19:07 

Часто говорят, что Православие – «не от мира сего». Так оно в самом деле и есть, и в этом его сила. Но даже сами православные не всегда помнят об этом, не всегда отдают себе отчет, что это значит.

Это значит, предмет нашей веры и руководящая сила всей нашей жизни – в невидимой реальности: «Мы ходим верою, а не видением» (2Кор. 5:7). Это значит, всю свою жизнь, день за днем, мы ведем борьбу, невидимую брань «не против плоти и крови, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12).

Это значит, мир понятия не имеет, куда обращены наши молитвы, даже не признает реальности тех, от кого мы непрестанно получаем помощь в нашей борьбе: ни Самого Бога в трех Лицах, ни Пресвятой Богородицы, ни ангелов, ни святых.

Это значит, мы живем по закону не только чуждому, но и прямо противоположному законам мира; мы не видим смысла нашей жизни в успехе, довольстве и счастье, но – будь на то Божия воля – благодарно принимаем страдания, боль, унижения и горе. Мы не ищем себе оправданий в естественных человеческих пристрастиях, а, напротив, опираясь на помощь и учение Церкви, распинаем их, помня сказанное: «Если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете» (Рим. 8:13).

Это значит, мы не собираем себе богатств на этой тленной земле, но всегда помним о назначении нашей нетленной составляющей – нашей души; мы стремимся построить свою жизнь так, чтобы избежать страшного адского пламени, ожидающего тех, кто отвергает Бога или пренебрегает Его служением, всеми силами стремимся быть среди тех, о ком будет сказано: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф. 25:34)".

Иеромонах Серафим Роуз.

19:03 

Изгнанники рая! не для увеселений, не для торжества, не для играний мы находимся на земле, но для того, чтобы верою, покаянием и Крестом убить убившую нас смерть и возвратить себе утраченный рай.

Свт. Игнатий Брянчанинов.

18:51 

Ты можешь увидеть у человека в глазу только тот сучок, который только от твоего бревна оторвался и вонзился ему. Ты так приглядывался, приглядывался - кусочек и отскочил ему в глаз. Он говорит: вот. Что вот? Бревно-то твоё.

Протоиерей Димитрий Смирнов

14:52 

Есть много людей, которые в заблуждении говорят, что святые были слишком самолюбивы, они уходили из мира в леса, пустыни, потому что не любили людей. Это явная клевета на святых. Как раз наоборот – они уходили из мира, оставляли все свое вещественное богатство бедным для того, чтобы помочь братьям по вере. Чем они могли помочь своим братьям, живя среди суеты мирской, не имея Святого Духа? В ком пребывает Святой Дух, тому все возможно. Где-либо в лесу, пустыне, безмолвии … в уединении и борьбе святые подвижники стяжали Святого Духа и были сильны, имея великое дерзновение к Богу, и своей дерзновенной молитвой они помогали своим братьям, живущим в миру.
Архимандрит Алипий (Воронов)

«Надо помогать людям!» - Слышится голос мира. Но чем ты будешь помогать миру, если ты еще не помог самому себе? «Приноси пользу миру!» - Призывает мир. Но если твоя жизнь до сих пор была безполезна, какую пользу принесет такая жизнь? Если все бесполезные соберутся вместе, чтобы найти одну всеобщую пользу – все равно это тоже будет бесполезно; ибо нужен хотя бы один человек, который обрел эту единственную пользу – Христа, и может поделиться этой пользой с другими. Самая лучшая помощь – это поделиться с ближними тем, что ты имеешь; но если ты не имеешь в себе Христа, чем ты поделишься с ними? Пустыми обещаниями?
Монах Симеон Афонский

Мы все в кипучей деятельности и оставляем свои души, которые становятся запущенными полями. Тщательным возделыванием очисти свою душу от страстей, и тогда то, что принесешь своему ближнему, принесешь не от своей пустоты, а от своей полноты.
Старец Иоиль (Янакопулос) (1901-1966)

Приведу тебе один пример, из которого ты многое поймешь. Представь себе город в полмиллиона жителей, которые пребывают во грехах. В одном из городских монастырей есть монах–подвижник, который простирает свои чистые руки к Богу и просит Его не наказывать все эти тысячи людей, живущих во грехе. Уверяю тебя, что ради этого подвижника Бог отложит Свою кару для этих пятисот тысяч человек. Знай, что святые Божии могут все. Святой человек может просить у Бога все, что хочет, и Бог исполнит его просьбу. Велика сила святых людей.
Прп. Порфирий Кавсокаливит

