Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:06 

In my darkest dreams

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers





Название: В моих самых страшных снах/In my darkest dreams

Ссылка на оригинал: benjimmy.livejournal.com/95960.html

Авторы: Roderick Thompson (benjimmy ) и nemesishamartia

Перевод: Smothered Hope

Бета, краски, детали, атмосфера, а также русская адаптация диалогов и эпиграфов – Rebekka_L

Разрешение на перевод: получено

Пейринг: Хаус/Уилсон при-слэш

Рейтинг: NC-17

Ворнинг: фик содержит множество дарк-элементов, а также ненормативную лексику.

Дополнительный арт к фанфику

Обложка (картинка в заголовке) : автор - cryptictac housebigbang.panfandom.ca/artwork/ticcy.htm#one

Видеотрейлер: автор - tli housebigbang.panfandom.ca/artwork/thelibraniniq...


Примечание авторов русской версии: Если вы думаете, что невозможно жалеть Хауса и тревожиться за него больше,чем после просмотра 24 серии 5 сезона- тогда мы идем к вам)


Глава 1

"Каждый ищет что- то свое." (с) Eurythmics, Sweet Dreams (Are made of this).

Глава 2


«Это дом, где рождались и умирали» © Elton John, Funeral For a Friend (Love lies bleeding).

Глава 3

"Уходи пока можешь, чтобы жить дальше." (с) Queen, Dead on Time

читать дальше

@музыка: London After Midnight - "Shatter"

@темы: переводы, слэш, фанфики

Комментарии
2009-05-24 в 20:22 

музейный синдром
буду ждать продолжения :)
спасибо за перевод :)

2009-05-24 в 20:28 

В воздухе запахло свеженьким камикоросом. ©
Безумно понравилось. Именно безумно - иначе не скажешь, спасибо переводчикам! Настолько десфикный фик редко увидишь))
Буду ждать обновлений)

2009-05-24 в 21:03 

мы любознательны, но мы не любопытны (с)
о, вот и очередь даркест дрим пришла) на английском я это уже прочла почти полностью, теперь интересно с переводом ознакомиться. мне нравится середина этого фика, там уровень параноидальности зашкаливает. а что ещё нужно фанату Х-files? хотя настоящее время повествования меня несколько стопорит, но это дело привычки. всё-таки, не такое частое явление на русском языке. хочется продолжения)) и леверэйдж тоже хочется :( спасибо за перевод=)

2009-05-24 в 21:05 

Consuelo
...всё моё тело - блуждающий звук (с)
видит, как на земле, пятью этажами ниже, Уилсон в ужасающе неестественной позе лежит на земле, и лужа багрово- черной густой крови окружает его голову жутким нимбом.
Мы и с первого раза поняли, что Уилсон упал на землю)))

А на самом деле, забористая трава)) Буду вкуривать и дальше!
Хотя с 4-й смерти уже начинало пробирать на ха-ха и в голове крутилось, что более подходящее название "Тысяча и один вариант смерти для Уилсона". Автор вовремя остановилась))

2009-05-24 в 21:31 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Ferry, ох, я так рада, что оценил автор великолепной русской версии Modest Proposal!:red:

a.k.a Fran
десфикный фик редко увидишь))
Точно!))))
Спасибо за отзыв:)

Pretty Rat
мне нравится середина этого фика, там уровень параноидальности зашкаливает.
а мне кажется, после 10 главы)))
и леверэйдж тоже хочется
Lee.m переводит;-)
спасибо за перевод=)
спасибо, что нас читаете :)

Consuelo
Мы и с первого раза поняли, что Уилсон упал на землю)))
упс.. Поправила)))
Буду вкуривать и дальше!
:D
Автор вовремя остановилась))
автор - мужЫк;-)

2009-05-24 в 22:46 

Эйни Птичка-Синичка
Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!
Хм... :duma2:
Фик вроде бы нормальный, но более этого пока сказать сложно, потому как в первой главе ни Хилсона нету, ни хотя бы хорошо прорисованного образа Хауса... (я тапками не кидаюсь, не думайте!)
Сложно более определенно высказать свое мнение, основываясь на четырех(или сколько их там было?)смертях Уилсона.
Так что с нетерпением буду ждать новую главу! ;-)

2009-05-24 в 23:27 

На счет пробивания на ха-ха после н-ной смерти, это истинная правда))).
А жанр сего произведения какой? (в смысле, Ангст/романс или ангст/драма? есть смысл ждать хэппиэндика?)

