 Коринфянам 15:7 мы узнаем, что после явления на горе Иисус также являлся Своему сводному брату Иакову. Хотя нам не известно точное место, где состоялась эта встреча, логично предположить, что она произошла в Галилее, ведь, как следует из Евангелий, именно там выросли Иисус и Иаков (Матфея 12:46–50; cм. Матфея 13:55). Где бы ни произошла эта встреча, она должна была стать некоторым катализатором для Иакова, который был настроен скептически (Иоанна 7:5), и она должна была заставить его поверить, что его сводный брат – действительно Сын Божий.

В 1 Послании Коринфянам 15:7 также объясняется, что все апостолы видели Христа еще раз после Его встречи с Иаковом. Об этом событии упоминается в 1 главе книги Деяний (также см. Матфея 28:18–20; Марка 16:14–19; Луки 24:44–53). Иисус провел апостолов до самой Вифании в восточной части горы Элеон неподалеку от Иерусалима. Там Он дал им последние указания перед вознесением на небо.

Апостол Павел пишет: «а после всех явился и мне, как некоему извергу». Это явление произошло, когда Павел (в то время называемый Савлом) шел в Дамаск, чтобы подвергать преследованиям христиан (Деяния 9:1–9; 1 Коринфянам 15:7).

Заключение
Веря в достоверность Писания, а, значит, и в правдивость рассказов очевидцев, можно предложить такую возможную хронологию после воскресения и до вознесения Христа на основании событий, изложенных в Святом Слове Божьем.4

Хронология явлений Христа после Его воскресения

Хронология явлений Христа после Его воскресения

Как продемонстрировано на схеме, в рассказах о явлениях Христа после Его воскресения нет совершенно никаких противоречий. Мы, как хорошие репортеры, слагающие историю из показаний надежных свидетелей, должны исследовать все рассказы очевидцев, изложенные в Божьем Слове, принять по вере, что Писание есть истинным, и затем увидеть, как оно сливается воедино безо всяких уловок. Сложенные воедино, эти повествования рассказывают нам о самой важной истине в мире: Иисус Христос, Сын Божий, умер за наши грехи и воскрес, победив грех и смерть ради нашего спасения и во славу Божию. И те, кто, не видел Его– как мы с вами – призваны уверовать в Него и благодаря своей вере обрести невероятные благословения вечной жизни (1 Петра 1:8–9).

Ссылки и примечания
Учеников, за исключением Иуды, везде называют «одиннадцать» (Марка 16:14; Луки 24:33; Деяния 2:14). До смерти Иуды и присоединения Матфия учеников часто называли «двенадцать» (Луки 8:1; 9:12; 18:31; 22:3; 22:47; Деяния 6:2). Вернуться к тексту.
Если сложить воедино все четыре повествования, мы увидим, что в то утро к могиле пошли, как минимум, пять женщин: Мария Магдалина, другая Мария (мать Иакова?—Матфея 28:1), Саломия (Марка 16:1), Иоанна и другие женщины (Луки 24:10, к «другим женщинам» относилась Саломия и, по меньшей мере, еще одна женщина, не названная по имени). Вернуться к тексту.
В Библии четко не говорится о том, что женщины разошлись, однако в ней нет ничего такого, что исключило бы такую возможность. Если это предположение верно, значит проблематичные места можно с легкостью увязать между собой. В Луки 24:9–12 все одиннадцать учеников и некоторые другие последователи собраны вместе, однако это можно воспринять и как рассказ об отдельных действиях женщин и учеников, связанных в одном повествовании. Тот факт, что Иоанн упоминает только себя, Петра и Марию Магдалину, доказывает, что остальные женщины отделились от них. Кроме того, Иоанн включает в свое повествование явление Христа Марии Магдалине после того, как Петр и Иоанн посещают гробницу (Иоанн 20:11–18), в то время как в Евангелии от Матфея 28:9–10 говорится, что Иисус явился женщинам (предположительно без Марии Магдалины), когда они шли разыскивать учеников. Могут быть и другие способы увязать между собой подробности, окружающие первые явления Христа, однако это, как нам кажется, - самый простой подход. Вернуться к тексту.
Мы должны также помнить о словах из Иоанна 21:25!

13:16 

Многие сильные побеждены бывают немощными
Святой Иоанн Дамаскин

13:15 

Как-то накануне Нового года учительница предложила своим третьеклашкам написать о том, что бы хотели они попросить у Деда Мороза.

Придя домой, села проверять детские сочинения. И одно из них очень расстроило ее. Она несколько раз перечитывала выведенное старательным детским почерком письмо с просьбой о чуде. Нет, не ошибки старалась найти учительница. Теперь они не имели никакого значения. В комнату вошел муж.

– Что случилось, дорогая, чем ты так встревожена?
– Вот, прочти, пожалуйста, – и она протянула мужу тетрадку.

"Дедушка Мороз, я не буду просить у тебя многого. Всего лишь исполни мою просьбу. Сделай меня хоть ненадолго телевизором. Я очень хочу, чтобы родные по вечерам собирались вместе и выслушивали меня, не перебивая.

Чтобы папа, вернувшись после работы, спрашивал у меня о том, что же в жизни произошло нового.

А мама, когда ей грустно, приходила ко мне. Чтобы мне радовались как новому телевизору, который теперь в нашей квартире занимает почти всю стену.

Я бы подвинулся, чтобы нашлось место и для елочки. Я так хочу хоть немного пожить жизнью любого телевизора!"

– Бедный ребенок… И, послушай, есть же такие родители, – возмущался муж учительницы.

Жена подняла на него полные слез глаза: – Дорогой, это написал наш сын...

