Пусть Всемилостивый Господь укрепляет всякого человека желающего быть добрее и чище,
и каждый раз показывает нам, что это верный и единственный путь к преображению души.
Ведь только чистыми устами и незлобивым сердцем можно воистину славить Бога. Аминь.
Настоятель Преображенского Храма – Игумен Давид( Яковлев)
URL
16:46 

РЕАНИМАЦИЯ И АНГЕЛЫ,ИЛИ ПРОГУЛКА ПО КРАЮ БЕЗДНЫ.

В жизни нам даются суровые уроки. Но после этих уроков жизнь становится другой. Невозможно быть тем же, кем ты был, когда хоть на мгновение ты вышел за пределы привычного, оказался на пороге иного бытия. Ценность самой жизни познается на грани смерти, ценность света – после ночной тьмы, ценность любого Божиего дара – после его лишения.

Первая химиотерапия обернулась для меня серьезным отравлением. Токсикация охватила нервные пути. Отключилась речь, парализовались глотательные движения, затруднилось дыхание.

Жена пыталась вызвать «скорую» – все машины оказались в разъездах. Мне удалось показать в своем телефоне номер знакомых фельдшеров, трудившихся на «скорой». Благодаря им машина приехала значительно быстрей, в то время, когда я пытался на четвереньках глотать воздух из открытого окна.

Меня потом спросил один знакомый, возможно ли молиться в таком состоянии. С отключением речи и блокировкой мышц языка ты еще пытаешься молиться мысленно. Пытаешься всем сердцем обращаться привычными краткими словами: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного! Пресвятая Владычице моя, Богородице, спаси мя, грешного! Святый Ангеле Божий, Хранителю мой, помоги мне». И еще краткие молитвы преподобному Сергию Радонежскому, блаженной Матроне Московской, небесному покровителю мученику Валерию Мелитинскому…

Но наступает момент, когда тебе не хватает кислорода, вдохнуть ртом ты не можешь, и тут внутри происходит сбой, а в каком-то смысле наступает паника. Мысли теряют сосредоточенность, по телу проходят судороги, единственным желанием становится просто нормально дышать. В такие мгновения молитва испаряется, как влага на раскаленном песке. Ты начинаешь просто бороться за жизнь, искать, как лучше сделать вдох, глупо и беспомощно теряя молитву – этот главный, целительный источник нашей жизни.

В какой-то момент промелькнуло: если я уже умираю, то пусть это наступит скорей, чтобы близкие не видели всех мучений и чтобы просто перешагнуть порог, который отделяет временное от вечного, тленное от нетленного. Вот как мы просим на каждой ектении «христианския кончины живота нашего, безболезненны, непостыдны, мирны…» Но что-то это прошение никак не исполнялось, оставляя меня на краю бездны, на грани неизвестности.

Тогда жена поставила на молитву перепугавшихся детей. Опустившись на колени перед иконами, они со слезами, в простых детских словах изливали свою сердечную просьбу. В этот момент мне наглядно открылось, что в жизни бывает, когда ты живешь вовсе не своими молитвами. Когда молитвы тех, кто любит тебя, для кого ты еще имеешь значение, восполняют всю твою беспомощность и немощь. По молитвам ближних мы избавляемся от бед, обретаем от Бога спасение, исцеляемся и воскресаем. Эти молитвы становятся крыльями, которые подымают твою израненную душу и не дают ей пасть вниз.

Еще скажу, что на грани перехода ты чувствуешь, как многое, что казалось тебе важным, вдруг обнажает свою пустоту. Самым сердцем прозреваешь, как напрасно ты всё время куда-то гнал и спешил, пытался что-то заработать, вроде бы чтобы содержать семью, но мимо тебя в этой гонке и проходила жизнь твоей семьи, твоих детей, исчезала радость общения с самыми близкими. Счастье – оно всегда рядом с нами, но мы сами пробегаем мимо него. Чтобы остановиться и вырваться из замкнутого круга, нам от Бога и подаются суровые жизненные уроки.

