• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
00:23 

Сказки дервишей. "Скорпион и черепаха"

Как-то раз черепаха, уступив просьбе скорпиона, повезла его на другой берег реки.
Скорпион сидел смирно всю дорогу, но перед самым берегом всё-таки взял и ужалил черепаху.
Придя в полное негодование, она возмутилась:
- Моя природа такова, что я стремлюсь помочь каждому. Поэтому я помогла тебе. Как же ты мог ужалить меня?
- Друг мой, - ответствовал скорпион, - в твоей природе - помогать, а в моей - жалить. Так что же, свою природу ты превратишь теперь в добродетель, а мою назовёшь подлостью?

@настроение: на думку пробило

@темы: цитаты

00:40 

Сказки дервишей. "Нож и обезьяна"

В чайхану вбежал взволнованный крестьянин.
- Опасность! Нужно что-то делать! - кричал - Там обезьяна! В её лапах нож!
- Успокойся и не кричи, - послышался голос суфия. Мудрец сидел в углу чайханы, погружённый в раздумье.
- Нож в лапах обезьяны совсем не то, что нож в руке человека. Бояться тут нечего.
Вскоре крестьянин увидел обезьяну снова. Она давно уже выбросила нож и забавлялась теперь другой находкой.




@настроение: на думку пробило

@темы: цитаты

17:04 

Реплика о порядке и хаосе

Сергей Спирин:

"Есть большая разница между поведением отдельного человека и поведением более сложных систем, таких как предприятие, страна, и, тем более, мировое устройство. Отдельный человек может изредка принимать логичные решения и выстраивать свои действия с учетом долгосрочной перспективы. Да и то, как показывает и практика, и последние научные исследования, большинство решений в финансовой сфере люди принимают иррационально. Но чем больше усложняется система, чем больше в ней субъектов управления со своими собственными интересами, тем меньше в системе управляемости на основе логики и здравого смысла, и тем ближе система к процессам природным, во многом – хаотическим. Когда одна часть политической элиты думает о том, как выиграть ближайшие выборы, другая – о том, как их не проиграть, а третья – как откусить от общественного пирога кусок побольше в личное пользование, не стоит ждать ни от одной из сторон решений, направленных на долгосрочное процветание общества.

Да и вообще никаких согласованных долгосрочных стратегий ждать не стоит. О тайном мировом заговоре обычно любят рассуждать те, кто никогда не пробовал организовать три семьи для совместного пикника на природе.читать дальше

@настроение: на думку пробило

@темы: цитаты

09:32 

08.03.2010 в 17:07
Пишет Snorri:

О нелёгкой аспирантской доле


плюс много

URL записи

@темы: картинки, цитаты

16:51 

"В очередной раз убеждаюсь, что девушки умеют хранить секреты. Группами, человек по сорок.":D

@темы: цитаты, личное

17:29 

П. Винокуров "О некоторых методах вражеской работы в печати"

Из: О некоторых методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры. Сборник статей. Партиздат ЦК ВКП(б), 1937. читать дальше

Методы и формы вредительства в печати самые разнообразные:
от выпуска книг и учебников, представляющих собой по сути дела пособие… для шпионов, до невинных, на первый взгляд, опечаток. В одних случаях здесь действует злая воля автора, в других—его головотяпство и политическая близорукость, в третьих—враги, пробравшиеся в редакцию или издательство. Обратимся к фактам.
Перед нами «Сборник упражнений по стилистике» проф. Бархина. Этот учебник, изданный Учпедгизом в 1936 г., содержит такие «упражнения»: читать дальше

Другой аналогичный факт.
Издательство иностранных рабочих в 1937 г. выпустило «Учебник японского языка». Составили учебник П. Гущо и Г. Горбштейн. На титульном листе учебника значится: «Одобрено в качестве учебного пособия кафедрой японского языка Института востоковедения им. Н. Н. Нариманова».
читать дальше
Приведенные факты достаточно наглядно убеждают нас в том, что печать, как и пропаганда в целом (см. книгу Р. Роуана «Разведка и контрразведка»), может служить и в ряде случаев при нашем попустительстве служит средством, орудием шпионажа.
Появление в частности обоих учебников в таком виде могло иметь место только потому, что и в Учпедгизе и в Издательстве иностранных рабочих, издававших их, сидели ныне разоблачённые враги народа.
(...)

@темы: книги, цитаты

17:44 

"А был ли мальчик?"

Хочется познакомить вас с одной выдающейся речью древности. Её произнёс в конце I в. н.э. перед жителями захолустного греческого городишки с гордым названием Троя, построенного, правда, на месте Трои легендарной, бродячий философ и ритор Дион Хрисостом, что в переводе с греческого означает Дион Златоуст.

