14:33 

Когда вы видите человека, который духовно устал, не нагружайте его никаким бременем, потому что его колени могут подломиться под тяжестью.
архимандрит Амфилохий (Макрис)

18:53 

ПРАВИЛА ДЛЯ ОТКЛОНЕНИЯ НЕСЧАСТИЙ
Епископ Пётр (Екатериновский)

Первое.
Для отклонения несчастий надобно заграждать источник их, именно: надобно оставить пороки и скорее ИСПРАВИТЬСЯ; надобно подавлять страсти, особенно господствующие над другими; ничего не нужно до чрезмерности желать или бояться, ни к какой вещи не надобно сильно привязываться, не слишком горячо усильствовать отклонять неприятности; надобно отвыкать от удобств.

Второе.
Надобно, так сказать, закалить душу в ТЕРПЕНИИ, не изнеживать чувства и привыкать к неудобствам — не тяготись тем, что изнеженным причиняет неприятность; помня, что всякому человеку приходится терпеть разные неприятности, не домогайся быть совершенно свободным от них, а лучше приготовляйся к благодушному перенесению неудобств, какие могут случиться в жизни; приучай себя к терпеливости и мужеству или, по крайней мере, не страшись неприятностей; поступай во всем осмотрительно, а между тем употребляй приличные средства для отклонения неприятностей; незаконных средств никогда не употребляй, но что как случится, предоставляй все Промыслу Божию с уверенностью, что благий Бог Сам лучше все устроит к твоей душевной пользе.

Третье.
Старайся в точности ИСПОЛНЯТЬ СВОИ ОБЯЗАННОСТИ и заслужить у людей доброе мнение. Для этого не берись за многие и трудные дела, в точности и совершенстве исполняй то, что можешь, что под силу; необходимое предпочитай полезному, а полезное — приятному; никакого дела по обязанности не откладывай надолго, все делай в правильном порядке, даже в малостях будь точен, аккуратен; избегай даже вида зла, ни за что не соглашайся со злым судьей; старайся, чтобы ни ласками, ни угрозами, ни другим каким способом не отвлекали тебя от исполнения долга и преуспеяния в добродетели; имей твердое намерение постоянно действовать искренно, правдиво, честно, набожно — так, чтобы никто не мог и заподозрить тебя в чем-нибудь недобром; имей расположение и готовность быть услужливым для всех, но не допускай ложной политики, лукавства, обмана, ничего такого, что заставило бы подозревать или презирать тебя; не обещай другим ничего, чего не хочешь или не можешь исполнить.

Четвертое.
Осмотрительно, осторожно, БЛАГОРАЗУМНО ПОСТУПАЙ по отношению ко всем. Для этого никому безрассудно и до излишества не вверяйся; незнакомым или еще неиспытанным не открывай своих намерений и тайн и не заводи дружбы с ними; избегай излишней фамильярности. Так поступай с каждым, чтобы не пришлось тебе раскаиваться в твоем поведении, если бы кто и сделался врагом твоим. Не доверяй льстецам, человекоугодникам, наушникам и удаляйся их; не гоняйся за славой, похвалами, отличиями, чинами; не выказывай тщеславия, величавости, презрения к другим ни в словах, ни в поступках; не навлекай на себя неудовольствия других прекословием, спорливостью, упрямством, болтливостью или упрямым молчанием, или каким-нибудь особничеством и натянутостью; не делай другим неприятности ничем.

Пятое.
Охотно оказывай ПОСЛУШАНИЕ, УСЛУЖЛИВОСТЬ, ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЕ (гуманность) по требованию не только долга, но и приличия или пользы. Высшим или поставленным на высоте достоинства оказывай уважение без рабского унижения и ласкательства всегда и везде, не в присутствии только, но и за глазами. По отношению к равным, не допуская излишней фамильярности, будь скромен, КРОТОК, благосклонен, МИРОЛЮБИВ, услужлив, любезен не на словах только и в обращении, но и на самом деле, так, чтобы никто не чуждался обращения с тобой, но и любил его. По отношению к низшим будь приветлив, благосклонен, ласков, услужлив, так чтобы они уважали и любили тебя. По отношению к врагам и друзьям поступай так, чтобы никого, даже последнего человека, не делать себе врагом, а лучше из своих прав уступай, благоразумно оказывай другим снисхождение; отвращающихся от тебя привлекай к себе вежливостью, КРОТОСТЬЮ, благоразумием; добродетели отсутствующего врага хвали, НЕДОСТАТКИ ИЗВИНЯЙ, ОБИДЫ от него РАВНОДУШНО ПЕРЕНОСИ, наветы, злоумышления благоразумно отклоняй, чтобы они не были вредными.

Шестое.
В РЕЧАХ осторожно соблюдай БЛАГОРАЗУМИЕ и ИСКРЕННОСТЬ, именно: речь свою благоразумно приспособляй к лицам, месту, времени; устраняй излишнюю робость, а особенно дерзость, бесстыдство, болтливость, не перебивай речи других, НЕ ДОПУСКАЙ РЕЗКОГО СУЖДЕНИЯ О ДРУГИХ, ропота, жалобы, особенно ЗЛОСЛОВИЯ; не выказывай себя ни в чем, не хвали себя, не величайся; о других говори с почтением; сообщенную тебе тайну верно храни; правду не высказывай, когда нет пользы, а еще будет вред, или притворяйся незнающим, а во всяком другом случае мысли высказывай искренно, чистосердечно, а притворно и вымышленно ничего не говори.

Седьмое.
Во всем поведении твоем СОБЛЮДАЙ БЛАГОПРИЛИЧИЕ, именно: в поступках, походке, телодвижении, лице, одежде соблюдай благоприличие, опрятность, так чтобы ничего не было в них причудливого, женственного, не было неуклюжести, грубости, неопрятности; в этом отношении применяйся к обычаю людей благоразумных одинакового с тобой состояния, к суждению людей степенных, а не к предрассудкам или обычаю легкомысленных щеголей; в этом отношении всегда держись золотой середины и не пренебрегай степенностью, свойственной твоему званию и состоянию.

18:48 

Мы обвиняем ближнего тогда, когда нас к этому никто не вынуждает. Рассказываем о том, чего даже сами не знаем. И подчас говорим то, чего, может быть, и не бывало. Часто мы говорим по отношению к ближнему с такой язвительною злостью, словно перед нами - заклятый враг...
СТАРЕЦ - Архимандрит Кирилл (Павлов)

16:06 

Протоиерей Сергий Попов

Христианин – это не человек, который всего боится: как бы чего не съел, куда бы не посмотрел… Хотя многие живут на таком отрицательном христианстве: упаси, как бы чего не вышло. А я им говорю: чего вы, собственно, боитесь? Господь смерть победил. Господь любовь нам даровал. Господь сказал нам: «Радуйтесь.» Так живите с этой радостью о Господе, побеждая и зло, и уныние, и сомнения.

16:04 

... РАК/ ОНКОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ...
ДУХОВНЫЙ СМЫСЛ БОЛЕЗНИ. ПУТИ ИСЦЕЛЕНИЯ.

Любое онкологическое заболевание развивается постепенно. Если человек обладает здоровой иммунной системой и правильно питается, не переедает, то можно с некоторой степенью уверенности сказать, что раком он не заболеет. Неправильное питание, недостаточность физических нагрузок, нервные стрессы - это основные (в физиологическом плане) причины возникновения любого онкологического заболевания.

В духовном же смысле рак - это скорее наставление на путь, чем наказание. То есть вместо вопроса: "За что мне это, Господи?" - правильнее было бы спросить: "Господи, зачем? Для чего? Что я должен делать?"

Вдруг человек узнаёт, что он безнадёжно болен. Некоторые из больных падают духом, не находя в себе сил сопротивляться болезни. Но большинство борется. Когда человек узнаёт, что он тяжело болен, то всегда хочется жить. Ум не принимает мысли о смерти. Душа осознаёт, что не готова к иному бытию - слишком привязана к телу, а духовной жизни не научена. Заболевший всегда жаждет исцеления.