Но вот наконец и «скорая». Вижу растерянное лицо врача, замешательство в его действиях. Замеряет мне давление, пульс, а затем каким-то прибором еще что-то меряет и с удивлением говорит: «Странно… Что же в крови кислорода-то меньше нормы?» Зачем-то ставит мне катетер в руку… и только перед самым нашим выходом к машине делает укол, после которого судорога в теле исчезает.

В больнице мне поставили капельницу. Но на следующий вечер приступ повторился. Меня отправили в реанимацию. Поскольку и в этот вечер я потерял дар речи, то не мог произносить ни единого слова. Оставался лишь безмолвным созерцателем происходящего и наблюдал, как Бог посредством людей спасает таким же людям жизнь и восстанавливает здоровье.

Никогда с этим раньше не сталкиваясь, я был поражен своим восприятием. Ранее я думал, что это место какой-то безутешной скорби, отчаянной борьбы за жизнь, последних проводов. Оказалось, что проведенный в реанимации день стал одним из самых счастливых дней в моей жизни. Это как рождение на свет, воскрешение, после чего радость дня и свет солнца, счастье общения с близкими и драгоценная возможность служить Богу переживаются наиболее ярко.

Здесь не царили ни ропот, ни ругань, ни жалобы или угрозы. Каков бы ни был больной, врачи и медсестры представляли собой пример исключительной жертвенности. Каждый заботливо, мирно, спокойно вершил свое дело, словно это были не люди, а ангелы, поставленные Богом на то, чтобы заниматься одним единственным делом – спасать людей. Наблюдая происходящее, я так и пришел к этому удивительному выводу: вся реанимация наполнена ангелами.

Смысл духовных прозрений не обязательно в том, чтобы ты непременно увидел ангелов, но в том, чтобы нечто ангельское ты увидел в людях, в тех, кто окружает тебя. Если кругом ты недовольно видишь одни грехи, недостатки, пороки, то кто же ты сам по своей внутренней сути? Каждый замечает то, что для него самого естественно. Если же в окружающих тебя людях ты прозреваешь доброе, чистое, ангельское, то, значит, Господь посетил тебя и не лишил Своей благодати. Впрочем, сам я на тот момент прозревал лишь собственную немощь и удивительную доброту, заботливость, сердечность сотрудников реанимации.

Одна пожилая врач, подойдя ко мне, с соучастием и состраданием произнесла: «Ты молись про себя. А когда сможешь, так и вслух молись. Молитв, слава Богу, много у нас. Молитва часто лучше всего помогает». И я молился. На сердце стало настолько мирно, спокойно, что я сравнил эти ощущения лишь с пребыванием в алтаре на богослужении. Ангелы наполняют алтарь храма, ангел-хранитель рядом с каждым из нас. Но Божии ангелы присутствуют еще и там, где спасается жизнь, где люди, забыв о себе, заботятся только о том, как помочь таким вот, как я, беспомощным. Почему же мы не замечаем этого в своей обыденной жизни?

Пусть никто не осудит меня, но в тот момент реанимация мне представилась подобной священному алтарю, а действия персонала реанимации – священнодействиям служителей храма. Они воссозидают в человеке жизнь, делают по земным меркам невозможное, имеют от Бога особый дар воскрешать и возвращать людей к жизни, тем самым причастны таинству спасения сотворенных Богом людей. Конечно, всё это относится не к вечному спасению души, обретаемому только в храме, а к временному спасению тела. Но ведь свои души мы спасаем, покуда не расстались с телом, значит, и это временное спасение, восстановление здравия тела тоже важно для нас.

А потом всё завершилось очень просто. Меня откачали, вернули к жизни и спокойно отпустили домой. Они не ждали ни благодарности, ни признательности, ни денег, хотя трудно поверить, что зарплаты простых городских врачей высоки. По-доброму и с улыбкой напутствовали советом, чтобы больше к ним не попадал. Они сами остались там, как врачи на передовой, бескорыстно спасая жизнь всякого смертельно раненного.