"Друзья мои троянцы, человека легко обманывать, трудно учить, а еще трудней - переучивать. Гомер своим рассказом о Троянской войне обманывал человечество почти тысячу лет. Я докажу это с совершенной убедительностью; и все-таки я предчувствую, что вы не захотите мне поверить. Жаль! Когда мне не хотят верить аргосцы, это понятно: я отнимаю у их предков славу победы над Троей. Но когда мне не хотят верить троянцы, это обидно: им же должно быть приятно, что я восстанавливаю честь их предков-победителей. Что делать! Люди падки до славы - даже когда она дурная. Люди не хотят быть, но любят слыть страдальцами.
Может быть, мне скажут, что такой великий поэт, как Гомер, не мог быть обманщиком? Напротив! Гомер был слепым нищим-певцом, он бродил по Греции, пел свои песни на пирах перед греческими князьями и питался их подаянием. И, конечно, все, о чем он пел, он перетолковывал так, чтобы это было приятнее его слушателям. Да и то ведь - заметьте! - он описывает лишь один эпизод войны, от гнева Ахилла до смерти Гектора. Описать такие бредни, как похищение Елены или разорение Трои, - на это даже у него не хватило духу. Это сделали обманутые им более поздние поэты.

Как же все было на самом деле? Давайте посмотрим на историю Троянской войны: что в ней правдоподобно, а что нет.
Нам говорят, что читать дальше

@темы: цитаты

18:01 

Энтони Бёрджесс "Демократия и насилие"

Эссе 1990 года, написанное автором "Механического апельсина". И тезисы, и выводы, в общем-то, банальные, но почитать любопытно.
Наверное, это к тому, что хватит уже рассуждать про "особый путь". У всех он особый. Бегают, понимаешь ли, по Вселенной такие вот "чистые доски" - и каждая думает про себя и про свою уникальность. Если бы российские правые хоть раз почитали австрийских правых, или голландских, или североамериканских - возможно, это бы хоть кого-то сподвигло к размышлениям. Ведь всё это уже было...

Лето вызывает в хороших гражданах усталость, леность и упадок сил. Плохих граждан оно толкает на антиобщественные поступки. Во Франции молодежные банды совершили грабежи с нанесением увечий и преднамеренным поджогом, в ФРГ - ограбление банка с захватом заложников, с убийством и незаконным переходом границы. читать дальше

Если людей убивают в священных войнах, то мы не должны удивляться тому, что их убивают на улицах городов, где нет ничего святого. В конечном счете мы должны быть готовы защищаться от самих себя. Эпиктет, философ - раб с лампой, обнаружил, что воры всегда крадут его лампы, он вывел из этого заключение, что воровство присуще ворам, и потому стал покупать такие лампы, которые не стоило и красть. Если мы превратились в жертвы частной агрессивности, будь то со стороны политических активистов или тупоголовых убийц с оружием в руках, нам следует признать, что и этим мы участвуем в человеческом существовании. Может, это не слишком ободряющее заключение, но это все, что я могу вам предложить.
("Эль Паис", Мадрид)

© Печатное издание - "Век ХХ и мир", 1990, #10.
© Электронная публикация - Русский Журнал, 1998

Век ХХ и мир, 1990, #10
См.: www.russ.ru/antolog/vek/1990/10/berges.htm

@настроение: на думку пробило

@темы: цитаты

20:43 

Синфьотли

Сага о Волсунгах
см:
VII. Сигню породила Синфьотли.


И гласит предание, что сидела Сигню однажды в своей горнице, и пришла будто к ней туда колдунья одна, вещая очень. Тут стала Сигню с ней говорить.
- Хотела бы я, - молвила она, - чтобы мы поменялись обличьем. Ты, - говорит она колдунье, - тут хозяйствуй.
И вот сделала она по своему ведовству, что они поменялись обличием, и уселась колдунья в палате Сигню на ее хозяйстве и вечером легла в постель с королем, а он и не приметил, что не Сигню с ним спит.

Надо теперь сказать про Сигню, как пошла она к землянке брата своего и просит приюта на ночь:
- Потому что заблудилась я в лесу том и не знаю, куда идти. - Он сказал ей, чтоб она оставалась и что он не откажет ей, женщине, в ночлеге, а сам подумал, что она не отплатит ему предательством за добрый прием. Вот вошла она к нему, и сели они за стол. Он часто на нее поглядывал, и показалась она ему красивой и пригожей. А когда они насытились, говорит он ей, чтоб была у них одна постель на эту ночь, если ей угодно. Она тому не противится, и кладет он ее подле себя на три ночи сряду. Потом возвращается она домой и застает колдунью ту и просит ее опять поменяться обличьями, и колдунья так и сделала.

