Пусть Всемилостивый Господь укрепляет всякого человека желающего быть добрее и чище,
и каждый раз показывает нам, что это верный и единственный путь к преображению души.
Ведь только чистыми устами и незлобивым сердцем можно воистину славить Бога. Аминь.
Настоятель Преображенского Храма – Игумен Давид( Яковлев)
URL
14:46 

Слово в устах одних - дух и жизнь, а в устах других мертвая буква (например, во время молитвы и проповеди). Глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот суть (Ин. 6:63). Таковы должны быть по-настоящему и наши слова, ибо мы образы Бога Слова.
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Я знал столько людей, которые обладали золотыми устами, они часами могли ораторствовать, проповедовать. Но понаблюдав какое-то время я отходил, потому что всё это были только слова. Всё шло изо рта, а не из сердца и не было никаких плодов.
Иосиф Муньос-Кортес

Очень многие с легкостью говорят о любви Христовой, но дела их – соблазн миру, а потому и слова их лишены животворной силы.
Архимандрит Софроний Сахаров

14:45 

ОТ ЧЕГО УСТАЁТ СВЯЩЕННИК

У людей, далеких от Церкви, а порой и у позиционирующих себя православными, есть недоумение: за что священник получает деньги? Что за труд — несколько раз в неделю помахать кадилом? Чем же на самом деле занимается священник и от чего он устает? Предлагаем вам взглянуть на проблему изнутри.
Прежде всего замечу, что в наши дни характерные черты пастыря доброго это практически всегда лицо, несущее на себе печать многоразличных и многообразных забот, вкупе с последующим такому многоразличию и многообразию синдромом хронической усталости.

Я допускаю, что есть батюшки с недюжинно крепким телесным здоровьем и бесконечно стойкой нервной системой, но лично мне их встречать приходится редко. Да и сам таковым не являюсь, так что тема по-настоящему близка. Что же так священника утомляет, что к этому синдрому приводит?
Какое бы послушание на пастыря ни возлагалось, все равно его главной заботой и попечением остаются люди — вверенная его попечению паства и те, кто может в нее влиться, а может так и остаться за пределами ограды церковной. И первый и самый важный труд — работа с этими людьми. Но, конечно, еще прежде того — служение Божественной литургии и вообще совершение богослужений.

Казалось бы, что сложного и утомительного в этом? Напротив, богослужение должно являться для священника источником сил, энергии, необходимых для всей его деятельности в целом. Так оно и есть. С одним лишь маленьким, но очень значительным «но».

Когда я был еще послушником, я слушал рассказ хорошего, опытного игумена из лаврской братии, который незадолго перед тем вернулся из села в одной из северных областей нашего отечества, где он гостил, будучи в отпуске, и где ему привелось послужить на престольный праздник, заменяя в местном храме заболевшего настоятеля.

— Ты знаешь,- говорил он,- читаю молитвы, произношу возгласы, а чувство такое, словно сквозь лес густой продираюсь. Поворачиваюсь, чтобы народ благословить, а на меня люди смотрят с искренним непониманием происходящего. И весь их интерес сконцентрирован на баке с освященной перед литургией водой. Они бы на него и раньше набросились, да я просто лег сверху грудью и сказал, что до отпуста литургии воду набирать не позволю, а то и на службу толком никто бы не остался. Отслужил, причастился, разоблачаюсь, состояние такое, будто палками по всему телу били… Избаловала нас Лавра прихожанами-молитвенниками!

Может кто-то и правда подумает: «Какой избалованный батюшка! Какой изнеженный… Палками его били, дескать, скажет тоже». А меж тем в этом маленьком рассказе как в капле воды отражается то главное, от чего священник может уставать. Это очень непросто — молиться за всех, кто в храме, быть локомотивом для состава, у вагонов которого колеса разве что не заблокированы. Ощущения, конечно, у разных священников разные бывают — «палками били», «вагон с кирпичами разгружал», но это просто от особенностей восприятия. А суть — всех на себе тащил.

Разумеется, на приходе уже сложившемся, благоустроенном, дружном, состоящем из по-настоящему церковных людей, все совсем иначе. Да только чаще всего начинать приходится — особенно в таких, сельских храмах, не то, что с нуля, а с отрицательной отметки. Помню хорошо нашего товарища, которого на Страстной седмице отправили на вновь открытый сельский приход. Привел запущенную церквушку в порядок, отдраил его в одиночку, просфоры испек, приготовился к службе, и вот она — первая Пасха.

— Христос воскресе! — радостно возвещает он людям, пришедшим в храм.
А они на него смотрят, и в глазах ясно читается вопрос:
— Ну? И что дальше?
Только и оставалось, что самому себе отвечать:
— Воистину воскресе!
После такого праздника не то, что будешь чувствовать себя неважно, отлеживаться придется. Правда.

Кто не помнит образ пастыря доброго, который идет за одной-единственной заблудившейся овечкой и несет ее обратно на своих плечах? Она не так уж и легка. А если она не одна? И если опять же надо — нести на себе?

Как это происходит практически и почему на себе?

Ну, вот, например, крещение. С крестными и родителями провели ряд огласительных бесед, они их… выдержали. Но на крещение пришли не только они, а и родные с друзьями, все люди невоцерковленные. Час в храме для них подвиг, причем, судя по всему, непосильный. Они переминаются с ноги на ногу, смотрят по сторонам, мучаются. Священник обратился к ним вначале со словом, в котором кратко сказал о том, что крещение не просто частное событие, а праздник всей Церкви, и сейчас они ее собой представляют, призвал к молитве. Но… слово не нашло благодарных слушателей.
И можно, без сомнения, просто «отчитать» и «отпеть» положенное, да будет ли совесть спокойна? И священник молится — опять за всех присутствующих, не только за крохотного младенца в белой кружевной рубашечке, но и за всех прочих младенцев — великовозрастных и совсем несмысленных. И то же чувство страшной усталости и изнеможения потом.