Жаль, что часто мы не замечаем, как рядом с нами бескорыстно трудятся, вершат святое служение люди, спасая жизнь таким же, как мы. Как и молящиеся за тебя дети, так и врачи реанимации подобны ангелам, небесным хранителям, которые защищают и сохраняют нам жизнь.

Вспоминается еще только одно прошение ектении, которое после реанимации стало для меня самым важным, выше всех земных достижений, свершений: «Прочее время живота нашего в мире и покаянии скончати у Господа просим». Если умирать, то лучше мирно, а если жить, то только в покаянии. И вверить себя в руки Божии. Это и есть самое главное. Храни всех Господь!

Священник Валерий Духанин

16:32 

Человек! твои развлечения, твои увеселения — обличители живущей внутри тебя муки. Ты ищешь заглушить ее чашей шумных забав и непрерывного развлечения. Несчастный! Едва выпадет для тебя минута трезвения, как ты снова убеждаешься, что мука, которую ты старался уничтожить развлечением, живет в тебе. Развлечение служит для нее пищей, средством укрепления: отдохнув под сению развлечения мука просыпается с новыми силами. Она — свидетельство, живущее в самом человеке, свидетельствующее ему о его падении.

Святитель Игнатий (Брянчанинов).
(Аскетические опыты. Том II. Об образе и подобии Божиих в человеке).

16:31 

ИЩЕШЬ МИЛОСТИ? БУДЬ САМ МИЛОСТИВ

Оставляются долги тем, кто просит о помиловании. Но, смотри, не питай ненависти к братиям своим, когда просишь оставления долгов.

За дверьми остаются те молитвы, которыя, возносясь к Богу, не имеют при себе любви; потому что одна любовь отверзает двери молитве.

Если брат твой гневается на тебя, то гневается на тебя и Господь. И если примирился ты с братом своим долу, то примирился и с Господом горе. Если восприемлешь брата своего, то восприемлешь и Господа твоего.

Итак, примирись с Господом в лице оскорбленных, возвесели Его в лице опечаленных, посети Его в лице больных, напитай в лице алчущих.

В лице утомленнаго путника уготовь Ему мягкое ложе, омой ноги Его, посади на первом месте за трапезою своей, преломи хлеб свой и удели Ему, падай Ему и чашу свою.

Он оказал уже тебе большую любовь, раздробил для тебя тело Свое, и кровь Свою дал тебе в питие.

псалтырь Ефрема Сирина

16:01 

Я знал столько людей, которые обладали "золотыми устами", они часами могли ораторствовать, проповедовать. Но понаблюдав какое-то время я отходил, потому что всё это были только слова. Всё шло изо рта, а не из сердца и не было никаких плодов.
Иосиф Муньос-Кортес

Не говори языком. Его черви съедят. Говори сердцем, тогда тебя услышат, даже если ты скажешь шёпотом, даже если ты будешь молчать.
Старец Ипполит (Халин)

Проповедовать следует не от ума, а от сердца. Только то, что сказано от сердца, достигнет другого сердца.
Аархимандрит Фаддей Витовницкий

15:45 

Молитвою часто называют то, что вовсе не есть молитва: сходил в церковь, постоял, посмотрел на иконы, или прежде на людей, на их лица, наряды, — говорит: помолился Богу; постоял дома пред иконою, покивал головою, проговорил заученные слова без понимания и сочувствия, — говорит: помолился Богу.
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Стоять перед иконою и класть поклоны - не есть молитва, а только принадлежность молитвы; читать молитвы на память, или по книжке, или слушать их - не есть еще молитва, а только орудие молитвы или способ обнаружения или возбуждения ее. Сама молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу - чувства самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прошения, сокрушения, покорности воле Божией, усердного припадания и прочее.
Свт. Феофан Затворник

