вот и сижу, уставшее и больное, воют все, ну а я почему не вою,
вот и сижу - хоть до смерти замолчись.
солнышко, заварить тебе кофе, чаю, я в тебе, может, даже души не чаю, вот тебе кружка, тапки, платок, ключи.
солнышко, а давай мы с тобой... да ладно, вот тебе куртка, дышит, увы, на ладан, но даже с ней станет чуть-чуть теплей.
солнышко, не смотри на меня так прямо, тут у меня дешёвая недодрама, дай доиграть, домучиться поскорей.
солнышко, обнимаешь меня за плечи, думаешь, будет легче и ты излечишь, только совсем не слушаешь, что скажу.

вот и сижу, собака сторожевая, сломанная, уставшая, но живая,
и что-то очень важное сторожу.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:55 

Забавно.

на запястье - тонкие кружева.
Это так мило - верить человеку, которого ты совсем не знаешь. Надеяться на него.
А это отсутствующая интуиция. А это живот крутит почему-то.
Я знаю, что он поможет.
Я знаю.

@темы: метания

12:01 

Как я люблю быть бесконечно тупой.

на запястье - тонкие кружева.
Мейнстримовый рыжий. Вот определённо.
И крайняя. Зачем спихивать всё на меня, когда и так обвиняешь, что я слишком много на себя беру?
Странные люди. Нелогичные.
А ещё я не люблю католичество. Да и, в принципе, любую веру, которая немного уходит в фанатизм, опошляя само слово "вера". Но католичество в куда большей немилости, и это уже из-за моей тяги к истории.

Не знаю я, что мне делать.
Всё ещё жалею, что хромосома не та.

@темы: душевные метания, бредни

12:26 

курить вредно.

на запястье - тонкие кружева.
я тут подумала, что меня дико бесят выпады вроде «Что? Да как ты можешь не хотеть жить? Тысячи людей, страдающие от смертельной болезни, хотят, а ты!». нет, меня, конечно, всякие выпады бесят, но такие - особенно, потому что чёрт подери, я знаю этих людей? я обязана им чем-то? я у них денег в долг взяла? нет, серьёзно, какого чёрта я должна оглядываться на безликую тысячу, когда я даже представления не имею, кто они.

какое мне дело, кто там хочет жить.
какое кому вообще дело, кто жить не хочет.

я думаю, что желания и возможности совпадают, но вот только у разных людей. вот даже на примере этого: умирают те, кто хотят жить, а живут те, кому это и не надо в большинстве случаев.



вселенная, ты там в рулетку играешь, что ли?

12:44 

идеально

на запястье - тонкие кружева.
я тут как-то между прочим пришла к выводу, что одной из идеальных смертей для меня была бы смерть от рака лет в тридцать. то есть, я в курсе, насколько кощунственно это звучит, но серьёзно.

нет, в тридцать лет я, конечно, передумаю.

но пока это кажется действительно идеальным - сдохнуть, мучаясь от боли, то есть, я знаю, что такое боль, а ещё лучше - наглотаться таблеток, когда та станет совсем невыносимой. и не медленно угаснуть, как это могло бы быть, а сгореть - как спичка, вспыхнуть и исчезнуть, угаснуть и запомниться не бледной тенью самой себя - а такой, какой ты будешь.

09:39 

итак, почему я, как мудак, уверена, что третий сезон не убил джонлок.

на запястье - тонкие кружева.
сначала я хочу рассказать, почему жив односторонний джонлок со стороны шерлока, и мне всё равно, что все это и так знают хд

итак, сначала мы вспомним, чем закончился второй сезон. драма, сопли, шерлок герой в своих глазах, хитрожопый, но герой - смотри, джон, любуйся мной, я такой охуенный и жертвую собой ради тебя, ты моя публика, а это моя последняя (нихуянепоследняя) сцена. но шерлок забывает о том, что видит джон, а именно: неуравновешенную истеричку, которую обвинили во лжи и которая побежала из-за этого сигать с крыши. нет, конечно, там всё намного драматичнее, но смысл ты уловила. и вот возвращается шерлок к своему джону, а тот живёт и в ус не дует в прямом смысле слова - да тут даже самый асексуальный асексуал влюбится, чисто из чувства противоречия.
ну а если серьёзно, то это даже не "ялюблютебядавайпоженимся", а полная уверенность в том, что джон принадлежит ему. и вот эти вот печальные лица и "на этот раз я пожертвую собой так чтобы даже такой дебил как ты понял это" - это что-то вроде осознания "что имеем - не храним, потерявши - плачем". так что с этой стороны джонлок есть определённо. кроме того, шерлок, грубо говоря, возвращается из-за грани, отрицает смерть только из-за напоминания о том, что джон может оказаться в опасности. я уже молчу о том, что он делает ради мэри - но не ради неё самой, потому что даже при самой высокой скорости очеловечивания в шерлоке не может проснуться пунктик "я люблю всех" - а ради джона. то есть, весь сезон показывает, что шерлок теперь готов ради него на всё. правда, это всё ещё немного похоже на рисовку, то есть, несмотря на то, что шерлоком могут двигать бескорыстные мотивы, он восхищается собой в это время, упивается своей жертвенностью. но об этом мы забудем хотя бы потому, что вторая серия похожа на одно большое признание в любви, лал.