А когда пришло время, родила Сигню мальчика-сына. Мальчика того назвали Синфьотли. А когда он подрос, то вышел он и крупным, и сильным, и с лица красивым - и весь в род Волсунгов. И не минуло ему еще и десяти зим, как послала его мать в землянку к Сигмунду. Прежних сыновей своих, перед тем как посылать, испытывала она, пришивая им рукава к коже и мясу; они не могли стерпеть и кричали. И так же поступила она с Синфьотли, а он и не шелохнулся. Тогда сдернула она с него свиту, так что кожа пошла следом за рукавами. Она сказала, что, верно, ему больно. Он молвил:
- Малой показалась бы эта боль Волсунгу. читать дальше

@темы: цитаты

18:33 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:06 

Сирвента

Бертран де Борн,
провинция Аквитания


Мужики, что злы и грубы,
На дворянство точат зубы,
Только нищими мне любы!
Любо видеть мне народ
Голодающим, раздетым,
Страждущим, не обогретым!
Пусть мне милая солжёт,
Ежели солгал я в этом!

Нрав свиньи мужик имеет,
Жить пристойно не умеет,
Если же разбогатеет,
То безумствовать начнёт.
Чтоб вилланы не жирели,
Чтоб лишения терпели,
Надобно из года в год
Век держать их в чёрном теле.

Кто своих вилланов холит,
Их ни в чём не обездолит
И им головы позволит
Задирать — безумен тот.
Ведь виллан, коль укрепится,
Коль в достатке утвердится,
В злости равных не найдёт —
Всё разрушить он стремится.

Если причинят виллану
Вред, увечье или рану,
Я его жалеть не стану —
Недостоин он забот!
Если кто о нём хлопочет,
Он тому помочь не хочет
Хоть немножко в свой черёд.
Злобой он себя порочит.

Люд нахальный, нерадивый,
Подлый, скаредный и лживый,
Вероломный и кичливый!
Кто грехи его сочтёт?
Он Адаму подражает,
Божью волю презирает,
Заповедей не блюдёт!
Пусть Господь их покарает!

1195

@темы: стихи, Бертран де Борн, цитаты

20:09 

Мила мне радость вешних дней:)

Бертран де Борн

Мила мне радость вешних дней,
И свежих листьев, и цветов,
И в зелени густых ветвей
Звучанье чистых голосов,—
Там птиц ютится стая.
Милей — глазами по лугам
Считать шатры и здесь и там
И, схватки ожидая,
Скользить по рыцарским рядам
И по осёдланным коням.

Мила разведка мне — и с ней
Смятенье мирных очагов,
И тяжкий топот лошадей,
И рать несметная врагов.
И весело всегда я
Спешу на приступ к высотам
И к крепким замковым стенам,
Верхом переплывая
Глубокий ров,— как, горд и прям,
Вознесся замок к облакам!

Лишь тот мне мил среди князей,
Кто в битву ринуться готов,
Чтоб пылкой доблестью своей
Бодрить сердца своих бойцов,
Доспехами бряцая.
Я ничего за тех не дам,
Чей меч в бездействии упрям,
Кто, в схватку попадая,
Так ран боится, что и сам
Не бьёт по вражеским бойцам.

Вот, под немолчный стук мечей
О сталь щитов и шишаков,
Бег обезумевших коней
По трупам павших седоков!
А стычка удалая
Вассалов! Любо их мечам
Гулять по грудям, по плечам,
Удары раздавая!
Здесь гибель ходит по пятам,
Но лучше смерть, чем стыд и срам.

Мне пыл сражения милей
Вина и всех земных плодов.
Вот слышен клич: "Вперёд! Смелей!"
И ржание, и стук подков.
Вот, кровью истекая,
Зовут своих: "На помощь! К нам!"
Боец и вождь в провалы ям
Летят, траву хватая,
С шипеньем кровь по головням
Бежит, подобная ручьям...

На бой, бароны края!
Скарб, замки — всё в заклад, а там
Недолго праздновать врагам!


*Перевод В.Дынник

@темы: стихи, Бертран де Борн, цитаты

20:12 

Я сирвентес сложить готов..

Бертран де Борн

Я сирвентес сложить готов
Для тех, кто слушать бы желал.
Честь умерла. Ее врагов
Я бы нещадно истреблял,
В морях топил без дальних слов, —
Но выйдут те из берегов.
Огонь бы трупов не сожрал,
Уж разве б Страшный суд настал.

Я не ворчун и не злослов,
А наглецам бы не прощал.
Господь, помимо всех даров,
Рассудок человеку дал,
Чтоб скромным быть. Но не таков
Любой из золотых мешков:
Из грязи в графы прет нахал, —
Уже и замок отмахал!

Короны есть, но нет голов,
Чтоб под короной ум блистал.
О славе дедовских гербов
Маркиз иль князь радеть не стал.
А у баронов при дворах
Я бы от голода зачах:
Хоть богатеет феодал,
Пустеет пиршественный зал.

Пускай я много ездоков
На дорогих конях встречал,
Но кто бы этих мозгляков
К Ожье, к Берару приравнял?
Мне жалок щёголь-вертопрах:
Хоть разодет он в пух и прах
И зубки отполировал,
А для любви он пуст и вял.

Где слава рыцарских дворов?
Цвет рыцарства куда пропал?
А замки! Там радушный зов
Всех на недели собирал,
Там друг, солдат или жонглёр
Был милым гостем с давних пор.
В тех замках нынче лишь развал,
Я сам во всех перебывал.