Стань святым – этого ждут от тебя Бог, Церковь и страна.
Старец Кирилл Павлов

11:27 

Сегодня среди людей есть некий порочный дух. Даже духовные люди стремятся к юридической справедливости и при этом еще утверждают, что веруют в Бога. «Ты имеешь право на то, я имею право на се...» О, если бы среди людей не было этого «евангелия здравого смысла», чудовищного «здравого смысла»! Вот поэтому некоторые и теряют веру – по вине таких христиан. Люди видят, что кто-то ни в церковь не ходит, ни бдений не совершает, а, тем не менее, не доходит до такого, как какой-нибудь христианин, который посещает храм, бывает на всенощных бдениях, совершает все, что положено, и при этом тащит в суд какого-нибудь бедняка за то, что тот должен ему немного денег. И делает это только и только для того, чтобы «отстоять свои права». Но Христос почивает там, где благородство и великодушие, там, где дух жертвенности, неброскость и желание оставаться в безвестности. Я заметил, что многие духовные люди взрастили в себе мирское мудрование. Они создали свое собственное мирское «евангелие» – «евангелие», сшитое по их меркам. «Христианин, – говорят такие люди, – должен иметь чувство собственного достоинства, ему нельзя ударить в грязь лицом, нельзя показаться дурачком». То есть такие люди ко всему относятся с мирской логикой и правдой. «Я имею на это право! – говорит такой человек. – Я его не обижаю и не хочу, чтобы он обижал меня!» И при этом помысл успокаивает его тем, что он прав. В таком человеке видны все проявления правды мирской. Любочестия у него нет, жертвенности у него нет – ничего у него нет. Он создал свое собственное «евангелие» и не имеет с Богом ни малейшего родства. Э, ну так разве может его после всего этого осенить Божественная Благодать? Если бы у Христа была та мирская логика, которая присутствует сегодня у многих «духовных» людей, то Он не оставил бы Своего Небесного Престола, чтобы снизойти на землю, пострадать и претерпеть распятие от нас – окаянных людей. Однако в этом – по человечеству – «неуспехе» Христа была сокрыта тайна спасения всех людей. А мы стремимся к христианству без распятия, к «христианству сиюминутного воскресения». Мы переделываем христианство так, как нам хочется. Мы не желаем ни в чем себя ограничивать. Однако, для того чтобы пережить сверхъестественное, мы должны жить сверх естества.

Прп. Паисий Святогорец

11:23 

Многое сделал Бог для истребления в нас гордости. «И рука Его еще будет простерта», – говорит (пророк) (Ис. 5:25). Скольким страстям Он попустил овладевать нами, чтобы уничтожить нашу надменность? Сколькими окружил нас зверями? Подлинно, когда кто-нибудь говорит: что это? для чего это? – тогда говорит вопреки воле Божий. (Бог) поставил тебя среди таких ужасов, и ты не смиренномудрствуешь; но если получишь в чем-нибудь хотя малый успех, тотчас возносишься надменностью до самого неба.
Свт. Иоанн Златоуст

Если мы сами не смиримся, Господь не перестанет нас смирять. Одна и та же беда, которая приносит нам много страданий и боли, будет повторяться постоянно, пока мы не научимся побеждать ее миром, тишиной и смирением и не придавать ей значения. Поэтому тот, кто стремится к Богу, проходит через многие испытания. Если тебя посещают скорби, значит, Господь тебя любит.
Старец Фаддей Витовницкий

11:19 

ПРИТЧИ СОЛОМОНОВЫ Глава 23

20. Не будь между упивающимися вином, между пресыщающимися мясом: 21. Потому что пьяница и пресыщающийся обеднеют, и сонливость оденет в рубище. 29 У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? у кого багровые глаза? 30 У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного. 31. Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно. 32. Впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; 33. Глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное; 34. И будешь ты, как спящий среди моря и как спящий на верху мачты. 35. И скажешь: «Били меня, и мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же»

11:04 


10:56 

Бог часто попускает чему-то произойти ради пользы многих людей. Он никогда не делает одно только добро, но по три-четыре добра вместе. И злу Он никогда не попускает случиться, если из него не произойдет много добра. Все: и ошибки, и опасности Он употребляет в нашу пользу. Добро и зло между собой перемешаны. Хорошо бы, если бы они были порознь, но встревают личные человеческие интересы и перепутывают их между собой. Однако Бог извлекает пользу даже из этой путаницы. Поэтому следует верить, что Бог попускает произойти только тому, из чего может выйти добро, потому что Он любит Свое создание.

Старец Паисий Святогорец.

10:54 

Разбойникам, убийцам, блудникам, мытарям и всяким грешникам кающимся отворяются двери Божия милосердия, а злобным – закрываются, ибо нет в них истинного покаяния, без которого нет доступа к престолу благодати. Злоба есть великий грех, который ими обладает и недействительным делает их покаяние. Ибо покаяние не истинное, но притворное, ложное, и не иное что, как прельщение или умягчение грызущей совести, если кающийся от греха чистосердечно отстать не хочет.


Мерзкий и достойный смеха грех есть злоба. Прочие грехи или некую корысть, или сладость согрешающему доставляют. Вор крадет, чтобы душу насытить; блудник блудодействует, чтобы плоти угодить; злобный без этого всего злобится. Он грешит и мучится, беззаконнует и терзается, мстит и отмщение терпит. Так злобному самая злоба его есть наказание и бич. Если бы можно было посмотреть в сердце злобного человека, то не иное что явилось бы там, как адское мучение. Потому бывает, что злобные люди темнеют и иссыхают: злоба, как яд, съедает плоть их.