а теперь *дцать причин, почему джонлок взаимен, и это так же высосано из пальца, как и то, что я говорила выше.

1. джон верит ему. несмотря на то, что шерлок вернулся как предатель - нет, серьёзно, именно так и вернулся - джон продолжает ему верить почти безоговорочно, это видно на протяжении всего сезона, а особенно - в третьей серии, в том инциденте с мэри.
2. джону снятся кошмары. тут, конечно, можно сделать исключение и опять сказать, что ему не хватает войны, но на самом деле рубеж с войной пройден и пережит, а шерлок и адреналин в его памяти остались синонимами. ему не хватает адреналина, а значит, ему не хватает шерлока.
3. когда джон думает, что он умрёт, последними его словами становятся слова о шерлоке, о восхищении им, то есть, шерлок действительно остаётся тем, кто всегда восхищает его, и это не может перекрыть никакое чувство.
4. джон беспокоится о нём даже тогда, когда этого делать не нужно.
5. последняя серия. это его прощение мэри потому, что она спасла шерлока, потому, что он так сказал; это безоговорочное "я тебе верю, а потому посижу и послушаю, как ты выводишь мою жену на чистую воду", то есть, я имею в виду, что это безграничное доверие человеку, который его сломал, куда больше доверия мэри, которая его починила. и эта прострация в конце серии, когда "господи, ты же только вернулся", когда в горле комок и можно только улыбаться, до конца не веря, что вот это вот всё снова происходит. джон уже свыкся с мыслью, что шерлока НЕТ, а потому его заторможенность на протяжении всего сезона можно легко объяснить тем, что он щипает себя за плечо, не просыпается, но всё равно не верит, что это происходит на самом деле, а не снится ему. и, в конце концов, оказывается, что лучше бы снилось.

на самом деле, выразить и описать я могу только пять причин, потому что остальные у меня сливаются в ащащащащ, но я действительно не считаю, что третий сезон убил джонлок. нет, даже наоборот - он очеловечил шерлока, самое главное "но!" в возможных отношениях, показал, насколько шерлоку важен джон, что изначально казалось невероятным. а тут уже дело за малым, потому что джон - он любитель наступать на одни и те же грабли.

всё, фух, я высказалсь. и ни разу не по теме хд

@темы: джонлок, шерлок

09:40 

лол.

на запястье - тонкие кружева.
а ещё меня реально никакая сила не заставит писать с заглавными буквами.

@темы: лол, строчные и заглавные буквы

22:05 

а мне нравится дизайн.

на запястье - тонкие кружева.
наверное, тут надо писать что-то невъебенно умное, но у меня такое чувство, как будто из лёгких вышибли весь воздух, а поэтому мне радостно хочется писать только о том, что мне больно.

а вообще вполне себе забавно. я вроде такая подготовленная ко всем ударам судьбы, такая вот держащая нос по ветру и не расслабляющаяся, и помню, что удар в спину может прилететь абсолютно с любой стороны, и знаю, что каждый из тех, кого я люблю, не только может уйти в любой момент, но и рано или поздно всё равно уйдёт, а мне всё равно очень и очень больно каждый раз, когда это происходит.
и я должна кому-то быть счастливой.
а у меня не получается.
потому что привет, враги друг друга не предают, то у меня не было настоящего врага.

и я действительно ненавижу молчание.

а ещё надо бы повыделять крутые ответы о персонажах с аска и выкинуть их сюда.
ну они же крутые.

@темы: херня повседневная

23:26 

наконец.

на запястье - тонкие кружева.
и вот именно сейчас, обрубив то, что мучило меня долгое количество времени, я действительно поняла, что значит "гора с плеч".

а ещё здорово знать, что есть те, кто несмотря ни на что будет на твоей стороне.

23:27 

странно.

на запястье - тонкие кружева.
А еще-я подумала, что не понимаю. В аду казнят тех, кто совершил преступление против бога, верно?
Так почему их казнят, если по логике люцифер должен их на руках носить?
То есть, дьявол, обиженный и заточенный,все равно блюдет волю господа? Да он праведник тогда.
Нет, серьезно, я не понимаю.