Опыт православия свидетельствует, что человек, если на то есть воля Божия, может исцелиться от любой неизлечимой болезни, когда сознательно тянется к святыне, когда вкладывает в молитву всю силу своей души, всю веру и надежду на милость Божию. За долгую историю христианства засвидетельствовано неисчислимое множество таких исцелений - по молитве, от прикосновения к святыне, во время паломничества к святым местам. А бывает и так, что Господь не исцеляет полностью, но останавливает развитие опухоли и продлевает жизнь больному на долгие годы на любой стадии его болезни, и даже на последней - затем, чтобы душа окрепла, утвердилась в вере и подготовилась к переходу в мир иной.

Человек, не имеющий серьёзного опыта духовного труда, подверженный страстям и плохо осознающий это, заболев раком, может впасть в уныние и сдаться. Или же он начинает бороться с болезнью и, бывает, добивается своего. И если он делает это с молитвой, с верой во всемогущество Творца Вселенной - то тем самым становится на духовный путь. И Господь продлевает ему жизнь во всей её полноте.

В любом случае поначалу, когда известие о смертельно опасной болезни настигает человека внезапно - это всегда удар, приводящий душу в смятение. Здесь - то необходимо (и ближние должны помочь в этом больному) настроиться на борьбу и поверить в возможность исцеления, усилив молитву и прибегнув к полному покаянию, шаг за шагом очищая душу в таинстве исповеди - это совершенно необходимо, поскольку исцеление тела без очищения души не спасительно. Болезнь может помочь собрать все душевные силы и начать жить так, как не получалось до того - не получалось по лености, или "занятости", или по незнанию.

День должен начинаться с утреннего молитвенного правила, прочтенного со вниманием. Болезнь, как и всякое потрясение, такую возможность даёт: когда человеку плохо, внимание и воля к духовной жизни обычно возрастают.

После молитвы - святая вода с частицами просфоры.

В течение дня - чтение Священного Писания, православной литературы, сколь возможно более частое повторение Иисусовой молитвы, которая помогает собраться с духом и не позволяет погрузиться в уныние.

Если есть возможность - посещение богослужений и причащение, паломничества к святыням. Если нет - можно пригласить священника домой или в больницу для совершения таинств исповеди и причащения.

На ночь - вечерняя молитва.

Очень важно приучать себя к Иисусовой молитве, которая может читаться по - разному:

- Господи Иисусе Христе, помилуй мя;
- Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя;
- Господи Иисусе Христе, Сыне Божий. Помилуй мя, грешнаго (грешную).
... или же просто - "Господи, помилуй!" - цель такой краткой молитвы: как можно более частое обращение к Богу.

Господь всегда отвечает на наше обращение к Нему. Человек, который тянется к Господу, чувствует Его помощь, укрепляется в вере, получает от Господа благодать Святого Духа - а это есть и смысл, и цель человеческой жизни.

Православное учение о душе говорит о том, что смерти нет - есть переход в иное бытие, и этот переход - последний этап роста души. Далее душа человека будет такова, какой ей удалось стать: готовой или не готовой войти в Царство Небесное. Способной или не способной принять любовь Божью, которая дана всем, но не всеми может быть принята. Душа неверующая, ожесточенная - по свойствам своим не может быть в светлых обителях Божиих: ей привычнее тьма. Да не будет этого с нами и с нашими ближними, и да послужит болезнь к исцелению души, а если Господу будет угодно - и тела.

ГОСПОДИ, БЛАГОСЛОВИ! ......................

16:03 

Иерей Николай Сушков: ВИРТУАЛЬНЫЕ ХРИСТИАНЕ
В очередной раз разглядывая в своих руках толстенную, многосотенную пачку записок о здравии и о упокоении и сравнивая количество записок с количеством присутствующих за богослужением людей, подумалось о том, что христианство стало у нас каким-то виртуальным. А что, удобно. Пришёл, написал записку, заплатил и пошёл.

Ещё подумалось о том, что знают ли люди, поминаемые в записках, что сейчас за них будет выниматься частица хлеба, которая в конце Литургии будет погружена в Чашу с Кровью Христовой со словами: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Честною Твоею Кровию»; и, вообще, нужно ли им это. А ведь в этом священнодействии происходит мистическое соединение поминаемых людей со Христом. А мы знаем, что соединение со Христом может быть во благо, а может — «в суд и осуждение». Представьте, человек совершает смертный грех, а в это время частичка с его именем погружается в Кровь Христову, и совершается страшное кощунство и глумление над Величайшей Святыней. Человек, отторгнутый через смертный грех от Церкви, от Тела Христова, лишённый благодати Святого Духа, мистически соединяется со Христом, и получает духовный ожёг, потому что Бог — Огонь, попаляющий грех и всякую нечистоту, а в месте с этим и человека, если он покаянием не растождествил себя с грехом. Поэтому нужно хорошенько подумать, за кого мы подаём записки на проскомидию, и что потом с этой запиской будет происходить. Для поминовения людей, далёких от Церкви, специально существуют молебны и акафисты. Здесь можно всех поминать, даже некрещёных. А на проскомидии мы поминаем верных чад Церкви, которые сами сейчас в силу объективных причин (болезнь, поездка, работа) не могут присутствовать за богослужением и приступить к Святым Тайнам.

И было бы пол беды, если бы те, кто подаёт записки, сами бы молились на службе за своих близких, сами бы вели христианскую жизнь. Ан, нет. Подали и убежали. Но если вы не хотите для своих близких совершить дело любви — труд молитвы, то неужели вы думаете, что Бог будет вас слушать. Можно заказать хоть тысячу «сорокоустов», но пока вы лично не предпримите труд молитвы, труд христианской жизни, толку от этого не будет никакого. Бога не купишь. Такое формальное поминовение будет только в суд.

Нельзя отоноситься к Церкви как к бюро по предоставлению дешёвых религиозных услуг. Любая небрежность и формализм по отношению к тому, что в Церкви происходит, может очень дорого обойтись. Церковь — это особая духовная зона, где действуют свои духовные законы (вспомните фильм «Сталкер»). И эти законы нужно знать и соблюдать, иначе — беда.

Если проанализировать происходящие в нашей церкви процессы, то получается очень невесёлая картина. Принесли младенца покрестить в храм родители, которые сами далеки от церкви и всего того, что с нею связано, то есть виртуальные христиане. Покрестили. Ребёнок растёт, но никакого христианского воспитания не получает, то есть как и его родители становится виртуальным христианином. Когда крещёный ребёнок вырастает, никакого сознательного шага ко Христу он не делает (его этому никто не учил), своего младенческого крещения не актуализирует, оно так и остаётся, как не посеянное семя, в потенциале. И живёт такой человек (чаще всего в смертных грехах) в твёрдой уверенности, что я крещён, и этого достаточно. Потом приносят усопшего виртуального христианина его родственники — виртуальные ристиане уже на отпевание. То есть принесли в младенчестве, принесли после смерти, а сам человек так до Христа и не дошёл. И кому потом нужен весь этот спектакль, и какой в нём смысл?

Это и есть те 70% процентов виртуальных православных в нашей стране, о которых постоянно слышишь, когда говорят о церковной статистике.

Приходит такой виртуальный христианин в храм, и ему там говорят, чтобы у тебя и у твоих близких (не важно, ходят они в храм или нет) было всё хорошо (здоровье, благополучие, успех… О Христе, конечно, и речи быть не может), тебе нужно написать записочку о здравии, а чтобы хорошо было вашим усопшим (не важно, ходили они в храм или нет), их нужно заочно (ещё одно порочное явление в нашей церкви) отпеть, если не отпеты, и подать записочку о упокоении. Заплатить копеечку и идти заниматься своими делами.

И вот, стоит батюшка в алтаре с этой грудой записок, с именами виртуальных христиан, в пустом храме и грустно ему становится от этого виртуального христианства.