Король французов не суров,
Уж он-то щедрость показал!
Жизор свой славный — вот каков!
В удел он Ричарду отдал:
Филиппа испугал раздор.
Ну что ж, спасибо за Жизор!
Но я б того к чертям послал,
Кто ратный потерял запал!

В путь, Папиоль! Будь нынче скор:
Льва — Ричарда почтить не вздор!
Король Филипп ягнёнком стал —
Утратит всё, чем обладал.


*Перевод В.Дынник

Публикуется по изданию: Поэзия трубадуров. Поэзия миннезингеров. Поэзия
вагантов". Москва: Художественная литература, 1974
OCR Александра Силонова www.monsalvat.globalfolio.net/frmanifest/statii...

@темы: стихи, Бертран де Борн, цитаты

23:36 

Средние века уже начались

Умберто Эко


(Иностранная литература. 1994. N 4. C. 258 — 267.)

С недавнего времени с разных сторон начали говорить о нашей эпохе как о новом Средневековье. Встает вопрос, идет ли речь о пророчестве или о констатации факта. Другими словами: мы уже вошли в эпоху нового средневековья, или, как выразился Роберто Вакка в своей тревожной книге, нас ожидает «ближайшее средневековое будущее»? Вакка говорит о деградации крупных систем, типичных для технологической эры; они слишком обширны и сложны для того, чтобы одна центральная власть могла координировать их действия, и даже для того, чтобы каждой из них мог эффективно руководить управленческий аппарат; эти системы обречены на крушение, а в результате их сложных взаимодействий назад окажется отброшена вся промышленная цивилизация. Рассмотрим самый мрачный из тех вариантов развития событий, что предлагает Вакка: по видимости, это весьма убедительный футуристический сценарий.

Проект апокалипсиса

Представим себе такую картину: однажды в Соединенных Штатах из-за автомобильной пробки и аварии на железной дороге сменный персонал аэропорта не попадет к месту работы. К диспетчерам не придет замена, их переутомление приведет к стрессу, и по их вине произойдет столкновение двух реактивных лайнеров, которые упадут на высоковольтную линию передач; в следствии этого усилится напряжение на других и без того перегруженных линиях, и произойдет полное выключение электроэнергии, подобное тому, которое имело место в Нью-Йорке несколько лет назад. Только на этот раз авария будет значительнее и продлится несколько дней. Поскольку погода снежная, а дороги остаются нерасчищенными, образуются чудовищные скопления автомобилей; в офисах для обогрева жгут костры, и от этого вспыхивают пожары, до которых пожарные не могут добраться, а значит, не могут погасить. Под натиском пятидесяти миллионов разъяренных людей, которые пытаются по очереди дозвониться друг до друга, выходит из строя телефонная сеть. Вдоль дорог начинают двигаться пешие процессии, оставляя за собой на снегу мертвых.

Лишённые каких бы то ни было средств к существованию, путники пытаются захватить чужое жилье и продукты питания; десятки миллионов единиц огнестрельного оружия, проданные в Америке, начинают стрелять, вооруженные силы захватывают власть, но и сами становятся жертвами всеобщего паралича. Супермаркеты грабят, в домах кончаются запасы свечей, растет число умирающих в больницах от холода, голода и истощения. Когда через несколько недель будет с трудом восстановлен нормальный порядок, миллионы трупов в городах и сельской местности станут источником эпидемии, принеся бедствия, равные по масштабам эпидемии черной чумы, унесшей в XIV веке две трети населения Европы. Снова появятся психозы «распространителя заразы», и утвердится новый маккартизм, еще более жестокий, чем раньше. Наступит кризис политического устройства, которое распадется на несколько автономных подсистем, независимых от центральной власти, с собственными наемными войсками и автономным судопроизводством. Кризис будет становиться все более и более обширным; преодолевать его будет легче жителям неразвитых областей, подготовленным к жизни и конкуренции в примитивных условиях, начнутся крупные миграции, которые приведут к слиянию и смешению рас, появлению и распространению новых идеологий. Когда сила закона не будет признаваться, а все документы будут уничтожены, собственность будет опираться только на «право обычая»; с другой стороны, скорый упадок приведет к тому, что города будут состоять вперемешку из развалин и годных для жилья домов, где поселятся те, кто сумеет захватить их; а местные власти мелкого масштаба смогут сохранить хоть какую-то власть, лишь построив крепостные стены и укрепления. Тогда мы окажемся уже полностью в феодальной системе, союзы между местными властями будут опираться на компромисс, а не на закон, взаимоотношения отдельных людей будут основываться на агрессии, на дружеских союзах или союзах по принципу общности интересов, вновь возродятся примитивные обычаи гостеприимства. Перед лицом такой перспективы, говорит нам Вакка, остается только подумать о том, чтобы запланировать создание аналога монашеских общин, которые уже сегодня учились бы поддерживать и передавать в обстановке такого упадка научные и технические знания, необходимые для возрождения. Как организовать сохранение этих знаний, как избежать их искажения в процессе передачи и не используют ли их некоторые из таких общин для получения особой власти,- эти и другие
проблемы обсуждаются в заключительных (во многом спорных) главах «Ближайшего средневекового будущего». Но вопрос (как уже было сказано вначале) стоит иначе. Прежде всего надо решить, является ли описанный Ваккой сценарий апокалипсическим, или это преувеличение уже существующего положения вещей. И затем освободить понятие Средневековья от отрицательной ауры, которую создала вокруг него определенного рода культурологическая публицистика возрожденческого толка. Постараемся же понять, что имеется ввиду под Средневековьем.