Каждый из нас знает эту удивительную разницу — между «таким» крещением, и другим — когда крещающийся и немногие близкие его ловят каждое слово молитвы, откликаются на него сердцем, участвуют и сопереживают. Не так часто это бывает, как хотелось бы. И не в том дело, что пастырь нерадив и «оглашать», как следует, не хочет. Просто люди такие духовно немощные в большинстве своем, овечки чисто…

А исповедь? Это, пожалуй, самое трудное. И не в том дело, что раз за разом священнику приходится слышать не только «грехи повседневные», но и грехи действительно тяжкие — таков уж мир, в котором мы живем. И слава Богу, что решаются люди придти с ними в храм, чтобы разрешиться от этого страшного бремени! Усталость от этого — естественная и законная. Но она и «здоровая», потому что не только ангелы на небесах радуются покаянию грешника, а и пастырь ему радуется, особенно, когда видит, что оно настоящее — искреннее и глубокое.
А вот если оно «постольку поскольку», без сокрушения, без желания измениться, стать лучше, сводящееся к констатации или даже какому-то странному недоумению «кающегося»: «Вот, вроде бы и грех это, а может, и нет… все так живут»… Тогда опять ощущение, словно воз на себе тянешь. Так же как и тогда, когда после каждого сказанного слова человек смотрит на тебя и ждет: не разберешься ли ты с его грехами вместо него, не решишь ли за него эту проблему — как сделать так, чтобы их больше не было? У него-то ведь сил бороться нет.

Не говоря уже о людях, которые на исповедь подходят не со «списком грехов», а с просьбой: «Сделайте мне что-нибудь…». И сколько ни бьешься, ни объясняешь, что ты «сделаешь» — помолишься, посоветуешь, но главным образом человек сам делать должен, в глазах просящего лишь тоска, которая, кажется, еще немного, и твое сердце тоже наполнит…
…А еще устает священник и унывает порой даже, когда видит, как и постоянные его прихожане, с которыми уже не одна Пасха и не одно Рождество вместе отпразднованы, с которыми не только десяток куличей, но и пуд соли съеден, топчутся на месте, спотыкаются, падают вместо того, чтобы споро идти вперед. Неправедно такое уныние — но чего греха таить, бывает оно.

А после службы — требы. В разных домах, квартирах, больницах, на улицах даже, на кладбищах. И едет священник из конца города в конец с чемоданчиком и епитрахилью на шее со смешно оттопыривающей плащ на груди сумочкой для дароносицы. И один смотрит на него так, другой иначе, кто-то язвит, кто-то произносит вполголоса из сокровенности сердца идущее: «Мог бы — убил!». Ну, это, конечно же, в том случае, если не имеет священник роскоши незаконной — личного автомобиля. Впрочем, зачем он ему, бездельнику и тунеядцу?

Ни для кого не секрет, наверное, что если священник является настоятелем, то волей или неволей, но ему приходится осваивать всевозможные смежные профессии — понемножку становиться администратором, финансистом, прорабом. А иногда и не понемножку. Потому как хозяйство часто достается порядком запущенное, во многих заботах нуждающееся, это не говоря о тех случаях, когда с нуля строить нужно.
Кажется, это очень здорово — такая многофункциональность. Здорово и интересно. Только надо самому быть «практикующим священником», чтобы на опыте узнать, насколько в действительности все эти «наросты» мешают пастырю в его служении. И не только потому, что время отнимают и силы, а и потому что трудно, когда у тебя все вперемежку в голове и в душе: долги перед строителями, которые вот-вот развернутся и уйдут, кирпич некачественный, с которым тебя обманули, зарплата сотрудникам, опять задержанная, а у них она и так невысокая… И вместе с этим — исповедь, служба, требы. Что-то в итоге страдает. Что-то… А священник страдает непременно, разрываясь меж тем и другим.

Отдельная тема — спонсоры и благодетели, о которых так любят иронично писать светские журналисты. И вообще — «добывание денег». Если кто-то думает, что это легкий и радостный труд, то такого человека просто надо брать на работу — пусть сам трудится, добывает, а мы ему зарплату платить будем. Зарплаты мало — пусть процент с каждого пожертвования получает, лишь нас от этой нужды освободит. Только утопия это, к сожалению, нереальная и несбыточная.

Спонсоры спонсорам рознь. Церковный человек, прихожанин, имеющий свой бизнес и регулярно жертвующий на храм — это встречается, но это — редкость. А куда чаще священник идет — порой по рекомендации, порой наугад — по офисам и кабинетам, пишет письма, отсылает и снова идет. Потом отсылают его, иногда вежливо, иногда не очень. Иногда — делают интересные деловые предложения:

— Ну мне, в общих чертах, нужда ваша понятно. Сколько, говоришь, на куполок надо? Пятьсот тысяч? Нет, могу только сто пятьдесят. И знаешь что, альтруистов сейчас нет. Мне тоже какая-то польза должна быть.
— ?
— А пусть меня по телевизору покажут с этим, как его… С Владыкой вашим, и он обо мне хорошо скажет. И грамоту не забудьте.
Иногда — еще интересней, ну да что рассказывать, душу бередить. Жизнь!

А только и после такого похода снова чувствуешь себя если не избитым, то, по крайней мере, аферистом каким то, который ходит и ищет, как бы чего урвать на разные свои нужды. И часто только понимание, что не свои они, а церковные, что храм у тебя за спиной и люди в нем, помогает снова идти. Бывает и иначе, конечно, совсем другие люди попадаются, но это как чудо уже воспринимаешь, и благодаришь за него — Бога и их самих…

Отдельная совсем статья — те, кто требует твоей помощи. Они никогда не оскудевают, если только ты и правда священник. Они несут тебе свою скорбь, боль, беду, приходят с нуждой духовной и нуждой материальной. И ты бьешься, чтобы им помочь. Духовно — проще на самом деле. Потому что тот, кто духовного ищет, как правило, хоть что-то, но сам готов делать. А у кого беда и никакого понимания ее внутренних глубинных причин, и никакого желания в них разбираться, и даже веры как таковой нет, а только одно: «Сделай что-нибудь, если можешь»?