Иерей Николай Сушков

19:37 

Однажды один ослёнок вернулся домой очень радостный, счастливый и гордый.
Мать спросила его, почему он такой счастливый, что случилось?
- Матушка, меня поручили некоему Иисусу, и когда мы вошли в Иерусалим, толпы народа говорили мне, восклицая: «Хвала, хвала, благословен Грядущий во имя Господа, Хвала Господу на небесах!». И они устилали своими одеждами и ветвями дорогу передо мной!
Тогда мать сказала ему:
- Вернись в город, но на этот раз один.
На следующий день ослёнок отправился в город один и когда он вернулся домой, он был очень печален.
- Мама, этого не может быть! Меня никто не заметил, а когда обратили на меня внимание, просто выгнали из города!
Его мать посмотрела на него и сказала:
- Сынок, без Господа — ты всего лишь осел.

15:14 

ПРОПОВЕДЬ НА ПРИТЧУ О БРАЧНОМ ПИРЕ.
Сегодняшняя притча нас предупреждает о том, что не все, кто призван, войдут в славу Богу. Разве мы не похожи на людей, описанных в сегодняшнем Евангелии? Разве мы не говорим Богу: я купил кусочек земли, участок, – я должен его освоить, он – мой... И через это теряем нашу свободу идти к Богу, потому что мы врастаем в эту землю под предлогом, что мы ею обладаем, тогда как она над нами получает власть... Разве мы не говорим Богу постоянно: Господи! у меня есть дело, – я вспомню о Тебе потом, помолюсь Тебе когда-то, когда-нибудь, позже, но сейчас я должен сделать, я должен творить; разве я не призван себя выразить до конца, стать творцом?.. И проходят годы, десятилетия – и никогда не приходит момент, когда мы говорим: сделано наше дело на земле, я от него теперь свободен, теперь я могу забыть все, все земное, и только быть лицом к лицу с Богом, вместе с Которым, ради Которого, во имя Которого я всю жизнь жил и творил... В другой притче некто из призванных говорит: я поженился, – мне некогда прийти к Тебе; у меня своя, земная радость, мне некогда разделить Твою, мне довольно моей; Твоя у меня что-то отнимет: время, какой-то кусочек сердца, что-то из моего живого чувства придется перенести на Тебя – а я хочу все сохранить для себя...

Разве мы не поступаем так постоянно, разве мы не страшно похожи на этих призванных, которых любил царь, любил Господь – и любит! – которых зовет к Себе, но которым на Него времени нет: земля, дела, собственное счастье – этого достаточно, чтобы оторвать нас от вечности, от Живого Бога, от самой Любви. И как же поступает Господь в этой притче? Он обращается к Своим слугам и говорит: раз призванные не захотели прийти, то позовите теперь тех, кому и в голову не пришло бы прийти, потому что кто бы их пустил? Пойдите, соберите нищих, соберите хромых, слепых, разбитых жизнью, оскверненных жизнью, таких, которые через жизнь пронесли только изнурение души и тела, лохмотья жизни, – пусть придут!

И они приходят, они спешат, они отвечают на милость – изумлением, на любовь – благодарностью, они спешат с чувством стыда: как же им предстать перед царем? Как же им войти в это Царство Божие, в эти светлые палаты Божии?.. Как же, на самом деле, в лохмотьях, которые остались нам от славы нашего первородства, войти в Царство Божие?. В дверях встречает всякого Божия любовь, всякий встречает Спасителя Христа, Который на Кресте отдал Свою жизнь, чтобы иметь право каждому сказать: Войди!, каждого очистить, каждого омыть, каждого одеть в брачную одежду, вернуть ему славу первородства, изначальную славу, красоту, сыновство.

И все входят, изумленные, трепетные, благодарные. Один только не в этом духе пришел; он пришел, потому что слышал, что здесь кормят. Он – голодный и сможет досыта поесть; он холодный – там будет тепло: он бездомный – там будет кров. У него нет чувства благодарности или изумления перед этим; он только радуется тому, что представился такой дивный случай утешиться за всю горькую, бездольную жизнь. И он прорывается, как бы неочищенный, непрощенный, неомытый, неосвященный, в лохмотьях и грязи своей, к пище.

Нам это кажется таким непонятным, таким страшным: неужели он не мог подумать о том, кто его приглашает, благоговейно, трепетно очиститься, чтобы хоть напоследок можно было войти в это Царство?.. Но разве не на него именно мы так постоянно похожи? Когда мы идем к Богу в молитве, когда мы идем к Богу в причащении Святых Таин – о ком и о чем мы думаем? Разве почти каждая наша молитва не исчерпывается словами: Господи, дай, дай, защити, избави, дай!.. Разве мы не употребляем как бы Самого Бога просто как источник, из которого мы можем получить все, что мы потом, как блудный сын, растратим – грехом, недостойно: недостойно не только Бога и Его любви, но и самих себя?.. Дай, дай! – и ничего другого. А когда дал – как редко бывает даже, что мы скажем: Благодарю Тебя, Господи!..

Как часто люди приходят к священнику и говорят: Я хочу причаститься, потому что мне тяжело, потому что душа моя изныла, потому что жизнь во мне как-то уже не жизнь, а полусмерть... Причащаемся мы тоже, чтобы от Бога взять как бы последнее: Его жизнь, Его собственную жизнь, чтобы пожить мгновение, и растратить эту жизнь. Святой Серафим Саровский говорил одному посетителю: Да, Бог слышит тебя, да, – Бог исполняет твои молитвы: но разве ты не понимаешь, какой ценой? – Всей жизнью, всей страстью, всей смертью, всем сошествием во ад Сына Его Единородного...

Подумаем и мы: не похожи ли мы на первых званых, которые отказались прийти, потому что довольно им земли, не нужен им Бог и небо? Или на тех, которые Бога вспоминают только тогда, когда обездоленность дошла до предела, и они вдруг вспомнят или обнаружат, что можно от Бога получить то, что они уже имели и растратили, – хоть мгновение этим пожить, поживиться и вновь растратить? Как будет страшно – не потому, что Бог нас отвергнет, не потому, что Он нас осудит, – когда мы станем (когда-нибудь: на земле ли, после смерти ли) перед Богом и вдруг поймем, как мы были любимы и как мы были всю жизнь безразличны, забывчивы, себялюбивы: как мы к Нему относились бесчеловечно... Подумаем об этом: пусть проснется в нас все благородное и светлое: изумление перед Его любовью, перед Его красотой и личностью, благодарность перед Его милостью и лаской и заботой, тем уважением, с которым Он к нам относится, и если мы можем еще – ответим Ему любовью. Сейчас еще есть время: как бы не пришел момент, когда мы скажем: о, ужас, – поздно!.. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский

13:08 

Настоящим сообщаю Вам, что по благословению Управляющего Московской епархией митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия открыты официальные страницы Московской епархии в социальных сетях «ВКонтакте» (vk.com/meparch ) и «Facebook» (www.facebook.com/meparch )

22:44 

29 августа -Перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворного Образа Господа нашего Иисуса Христа.

Предание свидетельствует, что во времена проповеди Спасителя в сирийском городе Едессе правил Авгарь. Он был поражен по всему телу проказой. Слух о великих чудесах, творимых Господом, распространился по Сирии (Мф. 4, 24) и дошел до Авгаря. Не видя Спасителя, Авгарь уверовал в Него как в Сына Божия и написал письмо с просьбой прийти и исцелить его. С этим письмом он послал в Палестину своего живописца Ананию, поручив ему написать изображение Божественного Учителя. Анания пришел в Иерусалим и увидел Господа, окруженного народом. Он не мог подойти к Нему из-за большого стечения людей, слушавших проповедь Спасителя. Тогда он стал на высоком камне и попытался издали написать образ Господа Иисуса Христа, но это ему никак не удавалось. Спаситель Сам подозвал его, назвал по имени и передал для Авгаря краткое письмо, в котором, ублажив веру правителя, обещал прислать Своего ученика для исцеления от проказы и наставления ко спасению. Потом Господь попросил принести воду и убрус (холст, полотенце). Он умыл лицо, отер его убрусом, и на нем отпечатлелся Его Божественный Лик. Убрус и письмо Спасителя Анания принес в Едессу. С благоговением принял Авгарь святыню и получил исцеление; лишь малая часть следов страшной болезни оставалась на его лице до прихода обещанного Господом ученика. Им был апостол от 70-ти святой Фаддей, который проповедал Евангелие и крестил уверовавшего Авгаря и всех жителей Едессы. Написав на Нерукотворном Образе слова "Христе Боже, всякий, уповая на Тебя, не постыдится", Авгарь украсил его и установил в нише над городскими воротами.

