Комментарии
2009-11-25 в 01:16 

May tutapi tarikuspaykipas kanqapunim achikyay.
Варнинг: трава, бред, махровый АУ, косматый ООС. Готовьте гнилые помидоры.

«Я покажу тебе твою мечту».


Вот уже три дня кряду уездный городок Е***, затерявшийся в мещерских лесах, лихорадило от слухов, которые тонким слоем размазывались по городу, будто масло на ломте хлеба. Хрупкие барышни в накрахмаленных до хруста платьях прикрывались веерами, сквозь которые просачивался легкий смешок: «Скоро будут гусары!». Дородные господа в черных фраках еле слышно переговаривались, со значением поднимая брови: «Развлечемся, господа!», предвкушая азарт от совместной игры с залетными гостями. Полные матроны с лицами, красными и влажными от слишком туго перевязанных лент на шляпках, щурили глаза, ведя тайный подсчет: на сколько дней им хватит сил держать взаперти своих восторженных дочерей и необузданных в покере муженьков. Легконогие мальчишки, задрав головы, наблюдали за стремительным возведением казарм, представляя себя на месте будущих жильцов.
Только Зорин Блитц оставалась равнодушной к всеобщему помешательству. Урожденная Линдерманн, дочь величайшего оперного певца Тиля Линдерманна, от чьего пробирающего баса дрожали стены Большого театра в Москве, Лирик-оперы в Чикаго и Театра Ла Скала в Милане, всё детство свое провела в австрийском городке Инсбруке, предоставленная сама себе. Ее мать, полногрудая Магда, не обращала внимания на дикую дочь, отдавая всё время и силы на устройство личной жизни, пока ее законный супруг колесил по миру. Не получая необходимых ей любви и ласки, Зорин выскочила замуж за первого встречного, одарившего ее заинтересованным взглядом. Этим первым встречным оказался русский отставной генерал Леонид Блитц, разъезжающий по Европе в поисках развлечений и австрийской жены, дабы, как он выразился сам, потрясая тройным подбородком над бокалом коньяку, «не портить кровь, доставшуюся от предков». Забрав жену к себе, в Е***, престарелый генерал вскоре скончался, не без помощи своей дражайшей женушки, как уверяли знающие матроны. Старик не успел либо оказался не в состоянии одарить возлюбленную счастьем в виде наследника, поэтому вдовица-генеральша после смерти мужа осталась одна в чужом городе, среди неодобрительно поглядывающих кумушек. Продав генеральскую усадьбу, г-жа Блитц отдалилась от дел мирских, поселившись в домике на самой окраине городка Е***.
Злые языки, коими была наделена подавляюще бОльшая часть населения городка, тайком утверждали, что генеральша – ведьма, что по ее вине в тысяча восемьсот лохматом году произошел обширный падёж скотины, а в тысяча семьсот кудрявом году (еще до рождения многострадальной вдовицы) загорелся дом купца Илларионова. Те же благочестивые дамы украдкой захаживали к ведунье, кто за советом, а кто за помощью. Услуги генеральши щедро оплачивались, сверху же добавлялось за молчание. Но не только этим жила вдова Блитц. Завела она себе приусадебное хозяйство, где растила цветы и овощи, продавая их на соседнем рынке.