Неполезно холодное отношение к делу молитвы. «Отмолился, вычитал, что положено, и свободен. Отбыл повинность свою». Такая молитва не даёт благих плодов. А такая молитва и бывает у тех, кто ограничивает своё обращение к Богу только совершением правила или хождением в церковь, не стремясь к тому, чтобы молитва наполнила и освятила всю их жизнь, все их дела.
Прп. Никон (Оптинский)

15:34 

Если монах оставляет духовные занятия, не делает поклоны, бросает чётки, то скоро дичает. Работу может делать, а молиться нет. Вижу монахов, которые постоянно работают, оставляя совсем чтение и молитву. «Сделаю ещё это, а потом это», – говорят они; молитва – по боку; и, в конце концов, дичают, становятся как мирские. Я видел рабочих, которые могут тесать камни под палящим солнцем или целый день рубить дрова, но дай им тройную зарплату, они полчаса в церкви выдержать не могут; выходят на улицу и курят. Я это замечал. Когда человек перестаёт молиться, удаляется от Бога и становится, как вол: работает, ест, спит. И чем больше он удаляется от Бога, тем хуже становится. Сердце охлаждается, и потом он уже совсем не может молиться. Чтобы прийти в себя, сердце должно смягчиться, обратиться к покаянию, умилиться.
Прп. Паисий Святогорец

Человеку дана жизнь на то, чтобы она ему служила, не он ей, то есть человек не должен приносить свое внутреннее в жертву внешнему. Служа жизни, человек теряет соразмерность, работает без рассудительности и приходит в очень грустное недоумение; он и не знает, зачем живет.
Прп. Нектарий Оптинский

15:01 

«Тогда пришли некоторые из саддукеев, отвергающих воскресение, и спросили Его:
Учитель! Моисей написал нам, что если у кого умрет брат, имевший жену, и умрет бездетным, то брат его должен взять его жену и восставить семя брату своему.»
Евангелие от Луки 20:27-28

Толкование святителя Иоанна Златоуста:

«После них к Спасителю приступили саддукеи. Какое безумие! Едва успел Он заградить уста фарисеям, как уже к Нему приступают эти, тогда, как им следовало бы воздержаться от этого. Но дерзость так бесстыдна и безрассудна, что покушается даже и на невозможное. Потому и евангелист, удивляясь их безумию, указывает на него, говоря: "в тот день приступили". "В тот день": когда же это? В тот самый день, в который Спаситель изобличил лукавство фарисеев, и посрамил их. Кто ж такие саддукеи? Это люди, составлявшие особенную секту между иудеями, отличную от фарисейской и гораздо худшую той, - утверждавшие, что нет ни воскресения, ни ангела, ни духа. Они были грубее фарисеев, и совершенно преданы вещам телесным. У иудеев много было различных сект. Поэтому и Павел говорит: "я жил фарисеем по строжайшему в нашем вероисповедании учению" (Деян. 26:5). Впрочем, саддукеи, приступив к Спасителю, не прямо начинают говорить о воскресении, но вымышляют какую-то басню и рассказывают о происшествии, по моему мнению, небывалом, думая привести Его в затруднение опровергнуть и то, и другое: и то, что будет воскресение, и то, что оно будет такое, какое разумел Спаситель. И они, подобно фарисеям, приступают как будто с кротостью... А чтобы Он не спросил: почему семеро имели одну жену? саддукеи ссылаются на Моисея, хотя весь их рассказ, как я уже сказал, по мнению моему, был вымышлен.»

Толкование Евфимия Зигабена:

«О секте саддукеев сказано в третьей главе. Они отвергали воскресение мертвых на том основании, что о нем нет ясного упоминания в Писаниях Моисея, которые они только и признавали, не принимая других книг. Вот безумие! Лишь только принуждены были замолчать фарисеи, самые точные из иудеев, как на смену им подбегают саддукеи, люди с большими недостатками. Хотя следовало бы удержаться, но дерзость делает их смелыми, бесстыдными и решающимися на невозможное. Так как в пророческих Писаниях содержится более ясное учение о воскресении, то они полагали, будто бы оно трактует, что люди воскреснут такими, какими были прежде смерти, с теми же свойствами и страстями. Поэтому, желая опровергнуть это учение, придумав от себя предлог, они и подходят. В законе Моисеевом они только находят предлог для вымысла, чтобы просьба их заслуживала большего внимания. В книге Второзакония (Втор. 25:5) Моисей повелел, чтобы на жене умершего бездетным опять женился брат его (закон об ужичестве) и чтобы первенец, которого она родит, назывался сыном умершего брата в память об нем.»