Много лет жители хранили благочестивый обычай поклоняться Нерукотворному Образу, когда проходили через ворота. Но один из правнуков Авгаря, правивший Едессой, впал в идолопоклонство. Он решил снять Образ с городской стены. Господь повелел в видении Едесскому епископу скрыть Его изображение. Епископ, придя ночью со своим клиром, зажег перед ним лампаду и заложил глиняной доской и кирпичами. Прошло много лет, и жители забыли о святыне. Но вот, когда в 545 г. персидский царь Хозрой I осадил Едессу и положение города казалось безнадежным, епископу Евлавию явилась Пресвятая Богородица и повелела достать из замурованной ниши Образ, который спасет город от неприятеля. Разобрав нишу, епископ обрел Нерукотворный Образ: перед ним горела лампада, а на глиняной доске, закрывавшей нишу, было подобное же изображение. После совершения крестного хода с Нерукотворным Образом по стенам города персидское войско отступило. В 630 году Едессой овладели арабы, но они не препятствовали поклонению Нерукотворному Образу, слава о котором распространилась по всему Востоку.

В 944 году император Константин Багрянородный (912-959) пожелал перенести Образ в тогдашнюю столицу Православия и выкупил его у эмира - правителя города. С великими почестями Нерукотворный Образ Спасителя и то письмо, которое Он написал Авгарю, были перенесены духовенством в Константинополь. 16/29 августа(ст.ст/н.ст..) Образ Спасителя был поставлен в Фаросской церкви Пресвятой Богородицы.

О последующей судьбе Нерукотворного Образа существует несколько преданий. По одному - его похитили крестоносцы во времена их владычества в Константинополе (1204-1261), но корабль, на который была взята святыня, потонул в Мраморном море. По другим преданиям, Нерукотворный Образ был передан около 1362 года в Геную, где хранится в монастыре в честь апостола Варфоломея. Известно, что Нерукотворный Образ неоднократно давал с себя точные отпечатки. Один из них, т. н. "на керамии", отпечатался, когда Анания прятал образ у стены по пути в Едессу; другой, отпечатавшись на плаще, попал в Грузию. Возможно, что разность преданий о первоначальном Нерукотворном Образе основывается на существовании нескольких точных отпечатков.

Во времена иконоборческой ереси защитники иконопочитания, проливая кровь за святые иконы, пели тропарь Нерукотворному Образу. В доказательство истинности иконопочитания папа Григорий II (715-731) прислал письмо к восточному императору, в котором указывал на исцеление царя Авгаря и пребывание Нерукотворного Образа в Едессе как на общеизвестный факт. Нерукотворный Образ помещался на знаменах русских войск, ограждая их от врагов. В Русской Православной Церкви есть благочестивый обычай при входе верующего в храм читать вместе с другими молитвами тропарь Нерукотворному Образу Спасителя.

Празднество в честь перенесения Нерукотворного Образа, совершаемое в попразднство Успения, называют третьим Спасом, "Спасом на холсте". Особое почитание этого праздника в Русской Православной Церкви выразилось и в иконописании; икона Нерукотворного Образа одна из наиболее распространенных.

18:07 

Когда человечество наиболее позволяет себе беззакония, тогда-то наиболее лицемерствует ... с бесстыдством и дерзостью начинает провозглашать о своем совершенстве и добродетели.
Свт. Игнатий Брянчанинов

Люди страдают от войн, убийств, абортов, воровства, измен, эвтаназии, насилия, коррупции. Всё это прикрывается маской свободы, прав человека, гуманности. Всё больше говорят о свободе, справедливости, правде. Лицо мира сего стало ужасающим, но оно заштукатурено благородными устремлениями.
Священник Иоанн Валентин Истрати

18:06 


18:05 

Звонил мне вчера один человек, ему уже под 90 лет, но он уже немножко потерял ориентир в пространстве, вот говорит:
«Вы скажите там Путину, ну что ж творится: вот мусульмане! У нас уже три столицы мусульманских государств, и во всём мире вот что творится, пусть они этому поставят заслон».

Извините, мусульмане – они детей любят. В Чечне нет детских домов. Почему христианство победило? Потому что христиане нечто могли предложить мусульманину.

Я когда с Чингизом Айтматовым (мы с ним были дружны) говорил: «Чингиз Торекулович, а чего это Вы для своих произведений избрали вообще такую христианскую тему?» Например, «Богородица в снегах», он там про одного семинариста роман написал. Он объясняет: «А выше образа Христа нет ничего».

А что современные православные или католики могут предложить мусульманскому миру? Что? Водку, проституцию, наркоманию, ненависть друг к другу и так далее. И полностью брошенные дети. Сказать: ну чего, христианство – это вера алкоголиков и проституток. Любая женщина крещёная только свистни – и они, 20 человек тут же улягутся. У них гражданский брак. Ха-ха. И всё, и никаких обязанностей. Ведь это религия животных. Эти же животные, они убивают собственных детей. Да вы чего.

А мусульманство – нет. Каждый мусульманин рад каждому ребёночку, он их любит.

Мы дошли до того, что в исламе любви оказалось больше, чем христианстве. Это не потому, что Христос оскудел любовью, нет. Это наше христианство оскудело. Потому что христианство – это религия жертвенной любви. А наше христианство извратилось. Потому что мы только: «Господи, дай!», «Господи, вот у меня проблемы», «у меня проблемы там квартирные», «у меня проблемы с сынком, он никак не может в институт поступить», «у меня проблемы с дочкой», «И вот ты мне, Господи, дай, дай, дай, дай».

А христианство – это по-другому. Вот если вспомнить нашего первомученика архидиакона Стефана: в него кидают камни, чтобы он отрёкся от Христа, а он твёрдо стоит в вере, он терпит эту боль и умирает за Христа. А современный христианин? Современный мусульманин – он хочет умереть за свою веру. Он обматывает себя динамитом, куда ему его муллы, улемы прикажут, он туда идёт и умирает, взрывает вместе с собой, он готов собой пожертвовать. Его объявляют террористом. Но он не для того это делает, что хочет нагнать страху на весь мир.

Конечно, Европа трясётся от страха и изгибается под собственной толерантностью. Но ничего не могут сделать, потому что нет таких юношей, которые готовы умирать за Христа. Из всех так называемых христианских юношей таких нет: он только ходит и всё что-то ноет, и жалуется, и всё плохо, и «я не знаю как», и «помогите», и только в церкви и слышно: «Помогите. Помогите. Помогите». Вот, всё наоборот. Всё выродилось. Всё изменилось. В этом причина.

Поэтому сейчас любой мусульманин является примером. Всё наоборот. Вера, окрылявшая миллионы людей, которые шли на подвиги, они шли в пустыню, они колонизировали Сибирь, они строили храмы. Преподобный Сергий с одним топором ушёл лучшим боярским сыном в леса радонежские, и потом его ученики создали более сотни монастырей, которые стали образцами хозяйства, библиотеки, образование. А теперь что? Одни больные нытики. Вот в чём причина.

Поэтому тут хоть Путину, хоть Медведеву хоть чего не рассказывай, ничего же не изменится от этих жалоб и стонов. Что-то изменится только тогда, когда изменится дух, когда будет гореть, когда будет желание, когда будет охота умереть за Христа. Охота Ему отдать жизнь. Охота этому послужить.