Святитель Тихон Задонский

09:47 

НЕПРИДУМАННЫЕ РАССКАЗЫ
О важности проскомидии

Один очень большой ученый, медик, тяжко заболел. Приглашенные врачи, его друзья, нашли больного в таком состоянии, что было очень мало надежд на выздоровление.
Жил профессор только со своей сестрой, старушкой. Был он не то что совсем неверующим, но мало интересовался религиозными вопросами, в церковь не ходил, хотя жил недалеко от небольшого храма.
После такого медицинского приговора сестра его очень опечалилась, не зная, чем помочь брату. И тут вспомнила, что рядом - церковь, куда можно пойти и подать на проскомидию о тяжко болящем брате.
Рано утром, не говоря ни слова брату, сестра собралась на раннюю обедню, рассказала священнику о своем горе и просила вынуть частицу и помолиться о здравии брата. А в это же время ее брату было видение: будто стена его комнаты как бы исчезла и открылась внутренность храма, алтарь. Он видел свою сестру, о чем-то говорившую со священником. Священник подошел к жертвеннику, вынул частицу, и эта частица со звоном упала на дискос. И в тот же момент больной почувствовал, что какая-то сила вошла в его тело. Он встал с постели, чего давно уже не мог сделать.
В это время вернулась сестра, удивлению ее не было предела.
- Где ты была? - воскликнул бывший больной. - Я все видел, я видел, как ты в церкви говорила со священником, как он вынул за меня частицу.
И тут оба со слезами возблагодарили Господа за чудесное исцеление.
Профессор еще долго жил после этого, уже никогда не забывая о милосердии Божием, бывшем к нему, грешному.

13:17 


21:36 

Тот, кто покорится удовольствиям, не может жить в истине вследствие возникающих отсюда беспокойств, страхов, опасностей и бесчисленного роя страстей. Придет ли ему мысль о смерти, он уже прежде смерти умер от страха, представится ли ему в уме болезнь, обида, бедность или другая неприятная неожиданность, он уже погиб и уничтожен.

Святитель Иоанн Златоуст

14:26 

«Не верь во всю жизнь твою сему бренному телу и не надейся на него, пока не предстанешь Христу.
Не думай, что ты по причине воздержания пасть не можешь, ибо некто, и ничего не вкушавший, был свержен с неба».

Преп. Иоанн Лествичник

14:24 


Нам кажется, что мы – самые несчастные на земле. Мы и бедные, и больные, и никто нас не любит, и везде нам не везет, и весь мир ополчился на нас. Послушаешь иногда человека и кажется, что перед тобой Иов многострадальный. А посмотришь на него – красивый, румяный, хорошо одетый.

Почему мы преувеличиваем свои несчастья и беды? Может, потому что недостаточно страдаем? Ведь посмотри: по-настоящему больные люди не выказывают свою болезнь, не ноют. Они несут свой крест молчаливо, до самого конца.

Протоиерей Василий Ермаков

14:23 

Соборное послание святого апостола Иакова 2

1 Братия мои! имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица.
2 Ибо, если в собрание ваше войдет человек с золотым перстнем, в богатой одежде, войдет же и бедный в скудной одежде,
3 и вы, смотря на одетого в богатую одежду, скажете ему: тебе хорошо сесть здесь, а бедному скажете: ты стань там, или садись здесь, у ног моих, —
4 то не пересуживаете ли вы в себе и не становитесь ли судьями с худыми мыслями?
5 Послушайте, братия мои возлюбленные: не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его?
6 А вы презрели бедного. Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды?
7 Не они ли бесславят доброе имя, которым вы называетесь?
8 Если вы исполняете закон царский, по Писанию: возлюби ближнего твоего, как себя самого, — хорошо делаете.
9 Но если поступаете с лицеприятием, то грех делаете, и перед законом оказываетесь преступниками.
10 Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем.
11 Ибо Тот же, Кто сказал: не прелюбодействуй, сказал и: не убей; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона.
12 Так говорите и так поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы.
13 Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом.
14 Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?
15 Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания,
16 а кто-нибудь из вас скажет им: "идите с миром, грейтесь и питайтесь", но не даст им потребного для тела: что пользы?
17 Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе.
18 Но скажет кто-нибудь: "ты имеешь веру, а я имею дела": покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих.
19 Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут.
20 Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?
21 Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего?
22 Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства?
23 И исполнилось слово Писания: "веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом Божиим".
24 Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только?
25 Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем?
26 Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва.