@темы: мысли

14:09 

Я ПОНЯЛА ЗАЧЕМ МНЕ НУЖНЫ ДАЙРИ

на запястье - тонкие кружева.

15:56 

немного шипперской хуеты

на запястье - тонкие кружева.
а давайте немного поговорим об эндинге третьего сезона Тёмного Дворецкого, и о его значении как в оняме, так и в глазах человека, который так и не добрался до манги.

АХТУНГ, многабукаф, многасаплей, многаматов, многалищногомнения и МОРЕ НЕАДЕКВАТНОСТИ.

сначала, конечно, должно быть лирическое отступление с глубокой мыслью о том, что отснятые аниме очень и очень редко бывают лучше манги, но их существование оправдывается хотя бы наличием в них опенингов и эндингов. и Тёмный Дворецкий не является исключением ради самого правила, потому что по сравнению с мангой в сюжете аниме творится какой-то неадекватный пиздец, и все три сезона очень и очень слабо связаны между собой, именно поэтому каждый следующий сезон начинается как поход в универ после школы – А ТЕПЕРЬ ЗАБУДЬТЕ ВСЁ, ЧТО ВЫ ЗНАЛИ РАНЬШЕ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ВАМ БОЛЬШЕ НЕ ПОНАДОБИТСЯ – и ты, ахуевая от происходящего ещё больше, чем от происходившего, покорно соглашаешься и смотришь дальше.
и ваще непонятно, почему нельзя было сделать линейный сюжет повествования и хоть как-то связать все три сезона.
хотя это, наверное, весело – так, вот третий сезон, я Себастьян, я от лица создателей буду шептать о том, что в первом сезоне надо учитывать, что не надо, и вообще, почему бы методичку по Тёмному Дворецкому не написать, а в конце каждой серии делать так: – А МЫ ЭТО НЕ ПРОХОДИЛИ ОЛОЛОЛ.
ладно, ближе к телу Себ…. Тёмного Дворецкого в контексте моего слезливого постика.
Опенинги и Эндинги. мне просто религия не позволяет писать их с маленькой буквы, потому что Опенинги И Эндинги Тёмного Дворецкого (звучит как культ какой-то, лол) – это то, за что я готова простить буквально всё. они глубоки, куда более глубоки, чем весь сюжет онямы (напоминаю, что мангу я не трогаю, и уж тем более против фэндома ничего не имею), они прекрасно отображают не только происходящее в целом, но и неплохо описывают отношения между персонажами; возьмём в пример хотя бы Опенинг многострадального второго сезона (ИМХО, это было единственным, что можно назвать стоящим в этом сезоне) – фрагмент, включающий в себя Алоиса, который закрывает себе глаза рукой Клода, и Сиэля, который вырывается из хватки Себастьяна, всего за несколько секунд описал и разницу темпераментов двух господ, и их взаимоотношения с демонами-дворецкими.

И ЭТО ВСЕГО НЕСКОЛЬКО СЕКУНД, ПОЗВОЛЬТЕ.

а теперь поговорим о том, что усадило меня засорять интернетики ненужной истеричной хуйнёй – об Эндинге третьего сезона Тёмного Дворецкого. этот Эндинг разбил моё сердце, собрал его, а потом снова разбил, и так раз пятнадцать, пока я не выдохнула и не побежала страдать дальше.

начнём с графической части эндинга и пропустим то, что по сравнению с предыдущими сезонами в третьем Сиэль как выцвел и потускнел (если глаза в расчёт не брать, конечно). вообще всё, связанное с предыдущими сезонами, пропустим. создатели третьего сезона убирают стиратель памяти, и мы, посвежевшие, радостные и абсолютно забывшие о существовании и содержании предыдущих сезонов, бежим дальше.
так вот, графическая часть эндинга, точнее, то, что зацепило меня больше всего – не то, что цветные витражи бьются довольно символично, не то, что раскиданная одежда от большего к меньшему вроде как ведёт нас к итогу – это красиво, это мощно, но не это самое главное.
самое главное, на мой взгляд – это, собственно, Сиэль, вступающий в вязкую тьму по собственной воле, Сиэль, чьё лицо не выражает ровным счётом ничего, кроме принятия и спокойного равнодушия к самому себе. он не столько выбрал этот путь, сколько сама эта дорога выбрала его своим путником, и тьма, жидкая, похожая на смолу, уже вряд ли сможет его отпустить.
и Себастьян, демон, который отдаёт его этой тьме (это самое менее косое и сравнительно подходящее к ситуации словосочетание, но на мой взгляд оно всё равно немного не то, а для более подходящего выражения ещё не время). и всё правильно, и всё логично, и зачем ему душа, которая не может выдержать всё это, зачем ему нужна слабая душонка, и он всячески испытывает её, всячески проверят, потому что разве может служить слабаку такой могущественный демон как он? и Себастьян мягко погружает его в эту тьму, и Сиэль выдерживает её, и, бесконечно чёрный, вязкий и смиренный, выбирается из неё.
и тьма оставила на нём свой отпечаток, и тьму эту уже никому не смыть.