А у нас ну максимум всё-всё себе, себе, себе и чуть-чуть – Богу. На Тебе свечечку, на Тебе записочку, на Тебе на монастырьчик, готов и в очереди постоять. Опять – приложиться, а зачем? Чтоб себе. «Вот у меня операция», «вот у меня дочка», «вот у меня внук». Опять себе. А когда же Богу?

Кто бы мог подумать, что исламский мир станет примером. А почему эти юноши умирают? Ну потому что они не хотят, чтобы у них было государство, в котором правят педерасты. Они не хотят, чтобы вот эта эстрада похабная к ним пришла. Они не хотят, чтобы везде, на всех площадках полуголые бесстыжие девки извивались. Они этого не хотят. Они хотят, чтобы те люди, к которым приковано внимание христианского мира, на их глазах по восьмому разу замуж не выходили, по шестнадцатому не женились. Они не хотят расшатывания своих устоев, прежде всего семейных. Вот за что они умирают. Это не какие-то там спустившиеся с гор террористы. Большинство этих юношей с высшим образованием. Да, они фанатики. Почему? От слова фанатос — они готовы идти на смерть.

Протоиерей Димитрий Смирнов

18:04 

Если человек искренне просит у тебя прощения, когда согрешит перед тобой, прощай ему с добротой всякий раз его согрешения и люби его вблизи.

А лукавого человека, якобы просящего у тебя прощения, чтобы благодаря этому делать, что ему нужно, и постоянно впутывать тебя в свои дела, которые приносят душевный вред другим людям, прости семьдесят семь раз и после этого люби его издалека и молись.

Старец Паисий Святогорец

18:03 


18:02 


Церковь. Проповедь в Праздник Успения Пресвятой Богородицы
Арх.Иоанн Крестьянкин.

Дорогие наши, сегодня великий день — день начала земной и небесной славы Той, что была земным человеком, но стала и Небесной Царицей. Сегодня день окончания великого подвига Ее жизни во имя спасения человечества — день Успения Пресвятой, Пречистой, Преблагословенной, Славной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.

Так теперь величает мир единственного человека на земле — Деву Марию, Богородицу и Матерь Света.

И именно в день Успения воссияла и взошла над землей воочию всему миру слава и величие доселе неведомой никому жизни, и жизни немалой. Пресвятая Дева освящала Своим пребыванием землю в течение шестидесяти двух лет.

Теперь мы все привыкли к Ее славе, Ее могуществу, Ее непостижимой для ума человеческого любви. Мы так привыкли просить и получать от Нее просимое, что забываем в чувстве сердца о Ней как о живом человеке, подобном нам. Забываем, что Ее нынешняя слава и Божественное могущество — это плоды Ее земной жизни. И плоды эти родились живой верой Пресвятой Девы, Ее Божественной любовью, Богоподобным смирением и нескончаемым, непреходящим страданием — мученичеством всей жизни.

Она шла ко Кресту Своего единственного Сына, неся Свой крест задолго до Его Голгофских страданий. Она восходила на Свой крест постепенно, всю жизнь, и терния страданий жалили Ее чувства, ум и сердце ежедневно, пока обещанное, предреченное праведным старцем Симеоном Богоприимцем оружие не прошло саму Ее душу. И этот Ее крест вознес Пресвятую Матерь-Деву во славе на небо.

А подвиг Ее материнского служения и предстательства за род человеческий, грешный, падший, слабый и вечно нуждающийся в помощи, заступлении и пощаде продолжается и после Ее Успения.

А мы, дорогие наши, за внешними событиями жизни Богоматери часто упускаем внутреннее содержание Ее жизни. Оно ведь все состоит из молчаливого, великого, переходящего в мученичество страдания, которое не могло найти утешения в откровении, сочувствии, понимании и сострадании людей. И такого же великого, беспрекословного предания Себя в волю Божию.

Тайна земного назначения жизни Пречистой Девы, открытая Ей Богом архангеловым гласом: Радуйся Благодатная, Господь с Тобою: благословена Ты в женах”— была столь сверхъестественна и столь велика, что смирение Пречистой Девы не могло доверить ее ни одному человеку. Да и как Ей Самой говорить о том, на какую высоту вознесена Она Богом.

Только четырем избранным праведностью жизни людям Сам Господь открыл совершившуюся в мире величайшую тайну. Кому же? Праведным Иосифу Обручнику, Симеону Богоприимцу, Елисавете, матери Иоанна Предтечи, и пророчице Анне, которые — первыми в ведении поклонились Пресвятой Деве как Матери Божией, а Ее Сыну как Богу и Сыну Божию.

Святая же Дева избрала для Себя на всю жизнь молча страдать. И вся Ее жизнь — это нескончаемое углубление сердца в непреходящую муку, вечное исхождение невидимою мученическою кровью. Она молча страдала от подозрений праведного Иосифа, Ее “бракоокрадованную помышляющего”.

Она молчала, полагая Царя Вселенной в скотиих яслях и Сама не имеющая, где главу преклонить. Молча страдала Дева-Мать, когда “искали души” Ее Младенца и когда страх за жизнь Его обратил святое семейство в бегство из родной страны в Египет.

Она молча и терпеливо несла убогую трудовую долю Своей жизни. Пред Ее глазами Ее Сын и Ее Бог был Младенцем, Отроком, Юношей, и все материнские заботы, соответствующие Его возрасту, были Ее уделом, были Ее радостями. Но в минуты радостей материнства, когда каждая мать, взирая на чадо свое, парит мечтой о его светлом будущем в жизни, обещающем и Ей, Матери, утешение, отраду и опору, Пресвятая Дева-Мать и в эти минуты видела в Сыне Агнца Божия, пришедшего в мир, чтобы взять на Себя его грехи. Воспитанная в храме Божием, Она знала Писания и знала, для какой великой цели явился в жизнь Сын Божий и Сын Девы.

И с каким трепетом видела Она Его взросление, а с ним приближение того великого и страшного по-человечески часа. И каждая минута радости о Сыне неминуемо отражалась в сердце Ее непрестающим страданием. И Ее Сын, во всем подобный людям, кроме греха, ничем и никогда не огорчил и не опечалил Свою Мать человеческой греховной немощью, но Он уходил от Нее, отдалялся с взрослением, начиная служить человечеству.

И уже в двенадцать лет Отрок Христос со всей решительностью произносит первое открытое признание Себя Сыном Божиим, а с ним и первое прямое указание Своей Матери, что Он уже не принадлежит Ей. Пресвятая Дева-Мать, найдя отставшего от родных Отрока Иисуса в Иерусалимском храме, на нежный укор Ее слышит: “Что в том, что вы искали Меня? Разве не знаете, что Мне надлежит быть среди того, что принадлежит Отцу Моему?” (ср.:Лк.2,49). Болью вонзились эти слова в сердце Матери, ясно открыв Ей будущее Сына. И опять Пресвятая Дева безмолвно склонилась пред волею Всевышнего. И как некогда, в начале великого Ее избрания, сердце не воспротивилось надвигающемуся: “Се раба Господня, буди Мне по глаголу твоему”(Лк.1,38). И Она отдает Своего Сына, Она отходит в безвестность, чтобы вернуться к Нему с правами Матери только в Его страшный Голгофский час, когда все оставят Его. Отойдет даже Бог Отец, давая место полноте подвига Христа, полноте Его Божественного истощания. А Дева-Мать, и в этот момент безмолвная, во всей глубине прискорбная, но мужественная, верная и бесстрашная, стояла у Креста, Своей любовью поддерживая Сына в великом Его подвиге. Но опять молча стояла и смотрела Она, оцепенев в сострадании Сыну. А что делалось в сердце Ее, зрел лишь Бог и Сын Ее. Как хотела Она тут же в этот же момент умереть вместе с Сыном, чтобы прекратились эти невероятные страдания. “Зде же умру и спогребуся Ему”, — звучит плач души Богоматери.