14:58 

Скажем прямо, экуменическая церковь может быть корпоративно единой по внешнему устроению — вселенской, но Святой и Апостольской она не будет. Нам не по пути с такой церковью.
Экуменическое движение, как и всякое ранее имевшее место униональное движение, не стало народным. Это движение исключительно церковническое. Истинно верующий народ, жадно внимающий Слову Божию и старающийся претворить его в жизнь, не пойдет в экуменические храмы. А тот народ, который способен вместе со Словом Божиим принимать материальные подарки и материальное устройство, пусть знает, что вера его не выше веры бесовской: "И бесы веруют и трепещут" (Иак. 2, 19).
Наша Церковь не хочет, не может и не должна быть под влиянием нецерковных организаций. Мы будем оберегать свою духовную свободу, как неоценимое сокровище.

Протоиерей Григорий Разумовский.
Всеправославное Совещание 1948 года в Москве.

18:35 

Ева не советовалась с Адамом о предложении змея, она приняла решение сама. Наши матери нарушили эту заповедь в духовном смысле, поэтому у нас нет мира и покоя, творим ад в себе и вокруг нас, и все, кто с нами живут, не знают мира. Этим своим поступком они приготовили ад себе, своему мужу и своим детям, так в кругу семьи возникает ад. Нет согласия, нет единомыслия. Муж одно, а жена другое. А если бы ты послушала заповедь Господню о том, что воля твоя во власти мужа твоего, если бы для тебя было дорого слово мужа, каким бы он не был, Господь за твое послушание устроил бы так, чтобы он стал лучше и благороднее. Ты не слушаешь не своего мужа, а Господа, потому что это заповедь Господня. А наши матери этого не знают, и нет того, кто бы им это объяснил. И так на всем земном шаре, двое не могут согласиться, воюют, нет мира, нет спокойствия.

Старец ФАДДЕЙ ВИТОВНИЦКИЙ

18:33 

Мы, православные христиане, весьма и весьма соблазняемся, когда во время богослужения видим в своих храмах молящихся вместе с нашими архиереями иноверцев, видим еретиков входящих в алтарь, когда узнаем, что кто-то из православных священников причастил иноверца. И тем более – когда смотрим на то, как на экуменистических ассамблеях наши пастыри, архипастыри делятся «опытом жизни», «миротворческим опытом» и едва ли не «духовным» – с представителями всех религий мира, даже с шаманами и колдунами. Мы крайне соблазняемся, скорбим, ропщем, видя многие и многие кощунства экуменизма. Почему столь любовно настроенные по отношению к еретикам экуменисты игнорируют это скорбное, весьма опасное в духовном отношении состояние своих же церковных чад, за которых они как пастыри прежде всего должны будут отвечать перед Богом? А сколь многие действительно православные люди, не находя для себя компромиссного выхода из столь безобразного положения внутри Церкви, уходят от нас и перестают жить церковно! Немало приходит сегодня в Православие людей категоричных, стремящихся к чистоте вероисповедания, не терпящих фальши. Они уже достаточно насмотрелись на лицедейство в миру и теперь ищут честности, искренности – среди православных. Они никак не могут совместить строгое учение Церкви о догматах, правила Апостолов, Отцов и современное, столь двоедушное, столь лицемерное поведение многих наших пастырей и мирян. Мы знаем довольно случаев, когда соблазнившиеся именно экуменизмом верующие ушли из Церкви. Да, можно обвинять их в гордости, в «негибкости». Но почему экуменисты готовы так бережно и любовно терпеть, сносить и покрывать любую негибкость еретиков, проявлять по отношению к ним любую «гибкость», любую бесхребетность – вплоть до утаивания почти всех основных понятий своей веры, а для тех, кто желает строго держаться православного учения, находятся только презрительные усмешки, обвинения в тугоумии, в непонимании «элементарных вещей», в фанатизме, в отсталости от духа времени и так далее? Но пускай экуменисты покажут нам список тех, кого они своей «гибкой дипломатией» привели в Православие, а мы покажем им список тех, кто, соблазнившись их лицемерной деятельностью, отошел от Церкви!

