10:42 

Заявка №7

Лисявое ОБЛО
Ганс/Рип Ван Винкль
жанр и рейтинг любой. Катание на каруселях, выходной раз в год, "Ты мне как подружка"

@темы: Ганс/Рип, Ганс, Выполнено, Рип, Тур II

Комментарии
2009-12-03 в 22:25 

Ну что еще ожидать от женщины, которая в свободное время разрисовывает вертолеты на базе, втискивая между привычными акульими оскалами ромашки и улыбающихся тигрят? Старлею ван Винкль патологически не шло быть серьезной – от этого у нее только веснушки высыпали.
Рип очень шло возиться с платьями и новой обувью, наводить порядок в огромных ангарах перед праздниками, командуя, куда и что поставить, но уж никак не вышагивать строевую под чуткий голос с трибуны. А еще ей очень шло…
- Подержи! – радостно воскликнула она, пихнув в руки Ганса выигранного в тире огромного плюшевого медведя. Китайский синтетический уродец мгновенно оттянул оборотню в штатском руки, однако сопротивляться он не стал: пусть повеселится.
Трудовое законодательство, вопившее о месяце обязательного отдыха в год, не распространялось на их маленькую клику заговорщиков, выбираться «в люди» вампирше и вервольфу удавалось раз в год по праздникам, когда у высокого начальства перенастраивали схемы и перепроверяли суставы. В такие дни на базе наступало блаженное ничегонеделание. Даже Шредингер – и тот не пакостил по мелочам, предпочитая валяться где-нибудь на крыше и покачивать ногами, жмурясь на бразильское солнышко. А Рип… Рип нравилось слоняться там, где было много волнующей нюх пищи – молодой, растомленной жарой и взбудораженной самбой. Нравились Гюнше бразильские женщины, просто до безумия нравились. В гастрономическом плане.
На фоне всех местных красоток и их звонкого «Ола!» Рип казалась фарфоровой статуэткой, несуразно, по-подростковому, вытянутой, длинноногой настолько, что вроде бы миди-юбка вдруг превратилась в мини, едва прикрывая костлявые коленки. Ван Винкль была сама непосредственность, милая, смешливая и временами – очень опасная. Как на такую не любоваться?
Ганс оттянул воротник рубашки, присел на скамейку, пристроил медведя рядом с собой. Улыбнулся – как все-таки забавно наблюдать, как она подступается к этой розовой лошадке. Видимо, она только сейчас сообразила, что в юбке на нее не усесться, и теперь, прижимая красную в полоску ткань к коленкам, все пробует усесться на лошадку боком. Запрыгивает она на нее уже поспешно – звонок диспетчера поторопил. Гюнше сам никогда бы не влез на глупую карусель с косящей глазом образиной, которую пытаются выдать за коняшку. Он, скорее, погонялся бы в верховьях Анд за ламами или побегал на выживание в джунглях с ягуарами – вот развлечение что надо. А ее все это влекло – колеса обозрения, на которые он позволял себя волочь за локоть только с тем, чтобы она на самой высоте обязательно взвизгнула и прижалась к нему потеснее. Все эти тиры, суета и суматоха, чашки на воде, лебеди из пластика в пруду, горки, американские и русские, его только утомляли. Хотелось покоя и полной луны над головой. Но с другой стороны – разве он сейчас не охотится?
- Отличный денек, - зажмурилась Рип, откусывая кусочек сладкой ваты. Если бы ее видел Док, он бы за голову схватился – его «очень полезная пища» сплошь из очищенных белко-жиро-углеводов могла из могилы поднять и в нее же вбить. – Ты так не считаешь? – она говорила с ним больше по привычке говорить. Он же никогда вслух не отзывался.
Гюнше посматривал на фонтан перед собой и позевывал во всю ширь почти волчьей пасти. Так всегда перед закатом, легкая сонливость. Чуть осоловело он взглянул на радостную Рип, меланхолично зевнул во второй раз и наклонился вперед, к самым веснушкам. По всем канонам должен был последовать поцелуй, однако Гюнше просто задумчиво слизнул кусок ваты с ее подбородка.
Ван Винкль пронзительно взвизгнула, совсем как девица из девятнадцатого века, к которой приставал кто-то не самый достойный, мгновенно отпрыгнула на другой конец скамейки, чуть не растеряв все свои многочисленные подарки и сувенирчики.
- Ганс, ты что?! – воскликнула она.
Оборотень закатил глаза. Не первый раз он так ее сопровождает, верно? Уже год десятый, наверное. В одной брюнетистой голове твердо поселилось убеждение, что Гюнше – это такое Большой Брат. Только сам Брат так не считал. Что и высказал одним вдумчивым взглядом.
- Не пойми меня превратно, - забормотала Рип, отодвигаясь по скамейке все дальше и упираясь в перильца, - но ты… ты для меня… ты мне как подружка! – выпалила она опасно близко приблизившемуся к ней оборотню.
По идее, такая фраза должна быть ушатом холодной воды ему на макушку. Вервольф выразительно вскинул одну бровь.
«Считай, что твоя подружка - лесбиянка», - насмешливо выговорил он «вслух», крепко обняв Рип за талию и поцеловав ее уже всерьез.

URL
2009-12-04 в 13:27 

– Стало быть, в твоем роду были одни дурни? – Таков семейный обычай, – ответил Шут. – Истинная правда, правитель.
Гость заказчику нравиться. Правда! Правда!
Только почему Ганс такой не решительный? 10 лет - это приличный срок.

2009-12-04 в 13:53 

-VivaS- он не нерешительный. Он неторопливый) Он же оборотень и думает основательно - у него много времени впереди)

URL
2009-12-04 в 13:56 

3La
– Стало быть, в твоем роду были одни дурни? – Таков семейный обычай, – ответил Шут. – Истинная правда, правитель.
Гость и еще 10 лет до второго поцелуя:-)

2009-12-04 в 14:00 

-VivaS- ненен, дальше пойдет быстрее) Рип к нему уже привыкла, дальше можно больше)

URL
2009-12-27 в 15:55 

Считай, что твоя подружка - лесбиянка
автор, это волшебно!)) спасибо за прекрасное исполнение, очень понравилось)

URL
2009-12-27 в 16:00 

Спасибо)

URL
   

Hellsing Fluff

главная