Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:56 

немного шипперской хуеты

Кемури
на запястье - тонкие кружева.
а давайте немного поговорим об эндинге третьего сезона Тёмного Дворецкого, и о его значении как в оняме, так и в глазах человека, который так и не добрался до манги.

АХТУНГ, многабукаф, многасаплей, многаматов, многалищногомнения и МОРЕ НЕАДЕКВАТНОСТИ.

сначала, конечно, должно быть лирическое отступление с глубокой мыслью о том, что отснятые аниме очень и очень редко бывают лучше манги, но их существование оправдывается хотя бы наличием в них опенингов и эндингов. и Тёмный Дворецкий не является исключением ради самого правила, потому что по сравнению с мангой в сюжете аниме творится какой-то неадекватный пиздец, и все три сезона очень и очень слабо связаны между собой, именно поэтому каждый следующий сезон начинается как поход в универ после школы – А ТЕПЕРЬ ЗАБУДЬТЕ ВСЁ, ЧТО ВЫ ЗНАЛИ РАНЬШЕ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ВАМ БОЛЬШЕ НЕ ПОНАДОБИТСЯ – и ты, ахуевая от происходящего ещё больше, чем от происходившего, покорно соглашаешься и смотришь дальше.
и ваще непонятно, почему нельзя было сделать линейный сюжет повествования и хоть как-то связать все три сезона.
хотя это, наверное, весело – так, вот третий сезон, я Себастьян, я от лица создателей буду шептать о том, что в первом сезоне надо учитывать, что не надо, и вообще, почему бы методичку по Тёмному Дворецкому не написать, а в конце каждой серии делать так: – А МЫ ЭТО НЕ ПРОХОДИЛИ ОЛОЛОЛ.
ладно, ближе к телу Себ…. Тёмного Дворецкого в контексте моего слезливого постика.
Опенинги и Эндинги. мне просто религия не позволяет писать их с маленькой буквы, потому что Опенинги И Эндинги Тёмного Дворецкого (звучит как культ какой-то, лол) – это то, за что я готова простить буквально всё. они глубоки, куда более глубоки, чем весь сюжет онямы (напоминаю, что мангу я не трогаю, и уж тем более против фэндома ничего не имею), они прекрасно отображают не только происходящее в целом, но и неплохо описывают отношения между персонажами; возьмём в пример хотя бы Опенинг многострадального второго сезона (ИМХО, это было единственным, что можно назвать стоящим в этом сезоне) – фрагмент, включающий в себя Алоиса, который закрывает себе глаза рукой Клода, и Сиэля, который вырывается из хватки Себастьяна, всего за несколько секунд описал и разницу темпераментов двух господ, и их взаимоотношения с демонами-дворецкими.

И ЭТО ВСЕГО НЕСКОЛЬКО СЕКУНД, ПОЗВОЛЬТЕ.

а теперь поговорим о том, что усадило меня засорять интернетики ненужной истеричной хуйнёй – об Эндинге третьего сезона Тёмного Дворецкого. этот Эндинг разбил моё сердце, собрал его, а потом снова разбил, и так раз пятнадцать, пока я не выдохнула и не побежала страдать дальше.

начнём с графической части эндинга и пропустим то, что по сравнению с предыдущими сезонами в третьем Сиэль как выцвел и потускнел (если глаза в расчёт не брать, конечно). вообще всё, связанное с предыдущими сезонами, пропустим. создатели третьего сезона убирают стиратель памяти, и мы, посвежевшие, радостные и абсолютно забывшие о существовании и содержании предыдущих сезонов, бежим дальше.
так вот, графическая часть эндинга, точнее, то, что зацепило меня больше всего – не то, что цветные витражи бьются довольно символично, не то, что раскиданная одежда от большего к меньшему вроде как ведёт нас к итогу – это красиво, это мощно, но не это самое главное.
самое главное, на мой взгляд – это, собственно, Сиэль, вступающий в вязкую тьму по собственной воле, Сиэль, чьё лицо не выражает ровным счётом ничего, кроме принятия и спокойного равнодушия к самому себе. он не столько выбрал этот путь, сколько сама эта дорога выбрала его своим путником, и тьма, жидкая, похожая на смолу, уже вряд ли сможет его отпустить.
и Себастьян, демон, который отдаёт его этой тьме (это самое менее косое и сравнительно подходящее к ситуации словосочетание, но на мой взгляд оно всё равно немного не то, а для более подходящего выражения ещё не время). и всё правильно, и всё логично, и зачем ему душа, которая не может выдержать всё это, зачем ему нужна слабая душонка, и он всячески испытывает её, всячески проверят, потому что разве может служить слабаку такой могущественный демон как он? и Себастьян мягко погружает его в эту тьму, и Сиэль выдерживает её, и, бесконечно чёрный, вязкий и смиренный, выбирается из неё.
и тьма оставила на нём свой отпечаток, и тьму эту уже никому не смыть.