14:22 

В одном поселке городского типа жил священник, а точнее, иеромонах. Сподобившись пострижения в монашество в одном из монастырей, он, после хиротонии, был по благословению своего владыки приписан к храму этого поселка. Отец Никон (так его звали) уже несколько лет жил при храме и питался, как говорил апостол Павел, своими священническими трудами. Он был добросовестный священник и за свою отзывчивость был любим своей немногочисленной паствой.
За многолетнее служение на благо Матушки Церкви, он приказом Святейшего Патриарха был награжден крестом с украшениями. Этот крест он берег и надевал его только по большим праздникам. Отец Никон не считал себя достойным этой награды, но его признали достойным и с этим ничего нельзя было сделать.
На дворе стоял октябрь и с каждым днем становилось все холоднее, хотя снега все еще не было. В этот день отец Никон занимался дровами, желая натопить печь. Хотя он и был почтенного возраста, но порох, как он часто шутил, все еще был в пороховницах и обслужить сам себя он еще был в состоянии. Работая топором на дворе своего домика, он сначала читал 50 псалом, но потом отвлекся и задумался о чем-то своем. Налетел внезапный порыв холодного ветра и встрепенул полы его подрясника. На колокольне несколько раз звякнули колокола. Отец Никон выпрямился и поежился. Он поднял ворот своей зимней душегрейки и размахнувшись разрубил очередное полено. Кот Веник, который спал на терассе, поднял свою голову и вяло посмотрел на своего работающего хозяина.
Храм с домом находился на возвышенном живописном месте. Видно его было со всех сторон. Не однажды в его окрестностях располагались студенты с какого-нибудь факультета живописи и писали храм с натуры. В старину люди знали где построить храм и места выбирали не случайно, а после усердной молитвы и по указанию Божию.
— Бог в помощь! — раздался внезапно чей-то голос.
Отец Никон посмотрел и увидел в воротах двоих. Они стояли и озирались, вероятно, высматривали собаку. Было видно, что они замерзли, об этом говорили и их легкие куртки. Они сжались и держали руки в карманах. У одного из них за плечами был большой рюкзак, у другого в руках пакет.
— Благодарствую, — ответил отец Никон.
— Вы настоятель этого храма?
— Да, — ответил священник, — вы ко мне?
— Нет, вообще-то, — ответил один из них. — Мы просто проходили мимо и увидели эту красоту, — он двумя руками показал на храм. — И вот решили посмотреть поближе.
— А вы тут один живете?, — спросил второй.
— Да нет, не один. Я с котом. Он у меня и за келейника, и за охранника.
Путники улыбнулись и неуверенно вошли в ворота.
— Вы замерзли, как я погляжу. Давайте я вас чаем напою.
— Мы не против. Время позволяет.
Отец Никон воткнул топор в пенек и рукой указал гостям на входную дверь.
— А вы сами-то совсем не чаем разогреваетесь.
— Да, вот приходится разминаться иногда, иначе совсем жиром заплыву. Как говорится, помяни, Гоподи, непраздного Никона.
Все трое засмеялись.
Войдя на терассу, путники разделись, оставили рюкзак и пакет и прошли в дом. Было сразу видно, что в доме живет верующий человек: изобилие икон и фотографий, подсвечников и горящих лампад непроизвольно бросалось в глаза, а черные рясы, висящие при входе, говорили еще и о том, что этот верующий — священник. На стене тихонько тикали часы. Серый кот прошел за людьми в дом и вертелся в ногах у отца Никона.
Чайник вскипел, и уже через несколько минут все трое сидели в зале за чаем.
— Ну и как она, жизнь священническая, — после некоторой паузы спросил один из пришельцев.
— Непростая она, — ответил священник, — ответственная. Но и незаменимая. Ведь не будь священников, кто бы народом Божиим руководил да таинства совершал? Жизненно важный, так сказать, контингент.
— Это точно, — подтвердил другой собеседник и добавил, — как командир на фронте. Не будет старшего и никакое сражение не состоится, все солдаты разбегутся.
— Верно подмечено, — сказал отец Никон, отхлебывая из чашки.
— А ты никак служил, — спросил он у него.
— Да, батюшка. Несколько командировок на Кавказ было. Знаю особенности и городского боя, и боя в горной местности.
— Офицер?
— Старший лейтенант.
— Понятненько. А я тоже бывал в тех краях. Ездил ободрять наших солдат. Тогда многие креститься пожелали. У меня и крестики с собой для этого случая имелись. Однажды покрестил одно подразделение почти целиком. А буквально на следующий день они в засаду попали. Почти все там и полегли. Лишь некоторые уцелели.
Отец Никон помолчал и добавил:
— Счастливые. Сразу после крещения и в рай.
В этот момент в комнате заиграла красивая церковная музыка «Се Жених грядет». Это был телефонный звонок. Отец Никон взял телефон и вышел в другую комнату. Это был его сын, который периодически связывался со своим отцом-монахом и интересовался его здоровьем. Они разговаривали минут пять, после чего отец Никон вернулся к гостям. Когда он вошел в зал, двое его гостей стояли по стойке «смирно» и смотрели на него круглыми глазами. Они несколько раз переглянулись. Один явно что-то говорил другому своим взглядом. И вдруг он объявил:
— Нам уже нужно идти. Простите нас. — И они быстро проскочили на терассу.
— Так быстро? — только и успел сказать им вслед озадаченный священник.
