Название: Смятые листки
Автор: Eloiza
Жанр: Ангст (ну, не умею я по-другому), скорее драббл, ибо сюжета тут как такого нет
Пэйринг: Сет/Анна
Дисклеймер: Герои не мои, зато пришибленный на голову муз, придумывающий только такой вот ужас, - мой стопроцентно. Идея тоже моя.
Разрешение на архивирование: Спросите. Размещение только с указанием авторства.
Саммэри: С событий, показанных в сериале, прошло более 20 лет.
От автора: Идея возникла уже давно, но все никак не удавалось облечь ее в нужные слова. И вот нахлынуло. Не знаю, как вы отнесетесь к написанному, но я вижу Анну такой. За кадром. Сомневаюсь, что все со мной согласятся, но, сколько людей, столько и мнений, верно? Заранее прошу прощения за все несовпадения в датах, нужно пересматривать очень внимательно, а у меня сейчас нет такой возможности. Надеюсь, не сильно напортачила)



Дом встретил его скрипом старых половиц, спертым воздухом и непривычной после шума города тишиной. Затхлость, повсюду толстый слой пыли, местами в углах даже паутина, наглухо задернутые потемневшие от старости шторы, мебель в когда-то белоснежных, а теперь желтоватых чехлах – красноречивые свидетельства того, что здесь давно никто не жил. Он не стал осматривать первый этаж, а сразу инстинктивно направился наверх по шаткой деревянной лестнице с потускневшими перилами. Вторая дверь справа. Да, он знал, что именно эта дверь ему нужна.

Небольшая, даже теперь довольно уютная спальня с лиловыми обоями, белым пушистым ковром на полу, огромной кроватью под пологом, аккуратно застеленной сиреневым в тон обоям покрывалом. И рисунки… Они были везде. На стенах в рамках под стеклом, на столе, на подоконнике, даже шкаф был весь обклеен черно-белыми изображениями героев комиксов. Здесь Чудо-Женщина в полете, а чуть подальше Халк с разъяренным лицом, а рядом с ним почти в центре рисунок худого высокого парня с темными вьющимися волосами. Единственная не ее работа. Единственное, что он ей когда-либо дарил.

А еще тут был особенный запах, не такой, как в остальном доме. Нежный аромат вербены со слабым оттенком чего-то цитрусового. Ее любимые духи. И его тоже…

Он подошел к закрытому простыней зеркалу и отдернул ткань в сторону. Мутноватая гладь отразила мужчину лет сорока с худым осунувшимся лицом, недельной щетиной, запавшими темными глазами и вечной складкой между бровей. Эта складка появилась давно, еще лет десять назад и с тех пор не исчезала. В густых темных курчавых волосах уже проглядывала седина, а взгляд выражал смертельную усталость, так бывает либо у девяностолетних одиноких стариков, либо у людей, испытавших на своем веку так много, что вкус к жизни давно потерян и чувствуешь только скуку и больше ничего. Вздохнув, он отошел от зеркала. В конце концов, он пришел сюда не просто так.


***

Три дня назад

В дверь еще раз настойчиво постучали. Сет поморщился. Сколько можно? Неужели непонятно, что он не желает никого видеть и ни с кем разговаривать? У него ведь гребаный выходной, так? Единственный день, когда можно запереться и насладиться одиночеством. Так какого же…

- Мистер Коэн? – громкий крик снаружи прервал его гневную внутреннюю тираду, - Я знаю, что вы дома. С вами все в порядке? – в голосе явно чувствовалось беспокойство.

Его соседка миссис Тингл слишком любопытна. И слишком заботлива. Издав про себя стон отчаяния, он открыл дверь.

- Как вы узнали, что я дома? – спросил он не слишком вежливо вместо приветствия.
- Ваша машина в гараже, к тому же у вас выходной.

Какая, однако, наблюдательность!

- Что вам угодно?
- Меня просили передать вам это письмо, - только сейчас он заметил, что старушка держит в руках бледно-голубой конверт.
- Кто просил?
- Какая-то женщина, она не представилась. Сказала, что не может отдать вам лично, но это очень важно.

Внутри зародилось какое-то смутное чувство. Он не желал брать это письмо. И в то же время…

- Спасибо, миссис Тингл, - торопливо сказал Сет, взял конверт и быстро захлопнул за собой дверь.

Подойдя к окну, он прочел адрес:

73 Миртл Авеню
Питтсбург, Пенсильвания
15224, США


Письмо выпало из ослабевших пальцев. Что это? Зачем? Она ведь умерла семь лет назад. Кто мог прислать ему это? Он не будет, не будет читать, не хочет, не может… не в силах. Стало трудно дышать. Он в какой-то прострации нащупал кресло и рухнул в него. Прошло много времени, прежде чем он смог адекватно соображать. Письмо так и лежало у его ног. Пусть, пусть будет больно, но он прочтет это письмо, так нужно, ради нее, ради ее памяти.