Вот ты и соцработник импровизированный, и участковый, и сам спонсор — опять в одном лице. Только с КПД не особо высоким, потому что не хватает тебя на все. И от этого тоже страшно устаешь — от того, что нужен ты, а тебя не хватает. Выправляешь с грехом пополам паспорт бомжу (слово противное, но трудно постоянно повторять — бездомному человеку, вот и привыкаешь к этому жестокому сокращению), пролечиваешь его от… разных болезней, таких, что в приличном обществе и не назовешь, а на следующий день кто-то бьет его бутылкой по голове, и ты даже отпеть его не можешь, его уже без тебя похоронили…

…Что-то мне кажется, увлекся я. Хотел просто сухо и коротко изложить, от чего может уставать современный пастырь, а перешло все в жалобу какую то, что ли… Наверное, тема просто больная. Или усталость накопилась. Или — поделиться захотелось, усталостью то есть. Да и мы делимся ею друг с другом — армия усталых бездельников и тунеядцев. И потому очень хорошо находим между собой понимание: знаем ведь, что у кого болит и почему.
Конечно, грех нам на самом деле на что-то роптать, в действительности мы очень счастливые люди. И Господь за малый труд утешает так, что никаких других утешений не надо, и людей вокруг замечательных море, и смысл и цель жизни предельно ясны, и жизнь сама так часто открывается, как самое настоящее чудо.
Поэтому и жалоба — не жалоба, а обычный рассказ. В большей степени, повторюсь, на внешних рассчитанный. Может, кто-то вчитается в него и увидит в нашей жизни что-то достойное — нет, не уважения, а хотя бы принятия. Может, не будем казаться такими уж никчемными, никому пользы не приносящими и ровным счетом ничего не делающими ленивцами? Дай Бог, если так.

Игумен Нектарий (Морозов)

10:27 

Лицемерие хуже неверия.

Не могу умолчать о лукавстве полипа, всякий раз принимающего цвет камня, к которому легко пристает. Поэтому многие рыбы, плавая без опасения, приближаются к полипу, как будто к камню, и делаются его добычей. Таковы нравом те, которые не держатся постоянно одного и того же намерения, легко приспосабливаются к тем и другим: с целомудренными уважают целомудрие, с невоздержанными – невоздержны, в угоду всякому переменяют расположение. От таких людей не легко уклониться и спастись от наносимого ими вреда, потому что задуманное ими лукавство глубоко прикрыто личиной дружбы. Людей такого нрава Господь называет волками хищными, которые являются в одеждах овчих (Мф. 7:15). Избегай изворотливого и многоликого нрава, стремись к истине, искренности и простоте.
Свт. Василий Великий

Убойся лицемерства … оно - в характере времени и способно заразить всякого при малейшем уклонении в легкомысленное поведение. Преследуй лицемерство в себе, уклонись от зараженных им масс … прикрывающих служение миру служением Богу, искательство временных благ искательством благ вечных, прикрывающих личиною святости порочную жизнь и душу, всецело преданную страстям.
Свт. Игнатий Брянчанинов

15:10 

СУД БОЖИЙ

И воссядет Господь, воссядет Христос на престоле славы Царствия Своего, и отделит людей - так говорит Евангелие, одних по правую, а других полевую, как овец и козлищ. Отделит. Но не Он виноват в том, что одни по правую, а другие по левую руку. Это выбор наш, выбор каждого из нас, где быть - одесную и ошуюю, справа или слева, в муке или в радости, с Богом или без Бога. Достигнуть Царства любви, где свершится всё к чему стремится сердце или остаться со своим грехом, со своим я, со своим эгоизмом. Выбор совершаем мы. Выбор Божий и выбор наш. Бог нас зовёт. Бог нас зовет и просит: «Возлюбите, возлюбите как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга».

Недоумение, да вроде бы любим, да вроде бы всё делаем, да вроде бы мы хорошие. Любого человека, даже глубоко кающегося, тронь чуть-чуть,пошевели и найдётся… Найдётся эгоистичное состояние, найдется оправдание, самооправдание. Найдётся слово, что «я уже вроде покаялся, и я Господи с тобой». Не будем о тех говорить, кто во тьме. Ясно всё и понятно. Человек избирает грех, этот грех его давит и убивает. Вот это недоумение в нас: вроде бы да, вроде бы всё хорошо, вроде правильно всё. А Господь ведь говорит: «Алкал, а ты не насытил, жаждал, а ты не напоил». Вот это недоумение в человеке, ведь вроде бы всё правильно делал... А представь себе этот Суд.
Вот вспомним детство. Ушла мама куда-то в магазин, на работу. Мы дома, она сказала вот делай так, вот сделай то, убери, уроки выучи, игрушки сложи. И тут резко дверь открывается - мама пришла. Какое состояние? Ничего не убрано, ничего не выучено, ничего не сделано. Стыдно, стыдно глаза поднять. И вот так же на Суде.

Что есть Суд? Суд Божий - это встреча с Господом. Сможем ли поднять глаза? Сможем ли возрадоваться, увидев Бога? Или будет недоумение, или будет страх, или будет трепет, или будет самое страшное – стыд?.. Стыдно будет поднять эти глаза, стыдно будет идти навстречу. Свет просияет, Любовь совершится. И вся наша жизнь от начала до конца откроется, - каждая мысль, каждое действие. Всё откроется, всё увидится Богу, всё увидится ближним.

Вот давайте себе представим. Сейчас бы вот наши мысли, сейчас бы наши действия, все то, что мы в течение дня делаем, взятьда и открыть всем. Стыдно будет, каждому из нас будет. Ой, как стыдно будет! За день! Что подумали, где осудили. Давайте вспомним момент, когда стоим и судим человека, а Бог нам его посылает. Как часто в нашей жизни это бывает. Бог нам посылает человека. Вроде бы оглянулись вокруг, посмотрели вокруг, нет этого человека - можно о нём говорить грязное, подлое. Можно о нём говорить, но тут неожиданно появляется этот человек. Что в этот момент происходит? Праведный гнев. Вот как я хорошо сказал про тебя! Вот ты, наверное, услышал или «Боже мой, не дай Бог услышал».

А ну спросим себя. Открывается всё и нам становится стыдно. И не надо думать о том, что мы перечислили грехи, рассказали грехи, где обманули, где заругались, а где что не сделали. И этого достаточно. Ведь грех, он как семя бурьяна. Бросишь семя, вырастет бурьян. Вот так и грех. И сколько всего откроется, и ужасно стыдно будет, что все откроется...

Болеет человек, умирает, нет врача, врач уехал на другой вызов, умирает человек. А может быть тот человек, которого убили во чреве, был бы хорошим врачом. Нам кажется, да ну что же такого, Бог на небо все равно возьмёт, ну сделала аборт жена. Ну, сделала же сама аборт. Ну страшно, - убийство, да там ему лучше будет, той душеньке там, этому ребёнку. А сколько этот ребёнок не сделает доброго, хорошего, дел любви?! Может быть, был бы он тем врачом, который успел бы к умирающему. Может быть, был бы тем добрым человеком, который бы согрел или помог бы кому. Может быть, тебе бы в старости стакан воды подал и тебе в старости руку протянул, и рядом с постелью сел.