URL
2009-05-24 в 23:37 

Любопытно, что на пять смертей мы имеем четыре (?возможно, три + одна смерть от естественных причин) самоубийства и одно убийство. Но насчет самоубийства адреналином автор чего-то перемудрил - никогда о таком не слышала, кроме того, инъекция в предплечье???О_о

URL
2009-05-24 в 23:37 

Любопытно, что на пять смертей мы имеем четыре (?возможно, три + одна смерть от естественных причин) самоубийства и одно убийство. Но насчет самоубийства адреналином автор чего-то перемудрил - никогда о таком не слышала, кроме того, инъекция в предплечье???О_о

URL
2009-05-24 в 23:57 

Consuelo , позор на наши седые головы). Действительно, аж два раза упал) Smothered Hope и за что мы его так?)))Ferry ,a.k.a Fran спасибо за внимание!) тем более, что наши труды оценила сама автор великолепной русской версии Modest Proposal!:rotate:


Pretty Rat , мне тоже нравится середина). Надеюсь вам придется по вкусу и наша версия)

Эйни Птичка-Синичка , ну как же без Хилсона?) все будет- только так...как бы это получше сказать...ангстово, ага).

Гость, ну если сказать, вам же потом неинтересно будет)))

есть смысл ждать хэппиэндика?)

Гость, ну если сказать, вам же потом неинтересно будет)))

инъекция в предплечье???О_о
Это сон, не забываем, не забываем))))
спасибо, что читаете нас).

2009-05-25 в 00:03 

Насчет неинтересно не скажу, зато спокойнее. Без х-э я вообще не читаю)))).
Не в первом фике меня удивляет, как Хаус во сне резко теряет все медицинские знания)))

URL
2009-05-25 в 01:06 

как Хаус во сне резко теряет все медицинские знания)))

Гость , тут уж скорее Уилсон) забыл, куда нужно колоть и что именно)

2009-05-25 в 06:07 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
А жанр сего произведения какой? (в смысле, Ангст/романс или ангст/драма?
ангст\драма\даркфик)

2009-05-27 в 00:39 

Я тут хочу сказать, что не бывает длинного сюжетного фанфа без "ляпов", потому что любой фанф это уже отступление от канона... это индивидуальное понимание, интерпретация и использование канона автором. Так что если мне кажется, что кто-то там так бы не поступил или не сказал, я просто не придаю этому значения.
Вот, а что касается этого фанфика, мне безумно понравилось! Ещё две главы проглотила на английском, но читается значительно тяжелей, так что очень жду перевод. Огромное спасибо переводчикам за такой труд!

инъекция в предплечье???О_о
я помню, они там часто в предплечье колят))) когда Кадди догнала выписанного парализованного и вколола ему что-то по совету Хауса, точно в предплечье было.. или это зависит от того, что колоть? О_о

2009-05-27 в 00:44 

a.k.a Fran
В воздухе запахло свеженьким камикоросом. ©
когда Кадди догнала выписанного парализованного и вколола ему что-то по совету Хауса, точно в предплечье было..
Не, в том случае - в шею, сбоку Оо
Если вводить внутривенно - то не куда угодно, а если препарат подразумевает мышечную инъекцию - то мышцы это не только мягкое место) сие есть мое понимние проблемы Оо

2009-05-27 в 03:07 

Трахая моржа - окоченел и умер...(с)
Люблю, когда все почти натурально) С нетерпением жду финала!