КАЗАЛОСЬ БЫ.

но Сиэль подходит к тому, кто погрузил его в эту тьму, к тому, кто каждый день и каждую секунду не просто позволял этой тьме разрастаться в душе Сиэля, он сам бережно и заботливо взращивал её; чинил Сиэля для того, чтобы потом самому сломать его, красил его в свои собственные цвета.
и Сиэль, сам уже обречённый, идёт по белому кафелю и осколкам витражей, и его шаги оставляют после себя смолу и кровь, и он подходит к тому, кто вне всякого сомнения темнее чёрного, и тот, держащий белоснежное покрывало в руках, укутывает маленького мальчика, в котором сам уничтожил и всё детское, и всё хорошее, и логично было бы, если бы покрывало начало чернеть с разных сторон, потому что они вдвоём несут ту тьму, с которой свет уже никогда не справится, потому что демонам чуждо что-либо хорошее и бескорыстное, и всё, что они делают, рано или поздно обнаруживает для них определённую выгоду; потому что Сиэлю важно и нужно только одно, и он знает, каким способом он может этого достичь, и он пойдёт и по головам, и по трупам, и по чему угодно ради этого; и если раньше в нём был росток света и надежды, то с каждым моментом он всё больше угасал – и вот теперь всё, витражи разбились, одежды и маски сброшены, намерения обнажены, и они, абсолютно подвластные тьме, должны окрасить белоснежное в свой цвет…

НО ВМЕСТО ЭТОГО МОЁ СЕРДЦЕ РАЗБИВАЕТСЯ НАХУЙ.

простите, я, конечно, изначально хотела сказать не это, но вместо вполне логичного исхода белоснежное покрывало в руках Себастьяна не только не пачкается, но и очищает Сиэля. на нём не остаётся ни единого пятнышка, и с каждой секундой тьма отступает.
а теперь давайте я напишу это медленно и трагично.

БЕЛОСНЕЖНОЕ. ПОКРЫВАЛО. В. РУКАХ. СЕБАСТЬЯНА. ОЧИЩАЕТ. СИЭЛЯ. ОТ. ТЬМЫ. В. КОТОРУЮ. ОН. САМ. ЕГО. ПОГРУЗИЛ.

то есть, вы осознаёте, да? Себастьян не только не препятствует этому, но и они, наоборот, прижимает к себе Сиэля, и прижимается к нему губами.
тут моя истерика укатилась к сравнениям с ногами Христа, и это уже малость перебор, конечно, но суть вы поняли, правда?
то есть, демон бросает свою жертву тьме, а потом сам же вытаскивает её оттуда; и то ли это какой-то лермонтовский демонизм, отверженный и надеющийся на искупление, то ли Себастьяну настолько нравится искушать Сиэля снова и снова, бросать его во тьму и спасать его, зависеть от него и делать зависимым самого Сиэля, что это что-то похлеще голода, и вообще больше похоже на какое-то наркотическое опьянение.

так, с графикой мы закончили, теперь давайте перейдём к переводу. собственно, начало перевода меня упороло настолько, что я даже ненадолго забыла о драме и трогательности эндинга.
ниже привожу текст перевода.

голубая луна освещает раны мои этой промёрзлой ночью.
время остановило свой ход, а облака на небосводе мрачнеют.
из уст моих исходит всё больше лжи и оправданий за слёзы, ниспадающие на лицо, ведь жизнь моя вся во мраке.
сердце моё живёт во страхе дня, что настанет после всех моих невзгод и печалей.
а в силах моих лишь нырнуть в синеву.
этот прекрасный мир погружён в пучины мрака,
руку свою тяну я к мареву света,
а взор направлен на Луну.