Во так в жизни бывает. Что ж никто не увидит, ну сблудили, ну спрятались. Ну, изменила. Ну, изменил. А что дома? А дома муж ждёт, а дома жена ждёт. Что там в сердце у человека? Когда мы приходим и врём, на работе задержался, остановился. Что там в сердце? Ведь ложь, она всегда ложь. Ее никак не скроешь, как бы не убегал. А ты, когда изменяешь, а ты, когда предаешь - ты же другому ножом по сердцу... Режешь этим ножом сердце. Да он скрывает, он не говорит. Ладно, ладно не будем. Любит и прощает. А ты режешь.

Мы вот тогда увидим, когда люк и туда человек упал. Кто-то люк убрал, а ребёнок шёл и туда свалился. Говорим: «Да что же он думает этот человек, когда берёт люк?! Неужели он не понимает, что туда старуха может упасть, ребёнок может упасть?» Не думает. Грех важнее всего.
Вот так и мы не думаем, когда клевещем, когда непроверенное говорим, когда не прощаем, когда зло в сердце держим. Вот так и мы не думаем, чем это закончится. А оно ведь на Суде Божьем откроется.

Ты ведь деньги пропил, а матери на лекарства надо. А отцу-старику надо помочь, надо ему одеться - хороший костюм купить. А ты деньги пропил, прогулял.

Ты сидел и смотрел телевизор - урок не учил. Вспомним детство наше. А потом мать пошла в школу, и учительница ругала ее, дескать вы сыном не занимаетесь. Больно маме было? Почему мы в этом не каемся? Чего об этом не помним?

Вот так вот всё в жизни что мы сеем - оно же откроется и будет это недоумение. Господи, я всё старался, я всё делал, я хороший. Но откроется. «Алкал Я -ты не накормил Меня. Жаждал - ты не напоил меня. В темнице был - ты не пришел ко мне. В больнице был - не посетил меня. Странен был, и ты не принял меня». Так прожита жизнь. И вот этот стыд остановит нас.
Господи, Боже мой, как же жизнь прошла?! Какой же жизнь была? Вроде бы все себе оценки выставил. В школе кто оценку ставит? Ученик себе оценку ставит или учитель? Если бы ученики сами себе ставили оценки там были бы одни “пятёрки”. Может быть у самых скромных “четвёрочки” были. А когда учитель поставит? А кто наш учитель? Один у нас Учитель - Господь Иисус Христос. Вот оценки какой ждать надо. Вот перед Кем ответ будем давать. Вот перед Кем экзамен будет.

И не надо никогда себе причислять ничего, потому что откроется всё! А то, что сделал хорошее - забудь, потому что ещё надо много хорошего сделать! Простятся те и пойдут в радость вечную, кто не помнит, что сделал, кто просто живет Божьим, кто просто живет, просто живет правдой, кто просто живёт любовью. И откроется всё. И будут стоять деньги в пачках или в мешках, и будут грамоты лежать, много будет заслуг наших… И будут стоять люди которых мы не призрели, которых мы не накормили, которых мы не напоили, которых мы не простили, которых мы не приняли. Будут они стоять и никто не будет смотреть на грамоты и деньги, никто не будет слышать похвалы, которые мы за столом друг другу говорили и тосты поднимали, и желали, и хвалили какие мы хорошие, друг друга почитали. А ужас встанет - сколько в жизни не прожито, сколько в жизни не сделано. Вот об этом задумаемся. Об этом подумаем сегодня, слушая эту притчу, этот рассказ.

Нарушает человек, едет на машине, гонит быстрее-быстрее, а идёт старушка… И потом недоумение: «Как же так получилось? Чего же она старая вылезла на дорогу?» Да потому, что ты гнал, потому что ты спешил, потому что ты с перепоя вчерашнего. Сбил старуху. Надо с себя спросить. А другой посмотрел на это и думает: «Ну, со мной этого не будет». Самоуверенность.

Так и в нашей жизни. Кто-то идёт, далеко где-то, кто-то идет нам навстречу или нашим детям навстречу. И то как мы встретим или наши дети встретят –это зависит от нас. Отец при ребенке заругался, и сын заругается. А заругается - уже душачерствее, уже душа грязнее. Потому что,«от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься», - говорит Господь. Вот так все начинается с малого слова. А потом где-то сын в подворотне слабого ударит или в классе будет дразнить девочку, толкать её будет, она упадет. «Ну, тогда я с него спрошу», - скажет отец. С себя надо спрашивать!

Будет Суд - всё откроется, всё увидим. Каждый увидит свое и всем будет стыдно. Давайте спешить. Не просто натворить, нагадить, нагрешить, а потом просить прощения. Давайте спешить жить. Не пропускать ближнего своего. Иногда не себе налить стакан воды, а отдать другому. Не себе кусок хлеба вырвать, а свой разрезать и поделиться с ближним. И не себя только кутать и закрывать за стенами дома своего, а и другого принять и согреть. Ну уж тем более, если болеет кто. Вот ведь болезнь эта не только ему, а и тебе человек. Ему задуматься и тебе задуматься - как живешь? Если задумаешься, - поймешь, сейчас надо всё отложить и посетить его, больного. Одно будет Бог спрашивать - любим ли мы, любили ли мы и хотим ли любить. И тот, кто стремится к любви, кто о себе забывает - войдёт и сможет поднять глаза в недоумении, и Бог его прижмёт к Себе, прижмёт и согреет. И вот в этот момент настанет Царство Божие. Аминь.

Протоиерей Владимир Астахов. Проповеди.

13:32 


22:47 


12:13 

Протоиерей Димитрий Смирнов. Проповеди. Лекции

.Мои дети хотят на Масленицу сжигать чучело. Это не противоречит православию?

– Чучело к православию вообще не имеет никакого отношения. Сжигание чучела – языческое действо. Участвовать в языческих обрядах крещеному человеку негоже. Масленица – это особое время подготовки к Великому Посту, можно сказать, что уже его начало, потому что эта неделя называется мясопустная, мясо не употребляется, это уже первая стадия поста. Это время не для того, чтобы веселиться, наряжаться, а чтобы начать размышлять о крестных страданиях Христа Спасителя. На Масленице в среду и пятницу совершается Божественная литургия, как в Великий пост. По уставу полагается совершать поклоны с молитвой Ефрема Сирина. Как к Рождеству елка не имеет отношения, так и к Масленице чучело не относится.