И к целожизненному подвигу Ее молчаливого страдания присовокупляется в этот момент испытание подвига Ее веры: “Где Сыне Мой и Боже благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше; Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше. Ныне же вижу Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца”. Предстоя поруганиям и распятию Своего возлюбленного Сына, зря малодушное падение последователей, друзей-апостолов пред лицом опасности, Она не могла не вспомнить обетование Архангела о том, что Сыну Девы, Ее Сыну, Господь “даст… престол Давида, отца Его… и Царству Его не будет конца”(Лк.1,32-33). А ведь по человеческому суждению все было уже кончено позорной смертью на Кресте.

С Креста же Божественного Страдальца Христа к растерзанному сердцу Матери звучит ободрение, и завещание, и возведение на Престол Царицы-Матери неба и земли: “Жено! се, сын Твой” (Ин.19,26). И вот уже не одного Сына, но сынов и дщерей всего рода человеческого должно вместить Ее любовью исстрадавшееся сердце. Оно должно принять в себя тех, кто отнял у Нее отраду — единственного Сына. И опять, как во все трудные минуты жизни, звучит Ее ответ Богу Отцу и Богу Сыну: “Се раба Господня, буди Мне по глаголу Твоему”.

Еще пятнадцать лет жизни в неведомых для мира трудах по созиданию Церкви — Невесты Христовой на земле, в молитвах к Сыну за род человеческий, в любовном, терпеливом предстоянии за тех, кто еще не знал Бога. Нет, Она не вышла на проповедь вместе с апостолами, хотя о Сыне Своем именно Она могла бы рассказать больше кого-либо другого, ведь Ее чуткое сердце зрело в Нем Бога от самого Его рождения. Она же опять в молчании несет подвиг материнства и подвиг веры, и только апостолы притекают к Ней, поклоняясь и питаясь от сокровенных глубин Ее духа, обожествленного подвигом жизни. Пресвятая Богородица была первой Христианкой на земле.

Непричастная ни единому греху, кроме унаследованного от прародителей общечеловеческого первородного греха, Пресвятая Дева Богородица подошла к концу Своей земной жизни. Желая разрешиться от житейских уз, Она опять смиренно молила Своего Сына и Бога о том, о чем помышляет всяк земнородный, — о предстоящем страшном смертном часе, когда темная область имеет силу и власть страховать отходящих от земли. И Ей, как напоминание о Ее избранничестве и подтверждение непреложности его, опять явился Архангел Гавриил и возвестил об исполнении Ее молитвы, подал Ей блистающую райскую ветвь как знак победы над злыми духами и узами плоти и сказал, что через три дня последует Ее Успение.

Священное Предание сохранило память этого великого торжества — победы человека над смертью. Именно в момент Ее Успения благословенную в женах Богородицу Отец Небесный благословил как Дщерь, Сын Божий — как Мать и Дух Святой — как Невесту Неневестную всяким благословением. Осиянный небесной славой, в сопровождении Небесных Сил Христос принял на Свои Божественные руки душу Матери Своей, родившей Его по плоти, чтобы собственными руками отнести к Отцу Своему.

“Иди, Честнейшая, прославиться вместе с Сыном и Богом”. Тело же Ее со всякой честью и славой погребли апостолы. Так Пресвятая Дева Богородица — Дщерь человеческая жизнью Своей отдала дань естеству, но, святостью став Честнейшей Херувим и Славнейшей Серафим, соединила небо с землею.

Смерть не могла удержать Ее пречистого тела, просиявшего в жизни огнем страдания и обожившегося в нем. И через три дня после погребения апостолы, отвалив камень от погребальной пещеры, нашли лишь Ее погребальные пелены. Владычица Богородица совоскресла Своему Сыну и Богу. А воскреснув, Богоматерь стала Матерью христианского мира, незаходимой Надеждой ненадежных, погибших Взыскательницей, грешных Спасительницей. Из веры, страданий и любви соткалась Божественная сила и могущество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы. И ими же Она получила власть и право понимать, сострадать и любить всех немощных, обремененных тяготами жизни и узами греха. Сама искушена бысть ими, может и искушаемым помогать теперь.

Вдохновленные и умудренные ныне примером великой в Боге жизни Богоматери, будем, дорогие наши, просить Ее помощи во всем и на каждый час. И будем Заступницу Усердную просить не о том, чтобы отняла от нас очистительные животворящие страдания, но чтобы Она помогла нам нести их ради спасения души, не унывать в них и зреть великие духовные блага, сокрытые таинственно в недрах их.

“О Пречистая, молися прилежно Сыну и Богу Твоему, спастися стаду Твоему невредиму!” Аминь.

18:00 

Вот бывает, мы встречаем человека - правильные черты лица, одет как обычно, а в нас он вызывает какое-то раздражение. Он еще ни слова не сказал, а нам уже что-то в нем не нравится.

Отчего это происходит?

Оттого, что мы с этим человеком носители разных духов. Мы так и говорим: человек не нашего духа. С такими людьми мы трудно находим язык, но все-таки можем в рамках вежливости начать с ними какую-то беседу. А бывают духи прямо противоположные, как у дьявола и у Христа, и такая разность, полярность духов вызывает у человека просто муку.

Почему молодые люди пятнадцати-шестнадцати лет безумно раздражают людей лет шестидесяти-семидесяти? Вот идет молодой человек, джинсики на нем, кроссовочки, шапочка лыжная - и человек пожилой при виде его начинает раздражаться, все в нем ему не нравится.

Причина в том, что эти люди принадлежат разному времени, а у каждого времени свой дух, и дух иного времени приходит в несоответствие с духом времени прошлого. А каждое несоответствие - это мука. Если у тебя размер ноги сорок первый, то попробуй надеть тридцать шестой. Пока будешь надевать, испытаешь муку: там трет, здесь жмет.

То же самое бывает и с людьми, то есть оказывается, что мир нашей души, ее благополучие, покой, тишина зависят от духов, которые в душе поселяются. От этого зависит то, как мы себя чувствуем душевно. Потому бесноватый и мучился, подходя ко Христу, что сам-то он был носителем духа тьмы, причем не одного, а многих, имя им было легион, то есть несколько тысяч бесов находилось в его душе, а перед ним - Сын Божий, воплощение благодати, Дух противоположный.

Каждый человек в своей жизни управляется духом. Если он, допустим, обладаем духом злобы, то этой злобой он и руководствуется, эту злобу постоянно на окружающих выливает. Если человек обладаем духом жадности, тогда он постоянно по каждому поводу и без повода эту жадность проявляет, то есть жадность его жизнью руководит. Если он обладаем духом блуда, то по каждому поводу и без повода в свою голову, в свое сердце блудные мысли и чувства принимает. Одержимый духом сребролюбия изо всего старается извлечь денежную выгоду. Ему нравятся сами деньги, как таковые, их рост, увеличение. Хотя они могут лежать, допустим, на сберкнижке как мертвый груз и человеку пользы не приносить, благополучие человека от того, что деньги растут, не будет увеличиваться, но сам этот рост доставляет ему наслаждение.

И таких духов очень много: дух объядения, дух гортанобесия (любовь вкусно поесть), многоспания, злоречия, многоглаголания - бесчисленное множество. В бесноватом человеке, о котором мы сегодня слышали, был легион духов, но и в каждом из нас их хотя, может быть, и не легион, но все-таки очень много. И когда количество нечистых духов в душе человека достигает апогея, человек уже полностью бывает ими порабощен, он перестает иметь собственную волю. Например, мы знаем, как алкоголику трудно не пить. Почему так? Потому что дух пьянства его пить заставляет. Или у человека страсть к табаку - и он не может бросить курить. Вроде бы какая проблема, не кури, и все. А ему хочется, дух его понуждает. Так дух понуждает и болтать, понуждает сплетничать, вмешиваться не в свои дела, завидовать.