Дрожащими руками Сет разорвал конверт, в котором оказался лишь маленький листочек бумаги со словами:

«Дорогой Сет,
Когда моя дочь умирала, она передала мне свою последнюю просьбу. Конечно, она касалась тебя. Наверное, ты спросишь, почему я так долго не выполняла ее. Ты должен меня простить, я ведь винила тебя в ее смерти, отчасти, но ты был в ней виноват. Но теперь я уезжаю и делаю то, что должна была сделать еще семь лет назад. Прошу тебя, вместе с ней прошу, приехать в наш старый дом в Питтсбурге. Она хотела, чтобы ты так.. попрощался с ней. И сказала, ты можешь забрать «Мистера Невидимку»*.
Еще раз прости меня,
Патрисия Стерн».


Он прикрыл глаза. Не только Патрисия винила его в смерти своей дочери, он и сам считал себя виноватым. Виноватым настолько, что даже не нашел в себе сил поехать на похороны той, которая всю свою недолгую жизнь всегда и во всем стремилась помочь ему, утешала, давала силы жить.

Именно это письмо заставило бывшего уже больше шести лет затворником Сета Коэна пуститься в дорогу, именно из-за него он стоял сейчас в комнате Анны. Смутная, ничем не обоснованная, но кажущаяся верной мысль, что он сможет понять что-то, что ускользало от него раньше. Что-то, связанное с этой девушкой.

***

Какое-то шестое чувство, интуиция, если хотите, словно вела его. Он еще раз обошел комнату, когда его взгляд упал на шкатулку, стоящую прямо на подоконнике. При взгляде на нее засосало под ложечкой. Сет взял ее в руки и внезапно отчетливо понял – именно это он искал, именно за этим приехал. Очень-очень медленно, держа шкатулку перед собой на вытянутых руках, как хрупкую драгоценную вазу, он опустился на кровать.

Вдох… выдох… Спокойнее… Закрыть глаза и досчитать до десяти. Один, два, три… к черту! Он резко распахнул крышку и замер. Смятые листки пожелтевшей бумаги, вот и все, что было внутри. Где-то на задворках сознания промелькнула трусливая мысль – бросить здесь, не смотря, не читая, не думая, сбежать отсюда, хлопнув дверью, не знать, не знать, не знать… Он задвинул ее подальше и, протянув руку, взял первый листок, разгладил на колене. Взгляд упал на дату.

***

9 марта 2003

Я знаю, ты никогда не увидишь этого письма. Потому что я его не отправлю. Никогда. Ясно? И все-таки, превозмогая боль в своем сердце, я пишу тебе… Сет.

Я заметила, что Саммер никогда тебя так не называет. Все время просто «Коэн», как будто она боится показать всю силу своей любви. Создает дистанцию… Не знаю… Не могу этого понять…

Наверное, мне бы это не помогло. Все равно не могу скрывать, как я люблю тебя. Так сильно, так… так больно… и так невыносимо думать, что ты для меня навеки потерян.

Потеря… я проиграла эту битву с Саммер. Теперь мне абсолютно ясно, что же меня так держало в Ньюпорте – ведь этот город совсем чужой и, что там скрывать, непонятный для меня. Только ты, только поэтому я полюбила Ньюпорт-Бич, полюбила искренне… И так же искренне возненавидела, познав горечь поражения.

Я уеду… потому что не хочу видеть твоих радостных глаз, обращенных не на меня, твою любовь, предназначенную для другой. Уеду туда, где ничто о тебе не напомнит. Хотя напоминаний мне и не нужно, но… все же… вдали будет легче. Наверное… во всяком случае, я верю в это… или делаю вид… Я вообще умею делать вид, что все в порядке. Ты поверил, что я отношусь к тебе, как к другу. Что ж… так лучше. Так проще


***

Он глухо застонал и выронил письмо. Это, как ковырять тупым ножом незажившую рану. Не смертельно, но забыть невозможно. И невозможно остановиться. Стиснув зубы, он протянул руку за следующей порцией запечатленной в словах боли.

***

Еще раз здравствуй…

Пишу тебе, хотя мы виделись только вчера. Пишу, потому что не могла говорить вслух, тебе в лицо, прямо, честно… Пишу, иначе просто не смогу уснуть. Пишу, и глупые слезы жгут глаза, разъедают бумагу, как кислота. Наверное, изнутри я выгляжу так же – изъеденное молью шерстяное платье. На моем сердце много заплаток, аккуратно пришитых прочными нитками прошедших дней, часов, минут, что я жила без тебя.