– А блины, которые люди стопками выпекают в эти дни?

– Блины – это обычная форма русского хлеба. В Закавказье это – лаваш. К Масленице не имеет отношения. Масляные гуляния устраивают люди, не наполненные христианским благочестием. Это лишний повод выпить и закусить. Масленица наоборот для того, чтобы начать утеснять свое чрево, а не для того чтобы наесться, как в последний раз.

– Эта традиция сейчас очень укоренилась.

– Потому что это зрелищно, и сотрудники нашего телевидения, далекого от Церкви, только такое и снимают: кто как в воду окунается, и как чучело сжигают. Человек не должен делать бессмысленные вещи. Сегодня, 1 февраля в Москве была гроза: сверкали молнии, был гром и град. На кой сжигать чучело, которое, якобы, изображает зиму? Это такая же бессмысленная вещь как Хэллоуин.

– Везде пишут: "Православнее празднуют Масленицу".

– Масленица – не праздник, в этом нет никакого события, это мясопустная неделя.

13:48 

Когда нет никакой надежды — кричи: «Дай мне надежду, Господи!». Когда нет никакого терпения — терпи и кричи: «Дай мне силы терпеть и надеяться, Господи!». Когда жалко себя до ненависти к жизни — прекрати себя жалеть и кричи: «Слава Тебе за всё, Господи!». Молитесь. Надейтесь. И не сомневайтесь, Господь услышит.

Священник Владимир Климзо

13:45 

Многие, повергаясь ниц, ударяя челом в землю, проливая горячие слезы, горько из глубины вздыхая, простирая руки и показывая всю ревность, употребляют эту горячность и усердие против собственного спасения. Они молят Бога не о своих грехах и просят не о прощении своих прегрешений, но всю эту ревность возбуждают в себе против врагов, делая то же, как если бы кто, изострив меч, не против неприятелей употребит это оружие, но поразил им собственную шею. Так и они возносят молитвы не об отпущении собственных грехов, а о наказании врагов; это и значит направлять меч против самих себя. Отомсти за меня, говорят, врагам моим; покажи им, что и у меня есть Бог. Не тогда, человек, узнают они, что у нас есть Бог, когда мы будем негодовать, гневаться и досадовать; но тогда, когда мы будем смиренными, тихими, кроткими, и упражняться во всяком любомудрии. Понимаешь ли, что молиться Богу о вреде врагам значит оскорблять Бога? Как, скажешь, оскорблять Бога? Так, что Сам Он сказал: «молитесь... за врагов ваших», и установил этот божественный закон (Мф.5:44). Итак, когда ты просишь Законодателя нарушить собственные Его законы, молишь Его противоречить Самому Себе, и Того, Кто запретил тебе молиться о вреде врагам, умоляешь, чтобы Он услышал тебя, молящегося о вреде врагам, - то, поступая так, ты не молишься и не просишь, но оскорбляешь Законодателя…

Святитель Иоанн Златоуст

13:43 

Из сердца непрестанно исходят помышления, иногда добрые, а больше злые. Злым совсем не должно следовать; но и добрые не всегда должно исполнять, ибо бывает, что и добрые сами по себе помышления неуместны на деле по обстоятельствам… Вот почему и предписывается внимать себе, смотреть за всем, исходящим из сердца, — и злое отвергать, и доброе обсуждать, и исполнять только то, что окажется истинно добрым. Но лучше бы всего совсем заключить сердце, чтоб из него не выходило и в него не входило ничего без разрешения ума, чтобы ум во всем предшествовал, определяя движения сердца. Но таким бывает ум только тогда, когда он есть ум Христов. Стало быть, умносердечно сочетайся со Христом, и будет внутри тебя все исправно.

Свт. Феофан Затворник

13:42 

Мф. 5, 29-30. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя… И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело было ввержено в геенну:

…Правым глазом и правой рукой Всеблагой Христос наименовал близость к нам друзей и преданных нам за их благорасположение… Поэтому, как скоро кто-либо из них делается виновником соблазна, погрязает в каком-либо грехе, который и нас подвергает укоризне, а ему самому приносит бесчестие, надлежит отсечь такового. Иначе и ты, подобно ему делаясь вредоносным, утратишь телесную чистоту, сообщив недуг свой тем, которые не заражены еще подобными страстями.

преподобный Исидор Пелусиот

13:41 

О ТРИДЦАТИЛЕТНИХ «МАЛЬЧИКАХ»

Когда-то давным-давно я читал повесть про войну, которая называлась «Навеки девятнадцатилетние». Рассказ в ней шел от лица девятнадцатилетнего лейтенанта, который в конце повествования погиб и остался навечно в таком возрасте. Меня поразило, насколько зрело он рассуждал, как по-взрослому действовал. Это был не девятнадцатилетний мальчик, а сформировавшийся мужчина.

Сейчас, напротив, часто можно встретить тридцатилетнего мужчину, который остался в своем развитии навеки девятнадцатилетним. Не на пустом же месте появилась такая поговорка: «Мужчина – это ребенок, с возрастом меняются только цены на игрушки.»

Такой взрослый ребенок не способен принимать решения, не может отважиться создать семью, вообще не способен на поступок.

Ученые-биологи говорят, что у человека, как у вида, пролонгированное, то есть удлиненное, детство. У нас с вами детство занимает около четверти всей жизни. А у некоторых индивидуумов, как показывают мои наблюдения, растягивается до старости. Это тоже признак нашего времени. Такого раньше не было.

Александр Невский в 19 лет разгромил на Неве Шведское войско. Причем историки утверждают, что сделано это было малыми силами и предприятие возымело успех лишь благодаря личной отваге князя и его дружины.

Преподобный Сергий Радонежский ушел подвизаться в пустыню в двадцать с небольшим. #Притчи@ot_unosti

У Высоцкого есть песня «О погибшем друге». Натурой для нее послужил друг отца Владимира Семеновича некий Николай Скоморохов (кстати, наш земляк, родившийся в с. Белогорское под Красноармейском). Во время войны ему было также чуть больше двадцати лет. В одном воздушном бою он потерял друга и добился разрешение у командования вести персональную охоту, чтобы отомстить. Фашистские летчики-асы приходили в ужас от одного его имени. Было даже дано распоряжение объявлять о том, что Скоморохов поднялся в воздух. Так и передавали радисты своим асам: «Ахтунг! Ахтунг! Скоморохов в воздухе!» В конце концов, Николай нашел того летчика, который убил его друга, и успешно атаковал. Фашистский ас катапультировался и попал в руки к нашим. Первым делом он попросил показать ему известного всему Люфтваффе Скоморохова и, когда увидел Николая, этого двадцатидвухлетнего белобрысого парнишку, никак не мог поверить, что это и есть тот самый страшный русский ас.