2009-05-27 в 08:26 

a.k.a Fran, опять перепутала)) в общем, познания в медицине у меня ниже среднего уровня, так что не удивительно. ^^

2009-05-27 в 11:03 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
У меня познания в медицине тож неважнецкие))
Я даже не знала, что эпинефрин и адреналин - одно и то же))
Мне тут насчет адреналина сказали, что вводят его внутривенно, а внутримышечно нельзя ни в коем случае..


CherryBill, спасибо)) Я рада, что начало фика понравилось:)

Эйни Птичка-Синичка

Сложно более определенно высказать мнение, основываясь на четырех(или сколько их там было?)смертях Уилсона.
согласна) На основании одной главы впечатление о фике пока сложно составить..

2009-05-27 в 11:07 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Глава 2

«Это дом, где рождались и умирали» © Elton John, Funeral For a Friend (Love lies bleeding)

ОКОЛО СЕМИ МЕСЯЦЕВ СПУСТЯ


..Эмбер умерла. Хаус понимает это сразу же, как только Уилсон входит к нему в палату и смотрит на него остановившимся взглядом. Эмбер больше нет...

Мысли и воспоминания о том, что произошло днем ранее, огненным вихрем проносятся в голове Хауса, выжигая все на своем пути, но Уилсон, конечно, не может этого заметить. Он просто разворачивается и уходит.

Ты хочешь, чтобы ради спасения Эмбер я рискнул собственной жизнью?..Уилсон меня возненавидит...А я не хочу, чтобы он меня ненавидел...будет больно...мне и сейчас больно, а я не хочу больше боли...я не хочу быть несчастным. ...Зачем,...зачем?!...Зачем ты так надрался в гордом одиночестве этим вечером?...

Хаус не помнит, зачем. Он вообще мало что помнит о том, что случилось тогда. Память отказывает ему, словно капризная девчонка на первом свидании. Но подсознание услужливо подсказывает, что в конечном итоге он получил, что хотел. Эмбер исчезла из жизни Уилсона навсегда, а на такое он даже надеяться не смел.

Нет, это не так, ничего подобного. Он будет ненавидеть меня за это всю жизнь...она была права..нет, это я был прав...я это заслужил...

-Мне так жаль!

***
Хаус с трудом выбирается из такси и медленно ковыляет в зал, где уже началась гражданская панихида. Перед глазами все расплывается из-за головной боли, будто раскалывающей его череп на сотни осколков. Его мутит, и он может думать только об одном: как бы его не стошнило прямо кому- нибудь на туфли. Он не может твердо держаться на ногах. Не то, чтобы это было чем- то необычным за последние шесть лет, но на этот раз причинами того, что он спотыкается и едва не падает на отполированный гладкий паркет стали слабость, обезболивающие и чувство вины.

Кадди успевает подхватить его в последнюю минуту.

-Что ты здесь делаешь?- сердито шепчет она,- тебя еще даже не выписали! Как ты вообще сумел сюда добраться?

Хаус тяжело прислоняется к стене и устало закрывает глаза.

- Я здесь, чтобы отдать дань уважения женщине, которая погибла по моей вине. Увидеть ее в последний раз.

Хаус опускает взгляд на пол и едва слышно продолжает:

-И своего лучшего друга, наверное, тоже.

У Кадди перехватывает дыхание от жалости и тревоги. Она гладит Хауса по щеке, поправляет его галстук и обнимает, осторожно помогая оторваться от стены.

- Ты ни в чем не виноват. И сделал все, что мог, чтобы помочь им. Даже больше, чем мог.

Хаус сглатывает комок в горле и позволяет Кадди усадить себя на скамейку.

Уилсон был прав...я должен был быть один в этом автобусе..совершенно один...

Он едва слышит слова панегирика, полностью сконцентрировавшись на том, чтобы не начать блевать на пол. Когда желудок перестает, наконец, судорожно сжиматься, Хаус поднимает голову и видит людей, которые столпились вокруг Уилсона и искренне пытаются его утешить. Там Кадди, и Кэмерон, и Форман...все его подчиненные из старой команды и из новой тоже, все, кто знал Эмбер. Каждый из них обнимает Уилсона, что- то говорит ему, видимо, обычные глупости, как обычно и бывает на похоронах. Мы сожалеем...она была замечательная..надо жить дальше...