Еще через несколько секунд входная дверь закрылась. Отец Никон услышал, что на пороге они о чем-то спорят друг с другом. Посмотрев в окно, он только успел увидеть, как они почти выбегали из его ворот. Он только пожал плечами. Только на следующий день отец Никон не найдет на положенном месте своего подарочного креста. Коробочка останется на месте, а ее содержимого не будет. Он перенес пропажу спокойно. Помолившись за молодых людей, вверил себя и их в руки Божии, что он всегда и старался делать по жизни и к чему приучал себя с молодости.
Прошло некоторое время и в жизни отца Никона произошли перемены: его перевели в другую епархию. Пришлось оставить свой облюбованный домик с печкой и уехать в городскую квартиру, а лучше сказать — в неизвестность.
И на новом месте оказалось довольно неплохо: квартира просторная, большой и красивый храм, имеющий 150-летнюю историю и прихожан в три раза больше. Нового священника быстро полюбили и отношения сразу пошли по нужному руслу. Так что потаённые страхи пожилого священника не оправдались. Но все-равно переезд и расставание с прихожанами и прижитым местом какое-то время больно коробили душу. Помогла всегдашняя преданность воле Божией, которая уже не раз выручала пожилого монаха.
Прошел год. Новый владыка, узнав о краже его подарочного креста, в скором времени на День его ангела преподнес отцу Никону этот подарок. Справедливость, как казалось, восторжествовала. Но суд Божий оказался несколько иным.
Однажды в главном соборе города был престольный праздник. В такие дни, как правило, служил владыка, а духовенство города и окрестных близлежащих приходов приезжало сослужить своему архиеерею. Отцу Никону также было велено принять участие в праздничной архиерейской службе. Он не очень жаловал шумные богослужения, больше любил тихие приходские службы. Утешал он себя обычно тем, что народ радуется при праздничных службах. Если народ доволен и слава Богу!
После окончания богослужения и праздничного молебна, отец Никон направился в ризницу. Когда он спустился, один из его знакомых батюшек обратившись к нему спросил:
— Отец Никон, у тебя случайно нет знакомого непраздного священника Нифонта?
Когда он это сказал, все священники дружно засмеялись.
— А почему непраздный, беременный что ли?
— Вот мы и сами пытаемся понять, на каком, интересно, он месяце и как так вообще получилось?
— А ты с ним разговаривал, — поинтересовался отец Никон. — Он что, с пузом что ли? Так пузо еще не показатель.
Все опять засмеялись.
— Тогда у нас непраздных священников не счесть, — добавил кто-то из духовенства.
Отец Никон снял фелонь и спросил:
— А кто его ищет?
— Да не знаю. По телевизору уже несколько дней бегущей строкой это объявление мелькает, что помогите, мол, найти некоего непраздного Нифонта, у которого год назад украли крест. Беременного, понимаешь, батюшку ограбили.
Они все дружно засмеялись.
Отец Никон так и присел после услышанного. «Непраздный Никон», так ведь это я так себя назвал год назад, когда с незнакомцами разговаривал, — подумал он. Никак воры-то мои покаялись. Вот так чудо!
— А там адрес или телефон прилагался? — поинтересовался он.
— Да, телефон какой-то был.
— Отец, ты не мог бы мне услужить? Перепиши для меня этот телефон.
— Хорошо. Завтра же пришлю вам сообщение.
Весь оставшийся вечер отец Никон думал, что же они хотят ему сказать? Наверно, крест вернут, прощение будут просить. Он и не держал на них зла, просто за их ошибку переживал. Слава Богу! Образумились. Хоть через год, но образумились.
На следующий день ближе к обеду действительно пришло сообщение от знакомого священника, в котором был номер телефона. Отец Никон немного помедлил: — «Господи, благослови», и набрал номер.
— Алло! — раздался чей-то незнакомый голос на том конце провода.
— Здравствуйте! Меня зовут иеромонах Никон. Я…
Но ему не дали договорить.
— Батюшка, как хорошо, что вы позвонили! Мы вас уже столько месяцев ищем, совсем отчаялись уже. Где вы сейчас? Нам срочно нужно вам вернуть ваш крест. Мы допустили тогда ошибку и теперь расплачиваемся за нее. Так где же вы? Как нам встретиться?
Оказалось, что они совсем в разных областях. Отец Никон сказал ему свой новый адрес и они договорились встретиться. Тот человек обещал завтра же приехать к нему. «Вот это да, — думал отец Никон, — видать сильно прижало».
На следующий день тот человек и правда приехал. Не было еще 10 часов дня, как в дверь позвонили. Открыв дверь, отец Никон сразу узнал своего гостя-боевого офицера. Лицо вполне честное, доброе и приличное, — промелькнула мысль, — что же их подвигло на воровство?
— Здравствуйте, батюшка! Благословите, — и гость подошел под благословение. Эту перемену нельзя было не заметить. В прошлый раз они про благословение и не вспомнили.
— Заходи старлей, — сказал отец Никон, — гостем будешь.
Тот зашел, разделся и прошел в квартиру.
— А у вас хорошая память, — сказал вошедший.
— Не жалуюсь. Может чаю? — спросил хозяин.
Гость посмотрел отцу Никону в глаза и невольно вспомнил про последний с ним чай год назад. Тогда священник тоже предложил им чай. Было видно, что он очень сильно переживает и чувствует вину. Это предложение чая было, как удар по больному месту. Он опустил глаза и сказал:
— Да, если не трудно.
— Да какой уж там труд, — сказал священник и ушел хлопотать на кухне.
Через пять минут чай был готов и они сидели за чашками ароматного чая.