КАЗАЛОСЬ БЫ.

но Сиэль подходит к тому, кто погрузил его в эту тьму, к тому, кто каждый день и каждую секунду не просто позволял этой тьме разрастаться в душе Сиэля, он сам бережно и заботливо взращивал её; чинил Сиэля для того, чтобы потом самому сломать его, красил его в свои собственные цвета.
и Сиэль, сам уже обречённый, идёт по белому кафелю и осколкам витражей, и его шаги оставляют после себя смолу и кровь, и он подходит к тому, кто вне всякого сомнения темнее чёрного, и тот, держащий белоснежное покрывало в руках, укутывает маленького мальчика, в котором сам уничтожил и всё детское, и всё хорошее, и логично было бы, если бы покрывало начало чернеть с разных сторон, потому что они вдвоём несут ту тьму, с которой свет уже никогда не справится, потому что демонам чуждо что-либо хорошее и бескорыстное, и всё, что они делают, рано или поздно обнаруживает для них определённую выгоду; потому что Сиэлю важно и нужно только одно, и он знает, каким способом он может этого достичь, и он пойдёт и по головам, и по трупам, и по чему угодно ради этого; и если раньше в нём был росток света и надежды, то с каждым моментом он всё больше угасал – и вот теперь всё, витражи разбились, одежды и маски сброшены, намерения обнажены, и они, абсолютно подвластные тьме, должны окрасить белоснежное в свой цвет…

НО ВМЕСТО ЭТОГО МОЁ СЕРДЦЕ РАЗБИВАЕТСЯ НАХУЙ.

простите, я, конечно, изначально хотела сказать не это, но вместо вполне логичного исхода белоснежное покрывало в руках Себастьяна не только не пачкается, но и очищает Сиэля. на нём не остаётся ни единого пятнышка, и с каждой секундой тьма отступает.
а теперь давайте я напишу это медленно и трагично.

БЕЛОСНЕЖНОЕ. ПОКРЫВАЛО. В. РУКАХ. СЕБАСТЬЯНА. ОЧИЩАЕТ. СИЭЛЯ. ОТ. ТЬМЫ. В. КОТОРУЮ. ОН. САМ. ЕГО. ПОГРУЗИЛ.

то есть, вы осознаёте, да? Себастьян не только не препятствует этому, но и они, наоборот, прижимает к себе Сиэля, и прижимается к нему губами.
тут моя истерика укатилась к сравнениям с ногами Христа, и это уже малость перебор, конечно, но суть вы поняли, правда?
то есть, демон бросает свою жертву тьме, а потом сам же вытаскивает её оттуда; и то ли это какой-то лермонтовский демонизм, отверженный и надеющийся на искупление, то ли Себастьяну настолько нравится искушать Сиэля снова и снова, бросать его во тьму и спасать его, зависеть от него и делать зависимым самого Сиэля, что это что-то похлеще голода, и вообще больше похоже на какое-то наркотическое опьянение.

так, с графикой мы закончили, теперь давайте перейдём к переводу. собственно, начало перевода меня упороло настолько, что я даже ненадолго забыла о драме и трогательности эндинга.
ниже привожу текст перевода.

голубая луна освещает раны мои этой промёрзлой ночью.
время остановило свой ход, а облака на небосводе мрачнеют.
из уст моих исходит всё больше лжи и оправданий за слёзы, ниспадающие на лицо, ведь жизнь моя вся во мраке.
сердце моё живёт во страхе дня, что настанет после всех моих невзгод и печалей.
а в силах моих лишь нырнуть в синеву.
этот прекрасный мир погружён в пучины мрака,
руку свою тяну я к мареву света,
а взор направлен на Луну.