Альтернативный проект средневековья
читать дальше
Приложение
I

Студенты протестуют, потому что аудитории переполнены и преподавание ведется слишком авторитарно. Преподаватели охотно организовали бы работу в форме семинаров вместе с учениками, но полиция препятствует этому. В одной из стычек пятеро студентов убиты (1200 год). Проводится реформа, дающая права самоуправления преподавателям и студентам, ректор не может отказать в разрешении преподавать кандидату, предложенному шестью профессорами (1215 год). Ректор Нотр-Дам запрещает книги Аристотеля. Студенты под предлогом, что цены слишком высоки, захватывают и разоряют харчевню. Начальник полиции вмешивается в это дело с отрядом лучников: ранены несколько прохожих. Группы студентов подходят с близлежащих улиц и нападают на правительственные войска, разбирая мостовые и кидая камни. Начальник полиции приказывает идти в атаку; трое студентов убиты. В университете общая забастовка, все закрываются в здании, правительству направлена делегация. Студенты и преподаватели направляются в периферийные университеты. После длительных переговоров король издает закон, устанавливающий низкие цены на квартиры для студентов, и создает университетские советы и столовые (март 1229-го). Нищенствующие ордена занимают три кафедры из двенадцати. Восстание светской профессуры, которая обвиняет представителей орденов в том, что они негласно захватили всю власть (1252). На следующий год вспыхивает яростная борьба между студентами и полицией, светская профессура прекращает занятия из солидарности, в то время как преподаватели кафедр, принадлежащие монашеским орденам, продолжают вести курсы (1253). Университет вступает в конфликт с папой, который признает правильными действия преподавателей монахов, пока Александр IV не оказывается признать право на забастовку, если решение принято собранием факультета большинством не менее двух третей голосов. Некоторые преподаватели отказываются от каких бы то ни было уступок, и их отстраняют от должностей: Гийом де Сент-Амур, Од де Дуэ, Кретьен де Бове и Никола де Бар-сюр-Об оказываются на скамье подсудимых. Уволенные преподаватели публикуют Белую книгу под названием «Угроза недавних времен», но книга осуждена как «незаконная, преступная и мерзкая» в булле 1256 года (ср. Жиллет Циглер «Сорбонна бросает вызов», Париж, Жюллиар, 1969).
II

Предметы, находившиеся в сокровищнице Карла IV Богемского:
череп Св. Адальберта, Меч Св. Стефана, Шип из венца Иисуса, Обломки креста, Скатерть тайной вечери, Зуб Св. Маргариты, Кусок кости Св. Витале, Ребро Св. Софьи, Подбородок Св. Эобана, Ребро кита. Предметы из сокровищницы Герцога Беррийского: Чучело слона, Василиск, Манна, найденная в пустыне, Рог единорога, Кокосовый орех, Обручальное кольцо Св. Иосифа.

Описание выставки поп-арта и нового реализма:
Кукла со вспоротым животом, из которого высовываются головы других кукол, Пара очков, на которых нарисованы глаза, Крест с вделанными в него бутылками из под Кока-колы и лампочкой в центре, Повторенный несколько раз портрет Мэрилин Монро, Увеличенный комикс Дика Трэйси, Электрический стул, Стол для пинг-понга с гипсовыми мячиками, Расплющенные части автомобиля, Мотоциклетный шлем, расписанный маслом, Бронзовая электрическая батарейка на пьедестале, Коробка с бутылочными пробками внутри, Вертикальная доска с тарелкой, ножом, пакетом французских сигарет и Душ, висящий на фоне пейзажа, написанного маслом.