2009-11-25 в 01:17 

May tutapi tarikuspaykipas kanqapunim achikyay.
Из-за тяжелой своей работы ходила генеральша в мужней военной форме, чтобы платья с кринолинами не мешали копать и окучивать плодородную землю.
Всегда невозмутимая, себе на уме, вдовица оказалась единственной живой душой городка Е***, не пришедшей поглазеть на въезд долгожданных гусар. Она и бровью не повела, когда вся мостовая главной улицы городка задрожала под копытами вороных коней, несущих на спинах своих красу и гордость Русской кавалерии – Александрийский гусарский полк.
Из слаженного строя кавалеристов выделялся офицер Филипп Бернадоттов, статный высокий удалец, чья длинная рыжая коса развевалась за его спиной, будто полковое знамя. Единственным глазом рассматривая толпу зевак, он выискивал прелестных девушек, предвкушая жаркие летние вечера. Охочий до женского внимания, офицер Бернадоттов красовался перед барышнями, горделиво улыбаясь и щегольски поправляя султан на кивере.
С наслаждением вдыхая воздух незнакомого города, куда судьба в виде начальства отправила его полк на расквартирование, Бернадоттов весело переговаривался с однополчанами, растворяясь в ликовании встречающей толпы.
Первые дни на новом месте были заполнены рутиной армейских учений, первые вечера – партиями в покер с местными господами, первые ночи – пением соловья, страстным шепотом и лобзаниями зовущих, нежных губок. Когда очарование незнакомого места рассеялось, будто утренний туман, на Бернадоттова напала обычная хандра. Учения оказались однообразными, местные господа – мелочными, девицы – простыми. Пресытившись доступными удовольствиями, офицер Бернадоттов стал захаживать в трактир не столько с целью перекинуться парой партеек в покер, где он неизменно оставался в выигрыше, сколь послушать досужие разговоры и сплетни, выискивая в них нечто, способное разбудить его угасший интерес. Рассказы господ, пыхтящих за картами, завсегда касались некой ведуньи-вдовицы, которую боялись, но к которой непременно обращались при трудностях самого разнообразного толку: от банальной язвы до затянувшейся засухи. Осторожно зыркая по сторонам и пригнувшись к офицеру, господа конфиденциально заявляли, что ведьма сия и гадать может, всё без утайки расскажет о прошлом, настоящем и будущем.
Задумчиво покрутив свою рыжую косу, решил Бернадоттов незамедлительно посетить местную достопримечательность. Отслужив положенные на утро учения, офицер отправился по адресу, который намедни вызнал у партнера по покеру. Дойдя до забора, окружавшего небольшой клочок ухоженной земли с домиком в центре, он заметил крестьянина, который старательно косил высокую траву, умело размахивая огромной косой. Работник стоял к офицеру спиной, не замечая его присутствия. Его сильные руки, крепкая спина и могучий рост вызвали у Бернадоттова острую зависть.
- Эй, крестьянин, - окликнул он косаря, - позови-ка мне барыню твою, госпожу Блитц.
Последние слова офицер договаривал тихо и удивленно, поскольку повернувшийся к нему работник оказался женщиной. Насколько Бернадоттов понял, это и была известная на весь Е*** ведьма-генеральша. Пристыженное удивление сменилось восхищением, когда офицер сальным взглядом мазанул по фигуре вдовицы. Та не менее откровенно рассматривала гостя.
- Погадать пришел, - не спросила, но уверенно сказала она, отпирая калитку и пропуская офицера. – Пойдем в дом.
Забросив косу на плечо, генеральша развернулась и, не оборачиваясь, зашагала к дому, уверенная, что гость последует за ней. Прислонив косу у двери, она вошла в дом и села за широкий дубовый стол. Напротив нее присел Бернадоттов, не сводя с нее восхищенных глаз.
- А на чем погадать тебе, касатик? – рассматривая гостя, завела ведьма привычную песню. – На картах али на кофейной гуще? Али на хрустальном шаре?
- Погадай мне, мать, на ладони моей, - попросил офицер, через стол протягивая ей руку.
В глазах вдовицы мелькнула симпатия, когда она потянулась за рукой гостя. На полпути ее рука остановилась, ведьма пристально посмотрела в глаза Бернадоттову.
- Знаю, зачем ты пришел. Скучно тебе, не по тебе вся жизнь идет. Не так ты жить должен. Хочешь, я покажу тебе твою мечту?
Получив согласие в виде еле заметного кивка, ведьма вцепилась в руку офицера. На мгновение Бернадоттову померещилось, будто вся правая рука вдовицы покрыта черными письменами, которые стремительно стекали с ее плеча и перемещались на его ладонь. Живые знаки сливались в единое черное пятно, которое было темнее ночи.