— Тебя звать-то как?
— Александр.
— А вы, стало быть, отец Никон. А то мы вспоминали, вспоминали и ничего, кроме отца Нифонта не вспомнили.
С этими словами он достал из нагрудного кармана небольшой сверток, развернул его и положил на стол. Отец Никон сразу узнал свой крест. Он ничуть не изменился и был таким же красивым и сверкающим.
— Да, это он, — сказал отец Никон. Он и не собирался спрашивать о мотивах их поступка, но Александр сказал сам.
— Я даже не знаю, как это произошло, — начал он свой рассказ. Это Юра зачем-то его взял, ну, тот второй, помните? Когда вы вышли из комнаты, он стал бродить по залу и смотреть обстановку. Заметив какую-то коробочку, он открыл ее и увидел крест. Достав его, он долго рассматривал, а потом почему-то положил в карман. Я увидел это в последний момент. Я даже не знал, что он там взял. Говорю, ты что взял? Он отвечает — так, ничего особенного. Я подхожу, открываю футляр, рядом с которым он стоял, а он пустой. Я его спрашиваю, ты, что, крест взял, что ли? И тут заходите вы. Я, право, и не знал как поступить. Все так неожиданно получилось. Сказать при хозяине, — положи крест на место, было бы, своего рода, предательством. И я промолчал. Поэтому и решил быстро уйти. Я его потом спрашиваю, зачем тебе священнический крест? А он говорит, я сам не знаю зачем его взял — бес дернул.
Ну и пошла у нас после этого «веселая» жизнь. Все началось уже на вокзале, когда у нас украли наши вещи. У меня в рюкзаке отличная новая палатка была, а Юра в пакете свой отремонтированный ноутбук нес, который только что из сервиса забрал. Я ему говорю — вот видишь, это все из-за этого креста! А он мне говорит — это совпадение, сами виноваты. Ну, я тогда спорить не стал, так как действительно не доглядели. Но приезжаю домой, а у моей машины все колеса проколоты. Через неделю Юра мне звонит: «У меня гараж взломали, ну и все вынесли». Я ужаснулся. У него там новенький квадроцикл стоял, плюс мотоцикл его друга. Он в шоке. Ладно, за мотоцикл как-то расчитались.
А потом по нашему городу пошла волна поджогов автомобилей. Вы, наверно, слышали об этом, когда по ночам по десять машин сразу жгли прямо во дворах? Ну и как вы думаете, чей был автомобиль, который подожгли первым?
Отец Никон отхлебнул из чашки и посмотрел на рассказчика.
— Это был мой Рено. Сгорел до тла, один черный кузов остался.
Я звоню Юрке и говорю — так и так, а он мне в ответ: «Ты не поверишь, у меня дача сгорела. Говорят бездомные в нее пробрались и ночевали.»
— Вот это да! — говорю. — Сейчас ты тоже скажешь, что это совпадение?
— Нет, — отвечает, — это не совпадение.
Я ему говорю:
— Ты украл, а расплачиваемся вдвоем. Ты во всем виноват!
— Ладно, — говорит, — виноват я, виноват, давай решать уже что-то.
— Что тут решать, — говорю ему, — поедем и отдадим крест.
Договорились с ним о встрече и вдвоем приехали к вам туда. Ну а там, понятно, уже никого нет. Куда уехал священник никто не знает. Говорят только, что перевели.
Короче, вернулись ни с чем. Нас на том же вокзале по пути домой опять ограбили. Только на этот раз в открытую — дали по голове и вытащили все из карманов.
Прошло где-то с несколько месяцев. А потом автобус, в котором мой Женька ехал, попал в аварию.Ни у кого даже царапины нет, а он один упал так неудачно, что головой прямо на металлический уголок. Весь в крови, огромный порез, плюс сотрясение и перелом двух пальцев на руке. Через неделю мне звонит Юра и говорит, что его ограбили — вскрыли квартиру и вынесли на несколько десятков тысяч. Потом мы оба попали под сокращение на своих работах. Думали, что хуже быть не может, но потом я узнал, что Юра погорел — квартира сгорела. Вроде все живы, но он сильно обожжен и лежит в больнице. Месяц назад он мне позвонил из больницы и говорит: «Сделай что-нибудь, что угодно, иди к президенту, к Патриарху, но найди способ вернуть крест, иначе мы все умрем». Я молился и просил вразумления, как поступить. А потом мне пришла мысль дать объявление по какому-нибудь телеканалу, который показывают у всех. Правда, не знал, что написать,и написал то, что вспомнил. Хотя имя ваше так и не вспомнил.
Саша замолчал и допил чай. Отец Никон тоже молчал. Он удивлялся действию Промысла Божия и Его справедливости. Ничего не бывает без последствий.
— Вот это история, — сказал отец Никон после некоторой паузы. — А ведь уже давным-давно в Священном Писании сказано — Не укради. Вот ты и узнал на себе о действиях Промысла Божия. Кто ворует тот и сам ограблен будет.
Но у вас немного другой случай. Вы украли у монаха, а это другая статья. — отец Никон улыбнулся. — Монахи — это дети Божии, которых Господь бережет и не дает в обиду. Не случайно говорят, что имущество монахов — огонь. Украдешь у монаха десять рублей, потеряешь тысячу. Воровать вообще нельзя, а тем более у монахов. Это опасно для жизни.
Они засмеялись.
Отец Никон принял его извинения и уверил его, что их покаяние принято Богом и больше с ними ничего скорбного случится не должно, если, конечно, не нагрешат снова.
Глядя в окно, отец Никон провожал взглядом своего гостя. Слезы радости сползали по его щекам. Он благодарил Бога за Его неустанный Промысел о мире и о себе, и еще раз уверился в христианской истине, что всякий надеющийся на Господа не постыдится.
иеромонах Роман (Кропотов)

