o_tebe
солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Она думала, что если останется с ним еще хотя бы на одну ночь,
То не сможет забыть его глаз..
Если останется хотя бы на еще одну ложь,
Он не сможет уйти и сам.
Она писала письма, объясняя сотни причин,
Ритуально сжигая их перед сном.
Он был слишком нужен и слишком мил
Для правды и резких слов..

Она думала, что если останется с ним еще хотя бы на одну ночь,
То подцепит опасный вирус
Невстреч или незвонков..
Он сожрет ее изнутри как моль
От улыбки до позвонков..
Он расставит капканы вдоль ее улиц
И пустит по венам смертельный яд..
Он застрянет между врагом и другом,
Чему и сам вряд ли будет рад…

Она думала, что если останется с ним еще хотя бы на одну ночь,
Проиграет главную битву – с самой собой..
Сразу станет больной и злой,
Ненавидя себя такой.
Он захочет сказать о чем-то..
Осечется.. и замолчит..
А она не удержится – усмехнется -
Вот последний козырь, раз нету сил..

Она думала, что если останется с ним еще хотя бы на одну ночь,
То, возможно, останется насовсем..
И узнает как пахнут все неподаренные им цветы,
И как совсем не тесно от его толстых стен..
Она подумала, что узнает как зазвучат
Все непроизнесенные им слова…
Она сжала в подъезде его ладонь
«Только не отпускай меня…».



****


Ты же помнишь тот вечер, верно?.. Было душно и горячо...
Я секунды запоминала, утыкаясь тебе в плечо.
Я нанизила их на нитку своих самых красивых снов...
Ты оставил мне слишком много - взмах ресниц своих, пыль дорог...

И пронзительный холод ночи, предрассветного утра дым...
Этот город нас будет помнить, очень пьяных и молодых,
Эти улицы нас скрывали от чужих посторонних глаз...
Бог, наверно, решил развлечься... или дьявол писал рассказ...

А, быть может, тогда, в тот вечер, они выпили коньяку
И сказали: "Давай проверим этим парнем её судьбу...
Она выдержит, не согнется, даже сможет его спасти."
Знаешь, дьявол сейчас смеётся, строя козни нам на пути...

Я же знаю его приемы - твоя робость, тяжелый взгляд,
Рук дрожание, смех железный... Но Бог тянет тебя назад...
Он приходит к тебе под утро, улыбается в твои сны...
Ты проснешься, и будто болен никогда не звучащим "мы".



****


Может, просто сядем, поговорим за бутылкой-другой вина?
Ты с меня отбиваешь спесь, словно с горного хрусталя…
Ты же кожу содрал живьем с моего лица…
Ты серьезен, немного хмур с миною палача.

Может, просто сядем вдвоем с тобой, чтоб глаза в глаза?
Ты расскажешь, что говорят грустью твои глаза,
Что ты думаешь по ночам, статусы теребя,
И как в горле стоит комок, если я не одна…

Может, просто сядем с тобой вдвоем, через окна – снег?
Может, стоит уже закончить бесконечный по кругу бег?..
Я хочу рассказать, как ночью лезут с кашлем тебе стихи,
Как уходит с десятой стопкой страх без твоей руки…

Может просто.. «Знаешь мне очень больно тебя терять,
Я же знаю, что ты молчишь, но готов сказать…
Я немного… совсем немного тебя люблю…»
Улыбнешься и скажешь: «Дай-ка я обниму…»



***


Это путь забывания, выдирания своей жизни из лап твоей. Это акт разрушения и сжигания нашей памяти, страсти и иже с ней. Это «только не трогай», «звони по делу» и «не волнуйся, не пропаду». Это значит, что нам теперь с тобой ни в постель, ни в церковь, ни на войну.

Это когда натыкаешься на текущую боль из красивых глаз. Это когда доверяешь полностью, хоть и думаешь: «Этот точно меня предаст». Это когда обнимая, чувствуешь, что бежит волна от его сердца к твоим рукам. Это когда просыпаешься ночью, да ищешь его следы по подушке и простыням.

Это когда его видишь с девочкой, а потом много пьешь и просыпаешься не одна. Это когда поругаешься с матерью, хлопнешь дверью и шлешь смс ей: «Мамочка, нервы ни к черту, прости меня». Это когда в микрофон читаешь, и сотня глаз в тебя смотрит, а тот, кому написано, не пришел. Это когда наперед не знаешь, кто из нас проиграл, кто себя нашел, когда все бросил и враз ушел.

Это зовется сукой-любовью почти на всех языках земли. Это как по закону Ньютона – с той же силой вернешься как ни старайся, как ни беги. Это как по заказу все те же люди, и те же песни, и, черт, ведь март уже – тот же снег. Это, мой мальчик, слишком большая плата за тот единственный наш рассвет


(Анна Бизенкова)