Архимандрит Лазарь (Абашидзе)

18:24 


13:12 


13:12 

Борясь с грехом, живущим в себе, и постоянно впадая в те или другие грехи, человек опытно, а не теоретически познает свою порчу, свое бессилие и постепенно приобретает смирение.
Всюду и постоянно побежденный грехами, он, наконец, в глубоком сокрушении сердца, со слезами припадает ко Господу, сознается от всей глубины души в своей греховности, в своем бессилии самому победить грех и будет умолять Господа: «Боже, если хочешь — можешь меня очистить (как говорил прокаженный), а сам я ничего не могу сделать..."

Игумен Никон Воробьев

13:10 

Ты называешь себя грешным, а на деле показываешь, что не чувствуешь себя таким. Признающий себя грешником и виновником многих зол, никому не противоречит, ни с кем не ссорится, ни на кого не гневается, но почитает всех лучшими и разумнейшими себя. Если ты грешен, то зачем укоряешь ближняго своего и обвиняешь его, будто чрез него приходит тебе скорбь?
Выходит, что мы с тобою не достигли еще того, чтобы почитать себя
грешными. Смотри, брат, как мы поруганы: говорим только устами, а дела
показывают иное.
Почему, когда противоречим помыслам, не получаем силы отвергать их? Потому что прежде вдаемся в осуждение ближняго и чрез то ослабевает наша сила духовная, и мы обвиняем брата своего, будучи сами виноваты. Возложи на Господа всякий помысл, говоря: Бог знает полезное, — и успокоишься, — и мало по малу получишь силу терпеть.

(Добротолюбие. Том второй: Святых преподобных отцев Варсануфия и Иоанна подвижническия наставления)

13:10 

Гнев

Пророк (Давид) говорит: «гневаясь, не согрешайте» (Пс.4:5). Он не уничтожает гнева, который бывает и полезен, не отвергает негодования, которое бывает полезно, когда направлено против людей неправедных и нерадивых, но отвергает несправедливый гнев и безрассудное негодование. «гневающийся на брата своего напрасно, подлежит геенне огненной» (Мф.5:22). Видишь, какое там и здесь ограничение: «гневаясь, не согрешайте»; «гневающийся на брата своего напрасно», – потому что можно гневаться и справедливо. Так и Павел разгневался на Елиму, и Петр на Сапфиру (Деян.5:13). Я даже не назову этого просто гневом, но любомудрием, попечением, распорядительностью. Гневается и отец на сына, но потому, что заботится о нем. Напрасно гневается тот, кто хочет отмстить за себя самого; а кто хочет исправить других, тот – смиреннее всех. Так и Бог, когда о Нем говорится, что Он гневается, гневается не для отмщения за Себя самого, но для исправления нас. Будем же и мы подражать Ему: мстить, таким образом, есть дело божественное, а мстить иначе – дело человеческое. Итак, не будем и мы гневаться напрасно. Гнев внедрен в нас не с тем, чтобы мы грешили, но чтобы останавливали и других согрешающих, не с тем, чтобы он сделался в нас страстью и болезнью, но чтобы служил врачеством от страстей. Гнев полезен для того, чтобы пробуждать нас от сонливости, чтобы сообщать бодрость душе, чтобы производить в нас сильнейшее негодование за обижаемых, чтобы делать нас взыскательными к обижающим.
Свт. Иоанн Златоуст