Этими духами наполнена, собственно, вся земля, и обилие их диктует и дух времени. Почему, допустим, семнадцатый век отличается от двадцатого? Какие духи преобладали в людях того времени и нашего - вот в этом разница. И это отражается во всем: в музыке, в архитектуре, в поведении людей, их одежде. Сейчас духи почти полностью завладели человечеством - свидетельство этому то, что люди шарахаются из стороны в сторону и полностью утратили всякие возможности нормального поведения. Человек полностью порабощен и подчинен духам. Вот он чего-то захотел - и тут же это делает: захотел - и ушел от жены, бросил детей; захотел выпил, захотел перепил; захотел хорошо поработал, захотел - плохо; захотел кому-то вежливо поклонился, захотел нахамил; захотел ребеночка родил, захотел его зачатого убил. То есть человек делает как хочет, как считает нужным, как чувствует, но все эти чувства навеваются от дьявола.

А что же есть истина, что правда, как поступить правильно? Человек этого не знает, потому что не знает Священного Писания, не знает закона Божия, он полностью дезориентирован и руководствуется только своими "хочу", тем, хорошо ему или плохо. Он выбирает себе такую жизненную позицию: поменьше страдать. Это единственный руководствующий критерий в жизни. Вот квартира холодная, я мерзну - значит, что надо делать? Надо постараться поменять ее на теплую. Вот я далеко живу от работы, мне ездить трудно - значит, надо переехать поближе к работе. Жена у меня сварливая и уже немножко устарела - надо ее поменять на молодую и более покладистую. Мне платят сто сорок, а тут предлагают сто шестьдесят. Значит, надо туда перейти, потому что на эти двадцать рублей я смогу себе еще чего-то купить.

Человек хочет избавиться от страдания. Вот, допустим, он раздражается на кого-то, и раздражение душе его доставляет муку. Что надо сделать? Надо сорвать зло. Сорвал зло - легче. Или у человека зуд, хочется поговорить. Вцепился в кого-нибудь, про себя рассказал, про соседей, на детей пожаловался, обсудил начальство на работе, обсудил порядки на улице, в городе, в государстве - все, легче стало, потешил дьявола. И так во всем. Те духи, которые возбуждают желания в душе, заставляют человека идти у них на поводу, они мучают его и муку свою ослабляют только тогда, когда человек их слушается. Эти духи как дрессировщики: иди вот по этой дороге, а чуть вправо или влево - хлыстом, и человек мучается. Поэтому, чтобы муку не испытывать, он начинает духов слушаться и полностью становится их рабом: рабом общества, рабом своего собственного внука, рабом моды, рабом того, что про него скажут,- то есть человек теряет сам себя, становится зависимым ото всего. Он теряет свою свободу, которую дал ему создавший его Господь.

И Христос пришел на землю, чтобы нам свободу вновь вернуть, чтобы мы уже духам не подчинялись, а, наоборот, подчинялись только Богу. Но в силу того, что мы уже привыкли уклоняться от тех страданий, которые нам грядут, мы становимся рабами этих духов и не хотим быть рабами Христовыми. И вот в этом наша вся и беда.

Почему этот гадаринский бесноватый исцелился? Мы все бесноватые, у каждого из нас много всяких бесов в душе - и вот мы не исцеляемся, а он исцелился. Все дело в том, что он нашел силы преодолеть ту страшную муку, которую испытывал, подходя ко Христу,- а можно представить, как жег его огонь, это просто страшно. Когда человек наполнен нечистыми духами, он всегда испытывает это жжение при встрече с Духом Божиим. Каждый из нас, например, по опыту знает: когда человек начинает ходить в храм, на него сразу ополчаются домашние или начинается гонение на работе, хотя пиджак у него остался тот же, лицо то же, прическа та же, ботинки те же. Господь так и сказал: "Враги человеку - домашние его". А что же людей вдруг возмущает в этом человеке? Они чувствуют, что что-то в нем не то - чувствуют не тот дух, Дух Христов, который мучает их.

Вот иногда придешь в больницу причащать больного. Один врач видит, что батюшка идет, и спокойно проходит мимо, а другой начинает скалить зубы, рычать и буквально отпрыгивать в сторону. Почему так? Зачем поднимать лишний шум? Тебе же потом может нагореть. Нет, вот такая реакция, человек не может с собой совладать, потому что он управляется духами нечистыми, духами злобы, ненависти и, когда видит носителей другого духа, начинает бесноваться.

Как же нам победить нечистых духов, которые в нас сидят? Как нам исцелиться, как избавиться от них? Во-первых, нужно нам познать, какие именно духи нами управляют; надо последить за собой, за своими словами, своими мыслями, чувствами, поступками - тогда мы поймем, что в нас преобладает: дух ли это зависти, дух ли клеветы, осуждения, гордости, тщеславия, блуда, дух ли еще какой-нибудь - уныния, допустим, или сребролюбия. И тогда мы вступим с ним в борьбу - с помощью Божьей, конечно, потому что только Христос может исцелить, как вот этого бесноватого, который, хотя в нем были тысячи бесов, все-таки подошел ко Христу, терпя страшную муку - у него все внутри кипело и он бы с удовольствием бросился на Христа и растерзал Его своими когтями, потому что сила у него была неимоверная, он железные цепи рвал. Но он так желал исцелиться от этих бесов, что упал и поклонился Господу. И каждый из нас, если поклонится Христу, то есть свою гордую шею согнет под заповеди Божии, может бесов победить и может освободить душу от этих железных уз, которые его связывают. Освободить душу от зависти, от корыстолюбия, блуда, лени, злобы, раздражения, гневливости - ото всего того, что нас связывает, что нас разделяет, что нам мешает Бога увидеть. Вот это и есть, собственно, исполнение закона Христова, исполнение Его заповедей.

Поэтому нужно нам познать в себе этот грех - то, что нас отделяет от Бога,- а потом обязательно поклониться Христу. И надо терпеть, потому что, чтобы исцелиться от греха, человеку приходится терпеть страшную муку. Вот кто-то тебя раздражает, и попробуй изо дня в день не раздражаться. Ну для начала хотя бы не подавай виду, что он тебя раздражает, не бросай гневных взглядов, пусть у тебя голос не дрожит, старайся говорить спокойно - и ты увидишь, какая это мука. Гораздо проще его оттолкнуть, наговорить ему дерзостей, нахамить как-нибудь - и сразу на душе будет приятно, потому что бес, который возбуждает в душе раздражение, ослабит свое давление. Он ждет, когда мы согрешим, вляпаемся в грязь,- и тогда немножко отпустит. А потом начнется опять сначала, и так бесконечная игра: он нас раздражает, мы злобу сорвем, нам полегчает. Завтра опять раздражает, и так без конца. И это будет продолжаться не только до самой смерти, но и после смерти, потому что свое раздражение мы унесем и туда, в тот мир. И эту муку, которую мы терпим, допустим раздражение - а таких мук у нас бесчисленное множество,- мы будем терпеть вечно. Вот это и называется вечный огонь, вот это и называется ад. Здесь-то он тебя раздражает - ты злобу сорвал, и полегчало. А там это невозможно, там раздражение будет в тебе кипеть, а сорвать его будет не на чем. Поэтому адская мука, она в тысячу крат сильнее.

А Христос предложил нам другой путь: вообще освободиться от раздражения, достичь такого состояния души, когда нас ничто не раздражает: никакой человек, ни погода, ни низкий оклад, ни то, что прохудился ботинок, вообще ничто,- когда мы ровны и спокойны. И не потому, что нам на все наплевать, а потому, что через терпение мы достигли смирения. Как достигается, допустим, победа над раздражением? Только терпением и молитвой, только постоянным воздержанием: вот умру, а не буду раздражаться. А если во мне все-таки закипает раздражение, я начинаю молиться Богу до тех пор, пока оно не уйдет. И так буду делать сегодня, завтра, послезавтра, десять лет, двадцать лет, тридцать, сорок - пока раздражение не исчезнет. И так буду поступать с каждым грехом, который я обнаружу в себе.