2009-11-25 в 01:17 

May tutapi tarikuspaykipas kanqapunim achikyay.
Ночи, от которой он проснулся, услышав привычное какуреканье петуха Васьки. Тишину предрассветного часа также нарушали требовательное мычанье коров, тревожное квохтанье кур-наседок и оголтелый лай пса Кузьки. Поежившись от страшного сна, Филька потянулся и вкусно зевнул. Его жена, Зоренька, уже встала и хлопотала на кухне. Заслышав знакомое позвякивание горшков, вынимаемых из печи, он облизнулся и пошел умываться. По дороге до умывальника он разбудил детишек. Старшенькая, пятилетняя Маша резво вскочила с лавки, радостно протягивая ручонки к отцу. Обнимая дочурку, Филька тряс за пятку не желающего просыпаться сына, трехлетнего Тимофея Филипповича. И только младшей дочке, пятимесячной Наталке, разрешалось спать, сколько хочется.
Умывшись и умыв детей, Филька вошел на кухню и лобызнул любимую жену. Та шутливо его оттолкнула и побежала усаживать детей за стол. Когда вся семья, не считая спящего в люльке младенца, чинно расселась за столом, Зоренька торжественно поставила перед ними горшок, доверху наполненный дымящейся, ароматной кашей. Детишки восторженно ахнули, Филька решительно зачерпнул ложкой кашу, положил сначала детям, потом жене, а уже потом себе. Кашу запивали парным молоком и заедали ломтями свежего хлеба.
- Я на покос сейчас пойду, - начала Зоренька, - а ты, Маша, с Наталкой останешься. Пеленки ей меняй, будет плакать, песни пой да люльку качай. А я буду приходить иногда, кормить ее.
Маша, тщательно пережевывая хлеб, солидно кивнула. Было видно, что ей льстила должность старшей дочери и главной помощницы.
- А ты, отец, долго в кузнице пропадать будешь? – обратилась Зоренька к Фильке.
Тот медленно пожал плечами, допивая молоко из огромной кружки:
- Да десятку два подков выковать надоть для барину. Да и Санька Кондратьев просил кобылку подковать. Да еще работка кой-какая со вчерашнего дню осталася. Оградку выковать. Глядишь, до закату управлюсь.
- И совсем ты себя не бережешь, отец, - с жалостью покачала головой жена. – Давно ли с кровати поднялся, когда спину надорвал?
- Да что ж делать-то, - виновато развел руками муж. – Да и нравится мне ковать, Зоренька моя ясноглазая. Родился я для этого. Мамка меня как родила, так сразу и подковку вместо потехи сунула. На роду мне написано кузнецом служить. Вот батюшка мой…
- Знаем, знаем, - со смехом замахала руками Зоренька, - и батюшка твой, и батюшка батюшки, и дед Кузьмич.
- И дед Кузьмич тоже, - лукаво улыбаясь, согласился Филька, вставая из-за стола. – Пойдем, Тимофей Филиппович, помогать мне будешь. Ужо из тебя славный кузнец вырастит.
- Береги сына, - тревожно проронила жена, - не давай ему тяжелый молот, не дорос еще.
Кузнец погладил по вихрастой голове надувшегося от гордости сына:
- Не бойся, жена, я в его лета еще и не таким молотом махал.
- Ох, и горазд ты у меня хвастаться, - улыбнулась Зоренька, целуя мужа и детей. – Идите уж, работайте. А я сейчас покормлю Наталку да на покос пойду.
Филька гордо вёл за руку своего наследника до самой кузницы, где их радостно приветствовали оба подмастерья, Колька да Петька. Кузнец заметил с удовольствием, что пареньки к его приходу уголь для горна принесли, земляной пол подмели да тиски с молотом приготовили. Засучив рукава и повязав длинный фартук, Филька принялся за работу. Не отрываясь от ковки, краем глаза кузнец наблюдал за сыном сквозь дым, заполнивший всю кузню. Выполняя разные мелкие поручения, малец иногда выныривал из дыма в самых неожиданных местах кузни, но к горну не подходил, помня суровый батюшкин наказ.
О течении времени им напоминала лишь Маша, приносившая в кузню еду, пока мать приходила домой кормить Наталку. Вечером Филька отправил сына ужинать и отдыхать, а сам остался работать до темноты, так что он опять не выполнил обещание вернуться домой до заката.
Ко времени его возвращения дети уже спали, тихо посапывая. На столе кузнеца поджидал теплый ужин. Расправившись с ним, Филька прошмыгнул в спальню, где его поджидала верная Зоренька, которая никогда не могла заснуть, пока ее супруга не было дома.
- Не спишь? – прошептал кузнец, забираясь к жене под теплое одеяло.
- Знаешь ведь, - так же тихо ответила Зоренька, - не спится мне без тебя.
- Ну и ладно, - довольно ответил Филька, запуская руку под ночную сорочку жены и надеясь, что и на этот раз Господь пожалеет его семью и не пошлёт им очередного ребенка.
Несколько минут темнота комнаты была заполнена жарким шепотом, шелестом одеяла и приглушенными стонами. Всё еще обнимая свою жену, Филька медленно погружался в приятный сон, не замечая, что кто-то яростно трясет его за плечо и зовет его, хотя называет какое-то чужое, незнакомое имя, от которого по спине прошелся влажный холодок.
- Офицер Бернадоттов! – в очередной раз прокричала генеральша.
Бернадоттов открыл глаза и непонимающе уставился на ведьму. Наконец, в его сонных глазах сверкнуло понимание и сожаление по утерянной мечте.