неплохой текст песни, достаточно глубокий, есть над чем поразмышлять, НО ЕСЛИ НАЛОЖИТЬ НЕКОТОРЫЕ СЛОВА НА ОПРЕДЕЛЁННЫЕ МОМЕНТЫ, нувыпоняли, короче, что я щаз буду делать.
ну, осколки на полу и строку про раны я даже трогать не буду, тут всё и так понятно, равно как и то, что с приближением к Сиэлю поётся, что время остановило свой ход, а облака мрачнеют. в мировой литературе, особенно сентиментальной (впрочем, в интимной лирике, к которой в некотором роде относится эта песня, тоже) пейзаж практически всегда играл далеко не последнюю роль – он гармонично соединялся с образом персонажа, накладывался на событие и являлся главным творцом атмосферы повествования. собственно, здесь пейзаж песни тоже прекрасно дополняет картину, нагнетая обстановку и как бы выражая своё отношение к избранному Сиэлем пути.
но это лирическое отступление, на самом деле.
собственно, болезненный момент номер раз: фраза «из уст моих исходит всё больше лжи и оправданий» соединяется с моментом, где Себастьян собирает кольца, а Сиэль вступает во тьму.
если вспомнить о главном предназначении главного героя, всё становится достаточно прозрачно: Сиэль – истинный (и последний) Фантомхайв, поклявшийся отомстить за свою семью, положивший на эту цель свою жизнь, заключивший сделку с демоном и отдавший свою душу ради этого. и демон, которому отойдёт душа после исполнения условий контракта, собирает кольца, которые напоминают о принадлежности юноши к семье Фантомхайв не только остальным, но и ему самому. Себастьян напоминает Сиэлю об избранной им дороге и об условиях контракта. по предыдущим сезонам (да и вообще) было понятно, как Себастьян относится к моментам слабости своего господина – он выковывает из него сильный дух и воспитывает в нём сильный характер (ради самого себя, разумеется), и при любом удобном моменте напоминает, что если Сиэль потеряет бдительность – ему придётся расплачиваться раньше установленного срока, не получив ничего взамен.
и Сиэль вступает в смолу, которая символизирует ложь и оправдания, которая символизирует и моменты слабости тоже, и эта смола вязкая, тёмная и мешает ему пошевелиться, и двигаться дальше она мешает ему так же.
и Сиэль отпускает руку, и тьма поглощает его прошлое и перечёркивает настоящее, потому что нет худшего в его положении, чем проявление слабости.
и «слёзы, ниспадающие на лицо» – тень от руки Себастьяна, и «жизнь моя вся во мраке» – Себастьян погружает Сиэля в темноту, напоминая о том, что если хозяин даст слабину – ему не будет спасения, потому что он, демон, спасший его однажды ради собственной корысти, он, демон, заключивший с ним контракт, чтобы в итоге получить плату, знает Сиэля лучше остальных и первым вонзит ему в спину нож, когда господин даст слабину.

фраза «сердце моё живёт во страхе дня, что настанет после всех моих невзгод и печалей» – это вообще моя личная боль, потому что светлое будущее для Сиэля никогда не наступит, потому что он не сможет быть счастлив (вообще не может, но речь немного не об этом), пока его отмщение не свершится, а когда свершится – он сразу будет съеден, и пусть он смирён и будет платить долги, это не значит, что он ждёт этого момента с нетерпением. и следы Сиэля, в которых смола перемешивается с кровью, и его шаги по цветным осколкам, которые приносят боль – это, собственно, просто иллюстрация его пути.

«этот прекрасный мир погружён в пучины мрака», и Себастьян накрывает его белым покрывалом, и Себастьян ограждает его от этого мира, является оружием в его руке, пока действуют условия контракта, и Себастьян закрывает его от всего, не оставляя ни одного просвета, потому что это его добыча, его жертва, его господин.
и Сиэль тянет руки к мареву СВЕТА, вы понимаете, СВЕТА, и лицо его светлеет, и он открывает глаза. он снова открывает глаза, и Себастьян прижимает его к себе, и это символизирует, мать его, СПАСЕНИЕ, потому что пока не достигнута цель, даже в минуты слабости Себастьян не оставит его, потому что они связаны условиями контракта, потому что помимо условий контракта между ними лежит восхищение, не слепое следование своей цели, а именно восхищение, и Себастьян преклоняет колени не потому, что так велит контракт, а потому что он хочет преклонить колени перед человеком, который никогда не прекратит удивлять его, перед мальчишкой, который сильнее многих демонов, и Себастьян преклоняет колени, потому что эта душа невероятна, потому что она восхитила его, и она должна принадлежать ему одному, и на самом деле момента расплаты со страхом ждёт не только Сиэль, но и сам Себастьян, ведь существует столько ситуаций, в которых эта душа может стать ещё сильнее, ещё восхитительнее, и это не должно прекращаться, потому что ожидание прекрасно и завораживающе, и ожидание куда лучше достижения, и Себастьян прекрасно знает это.
и Себастьян прижимает Сиэля к себе и прикасается к нему губами, и Себастьян вытягивает его из тьмы сомнений и оправданий, потому что только он может спасти и уничтожить Сиэля.