Уилсон выглядит спокойным и держится хорошо..., но любому идиоту ясно, что изнутри его просто разрывает на части от горя ... и ненависти. Он полностью опустошен.

Хаус поднимается, снова едва устояв на ногах. Неуверенной походкой он подходит к Уилсону поближе, чтобы тот смог его увидеть. И Уилсон замечает его, но тут же отводит взгляд, словно обжегшись. Хаус делает еще один нетвердый шаг вперед и поднимает, было, руку, чтобы дотронуться до Уилсона и сказать ему, что...

Но глаза Уилсона, угадавшего его намеренье, мгновенно затягивает льдом, и Хаус отшатывается от него, словно натолкнувшись на невидимую преграду. Он медленно кивает, разворачивается, и хромает прочь.

Выйдя на улицу из темного зала, он спотыкается, ослепленный неожиданно ярким солнечным светом, и падает на колени. Его бедро взрывается адской болью, но он даже не может закричать, потому что его начинает неудержимо рвать на траву. Чьи- то руки поддерживают его голову, не давая захлебнуться, и Хаусу уже начинает казаться, что это кошмар никогда не закончится. Но скоро последний спазм окончательно выворачивает его наизнанку и те же руки подхватывают его подмышки и ставят на ноги.

- Я отвезу тебя обратно в больницу,- говорит Форман, и медленно уводит его в сторону автомобильной стоянки. Уходя, Хаус оглядывается через плечо. Уилсон, который стоит сейчас в дверях ритуального зала со сложенными на груди руками, холодно наблюдает за происходящим, ни на шаг не сдвинувшись с места, чтобы помочь ему.

2009-05-27 в 11:16 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Хауса выпускают из больницы только через неделю и предписывают постельный режим, строго настрого наказав оставаться дома, пока он окончательно не придет в себя. Правда, Кадди не уточнила, отчего именно он должен полностью оправиться, но Хаус совершенно уверен, что она имеет в виду не только травму головы. И так же твердо он уверен: неважно, о чем идет речь, она даст ему столько времени, сколько потребуется. Вот только Хаусу самому интересно, как интересна обычно любая загадка, не придется ли им обоим ждать этого вечно...

Прошло три дня с момента выписки из больницы, а Хаус все еще не может уснуть ни днем, ни ночью.
Не помогает даже снотворное.
Закрывая глаза, он каждый раз видит перед собой Эмбер. Вот она лежит в гробу, умелые руки гримеров с помощью искусного макияжа сумели полностью скрыть все синяки и ссадины на лице. Она выглядит живой...и прекрасной. А вот она в момент катастрофы: голова откидывается назад, пышные светлые волосы взлетают вверх, окружая ее голову волшебным сияющим ореолом, в широко раскрывшихся глазах - удивление, паника, растерянность...

А иногда, вместо Эмбер, Хаус видит Уилсона, и снова вздрагивает, встречая его холодный, угрожающий взгляд, яснее ясного дающий понять, что больше ему здесь не место.

Но самый страшный кошмар Хауса, заставляющий его сердце выпрыгивать из груди, а тело - покрываться ледяным потом,- это когда оба видения объединяются в ужасающую комбинацию и мучают его с удвоенной силой. В такие мгновения Хаусу хочется вырвать собственные глаза, и он не задумываясь сделал бы это, если бы был уверен, что это поможет. От этих снов наяву ему хочется блевать, пока внутренности не вывалятся, кричать во весь голос, пока не откажут легкие и не разорвется горло...кричать о том, что во всей этой поганой жизни нет ничего более несправедливого, чем то, что с ними произошло.

На четвертый день Хаус решается, наконец, снять телефонную трубку и набрать номер Уилсона. Но ответа нет. И ему только и остается, что слушать длинные гудки, а потом пробормотать в трубку: " Прости меня...", когда бездушный женский голос на другом конце провода предлагает ему оставить сообщение.