Какая это страшная мука, какой тяжелый труд, особенно для человека, который впервые в церковь пришел уже в годах! Когда ребеночек маленький, ему легко победить в себе многие грехи. Поэтому хорошо, когда ребеночка с младенчества в церковь папа с мамой приносят. А когда человек пришел в церковь впервые в пятьдесят лет и каждый грех у него - это не просто стебелечек, а вот такое дерево, попробуй это вырви из сердца. Сколько нужно труда! Для многих это уже бесполезное дело. Остается только надеяться на милость Божию, на то, что Господь Сам спасет, послав какую-нибудь скорбь, какую-нибудь болезнь, трудность. Ну вот, например, настолько человек привык вкусно кушать, что видит грибочки соленые - и не в состоянии удержаться. Казалось бы, какой пустяк: ну не ешь, и все. Но это просто для того, кто уже постился, кто тренировался в воздержании, а для него это страшная мука. И Господь, умилосердившись над ним, посылает ему язву какую-нибудь или холецистит, при котором грибы есть категорически нельзя: съешь грибочек, и будет приступ. И человек выправляется - как бы палкой.

То, что мы не можем доделать в силу своей немощи, Господь по милости Своей Сам выправляет, давая нам вот такие лекарства. Правда, они горькие и трудные, но если мы хотим душу свою спасти от греха, получить свободу, то мы должны это принимать. Поэтому то, что с нами случается, все скорби, болезни, надо принимать с радостью, надо жадно пить чашу страданий, потому что это исцеляет нас от греха. Хотя бес нам все время шепчет: уклонись от страданий, найди какой-то выход, чтобы тебе только не страдать. Он хочет внушить, что нам будет хорошо, только если мы будем беса тешить, но на самом деле он обманывает нас. Сколько вечером ни съешь, хоть целый грузовик еды, завтра будешь еще больше хотеть есть. Это закон. Чем больше человек спит, тем больше у него потребность во сне. Чем больше человек пьет, тем больше ему надо пить. Чем больше он блудит, тем больше ему надо блудить. Чем больше у него денег, тем все больше, и больше, и больше ему надо.

Вот мы в газете читаем: украли у государства 250 тысяч - и удивляемся: спрашивается, ну что с этими деньгами делать? А они знают, что с ними делать, и им еще мало. Они не просто украли и успокоились, нет, этот процесс все продолжается и продолжается, потому что грехом человек насытиться не может. Это невозможно, бес его не оставит в покое, он будет постоянно дергать за ниточку, а человек, как хампельман, будет все его команды выполнять: бес дернул за эту ниточку - человек руку поднял, бес дернул за ту - человек голову повернул. То есть он полностью является рабом беса, и не одного, а многих, и вот из этого складывается его жизнь. Дожил человек до смерти и не понимает, что всю жизнь его дергали за бесчисленные нитки и он по этим ниткам и жил и не знал даже, что есть Христос, что есть спасение, что есть свобода от греха, есть совершенно новая жизнь.

И Христос пришел на землю, Церковь основал, чтобы нас от этой поганой жизни, в которой мы живем, освободить, очистить. И пример этого бесноватого показывает нам, что мы можем освободиться от греха. Для этого надо ко Христу припасть, возненавидеть те грехи, которые мы в нашей душе увидим - а если мы будем ходить в храм, то будем в себе грехи видеть с каждым разом все больше, и больше, и больше. Когда человек приходит в храм первый раз, ему кажется, что он хороший, что он никому никогда ничего плохого не сделал. Это бес так устраивает, внушает ему эту мысль, и человек, будучи самым последним грешником, думает про себя, что он глубоко прав, что он может и других учить, и вообще он знает все, как нужно. На самом деле это глубокое заблуждение, и постепенно, познавая себя, познавая Бога, человек видит, что и тут он грешен, и тут, и тут, и наконец видит свои грехи, как песок морской. Вот тогда-то и начинается процесс выздоровления.

Поэтому надо нам к этому стремиться, если, конечно, мы хотим вечной жизни, хотим Царствия Небесного, хотим соединиться со Святой Троицей. А если мы хотим в том пекле, в котором мы сейчас живем, продолжать быть и за гробом, вечно вариться в этом котле греховном, то на здоровье, каждому свое, каждый выбирает ту жизнь, которая ему нравится. Человек получает то, что он, собственно, сам себе создал. Каждый является либо рабом Христа - слушается Его во всем, всех Его заповедей; либо рабом дьявола - и тогда начинает слушаться бесов. Другого состояния нет.

Протоиерей Димитрий Смирнов

17:36 

Многие родители рассуждают так: вырастет, сам все поймет. Но это все равно что не обрабатывать землю и говорить: зерно само вырастет.

Нет, вырастет репей, крапива, бурьян, полынь, вырастет что угодно, но не зерно. Ничего доброго не будет, если над этим не трудиться.

Известно, что сорняк растет и размножается сам, а доброе семя нужно поливать, удобрять, полоть, окапывать, чтобы произросло что-то доброе.

Чтобы воспитать в дитяти, допустим, молитвенность или любовь к храму, нужно потратить десятилетия, а чтобы научить матершинничать, достаточно одного вечера. И так во всем.

Поэтому издревле детей крестили сразу после рождения, на сороковой день или даже на восьмой, чтобы с самого младенчества ребенок имел возможность причащаться Святых Христовых Таин, чтобы мать могла его носить постоянно в храм, чтобы он постоянно слышал слово Божие, видел святые иконы, слышал церковное пение, чтобы пребывание его в церкви создавало противовес тому злу, которое существует в мире, и злу, которое существует в нем самом.

Протоиерей Димитрий Смирнов

22:35 

Престольный праздник в Преображенском храме погоста Старый Спас


19 августа в Преображенском храме погоста Старый Спас деревни Легчищево Чеховского церковного округа было совершено праздничное богослужение в честь престольного праздника храма – Преображения Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Божественную литургию возглавил благочинный Чеховского церковного округа священник Константин Александров в сослужении настоятеля храма игумена Давида (Яковлева) и диакона Андрея Климушкина. далее...chehov-blago.ru/news/story-923

11:42 

“Однажды во время войны”, – продолжала Мария Александровна, – “нищета приюта достигла таких пределов, что кормить детей было в прямом смысле нечем, а бывало их в приюте, как минимум, девяносто человек. Наш персонал негодовал, потому что Архиепископ Иоанн продолжал приводить новых детей, некоторые из которых имели родителей, и, следовательно, мы были вынуждены кормить еще и чьих-то детей.
Однажды вечером, когда он пришел к нам – изнуренный, обезсиленный, замерзший и молчаливый, я не смогла сдержаться и высказала ему все, что было на душе. Я сказала, что мы, женщины, не можем больше мириться с этим, видеть эти маленькие голодные рты, будучи не в состоянии дать им хоть что-то поесть. Я потеряла контроль над собой и в негодовании повысила голос. Я не только жаловалась, я была полна гнева за то, что он заставлял нас терпеть это. Он грустно посмотрел на меня и спросил: “В чем Вы больше всего нуждаетесь?” Я ответила сразу же: “Во всем, на худой конец – в овсянке. Мне нечем кормить детей утром”.
Архиепископ Иоанн посмотрел на нее печально и поднялся наверх к себе. Затем она услышала, как он молится и бьет поклоны, причем так усердно и громко, что даже соседи стали жаловаться. Ее мучила совесть в ту ночь она так и не смогла заснуть. Задремала только под утро, и разбудил ее звонок в дверь. Открыв ее, она увидела незнакомого господина – на вид англичанина, который сообщил, что представляет какую-то зерновую компанию и у них остались лишние запасы овсяной крупы, поэтому он хотел бы узнать, можно ли найти ей применение, ведь здесь, как он слышал, есть дети. И в приют начали вносить мешки с овсянкой.
Пока это продолжалось безспокойно хлопали дверьми, Владыка Иоанн начал медленно спускаться по лестнице. Mapия Александровна едва могла произнести слово, когда поймала его взгляд. Он не вымолвил ни слова, но лишь глазами, одним кротким взглядом, выразил ей укор за ее неверие. Она хотела упасть и целовать его ноги, но он уже ушел наверх продолжать молитву, но теперь уже благодарственную.

Святитель Иоанн Шанхайский моли Бога нас!

Блог иг. Давида

главная