В истории таких примеров - не счесть. А в современной жизни? Тридцатилетний ребенок с его дорогими игрушками вряд ли способен на такое. Он всегда будет в этой жизни слабым звеном, трудности его быстро сломают.

Что же делать? Неужели все у нас так плохо и нет выхода из сложившейся ситуации? Есть. И христианство учит, что, пока человек жив, он способен измениться и измениться коренным образом. Если Бог сотворил тебя женщиной, поищи опоры. А если ты родился мужчиной, будь им. Одевайся как мужчина, принимай мужские решения, не перекладывай свои обязанности на другого человека. Пусть женщина рожает и спокойно воспитывают детей, а не вкалывают на двух работах, чтобы как-то свести концы с концами. Предоставь ей это, займись ты обустройством быта.

Разведи сам огонь в своем очаге. Сам думай, как заработать, сам решай, сколько иметь детей и где провести отпуск, сам поищи способ разрешить те проблемы, которые преподносит нам жизнь. Отвечай за слова. Не можешь сделать – не болтай. Это не что-то сверхъестественное, это норма, это значит – просто быть мужчиной.

Священник Дионисий Каменщиков

13:40 

17 февраля, ВОСКРЕСЕНЬЕ - НЕДЕЛЯ О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ.

С этой недели (воскресения) Церковь начинает подготовку верующих к ВЕЛИКОМУ ПОСТУ. В Неделю о мытаре и фарисее за воскресным богослужением нашему вниманию предлагается краткая, но назидательная притча о мытаре (сборщике податей) и фарисее (законнике).

Кто были фарисеи? Фарисеи между иудеями составляли древнюю и знаменитую секту: хвалились знанием и исполнением закона устного, который, по их словам, дан был им Моисеем вместе с писаным: отличались тщательным исполнением внешних обрядов и особенно крайним лицемерием, "вся же дела творили, да видимы будут человеки" (Матф. 23, 5). Посему многими людьми они почитались за добродетельных праведников и по видимой святости жизни отличными от прочих людей: что и значит имя фарисей. Напротив, мытари, сборщики царских податей, делали людям много притеснений и неправд, а потому все их считали грешниками и неправедными.

И мытарь и фарисей молились Богу, но мытарь, осознавая свои грехи, молился покаянно: "Господи, помилуй мя, грешнаго!". Фарисей же пришел к Богу с гордо поднятой головой, похваляясь своими добродетелями, надмеваясь своей праведностью. На примере мытаря и фарисея, святая Церковь учит нас, что первое условие для добродетели - это смирение и покаяние, а главное препятствие - гордость. Церковь внушает готовящимся к посту, подвигу и молитве, что исполнением того, что положено по Уставу, хвалиться не должно. И молитва, и пост святы и спасительны только тогда, когда не омрачены самолюбованием и превозношением. Кто любуется и хвалится своими делами, тот не ведает или забывает, что мы своими силами без помощи Божьей не можем исполнить всего закона и следовательно сделаться правыми перед Богом, и само исполнение есть не заслуга, а наш долг.

Неделя о мытаре и фарисее в православном церковном календаре относится к Сплошным Седмицам – пост отменяется в среду и пятницу. Таким образом даже церковные правила напоминают нам о недостаточности соблюдения правил. Отменяя в неделю мытаря и фарисея в среду и пятницу уставной пост, святая Церковь желает нас предостеречь от фарисейской самоуспокоенности, когда формальное исполнение церковных предписаний (пост, молитвенное правило, хождение в храм) становится целью духовной жизни. Святые отцы учат, что все это нужно исполнять, но видеть в этом средство к стяжанию духовных плодов.

13:39 

ПОЧЕМУ В НАШЕЙ ЖИЗНИ ВСЁ ПЛОХО?

О поиске ответов на сложные вопросы
Что такое человеческая жизнь? Почему мы приходим в этот мир и уходим из него? Почему жизнь одного человека непостижимо коротка, а другого - длинна и иногда даже мучительно? Почему кто-то живет в роскоши, а кому-то приходится едва сводить концы с концами? Почему в этом мире столько несправедливости? Почему есть болезни и смерть? Почему…

Написано на роду?
На самом деле все эти вопросы не новы, они задавались, и будут задаваться всегда, потому что ничего нового в этом мире, к сожалению, нет. Меняются поколения, возможности людей, скорости и технические средства, но люди в целом не становятся другими.

В Сети, у мониторов, спорят о многодетности и политике, грызутся между собой либералы и патриоты, взрываются памятники тысячелетней давности, а на панических новостях с нефтяных рынков кто-то сметает в магазинах гречку. Кому-то грустно оттого, что в этом месяце он не купил себе последний айфон, а кто-то вынужден прислушиваться к звукам артиллерийских залпов, выгадывая, с какой стороны они в этот раз раздались. Эти люди могут говорить на одном языке и даже жить друг от друга в какой-то сотне километров. Просто печали у них не похожие. И ценности в жизни несколько различаются.

Человек родился. Несколько лет он находится в атмосфере абсолютной радости и заботы, его кормят, одевают, купают, его любят, любят не за что-то, просто так. С этого начинали почти все. Что же с нами происходит, когда наша жизнь становится более самостоятельной? Почему два мальчика из одного подъезда и от родителей с примерно одинаковым достатком имеют такие разные судьбы? Неужели в этом мире что-то без их ведома поворачивается так, что одному открываются большие возможности, а другого еще до 30-летия увозят в похоронном «пазике» куда-то за город? Неужели все это случилось, потому что так было «написано на роду»?

А может быть, иначе задать вопрос? Может, дело в нас самих? И если жизнь – это дар, который дается только однажды, то как мы сами распоряжаемся этим даром? Вот самое важное…

Хитрее Адама
Мы не просто живем, кроме самой жизни мы обладаем еще одним удивительным подарком. Мы абсолютно свободны. Мы имеем возможность принимать те или иные решения, говорить или молчать, верить или не верить, прощать или не прощать, бороться или сдаваться. Нет никаких условий или обстоятельств, кроме, пожалуй, смерти, что отнимали бы у нас возможность совершить волевое действие, принять решение или же совершить поступок.