Хаус роняет трубку на пол и падает на диван, сгибаясь пополам от боли и отчаяния. Он сам не замечает, что плачет, пока штаны на коленях не становятся насквозь мокрыми от слез.

Следующие несколько дней он проводит точно так же: с периодичностью в несколько часов набирает номер Уилсона, хрипит в молчащую трубку слова сожаления, а потом рыдает до судорог, не услышав ни слова в ответ. Он не сознает, что повторяется, не понимает, что это уже слишком...Уилсон должен знать, что он чувствует. Уилсон не заслуживает того, что бы все, что ему дорого, было уничтожено навсегда. Никто такого не заслуживает. Хаус хочет, чтобы Уилсон знал - он не один.

Уилсон не простит его. Никогда.

Теперь Хаус постоянно находится как будто в лихорадочном забытьи. Он не чувствует боли ни в ноге, ни в голове, только постоянную тяжелую пульсацию, не позволяющую заснуть по- настоящему. Всю последнюю неделю он не делал ничего, а только лежал на диване в болезненной полудреме. Он соскальзывает в нее, как в темный речной омут и тут же, задыхаясь, выныривает обратно, то ли судорожно хватаясь за обрывки ужасающих видений и воспоминаний, то ли пытаясь забыть их навсегда...

Уже больше, чем неделю назад он перестал давать себе труд принимать душ; его постоянно и непрерывно тошнит, но блевать уже нечем, потому что он не ел столько же времени, сколько не был в ванной. Ощущая сухие рвотные позывы, он садится на диване, опускает голову между колен, но обнаруживает, что слишком обезвожен; он уже не может ни потеть, ни плакать.

Тогда он хромает на кухню и жадно пьет воду, опрокидывая в себя стакан за стаканом, чтобы тут же выблевать все обратно, и делает он это так долго и мучительно, что не может устоять на ногах, сползает по стене на пол и ждет, пока его вновь опустошенный желудок не перестанет прыгать и судорожно сжиматься где- то у самого горла.

Потом он поднимается, и, хватаясь руками за все встречающиеся на пути предметы, снова перебирается в гостиную и падает на диван. Его невидящий взгляд останавливается на рояле, и он долго пялится на блестящую лакированную крышку и ряд черно- белых клавиш, удивляясь, что когда- то играл.

Зачем?...Зачем вообще нужна музыка, если люди гибнут в автобусных авариях?...

Вопрос бессмысленный, даже для него.

2009-05-27 в 11:19 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
..Спустя еще несколько часов Хаус пишет короткую записку. Все, чего ему удается добиться от больного сознания и дрожащих пальцев, это десять слов.
Потом он кладет записку на кухонный стол и уходит в гостиную. Там он открывает старую картонную коробку, в которой держит стеклянный шприц и солидный запас морфина. Хотя, в его нынешнем состоянии много не понадобится.
Тем не менее, он набирает полный шприц, чтобы наверняка добиться желаемого.
После того, как он потратил остаток сил, чтобы достать коробку с верхней полки высокого шкафа, он слишком ослабел, чтобы как следует затянуть жгут выше локтя. Обычно жгут ему не нужен совсем, но сейчас он слишком обезвожен и озноб бьет его с ног до головы. От этого вены ушли чересчур глубоко, и он не может попасть иглой в нужное место. Он мешком плюхается на пол, облокачивается о край дивана и сгибает руку в локте, пытаясь выгнать упрямые вены на поверхность.

Какие-то ритмичные звуки ненадолго отвлекают его от этих усилий, но у него так шумит в голове, что он не может определить их источник, и поэтому просто перестает обращать внимания них внимание.
Глубоко вздохнув и собравшись с силами, он снова пытается затянуть непокорный жгут. Если и на это раз не удастся найти вену, он сделает укол в сонную артерию. Конечно, лучше бы в сердце, но он не уверен, что у него хватит на это сил...Тогда все точно получится... Он затягивает жгут так туго, как только может и получает награду - вот она, наконец! Голубая, слабо пульсирующая жилка словно ждет, когда он вонзит в нее иглу.

- Хаус!