и пока он не найдёт в себе сил уничтожить его – он будет выбирать спасение.


боже, ну и хуйню я написала.

@темы: ШИППЕРСТВО ГОЛОВНОГО МОЗГА, Тёмный Дворецкий, Сиэль, Себастьян, kuroshitsuji, Black Butler

12:18 

Мукуро и Хибари. «Плохой» коп и «хороший» коп.

на запястье - тонкие кружева.
коп (на самом деле, тут конкретно попытка в то, что они представляют из себя на самом деле, а не в то, что они могут из себя изображать)
АХТУНГ! МАТ и ИМХО!


просто смотрите, у нас есть два пятнадцатилетних ч у д о в и щ а
Хибари таким был, Мукуро таким сделали, их чудовищность несопоставима потому, что разнопланова – и именно поэтому они оба держатся подальше от Вонголы
потому что Вонгола – семья, Вонгола – люди, Вонгола – связи
Хибари это не нужно, а Мукуро нужно не это (а говорят, от перестановки слов значение не меняется, а тут видите как)
то есть ну, изначально они стоят на одной планке
только в чём дело и в чём разница
Хибари с возрастом становится человечнее
то есть нет, он не претерпевает супер-метаморфозы, как тот же Гокудера в начале Реборна потому, что его случайно спас Джудайме
но определённые и достаточно существенные изменения его затрагивают
те, которые позволяют ему такие человеческие вещи как бухнуть с Риохеем (а то, что они бухают иногда, это факт, да и Риохей не настолько в будущем имбецил, чтобы приходить с бутылкой бухла для того, чтобы ему выпустили кишки за неприличные предложения)
или, например, такая вещь как позволить абсолютно чужой бабе в условиях космического пиздеца связаться с ним и запросить помощь
«Савада, нам надо поговорить» вместо «развернуться и уйти в хреновы ебеня, не дожидаясь никого», вызвать подкрепление, решить какие-то проблемы устно, а не пытаясь проломить кому-то голову
Хибари становится спокойнее, Хибари приспосабливается к окружающему миру ровно настолько, чтобы не перестать быть собой
понимает, что взаимодействовать с миром и быть его частью не одно и то же, а значит, первое можно юзать
и если это юзать, это облегчает некоторые моменты
если Хибари в пятнадцать пизданутый на всю голову урод из числа вот тех мультяшных злодеев, которые не понимают, что если они уничтожат мир, то им самим будет некуда податься и тех придурков, которые говорят, что люди жалкие и я вас ненавижу, не осознавая, что волею судеб он сам человек
то Хибари в двадцать пять просто стоит в стороне
признавая для себя, что с некоторыми вещами он может просто сосуществовать, и это сосуществование не чудовищная ошибка, а стечение обстоятельств
он принимает то, что человека человеком сделала именно
как это слово будет, социализация? если неправильно, то вы всё равно понимаете, что я имела в виду
и ну то есть осознавая и принимая некоторые вещи, он страшно меняется
если в пятнадцать его лицо – сплошное раздражающее «я не такой как все я выше вас вы уроды я король посмотрите у меня написано это на лбу в любом движении во всём»
то Хибари в двадцать пять умеет улыбаться уголками губ, умеет смотреть устало, умеет сохранять непроницаемое выражение лица и все вот эти вот вещи
Хибари в двадцать пять может ворваться на базу Вонголы, потому что Хром умирает, и спасти ей жизнь – потому что ему
ну не то чтобы не всё равно в плане личного отношения к Хром
а не всё равно в плане именно человеческого отношения
терпеть скопления народа ради какой-то важной цели, подчиниться чему-то, зная, что это к чему-то приведёт, послушать кого-то, умея признать, что кто-то может быть прав
в итоге всё вот это вот подростковое он перерастает, и мы возвращаемся к тому, что он приобретает изрядную долю рассудительности – и человечности (ну и тут конечно надо всё-таки сказать, что Вонгола не могла не сыграть тут роли)
и пока Хибари превращался из долбанутого фрика в стоящего поодаль мужчину, Мукуро гнил в тюрьме
он не прошёл никакой эволюции в плане характера
то есть нет
я говорила, говорю и буду говорить, что Мукуро, хм, делает больше, чем он должен
чем вообще делал бы кто угодно на его месте
потому что Мукуро «я ненавижу мафию но я щаз пойду и сдохну за вас потому что а чо нет-то»
но если мотивация Хибари просчитывается – с трудом, но всё-таки да
если изменения в характере Хибари можно проследить
то Мукуро
вот я даже не знаю, с чем сравнить
каждый из хранителей по-своему непредсказуем в своём поведении, но Мукуро – это другое
его непредсказуемость страшная
я вот всегда боялась таких персонажей, как, например, Эйс из «Алисы в Стране Сердец» или как Бьякуран из того же Реборна, потому что они улыбаются, а в следующий момент могут свернуть тебе шею
потому что таким, как они, доверять нельзя и всё такое
но даже их можно просчитать
Мукуро понять нельзя потому, что он сам не может этого сделать
он не рос, он не менялся, ничего не происходило
если Хибари что-то для себя выносил, знакомился с окружающим миром, то Мукуро всё равно остался вот этим пятнадцатилетним мальчиком-чудовищем
который может сделать всё как для того, чтобы спасти, так и для того, чтобы уничтожить
который, спасая котёнка, может убить сорок человек
просто потому что
который, спасая что-то, может умереть сам – по той же причине – просто так
Мукуро не умеет выбирать разумные пути, он просто не научился это делать, потому что для этого нужно было жить
поэтому у него есть «я хочу»
и каким бы жутким не было его «хочу» – а сказать, что у него нет проблем с психикой... ну хм, не знаю, он там шесть кругов ада прошёл
по Франу прям видно как его круги пизданули, а вот по Мукуро не так сильно – но принимая во внимание в общем и целом его историю, сложно представить, какой ёбаный ад творится у него в голове
Хибари был бы хорошим копом, потому что в итоге для него устанавливаются определённые рамки и понятия, определённые представления о морали и определённые принципы
Мукуро всего этого лишён нахуй
он сам – мораль, рамка и принцип
он – правильно, потому что иначе он просто не умеет
знаете, вот эти вот жестокие дети, которые просто не понимают, почему что-то делать нельзя
Мукуро такой же.
почему в моём понимании он страшнее Бьякурана – потому что Бьякуран понимает, что он делает.
а самое смешное, что я с моей абсолютной любовью к Мукуро ну, впервые вообще задумалась об этом
просто ну, Мукуро может выглядеть хорошим, но упаси господь подумать, что так оно и есть
он из вот тех ребят, которые будут гореть в аду и знают это
и собственно, ну, изначально это не его вина хд
я в том плане, что его сделали таким, и что в дальнейшем его развитие и его знакомство с миром остановилось на «раз мир хочет меня уничтожить, почему я не должен сделать этого первым»
Мукуро – в идеале и изначально – был податливым
из него можно было вылепить что угодно в том плане, что находись он вместе с Кокуё и рядом с Вонголой, он рано или поздно бы оттаял
это ну
как учить мальчика, выросшего с волками, жить в человеческом обществе – чем раньше ты его найдёшь и чем раньше начнёшь учить, тем быстрее он адаптируется
а Мукуро в двадцать пять уже потерян, он уже сформирован – и деформирован.