13:14 

От Меня это было (духовное завещание)

Думал ли ты когда-либо, что всё, касающееся тебя, касается и Меня? Ибо касающееся тебя касается зеницы ока Моего.

Ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя, и поэтому для Меня составляет особую отраду воспитывать тебя. Когда искушения восстанут на тебя, и враг придет, как река, Я хочу, чтобы ты знал, что От Меня это было.
Что твоя немощь нуждается в Моей силе и что безопасность твоя заключается в том, чтобы дать Мне возможность бороться за тебя.

Находишься ли ты в трудных обстоятельствах, среди людей, которые тебя не понимают, которые не считаются с тем, что тебе приятно, которые тебя отстраняют, – От Меня это было.

Я – Бог твой, располагающий обстоятельствами.
Ты не случайно оказался на твоем месте, это то самое место, которое Я тебе назначил.

Не просил ли ты, чтобы Я научил тебя смирению,– так вот смотри, Я поставил тебя как раз в ту среду, в ту школу, где этот урок изучается. Твоя среда и живущие с тобою только выполняют Мою волю.

Находишься ли ты в денежном затруднении, тебе трудно сводить концы с концами, знай, что От Меня это было.
Ибо Я располагаю твоими материальными средствами. Я хочу, чтобы ты прибегал ко Мне и был бы в зависимости от Меня. Мои запасы неистощимы. Я хочу, чтобы ты убеждался в верности Моей и Моих обетований. Да не будет того, чтобы тебе могли сказать о нужде твоей: «Вы не верили Господу Богу вашему» (Втор. 1:32–33).

Переживаешь ли ты ночь скорбей, ты разлучен с близкими и дорогими сердцу твоему, – От Меня это было.

Я – муж скорбей, изведавший болезни, Я допустил это, чтобы ты обратился ко Мне и во Мне мог найти утешение вечное. Обманулся ли ты в друге твоем, в ком-нибудь, кому открыл сердце свое, – От Меня это было. Я допустил этому разочарованию коснуться тебя, чтобы ты познал, что лучший друг твой есть Господь. Я хочу, чтобы ты все приносил ко Мне и говорил Мне. Наклеветал ли кто на тебя предоставь это Мне и прильни ближе ко Мне, убежищу твоему, душою твоею, чтобы укрыться от «пререкания языков». Я «изведу, как свет, правду твою и судьбу твою, яко полудне» (Пс. 36, 6). Разрушились ли планы твои, поник ли ты душою и устал – От Меня это было. Ты создавал себе свои планы и принес их Мне, чтобы я благословил их. Но Я хочу, чтобы ты предоставил Мне распоряжаться обстоятельствами твоей жизни, и тогда ответственность за все будет на Мне, ибо слишком тяжело для тебя это, и ты один не можешь справиться с ними, так как ты только орудие, а не действующее лицо.

Посетили ли тебя неожиданные неудачи житейские и уныние охватило сердце твое, знай – От Меня это было.

Ибо Я хочу, чтобы сердце твое и душа твоя были всегда пламенеющими пред очами Моими и побеждали бы именем Моим всякое малодушие.

Не получаешь ты долго известий от близких и дорогих тебе людей и по малодушию твоему впадаешь в отчаяние и ропот, знай – От Меня это было. Ибо этим томлением твоего духа Я испытываю крепость веры твоей в непреложность обетования, силу дерзновенной твоей молитвы о сих близких тебе. Ибо не ты ли вручил их Покрову Матери Моея Пречистыя, не ты ли некогда возлагал заботу о них Моей промыслительной любви.
Посетила ли тебя тяжкая болезнь, временная или неисцельная, и ты оказался прикованным к одру своему – От Меня это было. Ибо Я хочу, чтобы ты познал Меня еще глубже в немощах своих телесных и не роптал бы за сие ниспосланное тебе испытание, не старался проникнуть в Мои планы спасения душ человеческих различными путями, но безропотно и покорно преклонил бы выю твою под благость Мoю к тебе. Мечтал ли ты сотворить какое-либо особенное дело для Меня и вместо того слег на одр болезни и немощи – От Меня это было.
Ибо тогда ты был бы погружен в дела свои и Я не мог бы привлечь мысли твои к Себе, а Я хочу научить тебя самым глубоким мыслям, что ты на службе у Меня. Я хочу научить тебя сознавать, что ты – ничто. Некоторые из лучших соработников Моих суть те, которые отрезаны от живой деятельности, чтобы им научиться владеть оружием непрестанной молитвы.
Призван ли ты неожиданно занять трудное и ответственное положение, иди полагаясь на Меня. Я вверяю тебе эти трудности, ибо за это благословит тебя Господь Бог твой во всех делах твоих, на всех путях твоих, всем, что будет делаться твоими руками. В сей день даю в руку твою этот сосуд священного елея. Пользуйся им свободно, дитя Мое. Каждое возникающее затруднение, каждое оскорбляющее тебя слово, каждая помеха в твоей работе, которая могла бы вызвать чувство досады и разочарования, каждое откровение твоей немощи и неспособности пусть будут помазаны этим елеем – От Меня это было. Помни, что всякая помеха есть Божие наставление, и потому положи в сердце свое слово, которое Я объявил тебе в сей день, – От Меня это было.

Храни их, знай и помни – всегда, что всякое жало притупится, когда ты научишься во всем видеть Меня. Все послано Мною для совершенствования души твоей, – От Меня это было.

Этот текст, написанный в стихотворной форме, преподобный Серафим Вырицкий адресовал одному из своих духовных чад – епископу, находящемуся в заключении. В нем – отблеск глубочайшей молитвенной тайны, раскрываемой в беседе Бога с душою человека. Это духовное завещание старца, обращенное и ко всем нам.

Митрополит Мануил Лемешевский

18:32 


Блог иг. Давида

главная