Шприц выпадает из ослабевших пальцев и откатывается в сторону. В замешательстве он смотрит на свою руку, не понимая, что происходит, а потом поднимает голову, и полузакрытыми глазами смотрит на...Уилсона.

-Господи,- бормочет тот, поднимая шприц и с отвращением разглядывая его,- о чем ты только думал? Он ведь наполнен под завязку, Хаус!

Хаус хочет сказать в ответ: " Я знаю.", но голосовые связки словно парализовало. Поэтому он просто кивает.

Окинув его осуждающим взглядом, Уилсон идет на кухню, и выливает морфин в раковину, до отказа нажав поршень шприца. А потом внимательным взглядом окидывает кухню и видит записку, лежащую на столе.

"Мне очень жаль",- говорится в ней, -" я не хочу, чтобы он меня ненавидел."

Сердце Уилсона едва не останавливается, лоб покрывается холодным потом, ноги подкашиваются... Он бросается обратно в гостиную, опускается на пол рядом с Хаусом и обнимает так крепко, как только может.

- Я никогда..никогда не ненавидел тебя, Хаус. Просто...

Он тяжело вздыхает, и даже вроде бы тихо всхлипывает, уткнувшись лицом тому в плечо.

- Мне просто нужно было время, совсем немного... Я не мог ... мне тяжело было находиться рядом с тобой, потому что всякий раз, глядя на тебя, я видел...думал о ... ней. Но ненавидеть тебя я не могу. И винить тоже...хотя видит Бог, я пытался...

Хаус пытается сглотнуть слюну, которой нет, хочет разлепить запекшиеся губы и заставить ворочаться язык. Но у него не получается, и поэтому он просто сидит, позволяя Уилсону обнимать себя, и вполуха слушает его сбивчивые, невнятные извинения, просто наслаждаясь его близостью и желая, чтобы это подольше не заканчивалось.

2009-05-27 в 11:21 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Несколько минут они просто сидят рядом, но потом Уилсон поднимает голову и подозрительно принюхивается.

-Мне кажется, или от тебя воняет? ...Господи, Хаус! Ты что, все эти две недели вот так просто здесь и просидел?!

В его карих глазах вдруг появляется настоящий ужас, граничащий с паникой. Уилсон поднатуживается, поднимает Хауса на ноги и укладывает на диван. Он снимает пиджак, развязывает галстук и закатывает рукава рубашки.

- Значит так! - до боли знакомым Хаусу жестом Уилсон упирает одну руку в бедро, а второй отчаянно взмахивает у него перед носом, продолжая говорить:

- Сейчас ты примешь ванну, а пока ты это делаешь, я закажу еды. Много-много самой вредной, самой высококалорийной еды. И ты будешь есть, пока не лопнешь!

Хаус покорно кивает и пытается встать, но неожиданное появление Уилсона доконало его измученную душу и тело окончательно, и он не может не то, что встать, а даже пошевелиться.

Уилсон смотрит на это с болью в глазах, а потом приказывает:

- Сиди здесь!- не замечая, что это звучит, как издевательство. Он идет наполнить ванну, а потом возвращается, закидывает руку Хауса себе на шею, снова поднимает его и отводит в ванную.

- Ты ведь не хочешь..., ты ведь не попытаешься...сделать это снова?- спрашивает он по дороге.

И Хаус отрицательно качает головой в ответ, а потом даже ухитряется прошептать едва слышно:

- Теперь не нужно...ты снова любишь меня.

- Конечно, люблю. И никогда не переставал, - грустно улыбается в ответ Уилсон, усаживая Хауса на крышку унитаза и стягивая с него футболку.

Он снимает с него остальную одежду и ужасается про себя. Хаус потерял фунтов двадцать , не меньше. Он и раньше- то не отличался особой полнотой, это еще мягко говоря, а теперь выглядел просто как узник нацистского концлагеря: ребра и ключицы, кажется, вот- вот прорвут кожу насквозь, лицо осунулось, щеки ввалились, мышцы чуть заметно подрагивают в первых зловещих признаках атрофии.