Перевод Е. Балаховской
Примечаниячитать дальше

@настроение: на думку пробило

@темы: цитаты

23:50 

Перегрёбская Гладь

Отрывок из Я.М.Сенькина-Толстого. Навеяно ночными прогулками по болотам.;)

"Слева от дороги у Лудоней на сотни квадратных километров (площадью с пол-Люксембурга), раскинулось болото - Перегрёбская Гладь . Это настоящая топь, место страшное, непролазное, словом, не перейти его, не переехать, не пере…

(Тут сделаю небольшое топонимическое отступление. читать дальше

Стоит ли и говорить, что в этом «северном Люксембурге» множество совершенно неисследованных и таинственных мест, куда не ступала (или, может быть, не вступала?) нога человека, ступившая, как известно, даже на Эверест и Луну… Так, на протяжении веков каждое лето, в день солнцестояния, жители окрестных деревень слышали леденящий кровь трубный рёв, идущий с небес, а вечерами видели над болотами слабые огненные сполохи. Как только раздавался этот страшный рёв, все местные мужики тотчас падали как подкошенные там, где их застал сей небесный глас, они теряли силы, мучились смертельной тоской, плакали и лежали недвижимо, застигнутые нежданным несчастьем. Учёные теперь называют это редкое явление «недугом уладов», которым с незапамятных времен страдал древнейший народ мегалитов, живший в Восточной части Прибалтики. Родственникам несчастных приходилось тащить их домой за руки и за ноги или везти на лошадях. Примечательно, что на баб и ребятишек небесный вопль не действовал, поэтому мужчин несправедливо обвиняли в чрезмерном употреблении горячительных напитков. То, что среди мужиков, внезапно утративших силы в самые горячие сенокосные дни, действительно, во множестве попадались пьяные, грубо искажало истинную картину происходящего . В конце концов, жители постепенно покинули эти опасные места, так что вокруг Перегрёбской Глади селений ныне не осталось.

Между тем, из эпоса известна истинная причина «недуга уладов»: раз в году, в облаках, на невидимой с земли высоте, происходит битва (или, сказать попросту, драка) двух драконов за господство над описываемой местностью. Подобная гипотеза подтверждалась странными находками в близлежащих болотах. Там обнаруживали огромные, рваные и смердящие куски мяса с остатками грубой, похожей на змеиную, кожи. Ошмётки этого самого Фафнера напоминали обломки американского самолета-шпиона «У-2», сбитого в середине прошлого века нашими доблестными ракетчиками, если бы не найденная в отдалении голова, похожая на голову чудовищного кузнечика с вытекшими глазами.

То, что драконы могли существовать в глубине Перегрёбской Глади и вызывать у человека horror draconis – факт вполне доказуемый. Теперь наука, хоть и со скрипом, но признаёт, что у некоторых видов земноводных могли существовать (уже в историческую эпоху) не только крылья – кожные перепонки (подобные были у различных доисторических птерозавров, птеродактилей, птеранодонов и рамфоринхахов), но и особые железы, вырабатывающие горючий газ или жидкую (возможно – сероводородную) смесь. Упомянутая субстанция в момент особого раздражения животного вспыхивала из-за повышения температуры его тела .

Сразу же, истины ради, отмечу, что здесь приведена лишь одна из версий происхождения огня у драконов. Ряд учёных полагает, что «огнедышание» связано с тем, что в железистых клетках животного синтезировались жидкие непредельные углеводороды (вроде бензина), затем они накапливались в резервуаре – защёчном мешке с мощной мускулатурой. Резкое сокращение этого защёчного мешка приводило к выбросу струи углеводородов. Воспламеняясь при соприкосновении с кислородом воздуха, струи служили дракону орудием защиты и нападения. Кстати, драконы первоначально были травоядны, что отражено в китайской пословице – «Оставь драконам цветы» (аналог – «Кесарю-кесарево»).
В научной среде ведутся нескончаемые споры и о причинах многоголовья драконов. Кажется, что всё-таки правы те исследователи, которые утверждают, что накопление углеводородов в защёчной железе и их сгорание приводит к выделению большого количества канцерогенных и мутагенных веществ. Если первые приводят к раку легких и гортани (ведь не каждый курильщик знает, что главный вред от курения – как раз в наличии таких веществ в продукте сгорания табака, а не собственно в никотине), то вторые вещества влияют на половые клетки животного и вызывают мутацию, одной из которой является многоголовость. Этот эффект заметен на последствиях чернобольской аварии среди местных животных и насекомых (двух- и трехголовые крысы, овцы, мухи…).

Сообщения о таких устрашающих небесных объектах часто попадаются в русских летописях. Так, в летописи 1091 года упомянуто, что во время охоты князя Всеволода «спаде превелик змей с небеси, ужаснулися все люди. И в то же время земля стукнула и это все слышали». Из летописи 1411 года известно, что к вечеру 8 декабря «пролетел по небу, дыша огнем, змей велик и зело страшен. Летел он от востока к западу и как заря светился. И зрили его князь Василий Михайлович и бояре, и люди по всем селам…, и видели его одновременно». Наконец, уже в более поздние времена, в 1719 году, из Арзамаса пришло доношение комиссара Василия Штыкова, в котором сказано, что во время страшной бури «упал с неба змий, Божьим чудом опаленный, и смердил зело отвратно». Попытка доставить его в петербургскую Кунсткамеру не удалась – стояла жара и труп чудища быстро разложился.
В наше время страшные крики с небес неба прекратились (или, может быть, их уже некому слышать в глухих, пустынных местах?), и с летних безмятежных небес иной раз раздается только хлопок двигателя самолета, проходящего звуковой барьер… Но это явно не «У-2». "

@темы: цитаты

18:11 

Катарина Клингсайс
Власть гламура в современном российском обществе. Значение одежды и внешности в городской культуре. Резюме.