Гневайтесь, братья мои, на себя и не грешите более. Гневайтесь на грехи свои, в помыслах и делах, и не грешите более. Гневайтесь на дьявола, отца лжи, и не исполняйте более воли его. Гневайтесь на грех в мире и на попирание Церкви Божией Святой людьми безбожными, но берегитесь, чтобы грехом грех не лечить. Пусть гнев твой имеет меру, чтобы целительным быть, а не отравительным. А чтобы он имел меру, ты имей Бога пред собою и в гневе своем. Для гнева не может быть более мощной плотины и преграды, нежели Бог. Вообще, всякий гнев, который не во Имя Бога и Божией правды, есть грех. Не гневайся из-за пустяка, а гневайся из-за того, из-за чего и Бог гневается. Если твоя воля укреплена в Законе Божием, ты всегда сумеешь гневаться гам, где это нужно, и столько, сколько нужно.
Свт. Николай Сербский

Имеется естественный гнев, без которого невозможно приобрести чистоту; невозможно приобрести ее, если не будем гневаться на все, всеваемое в нас врагом. Этот гнев заменен в нас гневом на ближних по самым ничтожным, ничего незначащим поводам.
Имеется естественная ненависть, и без ненависти к греху и демонам не открывается слава души. Эта ненависть превратилась в нас в противоестественную ненависть к ближнему. Увлекаемые ею, мы заражаемся отвращением к ближнему; она изгоняет из человека все добродетели.
Авва Исайя

Чтобы устоять в любви Божией, необходимо, чтобы и гнев и ненависть достигли последнего напряжения, но направляются они на живущий во мне грех, на действующее во мне зло.
Схиархимандрит Софроний Сахаров

Гнев вложил в нас Бог! Это нерв души. Это сила. Бог дал его нам, чтобы мы гневались и отражали наши страсти, диавола. Тогда мы правильно употребляем гнев, мы отнимаем эту силу у сатаны и отдаем ее Христу.
Прп. Порфирий Кавсокаливит

Гнев, чистый гнев – это сила души. Если человеку от природы кроткому это свойство его характера помогает в духовном совершенствовании, то человеку гневливому в два раза больше пользы от силы, которая заключена в его характере, только бы он эту силу гнева использовал против страстей и против лукавого. Если он не будет пользоваться этой силой правильно, то ей воспользуется диавол. Если человек по природе мягкий не постарается приобрести мужества, то не будет способен к большим делам А гневливый, если решится на что-то большое и обратит свой гнев против зла, то считай дело сделано.
Прп. Паисий Святогорец

13:09 

Тот, кто терпит бесчестие, хотя мог и ответить на него, избавляется от грехов. За своё терпение он обретает от Бога утешение, поскольку поверил Ему.

Старец Иосиф Ватопедский

13:09 

Грешащего произвольно и намеренно, в надежде на покаяние, поражает неожиданно смерть, и не дается ему времени, которое он предполагал посвятить добродетели.

Преподобный Исаак Сирин

13:08 

Пусть знают те крешеные христиане, которые нерадят ходить в церковь причащаться и на многое время отлучаются от Приобщения, что предлогом они выставляют благоговение искуственное и вредное. Пусть знают,что, не причащаясь, они лишаются вечной жизни, отказываясь от того, чтобы оживотвориться. Это превращается в ловушку и соблазн, хотя и мнится этот отказ от Причастия плодом благоговения. Поэтому они должны стараться изо всех своих сил и со всею готовностью очищаться от греха, и прилежать более к жизни боголюбивой, и стремиться с отвагой и любовью ко Причащению Жизни. Ибо так мы победим диавольский обман, и станем причастниками Божеского естества, и взойдем к жизни и нетлению.

Святой Анастасий Антиохийский

13:08 

Самоубийство — это не сокращение страданий, а продление.