вообще меня страшно штырит тот факт, что мангака создала образы гораздо глубже, чем смогла бы когда-нибудь прописать.

08:31 

время ванильных текстов!

на запястье - тонкие кружева.
– Я вообще не вижу смысла во фразах типа «ты был мне так нужен!», – она хрипло засмеялась, поболтала в стакане воду с лимоном – пить ей сейчас было категорически нельзя – и подняла глаза на собеседника. – Ну, знаешь, типа, уходит человек куда-то, пропадает, становится, как говорила Полозкова, вне адреса и вне доступа, а когда возвращается, ты кидаешься к нему навстречу с «где ты был? Ты был мне так нужен!» Чего вообще люди ожидают после этой фразы? Что человек упадёт на колени и раскается во всех своих грехах, начиная с четырёхлетнего возраста? Что развернутся небеса и время отмотается назад, чтобы этот человек был с тобой? Ну, то есть серьёзно, на момент произнесения этой фразы – какая уже разница?

Она моргнула, то ли просто так, то ли глаза заслезились – в темноте не было заметно.

– Ты был мне так нужен, – повторила она почти с удовольствием, растягивая гласные. – Но тебя не было. И я справилась со всем сама.

А потом ей то ли холодно стало, то ли, наоборот, жарко – и она повела плечами. Резко, нервно повела, почти вздрогнула.

– Такие фразы, – добавила уже другим тоном, негромко и как-то устало. – Или говорятся в настоящем времени. Или не говорятся вообще. Ты нужен, говоришь ты, и человек остаётся. А если не остаётся, – она снова засмеялась, точно так же, как в начале, нота в ноту. – Тогда тем более, какая разница?

А разницы, господа, никакой.

17:28 

где нас нет.