No 1 (2011)
© Laboratorium. 2011. № 1: 170–176

Одежда и внешний вид, который с ее помощью удаётся создать человеку, согласно центральному тезису моей статьи, включены в многочисленные неуловимые механизмы действия власти. Обращение и с тем, и с другим относится к разряду техник, посредством которых властные отношения приводятся в действие, вписываются в наши тела, движения, определяют наше положение в обществе. Одежда является полноправным агентом «символического насилия и господства», которые воздействуют на нас при нашем добровольном участии (McNay 2000: 36). При этом выбор одежды и создание образа мы сами в большинстве случаев никак не соотносим с насилием, а воспринимаем, скорее, как процесс, приносящий удовольствие и предоставляющий возможности для самовыражения. В статье я пытаюсь выявить связь между «символическим насилием и господством» и удовольствием.

В работе я исхожу из тезиса Фуко о том, что власть возникает и действует в межличностных отношениях подобно сети, в которой отдельные индивиды постоянно подвергаются властным воздействиям и в то же время сами порождают их. Опираясь на собственное эмпирическое исследование, я соглашаюсь и с другим тезисом Фуко, согласно которому следствием воздействия власти является уже то, что определенные состояния тела, жесты, дискурсы и желания проявляют себя с целью идентификации и утверждения личности (Foucault 1980: 98). Таким образом, каким бы ни был внешний вид человека, он непременно является продуктом властных отношений.

Размышления об управлении Self опираются на еще один тезис Фуко, в соответствии с которым управление или господство не обязательно осуществляется посредством физических принуждений и телесных наказаний. В модерных и тем более в постмодерных обществах множество агентов, обладающих какими-либо формами авторитета, пытаются управлять нашим поведением. Используя различные техники и формы знания, они воздействуют на наши желания, стремления, интересы, верования. Все эти усилия приводят к определенным, хотя и смещающимся результатам и выливаются в итоге в бесконечный перечень трудно предсказуемых последствий.
читать дальше
Подводя итоги, можно сказать, что одежда и внешний вид человека действительно являются важными механизмами властных отношений в капиталистических обществах – в России и на Западе, причем эти механизмы проявляются в значительной степени в процессе самоидентификации и управления Self (Rose 2004).

При этом оказывается, что феномен гламура в российском обществе приобретает специфику и начинает действовать как мощная идеология, «интерпеллируя», главным образом, людей «среднего класса» или тех, кто претендует на принадлежность к нему: людей, работающих в сервисном секторе экономики (в банках, рекламных агентствах, креативной индустрии, СМИ), а также в разных частных заведениях (медицинских, воспитательных, учебных). Это люди, хорошо зарабатывающие и позволяющие себе определенный стиль жизни, а также люди, стремящиеся к такому стилю жизни. При этом оказывается, что «гламур» – это прежде всего явление женское и публичное: профессионально и материально успешные женщины – представительницы «среднего класса» – позволяют себе покупать «романтичную», «женственную», «стильную» и «дорогую одежду» (иногда в качестве «антидепрессанта») или получают гламурные предметы в подарок.

Нельзя сказать, что употребление в речи понятий того или иного дискурса однозначно указывает на принадлежность респондентки к среднему классу или к периферии среднего класса. В речи и в представлениях и первых, и вторых переплетаются элементы советского и современного российского дискурсов, что проявляется в сочетании понятий «хорошего вкуса», «адекватности», иногда – «женственности» и «романтичности», заимствованных из советского и позднесоветского дискурса, с понятиями «статуса» и «гламура», «стиля (жизни)», которые несомненно относятся к дискурсивным явлениям 2000-х годов. Сравнение одежды и процесса ее приобретения с «антидепрессантом» – идея, принадлежащая к постмодернистскому дискурсу. Причем «статус» и «гламур» как понятия в «базовом дискурсе» об одежде бывают вовлечены в разные, подчас противоположные аргументации: то в выражение восхищения гламуром, то в выражение пренебрежения им.

В поиске объяснения феномена гламура в российском обществе, которого в западных обществах в такой форме не существует (о чем свидетельствуют и высказывания о восприятии западных людей россиянами как «скучно одетых», что было неоднократно озвучено в интервью), я обращаюсь к размышлениям австрийского философа Пфаллера (Pfaller 2008), который поставил постмодерным западным обществам своеобразный диагноз. По мнению философа, для западных обществ до 1950-х годов были характерны коллективные торжественные и светские события, которые являлись воплощением «гламурного», «очаровательного», «обаятельного» и были открыты для разнообразных слоев общества – как для богатых, так и для рабочих, служащих. Постепенно практика подобных мероприятий стала исчезать из публичного пространства западных обществ. Мест и времени для поведения торжеств становилось все меньше, они все больше уступали место трезвой, уже не коллективной, а в высокой степени индивидуализированной, «аскетичной», но зато якобы «аутентичной» повседневности. Знаковым, по мнению Пфаллера, стал 1968 год, впоследствии неоднократно признававшийся символом общественного и культурного перелома как для западных, так и для восточно-европейских обществ.