14:20 

КАК ВОЗНИКЛО ПОНЯТИЕ ОБ УСИЛИИ?
   Адам своим непослушанием в раю привнес грех в жизнь рода человеческого и изменения в сотворенный Богом мир, все привел в беспорядок. Этим поступком он разрушил простоту, душевную тишину, спокойствие, бесстрастие, любовь, свойственные первому человеку. В жизнь вошел раскол помыслов, фантазий, дел, появились угрызения совести, болезни, горечь. «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю», — говорит апостол (Рим. 7:15).
   Это обреченное на совершение грехов состояние нашей природы передается по наследству и нам, и нашим детям, и друзьям нашим, и монахам, и чадам Церкви. Вместо благоухания жизни принимаем мы из поколения в поколение теперь смрад смерти. Грехопадение в раю увело человека в плен, поместило в некий порочный круг, где переплелись страдания и удовольствия. Стремясь к удовольствию, мы получаем страдание. Избегая страдания, явной приметы смерти, слышим приближающиеся шаги погибели и ада. Почему? Потому что человек «преступил заповедь, позабыв о Боге», и стал расточать силы своего ума и своей воли на исполнение чувственных, бессмысленных, скотских и противоестественных желаний.
   Поэтому сразу после грехопадения Бог даровал человеку усилие как лекарство от смерти, как средство восстановления Божественной жизни и приобщения вечному Свету.
   К счастью для нас, Христос, новый Адам, жил вместе с людьми. Он разжег их тлевший уголь и возродил Божественное творение. «Воплотившийся от Марии Девы», Он сделал возможным возведение падшей природы человека в первозданное безгреховное состояние и возвращение ему прежней красоты. Сам Христос Своей добровольной смертью за нас даровал человеку бессмертие и свободу решения, «что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала» (Флп. 4:8). Как? С помощью усилия.
   То, что вторглось в нашу жизнь, — грех и страсти — требуют усилия, ибо «грех отмыть нелегко». По словам старца Иосифа, наши колебания между тем, что есть и тем, чем должно стать, подобны междоусобной брани.
   «Нашим страстям нет числа, — говорит Максим Исповедник, — великое их множество одолевает человека и делает его жизнь многострадальной». Посмотрите, что привнес в нашу жизнь так называемый покой, и как страшно, когда мы направляем свои усилия на обретение покоя такого рода. Наша природа раздробляется, разделяется на тысячи частиц, раскалывается наше сердце. Это есть последствие греха, и оно ведет нас к вредоносным, издающим зловоние заболеваниям. Я сейчас не говорю о великих и смрадных страстях, но о повседневных — таких, как эгоизм, тщеславие, черствость, жестокость, непостоянство, неуверенность, беспорядочность, неуместные суждения, ревность, зависть, безутешность, печаль, отчаяние, уныние, тоска, малодушие, несвоевременная скорбь, угрюмость. Иов говорит: «Нечестивый мучит себя во все дни свои» (Иов 15:20). Под мучениями он подразумевает страхи, волнения, тяжелые размышления, помраченное и усталое сердце, то есть все то, что нам приносит стремление к покою, который на самом деле обманчив.
   Существует ли лекарство от покоя такого рода? Да. Скорби по доброй воле и евангельское усилие. Усилие, приводящее к истинному покою, борьба, делающая человека радостным, любезным, милым, мирным, а наши сердца — садом наслаждения и тишины.
ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ УСИЛИЕ НЕОБХОДИМОСТЬЮ?
   Почему мы так боимся приложить усилие? Почему мы сопротивляемся и усматриваем в нем бедствие и непреодолимые трудности?
   Наши собственные интересы, мирское мышление, ребяческое непослушание, подверженность модным идеологиям, эгоизм и прочие недостатки сдавливают нас и препятствуют восприятию от всего сердца «бремени Христова». Кроме того, часто мы или под влиянием современного обмирщенного, позабывшего о Боге общества, или, не имея серьезных богословских познаний, ведем весьма поверхностную духовную жизнь, а евангельский призыв к усилию истолковываем легкомысленно и безответственно.