неплохой текст песни, достаточно глубокий, есть над чем поразмышлять, НО ЕСЛИ НАЛОЖИТЬ НЕКОТОРЫЕ СЛОВА НА ОПРЕДЕЛЁННЫЕ МОМЕНТЫ, нувыпоняли, короче, что я щаз буду делать.
ну, осколки на полу и строку про раны я даже трогать не буду, тут всё и так понятно, равно как и то, что с приближением к Сиэлю поётся, что время остановило свой ход, а облака мрачнеют. в мировой литературе, особенно сентиментальной (впрочем, в интимной лирике, к которой в некотором роде относится эта песня, тоже) пейзаж практически всегда играл далеко не последнюю роль – он гармонично соединялся с образом персонажа, накладывался на событие и являлся главным творцом атмосферы повествования. собственно, здесь пейзаж песни тоже прекрасно дополняет картину, нагнетая обстановку и как бы выражая своё отношение к избранному Сиэлем пути.
но это лирическое отступление, на самом деле.
собственно, болезненный момент номер раз: фраза «из уст моих исходит всё больше лжи и оправданий» соединяется с моментом, где Себастьян собирает кольца, а Сиэль вступает во тьму.
если вспомнить о главном предназначении главного героя, всё становится достаточно прозрачно: Сиэль – истинный (и последний) Фантомхайв, поклявшийся отомстить за свою семью, положивший на эту цель свою жизнь, заключивший сделку с демоном и отдавший свою душу ради этого. и демон, которому отойдёт душа после исполнения условий контракта, собирает кольца, которые напоминают о принадлежности юноши к семье Фантомхайв не только остальным, но и ему самому. Себастьян напоминает Сиэлю об избранной им дороге и об условиях контракта. по предыдущим сезонам (да и вообще) было понятно, как Себастьян относится к моментам слабости своего господина – он выковывает из него сильный дух и воспитывает в нём сильный характер (ради самого себя, разумеется), и при любом удобном моменте напоминает, что если Сиэль потеряет бдительность – ему придётся расплачиваться раньше установленного срока, не получив ничего взамен.
и Сиэль вступает в смолу, которая символизирует ложь и оправдания, которая символизирует и моменты слабости тоже, и эта смола вязкая, тёмная и мешает ему пошевелиться, и двигаться дальше она мешает ему так же.
и Сиэль отпускает руку, и тьма поглощает его прошлое и перечёркивает настоящее, потому что нет худшего в его положении, чем проявление слабости.
и «слёзы, ниспадающие на лицо» – тень от руки Себастьяна, и «жизнь моя вся во мраке» – Себастьян погружает Сиэля в темноту, напоминая о том, что если хозяин даст слабину – ему не будет спасения, потому что он, демон, спасший его однажды ради собственной корысти, он, демон, заключивший с ним контракт, чтобы в итоге получить плату, знает Сиэля лучше остальных и первым вонзит ему в спину нож, когда господин даст слабину.

фраза «сердце моё живёт во страхе дня, что настанет после всех моих невзгод и печалей» – это вообще моя личная боль, потому что светлое будущее для Сиэля никогда не наступит, потому что он не сможет быть счастлив (вообще не может, но речь немного не об этом), пока его отмщение не свершится, а когда свершится – он сразу будет съеден, и пусть он смирён и будет платить долги, это не значит, что он ждёт этого момента с нетерпением. и следы Сиэля, в которых смола перемешивается с кровью, и его шаги по цветным осколкам, которые приносят боль – это, собственно, просто иллюстрация его пути.

«этот прекрасный мир погружён в пучины мрака», и Себастьян накрывает его белым покрывалом, и Себастьян ограждает его от этого мира, является оружием в его руке, пока действуют условия контракта, и Себастьян закрывает его от всего, не оставляя ни одного просвета, потому что это его добыча, его жертва, его господин.
и Сиэль тянет руки к мареву СВЕТА, вы понимаете, СВЕТА, и лицо его светлеет, и он открывает глаза. он снова открывает глаза, и Себастьян прижимает его к себе, и это символизирует, мать его, СПАСЕНИЕ, потому что пока не достигнута цель, даже в минуты слабости Себастьян не оставит его, потому что они связаны условиями контракта, потому что помимо условий контракта между ними лежит восхищение, не слепое следование своей цели, а именно восхищение, и Себастьян преклоняет колени не потому, что так велит контракт, а потому что он хочет преклонить колени перед человеком, который никогда не прекратит удивлять его, перед мальчишкой, который сильнее многих демонов, и Себастьян преклоняет колени, потому что эта душа невероятна, потому что она восхитила его, и она должна принадлежать ему одному, и на самом деле момента расплаты со страхом ждёт не только Сиэль, но и сам Себастьян, ведь существует столько ситуаций, в которых эта душа может стать ещё сильнее, ещё восхитительнее, и это не должно прекращаться, потому что ожидание прекрасно и завораживающе, и ожидание куда лучше достижения, и Себастьян прекрасно знает это.
и Себастьян прижимает Сиэля к себе и прикасается к нему губами, и Себастьян вытягивает его из тьмы сомнений и оправданий, потому что только он может спасти и уничтожить Сиэля.

и пока он не найдёт в себе сил уничтожить его – он будет выбирать спасение.


боже, ну и хуйню я написала.

@темы: ШИППЕРСТВО ГОЛОВНОГО МОЗГА, Тёмный Дворецкий, Сиэль, Себастьян, kuroshitsuji, Black Butler

URL
Комментарии
2015-01-17 в 20:23 

~Инуя~
Правитель-писец. | Мерлин старый, бородатый и под плитой.
Это шикарный разбор, могу оставить его на память? Сделать репост.

2015-01-17 в 20:25 

Кемури
на запястье - тонкие кружева.
да, можно.
я рада, что вы так думаете, то есть Я ПОТРАТИЛА ГРЁБАНУЮ КУЧУ ЧУВСТВ И ВРЕМЕНИ НА НЕГО
и я правда очень рада.
спасибо.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

сегодня осень

главная