Аутентичность – вот что, согласно Пфаллеру, является идеологией постмодерных западных обществ. Эта идеология лишает западных граждан возможных удовольствий, а также готовности и способности защитить свои интересы в политической сфере.

Сопоставляя российский гламурный «спектакль» с теми «спектаклями», о которых говорит Пфаллер, и которые, по его словам, существовали в западных обществах до 1950-х годов, можно прийти к выводу, что у сегодняшнего российского гламурного спектакля не хватает двух существенных навыков, которые присущи западному обществу. Во-первых, это «юмор», «способность посмотреть на себя со стороны, не принимая собственное я с такой степенью серьезности, с которой человек привык воспринимать себя сам и хочет быть воспринятым другими» (Pfaller 2008: 40). С другой стороны, это умение «проводить четкие границы между двумя сферами [сферой игры/спектакля и сферой реальности (прим. авт.)]» – навык, который является необходимой предпосылкой удовольствия, получаемого от «игры/спектакля» (Pfaller 2008: 42).

БИБЛИОГРАФИЯчитать дальше

@темы: цитаты

03:27 

"Аристократ, подумал он, истинный аристократ при прочих равных имеет одно преимущество: ему есть что защищать и тогда, когда пали все бастионы, которые занимает человек: общество, государство, семья, религия... Проще всего было бы назвать это честью, и, как всякое упрощение, это неверно, ну да ладно: пусть уже будет честь. "Жизнь - государю, сердце - даме, честь - никому" - этот девиз Афанасий Востоков получил от самого Петра Великого. Тогда он ещё не был дворянином, он был купеческий сын, и наверняка отец его счёл, что эти шесть слов - неважнецкая плата за бесценные сведения о землях Дальнего Востока, за истрёпанные карты, доставленные в Петербург, за три цинготные зимы, состарившие двадцатишестилетнего Афанасия до срока и сведшие его в гроб на тридцатом году. Сохранился портрет, написанный вскоре после возвращения: дряхлый беззубый старец в мундире поручика. Шесть слов и удар шпагой по плечу от Государя Императора. За одну жизнь - это много или мало?
Афанасий Востоков счёл, что достаточно. Удар шпагой был формальностью: отправляясь в этот поход с Берингом, купеческий сын Востоков уже был дворянином."

О.Чигиринская. "Ваше благородие".

@настроение: на думку пробило

@темы: цитаты

20:18 

Хома Брут: фанфик от классиков;)

"Гроб бурсаку сколотили быстро. Дрянной, кривоватый, а с другой стороны, не всё ли равно усопшему, где лежать? Душа отлетела, ей без разницы. Погрузили гроб на телегу, и запасливый Ковтун, прежде чем тряхнуть вожжами, извлёк из-под соломы кварту горилки, отчего мрачный Спирид душевно шмыгнул носом, приободрясь. Проезжая мимо свежей могилы панночки, оба наскоро сотворили крестное знамение.
– Колом бы ведьму, – буркнул Спирид. – Осиновым. Как бы не начала ночами шастать…
– Прикуси язык. Пан сотник услышит, самому кол вобьёт. Авось не попустит Господь торжества бесов.
– Ото ж… вся церковь в чертовне, а бурсак со страху окочурился…
– Цыть, дурной! Зарыли панночку, и хай ей грець!
– Твоя правда, друже. Не буди лихо… Помянем бурсака?
– Отчего ж не помянуть? Жаль хлопца…
Солнце клонилось к закату, когда они закончили поминки и взялись за лопаты. Двигались оба, как сонные мухи, могила выходила неглубокой, а рыть дальше хотелось не более, чем пешком идти отсюда в Крым, к татарам. Сгрузив домовину, прежде чем закрыть крышку, по новой взялись за бутыль.
– Выпьешь, Спирид?
– Не хочу…
– А я, дядько, не откажусь! – вмешался мертвец, садясь, и без спросу взял бутыль из рук Явтуха.

читать дальше

(с) Г.Л.Олди.

@темы: цитаты

23:02 

«Женщина - мирное существо и морочит только собственного самца, не трогая ни птичек, ни зверей. Поскольку она делает это во имя высшей биологической цели, то есть личного выживания, обман здесь простителен, и не наше лисье дело в это лезть.»

В.Пелевин. "Священная книга оборотня".

@темы: цитаты

19:31 

12.09.2011 в 17:10
Пишет З. ГорынычЪ:

:)
Мужской рюкзак подбирается под комплекцию туриста.
Женский – под цвет ветровки. читать дальше
=============================================
Оригинал и еще куча интересных высказываний на странице автора на сайте www.risk.ru/users/sergey-63/

URL записи

@темы: цитаты

Госпиталь кающейся Магдалины:)

главная