Запихнув Хауса в ванну, Уилсон немедленно берется за телефон и заказывает на дом практически все меню их любимого китайского ресторанчика.
Услышав это, Хаус замечает, что скорее всего, он вряд ли сможет удержать в желудке хоть что- то из этого больше, чем полминуты.
Уилсон раздраженно хлопает себя по лбу, досадуя, что сам не подумал об этом, звонит Кадди и просит приехать - привезти противорвотное, каких- нибудь витаминов, а так же чего-нибудь из нормальной еды - вроде молока, кукурузных хлопьев и овощей.
Она с радостью соглашается, потому что тоже чувствует себя несколько виноватой в произошедшем.

Приняв ванну, Хаус чувствует себя настолько лучше, что осиливает почти полную порцию ло- мейн, которую запивает просто пугающим количеством воды.
Убедившись, что немедленная смерть от истощения ему больше не грозит, Уилсон твердо сообщает, что переезжает к Хаусу на некоторое время, пока тот окончательно не выздоровеет и не выбросит из головы разный вздор. И пока Уилсон говорит это, он изо всех сил старается, чтобы его голос не звучал снисходительно, как- будто он поступает так только из жалости. А Хаус, с радостью с этим соглашаясь, почему- то пытается скрыть от него громадное облегчение, которое на самом деле испытывает.

2009-05-27 в 11:25 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Закончив с едой, Уилсон моет посуду, а потом помогает Хаусу побриться и почистить зубы. Он укладывает его в постель и не успевает даже накрыть одеялом, как Хаус проваливается в сон, и впервые за три недели спит спокойным сном без сновидений пятнадцать часов подряд.

И вот так начинается еще один отрезок их совместной жизни. Через несколько дней они негласно устанавливают для себя определенный распорядок дня.

Утром Уилсон будит Хауса, не слишком рано, но и не позволяя слишком залеживаться в постели, помогает ему одеться и умыться, и идет готовить завтрак.
Он пичкает Хауса блинчиками с разнообразными начинками, заставляет есть яичницу с беконом, которую тот не слишком жалует, чуть ли не силой вливает в него стаканами молоко и апельсиновый сок.
А самое главное, Уилсон настаивает на том, чтобы они ежедневно выполняли несколько элементарных физических упражнений и сам делает Хаусу массаж, пытаясь восстановить нормальное кровообращение в мышцах и вернуть его суставам прежнюю гибкость.
Хаус принимает все это в нетипичной для себя покорной манере и не жалуется, только тихо вскрикивает, когда Уилсон ненароком слишком сильно давит на его правое бедро.
Они вместе обедают и ужинают, совмещая еду с просмотром телешоу или гонок грузовиков, а потом Хаус ложится спать, и спит крепко и спокойно не менее десяти часов каждую ночь.
Поначалу они не знают, как именно им теперь вести себя друг с другом, и поэтому оба чувствуют себя несколько не в своей тарелке: их разговоры касаются только самых общих тем, типа результатов последнего бейсбольного матча, новостей из больницы, которыми их регулярно снабжает Кадди или пожеланий Хауса на ближайший обед.
Но постепенно, в повседневных делах и заботах, напряженность между ними сглаживается и отношения возвращаются к чему- то вроде нормы.
На то, чтобы вновь стать самим собой и начать немного интересоваться жизнью, у Хауса уходит где- то около двух недель. Ему уже больше не требуется помощь Уилсона, чтобы принять ванну или почистить зубы, но в плане физических упражнений Уилсон по прежнему неумолим, и поэтому они продолжаются каждое утро.

Иногда Уилсон ловит себя на мысли, что помогая Хаусу вернуться в норму, он в какой-то степени счастлив.
Днем он слишком занят, чтобы горевать об Эмбер, а к вечеру так устает, что засыпает, едва донеся голову до подушки, слишком измотанный, чтобы о чем-либо думать. Иногда, когда он просыпается, его подушка мокра от слез, но он не помнит, что именно ему снилось, только смутно осознает, что сон был об Эмбер. День за днем он спрашивает себя, смог ли бы пережить эту утрату один... и сможет ли еще, когда Хаус окончательно перестанет нуждаться в его помощи. Как он снова будет жить один, справится ли?...И каждый раз приходит к выводу, что рано или поздно это все равно случится, так что ему просто остается медленно, шаг за шагом, примиряться с трагедией и продолжать жить самостоятельно. И теперь он готов к этому...