   Обычно людям не нравится злострадание. Они поощряют прихоти своей плоти и таким образом еще больше разжигают ее аппетит. Покой, на который у мирских людей есть благословное разрешение, оправдание и основание, для человека верующего есть предел погибели. Для того, чтобы суметь отказаться от инстинктивного попечения о своей плоти, отвергнуть самоугождение, необходима истинная любовь и Божественный огонь. Его в нас возжигает Сам Христос и им изменяет наше внутреннее существо. Подлинное стремление ко Христу стирает любое иное стремление. Метеорское монашеское государство, сейчас собранное передо мной и празднующее 600 лет со дня своего основания, есть плод человеческого естества, воспламененного Божественным огнем. Мы все любим Бога. Но нашими повседневными делами (грехами?), проистекающими из малодушия, человеческих слабостей, небрежности, незнания, страстей, свидетельствуем о своем автономном существовании по отношению к Нему. Наша любовь расходуется на идеи (замыслы?), желания, приобретение материальных благ, на себя самих. А мы между тем просто не понимаем, что так, через закоснение в удовольствии и самоугождении, de facto рвется наша связь с Богом, мы теряем Его Божественную любовь.
   Мерило нашей жизни есть Христос, «в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13). Святой Игнатий говорит, что и мы можем исповедовать со дерзновением: «Я желаю постичь лишь одно — Христа». Открыть Его для себя, Его обрести. Да будет Он «Господь мой и Бог мой» (Ин. 20:28).
   Мы видим, что неустанное евангельское усилие — это путь спасения для человека. Но будьте внимательны: усилие есть побег от ствола желания, произросший благодаря доброй воле и сердечному расположению, а не решению, принятому от страха или по необходимости. Оно не может быть порождением тоскливого настроения души, принуждения, боязни совершить какой-то грех. Скорбь сердца, слезы, печаль души только тогда благословляет Господь, когда идут они рука об руку с живой радостью во Христе, наполняющей все наше повседневное существование. Все то, о чем мы сейчас сказали, нужно учитывать, когда слышишь в себе зов к монашеской жизни, или, будучи еще послушником, чувствуешь, что не имеешь силы или желания становиться борцом, прикладывать усилие.
   Радостные люди несут на себе печать Бога. Через аскезу они докапываются до своего подлинного «я». Кроме того, трезвая оценка собственного внутреннего естества, утерявшего Божественный образ, равно как и восхождение на высоты подлинного сердечного покаяния и усилия в следовании евангельским заповедям, являются плодородной почвой для осознания необходимости непрерывного мученического подвига.
   Усилие, словно чудодейственный ланцет, производит первоклассную операцию, удаляющую страсти из нашего организма. Не нужно воспринимать аскезу и страдания как инструменты, уравновешивающие два противоположных и противостоящих друг другу начала в человеке — душевное и телесное. Аскеза убивает не тело, но страсти. Тело же есть помощник духа. Терпение скорбей по доброй воле — это путь к свободе и истинному покою. Тело и душа вместе предоставляют свои просторы для Святого Духа, Который приучает нас ступать по пути духовной борьбы навстречу Богу.
   Мы возделываем свою жизнь и смотрим в будущее, видим там время жатвы, сбора урожая, добрый плод наших аскетических подвигов и служения, терпения и молитвы. Мы чувствуем признание, радуемся тому, что с нами Бог, благословляющий нашу молодость, старость, вечность, нетление, бессмертие.
   Евангельское усилие — ни в коем случае не насилие. Это жизнь духовная, покой, отложение попечений и ликование. Это Небеса, разверзающиеся для сынов и дочерей Бога, денно и нощно играющих перед Ним.
   Усилие столь просто! Ибо Сам Дух Святой Утешитель все устроил так, чтобы было для нас легко и покойно. Духовная жизнь обретает крылья. Через усилие плоть обновляется и преображается, уподобляется плоти Христа. «День дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум» (Пс. 18:3). Это движение нашей жизни ввысь и вперед, таинственное слышание голоса Бога, приближение к Святая святых, жертвеннику Небесной Скинии.
схиархимандрит Эмилиан (Вафидис)

14:19 


17:32 

За какие грехи телесные или душевные осудим ближнего, в те впадаем сами, и иначе не бывает. Преподобный Иоанн Лествичник

Блог иг. Давида

главная