В своей пастырской деятельности, в беседе с людьми, которые приходят и очень часто сетуют на то, что жизнь ломается, что ничего не выходит, что все пропало, и ничего не вернуть, я вспоминаю притчу об одном богатом человеке, который пришел к старцу за советом.

Ничего нового человек не рассказал: его жизнь сломалась, жена ушла, дочь безнадежно больна, сын не общается с ним, а дело всей его жизни в связи с экономическими трудностями пришло в упадок. Старец посоветовал ему успокоиться, привести в порядок самого себя, жить так, как он живет, молиться и не впадать в отчаяние. А на двери своего уже почти пустого дома повесить надпись: «Все это скоро пройдет».Человек послушался старца и сделал так, как он велел. А через некоторое время вернулся к нему с радостью, поблагодарил и рассказал, что в его жизни все чудесным образом изменилось к лучшему. Старец благословил его и сказал: «Живи, благодаря Бога, но надпись с двери не снимай».

Бог. Есть ли Он в нашей жизни? Каждый ответит на этот вопрос по-разному, и это разнообразие - тоже результат того великого дара свободы, который был нам однажды дан. Быть рядом с Ним, жить по Его заповедям, или не быть и не жить – это право и выбор каждого. Люди все очень разные, но во всем мире и в веках нашего земного бытия не было ни одного человека, которого бы Бог не любил. Не любил бы так, как если бы он был единственным во Вселенной.

И хотя нет ничего нового под солнцем, и из поколения в поколение мы торжественно несем себе самим и своим внукам одни и те же грабли, в этом мире не повторился ни один человек. Как некогда был только один Адам, так в своей удивительной неповторимости живет, рождается и умирает каждый пришедший в этот мир.

Мы живем со своей мудростью, гласящей, что «что-то там во Вселенной есть», некий «разум», «высшая сила», «абсолют» и прочее. Мы живем, оправдываясь, что Бог должен быть в душе, все остальное не важно. Но эти мудрствования есть не что иное, как повторение ошибки самого Адама, который в тени деревьев постарался спрятаться от Бога. Мы прячемся от Него тоже, просто мы уже хитрее Адама, так как тот спрятался от стыда своего и страха, а нам порой просто неудобно жить, зная Бога, зная, что многие наши поступки обличаются совестью, которая свидетельствует нам о нашей неправоте. А совесть - это не просто «нечто в психике», это – то, очень часто незаметное нами, место в нас самих, где еще иногда ютится Бог.

Но нам больше нравится успокаивать себя тем, что Бога никто нигде не видел, а остальное «от человеков».

Луна в Козероге, каша – в голове
А вот гадать на обитателях зоопарка и прочей твари, по какой-то логике приуроченной к тому или иному году, – это нам нравится и сомнений не вызывает. Искать ответа у погасших звезд, золотить ручку шарлатану или начинать опасную игру с оккультизмом – это легко. Это легче, чем открыть Библию. Это легче, чем постичь, почему Сын Божий пришел в этот мир в нищете и сделал это так незаметно? Почему Он не взял и не явился грозным царем и судией, почему не навел в одну секунду порядок, и вообще – «почему не собрались все добрые и не убили всех злых?!».

Но есть одна очень верная и тоже почти незаметная мысль. Все то, что написано в самой главной для нас, христиан, Книге, - все это о том, как Небесный Отец сквозь мрак веков и тысячелетий ищет всех нас, разбредшихся во времени и пространстве. О том, что человек ушел из радости и полноты жизни во мрак и смерть, но его Создатель отправился вслед за ним, чтобы найти свое создание, и не просто найти, но и сделать его сыном или дочерью Света. И настолько сильна была Его любовь к каждому из нас, что прежде времени и всего, что совершилось, и еще будет совершаться, Его единородному Сыну надлежало стать одним из нас. И умереть.

Бог, вышедший на поиск человека, - разве это не любовь настоящего Отца? Отчего-то человеку «разумному» проще верить в безликий абсолют, чем принять простую и важную мысль об Отце, радеющем о Своих детях. #Притчи@ot_unosti

Но, даже приняв, мы продолжаем недоумевать. Если у нас есть всемогущий Отец, почему не взять и не начать все заново? Почему нас, грешных и дурных, не сделать идеальными и чистыми и не поселить в правильный и прекрасный мир, где и следа не будет от воспоминаний о грехе и смерти? Да потому, что этого не хочет сам человек!

Люди спрашивают: отчего же Бог не останавливает беззаконие и тиранию, почему он терпит несправедливость и зло? «Вот поверю, если все изменится и будет прекрасно…» Но из этого следует другой вопрос: а отчего вы сами себя не останавливаете, когда злитесь, мстите, ненавидите, оскорбляете, унижаете и лжете? Не имеете ли вы свободу поступать иначе? Так не правильнее ли искать причины зла и несправедливости не в небесах, а в своем собственном устроении? #Притчи@ot_unosti

Тревожные сигналы
Что в сердце человека? Не получил же он его, как служебную квартиру с мебелью, сам же все «устраивал», сам распоряжался. Не сами ли мы выбираем свой путь? Не в результате ли наших собственных идей, мыслей и решений мы становимся нами? Какая же тогда судьба? Что там еще и где написано?

А вопросы остаются. Почему нам так плохо? Почему трудно принимать то, что приходит в жизнь горькой чашей и тяжким испытанием? Как сделать так, чтобы стало легче?

Если Бог последовал за нами и в поисках нас, то идти Ему приходится по непростой и запутанной дороге, и исправлять ее односекундно будет, наверное, неправильно по отношению к нам самим. Потому что против воли. Исправить пройденное нельзя, но можно скорректировать дорогу впереди. Правда, если этого захочет сам идущий.

Иногда мне кажется, что все неприятности в нашей повседневности есть некий тревожный сигнал о том, что мы стремительно приближаемся к чему-то очень плохому, что может быть еще хуже и тяжелее. Что это как красная лампочка, как повышенная температура. Без нее нельзя узнать, что организм инфицирован. Высокая температура есть признак борьбы организма с инфекцией. Страшнее, если ее нет. Неприятно, да, но если она есть, значит, надо лечиться.

Так и в нашей жизни. Человек жалуется, что у него все плохо. Может, пора навести порядок в себе самом? Грязи не свойственно исчезать самой по себе, зато умножаться и каменеть она очень любит.