Пчела, которая перебирается из одного улья в другой, становится нежелательной для двух сторон: для улья, из которого она бежала, и для улья, к которому она прибилась. Самоубийство — это попытка бегства из этого царства жизни. Но беглеца никакое царство не принимает радушно.
Убийство — это опосредованное покушение на жизнь, самоубийство — непосредственное покушение на жизнь. Убийство — это выражение частичного презрения к жизни, самоубийство — выражение крайнего и полного презрения к жизни. Убийство — нападение на человека как человека, самоубийство — нападение на жизнь как жизнь.
Убийство само по себе представляет также род самоубийства, поскольку жизнь твоя и твоего соседа — это одна жизнь. Но убийством ты намереваешься убить часть жизни, которая может защищаться от тебя, тогда как самоубийством ты намереваешься убить часть жизни, которая от тебя не может защититься. Да, жизнь в твоем соседе может защититься от тебя, а жизнь в тебе совершенно беззащитна от тебя. А убийство того, кто беззащитен, влечет за собой кару и мучения во всех царствах жизни.

Свт. Николай Сербский

13:07 


Запрещено смотреть на то, что запрещается делать. Писание осудило все роды зрелищ, когда отвергло мать всех игрищ – идолослужение, от которого произошли все эти чудовища суеты и легкомыслия. Что же делает истинный христианин присутствуя на них? Зачем – будучи святым, находит удовольствие в вещах запрещенных? Зачем, в противность Богу, одобряет суеверия, которые любит, когда смотрит на них? Пусть он знает, что все это изобретение демонское, а не Божие. Идолослужение есть мать всех игрищ; чтобы привлечь к себе христиан, оно обольщает их наслаждениями зрения и слуха. Состязания греков в пении, в игре на музыкальных инструментах, в красноречии, или в силе, имеют покровителей себе в различных демонах, – и если поискать начала и повода установления того, что или привлекает взоры или льстит слуху, то причиной окажется или идол, или демон, или умерший. Таким образом хитрец-диавол, знавши, что идолослужение само в себе может показаться отвратительным, соединил его с зрелищами, чтобы заставить полюбить его ради наслаждения.
Сщмч. Киприан Карфагенский. О зрелищах.

Удивительная болезнь явилась нынче – это страсть к развлечениям. Никогда не было такой потребности к развлечениям, как нынче. Это – прямой показатель того, что людям нечем стало жить, что они разучились жить. И начали скучать! И меняют глубину и содержание духовной жизни на развлечения! Какое безумие! Точно дети, лишенныя разума! А между тем, развлечение – это уже общественный порок, уже общественная страсть!
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Народ усиленно отравляют, прививая ему страсть к зрелищам. Страсть к зрелищам опасна не менее пьянства. Она так же может разорять население, как и водка; она опустошает народную душу, приучает простого человека к праздности, отвлекает от семьи, засоряет его воображение; сеет в его душе грех... И если театр вреден, то кинематограф для простого человека во много раз вреднее. Мы, служители Церкви, давно и громко взываем, указывая на эту опасность, но кто нас слушает?.. Все помешались на «свободе»: как можно стеснять свободу предпринимателей, открывающих кинематографы? Как стеснять свободу публики, желающей пойти в эти заведения? Отлично пользуются этой свободой все, кто не разбирается в средствах добывать деньги, но тут же есть и «идейные» работники: это те, кому нужно развращать народ, заражать его пороками. А вред, страшный вред от этих заведений растет и растет, народ развращается не хуже недоброй памяти кабака. Лет 20–25 назад никто бы не поверил, что возможно такое публичное «оказательство» своего рода зрительных прелюбодеяний, которое представляют собою программы безусловно всех наших кинотеатров, – все это откровенная популяризация порнографии и всякой скверной уголовщины. Зрительные залы кинематографов переполнены учащейся молодежью обоих полов. «Искушения» в самой непринужденной форме развертываются на полотне любого кинематографического заведения за 20–30 коп. входной платы! Рано или поздно, однако, над этими «приготовительными классами» уголовщины и разврата придется подумать.
Архиепископ Никон Рождественский 1916 год

Блог иг. Давида

главная