на запястье - тонкие кружева.
Если я раньше когда-то и думала, что существует не одно состояние, в котором человек приводит себя к самоубийство, то я предпочитала не задумываться об этом, не концентрироваться на этой мысли и не останавливаться на ней, а вносить в центр своих приоритетов собственную боль.
Я была знакома с тем состоянием, в котором ты НЕ понимаешь, что делаешь, когда ты смотришь на себя как со стороны, словно в телевизор, по которому крутят дурацкую мелодраму (или драму, потому что ты никогда не сможешь заранее предсказать конец). Ты смотришь со стороны на другого человека и думаешь «нет, дура, не перекидывай ногу через перила» или «господи, идиот, положи эту горсть таблеток, что ты делаешь». А потом обязательно приходит мысль: как ты будешь жить с этим, если останешься?
А никак. Ты посмотрел фильм. Фильм закончился. В конце титров стоит твоё имя, а ещё уточнение. Состояние аффекта ли, ещё что – я не знаю терминологии, я не училась на психолога или на врача в принципе, поэтому могу говорить со своей невысокой непрофессиональной колокольни.
Фильм закончился, тебя либо схватили за шкирку и затащили обратно на лестничную площадку, отвесив такую оплеуху, что чужая рука в итоге заболела больше, чем твоё собственное лицо (как моя рука), либо полтора часа спрашивали в больнице, не от несчастной ли ты это любви сделал, а потом ещё полчаса не могли нашарить вену, чтобы воткнуть туда иголку от капельницы.
Это если ты выжил, конечно. Мёртвых трогать нечего, мёртвым уже всё равно. Плохо всегда только живым.

Я пыталась совершить самоубийство. Сначала я решила, что это будет самым страшным моим секретом, о котором узнают только избранные – потому что тогда мне только исполнилось восемнадцать, юношеский максимализм, не угасший во мне до сих пор, заставлял меня орать, что суицид не выход, а ещё – что я никогда этого не сделаю.

А потом был кинофильм. Я не была в нём главным героем, я была наблюдателем. Я могла думать, но контролировать своё тело – нет. Руки сами потянулись к аптечке. Руки сами выбрали таблетки. Глаза прочитали описание. Мозг усвоил. Что-то выбрало – глотаем эти.
Я видела это со стороны. Я могла видеть со стороны своё лицо. Я могла видеть, как у меня дрожат руки, как я глотаю таблетки, как я давлюсь или ими, или слезами, разница небольшая – я видела всё это.
Видела – и не принимала в этом никакого участия.

Я пыталась совершить самоубийство через полтора месяца после того, как мне исполнилось восемнадцать. Теперь, когда мне двадцать один, и я снова начала испытывать это состояние абсолютной потери контроля над телом, я испугалась. Я испугалась, что я смогу сделать что-то с собой. Я испугалась того, сколько вещей это за собой повлечёт.
Мне будет всё равно, потому что мёртвым уже всё равно.
Плохо будет живым.

Я никогда не задумывалась о том, что помимо этого бесконтрольного состояния есть ещё одно – или, возможно, их ещё много; возможно, в течение жизни я узнаю о каждом из этих состояний; возможно, остановлюсь сейчас на втором, и на этом мои знания закончатся. Я не знаю, как правильней, я не знаю, как я хочу, я не знаю, сможет ли это всё помочь мне или кому-то другому – но это и не так важно.

Люди, которые пишут предсмертные записки, люди, которые выключают свет и заправляют кровать, люди, которые моют посуду перед тем, как умереть – вот они прекрасно понимают, что делают. Они понимают, что делают, они находятся в сознании, в самих себе, и их выбор – осознанный. Они не бросаются под машины, а тихонько мылят верёвку у себя дома. Реже – выходят в окно, потому что не остаётся сил даже выйти в магазин за верёвкой. Они делают всё тихо, чинно и спокойно – вот моё прощание, вот мой договор о наследстве, вот там лежит корм для кота, а на диван я положу своё тело, когда оно начнёт холодеть.

Опять-таки, повторяю, я не врач. Я человек, который путается в терминологии. Я человек, который знает, о чём говорит. Я человек, который может в данный момент превратить это письмо в прощальное, но всё ещё слишком боится последствий, которые останутся после него.

Мёртвым быть хорошо. Мёртвым всё равно.
Плохо только живым.

Я знаю два состояния, которые медленно ведут тебя к смерти – шаткий мостик и огромный прочный бетонный мост. Я не знаю, есть ли между ними что-то ещё.
Я думаю, есть.

Просите помощи, пока вы можете её попросить. Не ходите по мостам в одиночестве. Без разницы, снаружи или внутри вас находится этот мост.

сегодня осень

главная