Эти скрупулезно, точно нанесенные швы разошлись неделю назад, когда мы снова встретились. 18 ноября. День, когда земля остановилась… на мгновение, а затем снова понеслась с бешеной скоростью. Может, это результат головокружения, но, честно, лучше бы мне пройти мимо, убежать при виде тебя. Интересно, ты заметил, что я еле говорю – будто из легких разом выкачали весь воздух? Вряд ли заметил… Ведь мы опять обсуждали твою излюбленную тему. О да, именно ее… Маленькую мисс Счастье**.

Почему у вас вечно что-то случается? Ссоры, взаимные упреки, недопонимания. Как результат – твой вид брошенного щенка, от которого и самой становится больно. А я не могу, когда тебе больно. Пусть лучше мне будет, я привыкла. Ты нет…

Конечно, я сделала, как ты просил. И даже удостоилась объятий. И ее – неловкость, и твоих – трепет и нежелание отпускать. Знаешь, я сейчас вспомнила твой сияющий взгляд и поняла, что все правильно, все так, как должно быть. Ты счастлив, и только это имеет значение.


***

Сет заставил себя встать и подойти к окну. Пошатнувшись, он схватился за подоконник, как за спасательный круг. Солнце садилось, позолотив верхушки деревьев и окрасив небо в кроваво-красные тона. К боли теперь примешалось осознание своей слепоты. Не замечал! Он не замечал этой бури чувств, этих сменяющих друг друга настроений. Тогда он просто был благодарен. Благодарность. Как оскорбительно и чудовищно несправедливо.
Кое-как взяв себя в руки, он вернулся к кровати. Оставалось еще третье письмо. Последнее. Дата – 21 апреля.

***

… Я вновь помогла тебе. Помогла вернуть ее. Потому что не могла выносить твой убитый взгляд, твой страх, твои беспомощные, без конца повторяемые фразы: «Зачем она так со мной» и «Наверное, я во всем виноват»

Я помогла и отстранилась, как обычно, как по схеме. Выполнила работу и вернулась в тень. Тебе, возможно, интересно, почему я делала все это, почему не пыталась бороться, вернуть тебя? Причина проста и до смешного нелепа – боязнь. Да, я боялась, боялась, что если ты снова выберешь ее, я не переживу этого. Один раз я справилась, но больше… А ты бы непременно выбрал ее. Ты всегда ее выбирал. Так было, есть и будет. Она предназначена тебе, а кто я такая, чтобы спорить с судьбой? Верно… никто…

Бессмысленно теперь о чем-то говорить. Я виновата сама. Нельзя заставить любить. Но нельзя и перестать. И когда люди говорят, что время лечит, они лгут. Либо просто не понимают смысла этой фразы. Раны затягиваются, но не исчезают никогда.

Оглядываясь на свою жизнь, я пытаюсь найти хоть толику ненависти к тебе или к Саммер, но не могу. Я ни о чем не жалею. Осталось сказать только одно - желаю тебе счастья. Ты должен быть счастлив (не зря же все мои усилия).

У меня такое чувство, что мы больше не увидимся. Странное чувство... прощай, Сет, моя единственная, увы, неразделенная любовь, прощай...


***

Он понял, что пропустил в своей жизни что-то важное, что-то настоящее, живое. Прошедшая по земле девушка, несущая в сердце огромной силы любовь, скользнула мимо, хотя была так близко. Три раза он мог изменить свою судьбу. Три раза ему давали шанс. Три раза он уничтожил свои надежды на спасение, предпочитая жить так, как привык с детства и любить ту, которую любил с детства.

… На город, неслышно ступая кошачьими лапами, опустилась ночь. Он сидел в темной комнате на кровати, опустив голову и закрыв лицо руками. У его ног лежали смятые листки пожелтевшей бумаги.

***Конец***

--------
Примечания:
* Имеется в виду рисунок персонажа комикса, придуманного Сетом, Atomic County, - The Ironist (у него, насколько я помню, была сила невидимости)

** «Маленькая мисс Счастье» - фильм режиссера Джонатана Дэйтона, рассказывающий историю маленькой Олив, которая мечтает победить в конкурсе «Маленькая мисс Счастье». На самом деле, жизнь этой девочки далека от идеальной, особенно принимая во внимание ее родственников, у которых полно и своих проблем. Фильм, кстати, довольно интересный, рекомендую посмотреть)

 


@темы: The O.C., Гет, Сет/Анна, библиотека