Почти готов.

2009-05-27 в 11:27 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
.. Однажды вечером, где- то около десяти часов, им звонит Кадди. Сегодня в Принстон Плейнсборо случилась страшная авария - столкнулись несколько легковых автомобилей и грузовиков. Конечно, она все понимает..., но не мог бы Джеймс прямо сейчас собраться и приехать, чтобы помочь в приемном?...
Уилсон оборачивается, видит, что Хаус полностью поглощен очередным сериалом и выглядит совершенно нормально, поэтому он соглашается, быстро одевается и уходит, а Хаус выключает телевизор и ложится в постель. Он совершенно не устал, просто уже привык ложиться спать рано.
Он принимает еще одну таблетку викодина, выключает свет и закрывает глаза. Теперь можно просто расслабиться и ни о чем не думать...


Продолжение следует..

2009-05-27 в 14:48 

Ой, новая глава! И такая большая. Спасибо переводчику. Становится все интереснее. А я то думала, что Хаус таки успеет вколоть себе эту штуку, а Уилсон будет его спасать. Фух, аж от души отлегло, что все обошлось.

2009-05-27 в 15:18 

В воздухе запахло свеженьким камикоросом. ©
Надо сказать, первая понравилась больше - оправдывала звание даркфика, желанное и дорогое xD вторая сама по себе неплохая, но ООС Хауса слишком явный. Не верю, как говорится - ну не верится что Хаус рыдал и уж тем более методично просил у Уилсона прощения, в любом случае это не в его характере. Еще в слезы можно как то верить, в извинения - не очень. Это к автору тапки :gigi:
Переводчики умницы, спасибо!)

2009-05-27 в 17:35 

Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру (с)
Прочитав первую главу, я сразу же полезла поссылке и прочитала на английском, было так интересно, что аж забросила написание диссера ;) Фанфик - супер, очень нравится, с нетерпением жду продолжения перевода.

2009-05-27 в 17:37 

Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру (с)
Jain15, дальше еще круче :))

2009-05-27 в 19:08 

a.k.a Fran, спасибо) ООС Хауса слишком явный. Не верю, как говорится Мне сначала тоже так показалось.А потом думаю: ан нет! )Автор довел идею созависимости Хауса и Уилсона до высшей точки. ) В начале 5 сезона, Хаус буквально бегал за Уилсоном и даже нанял частного детектива следить за ним, ну и все такое остальное). Автор усилил эту линию до предела. Да, и еще такие травмы головы бесследно не проходят, автор, видимо, тоже так считает. Все- таки дыра в черепе после такой аварии- это тебе не баран чихнул. Так что, как мне кажется, все это вполне возможно. :shuffle:



Jain15 , вы только совсем не расслабляйтесь, там еще много глав...)

Hemimia Фанфик - супер, очень нравится,
Мне тоже очень-очень нравится. Он отличается от всего, ранее мною читанного. Га мой взгляд- в лучшую сторону. Завораживающая вещь. Спасибо-спасибо-спасибоSmothered Hope , за то что нашла и переводит его).:dance2:

2009-05-27 в 20:11 

Автор довел идею созависимости Хауса и Уилсона до высшей точки
Мне кажется, что высшая точка показана и в сериале, потому что, так или иначе, они друг без друга не могут... но там они ведут себя по-мужски (или по-мальчишески), а здесь Хаус непривычно расклеивается. Это всё же не в его характере. И ещё не совсем поняла, Уилсон-то на работу ходит? О_о

Вот, это в минусы-да-не-минусы.)) Драматизм проиходящего всё-таки радует и захватывает, перевод замечательный, чистое и неразбавленное удовольствие. Спасибо ещё раз!

   

Доктор Хаус с нами!

главная