2009-11-25 в 02:10 

Заказчик, прямо скажем, в некотором недоумении.
Рассказ хороший, очень интересно написан и очень складен стилем, радуют детали.
Но, простите, а где Хеллсинг? Я его тут не увидел.
Скорее минус, чем плюс, не те персонажи.

URL
2009-11-25 в 19:16 

Пафосное Лео очень оригинально, травка реально качественная!))) Реинкарнация прошла успешно, хотя бедная Зорин, копает грядки в мужненной форме, да еще и торгует на рынке))) как крикнет зычным голосом - кому цветочки? так все сразу и купят разбегутся))) Мечта очень добрая, красивая и правильная, но мне до последнего казалась, что приснится ему, что он боец Хеллса (без всякого основания почему)).
И все же, в очередной раз поражаюсь твоей фантазии и умению видеть персонажей в абсолютно левых местах)) :hlop:

2009-11-25 в 20:51 

/Melissa/
Meles meles
Увы, но соглашусь с Заказчиком. Хорошо написано, но концовки, которая, как мне ожидалось, должна была вернуть Пипа из мира иллюзорного в мир реальный, в котором он и встретил настоящую Зорин, не было, а потому фик вызвал некоторое разочарование.

2009-11-25 в 22:55 

May tutapi tarikuspaykipas kanqapunim achikyay.
ой, ну я же предупреждала - косматый АУ. если не понравился, удалите, пожалуйста.

2009-11-25 в 22:58 

/Melissa/
Meles meles
Пафосное Лео, так, у нас еще один "гоголь" нашелся? *фырчит*
Заявка написана, в тему феста подходит - пусть лежит. Таково мое мнение.

2009-11-26 в 20:04 

"Купи прежде картину, а после рамку!" К.П.
Пафосное Лео, нэ, зря Вы сокрушаетесь) Оно хоть и совершенно травянисто вышло, но я, чорт побери, била себя папкой с лекциями, пока читала :gigi: Моя в Укурляндии :hash2:

2009-11-26 в 20:36 

Annatary
"I'm your angel Only a ring away"
Лео, а мне понравилось. Я не знаю, чего именно хотел заказчик, но... (и Мелисса с Шинь мне свидетели), что я долго и с ужасом смотрела на эту заявку и плевалась ядом во все стороны. И пугалась возможного исполнения (хоть зачвка и не моя).
Но твое исполнение мне понравилось!
"Кричали женщины "Ура!" и в воздух чепчики бросали")))) Очень напомнило любимый в детстве фильм "О бедном гусаре замолвите слово". И даже рада, что именно так была выполнена эта заявка. Потому что я не вижу этого пейринга. Вообще. От слова "совсем". Но твой вариант меня порадовал и улыбнул.
А и пусть "трава", а и пусть АУ... кто из нас без греха - пусть первый кинет в меня камень.

2009-11-26 в 21:47 

May tutapi tarikuspaykipas kanqapunim achikyay.
Тари, я тебя люблю. ты вернула мне желание писать дальше.
ты узнала, ты узнала, на самом деле стилистику рассказа я пыталась приблизить к пушкинской "метели". именно "кричали женщины "ура" и в воздух чепчики бросали"! Именно так!
что касается пейринга, мне пришлось поместить персонажей в АУ, чтобы его реализовать.
DeFolle, и вам спасибо. разрешите полюбопытствовать, на каких именно местах моего рассказа Вы били себя папкой с лекциями? вроде я не замышляла этот фик, как юморной.
я, наверно, курила ту же траву, что и Хирано. правда, с истинно "рАссейским", гусарским привкусом.

2009-11-27 в 12:48 

"Купи прежде картину, а после рамку!" К.П.
Пафосное Лео, мне вообще весь фик показался забавным. Наверное, таких персонажей в такой обстановке просто не могу представить, не улыбнувшись) Но часть с описанием мечты - просто нечто :gigi: Вот не знаю, что конкретно так повеселило, но папке от моего лба досталось :gigi:
Надеюсь, моя реакция не обидная. Может, 3 кружки крепкого кофе в день - не лучшая идея :hash2:

2009-11-28 в 13:49 

May tutapi tarikuspaykipas kanqapunim achikyay.
DeFolle, это совсем не обидная реакция, Вы что, наоборот, приятно, что мои вещи считаются забавными, даже если я не вкладываю туда юмор сознательно. Улыбать людей - моя миссия на этой Земле. ))) недаром же я Пафосное Лео

   

Hellsing Fluff

главная