Мы задаем очень много вопросов к жизни. К Богу. К другим людям. И очень редко - самим себе. Чаще всего в темной комнате выключатель может быть гораздо ближе, чем нам кажется. Не лучше ли поискать его ближе к выходу?

Справедлив ли Бог? К счастью, нет. Бог милостив. Да, скорее всего, завтра не прекратятся бомбежки Пальмиры или же бои под Донецком. Но, возможно, если кто-то из нас сдержится в эмоциях, когда его кто-то «подрежет» на дороге или нахамит в магазине, если мы сможем простить, не отомстить и быть милосерднее, - то зла в мире станет меньше, и всякой страшной войне придет конец. #Притчи@ot_unosti

Газета «Саратовская панорама» № 03 (1084)

Священник Андрей Мизюк

10:26 

Таинство Елеосвящения

Таинство Елеосвящения состоит из молитв священника и помазывания болящего освященным маслом, посредством которого на больного призывается благодать Божия для его выздоровления. Что здесь понимается под болезнью? Болезнь как тела, так и души. Как воздействует в этом Таинстве благодать Божия? Она излечивает тело от его немощей и чистит душу от ее грехов.
Свт. Николай Сербский

В таинстве Елеосвящения огонь благодати прогоняет бесов, истребляет (забытые) грехи, этот огонь есть сила Воскресения, действенность бессмертия.
Прп. Макарий Египетский

Соборование святым елеем имеет благодатную силу врачевать не одни только телесные болезни, но и душевные недугования, а также дарует оставление грехов, вовсе забытых нами.
Прп. Антоний Оптинский

Сила Таинства елеосвящения состоит в том, что им прощаются в особенности грехи забвенные по немощи человеческой, а по прощении грехов даруется и здравие телесное, аще воля Божия будет на сие
Прп. Амвросий Оптинский

Есть еще великое Таинство Елеосвящения, или соборование. В этом море милосердия Божия потопляются все наши забвенные грехи, а таких у каждого немало найдется.
Прп. Варсонофий Оптинский

Какую пользу получают христиане от соборования? Отпущение позабытых грехов на исповеди и исцеление или облегчение телесной болезни.
Схиигумен Савва (Остапенко)

Соборование имеет настолько большую силу, что человек становится похожим на младенца.
Прп. Гавриил Ургебадзе

14:52 

По определению отцов, нечувствие есть умерщвление духовных ощущений, есть невидимая смерть духа человеческого по отношению к духовным предметам, при полном развитии жизни по отношению к предметам вещественным.

Святитель Игнатий Брянчанинов.

14:49 

Бог забирает каждого человека в наиболее подходящий момент его жизни, забирает особым, только для него пригодным образом - так, чтобы спасти его душу. Если Бог видит, что человек станет лучше, Он оставляет его жить. Однако, видя, что человек станет хуже, Он забирает его, чтобы его спасти. А других - тех, что ведут греховную жизнь, но имеют расположение сделать добро, Он забирает к Себе до того, как они успевают это добро сделать. Бог поступает так, потому что знает, что эти люди сделали бы добро, если бы им представилась для этого благоприятная возможность. То есть Бог все равно что говорит им: «Не трудитесь: хватит и того доброго расположения, которое у вас есть». А кого-то еще - очень хорошего, Бог забирает к Себе, потому что в Раю нужны и цветочные бутоны.

Преподобный Паисий Святогорец

14:40 

Не нужно ни восхищаться собой, ни поносить себя, потому что и то и другое наносит вред и является болезнью души. Таких больных душою не волнует, что они опозорятся. Они открывают свои грехи, рассказывают о вещах, которые не делают им чести, иронизируют, но не понимают, что позорят самих себя. Правильно поступает тот, кто с одной стороны, не восторгается собой и не выставляет себя человеком духовным, не стремится к почестям, а с другой стороны, не втаптываем себя в грязь, обнажая свои недостатки. Не показывай ближнему свои страсти, немощи, трудности, переживания. Не подрывай свой авторитет. В противном случае ты будешь скверно чувствовать себя среди людей и впадешь в другую крайность: начнешь требовать, чтобы тебя признавали, обращали на тебя внимание. Будем вести себя с достоинством, почтительно, деликатно, внимательно. Не станем оскорблять благородства своей природы. Не будем делать ошибок. Станем достойными всякой похвалы, чести и одобрения от всех людей, чтобы они нас уважали и радовались общению с нами, но это должно быть их естественным чувством, без стремления с нашей стороны добиться такого признания, понимания, любви.

Схиархимандрит Эмилиан (Вафидис)

14:11 

Многим кажется,что, будь они на другом месте, они были бы лучше. Богатому кажется, что добродетели мешает богатство, бедному кажется, что – бедность, ученому – ученость, невежественному – невежество, больному – болезнь, старому – старость, молодому – молодость. Это всего лишь самообман и признание своего духовного поражения... Адам потерял веру в раю, Иов укрепил веру на гноище. Пророк Илья ни разу не сказал: голод мешает мне быть послушным Богу! И царь Давид не говорил: корона мешает моему послушанию.

Святитель Николай Сербский

13:55 

«Последнее христианство возьмет от древнего только оболочку, содержание же незаметно будет подменено новым духом, иным стилем жизни, образом мышления и другими ценностями. Секуляризованное христианство, с обрезанными крыльями, не только не страшно дьяволу, но еще и сослужит ему службу: ведь и антихрист будет выдавать себя за Христа, за Мессию, за Богочеловека. Дьявол, уготовляя путь антихристу, будет заинтересован в распространении во всём мире обмирщённого, обезжизненного, формального христианства и даже все религии постарается «сдружить» с ним. Все религии признают свое «духовное родство» с христианством, и даже будут восхищаться высотой его учения, святостью его нравственных требований, красотой его символики и т.д. Многие, даже сами наивные христиане, будут рукоплескать, видя такое почтительное отношение мира к их вере и с горячим энтузиазмом, оставив на произвол свои страсти и духовные язвы, устремятся в порыве плотской ревности проповедовать всему миру свое секуляризованное христианство. Про таких проповедников говорит Писание: «Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали» (Иер. 23, 21). Проповедуя приземлённое, приспособленное к плотской воле падшего человечества «христианство», эти «ревностные глашатаи слова евангельского» будут на самом деле отводить мир от Христа и склонять его на стезю антихристову. Но сами эти проповедники не заметят этого».

Архим. Лазарь (Абашидзе)

Блог иг. Давида

главная