Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:44 

I-40.

Я полон энтузиазма. В основном насчет пива. ©
I-40. Гинтоки | Кагура | Шинпачи | Садахару. Поменяться телами.

@темы: Выполнено, Shimura Shinpachi, Sakata Gintoki, Sadaharu, Round I, Kagura

Комментарии
2010-05-02 в 19:25 

Автор заявки, вам было мало канона?.. оО

URL
2010-05-03 в 23:38 

доаа, заказчег требует всех поменять телами и хорошенько над этим постебацо >D

URL
2010-05-24 в 21:36 

Автор не помнит серии про обмен телами напрочь (или просто не досмотрел еще до нее), поэтому будем считать, что он угадал хDD или нет

Когда Кагура еле-еле разлепила глаза, то единственная мысль, которая посетила её отчего-то нывшую голову – «что вчера было»? Потому что, если честно, девочка не помнила ничего из произошедшего, ни утром, ни днем, ни вечером. Здраво рассудив, что лежать в такой ситуации и тупо пялиться в потолок – это не выход, они сделала над собой усилие и сначала просто приподнялась на локтях, а потом и вовсе встала. Впрочем, тут её ждал сюрприз – кажется, за ночь она выросла...сантиметров на тридцать, а то и больше. Нет, конечно, для ребенка её возраста вполне нормально расти во сне, но чтобы так.
- Эй, Шинпачи! Я вытянулась, ару!...Ару…Что с мои голосом, черт подери!
Голос, конечно, с возрастом тоже ломается…Но тешить себя беспочвенными надеждами Кагура более не стала – не мог её голос сломаться до состояния «Гин-сан с бодуна», ну не мог!
Девочка (хотя уже, похоже, нет) провела рукой по волосам. Не, как и ожидалось, оказались кудрявыми. Но, надо отдать ей должное, она стойко приняла это. Громко заорав.
Впрочем, как показала практика, это было еще не самое страшное – навстречу ей вышла…она же. Ну да, хотя Кагура редко встречалась страстным взором с зеркалом, но себя она узнать бы точно смогла.
- Т-ты…Ты сперла моё тело, ару! – хватившись было зонтика, но обнаружив лишь деревянный меч, который она смогла бы использовать разве что не по назначению, а в другое место, Кагура бросилась на злого, как она решила, клона. Клон принялся громко возмущаться.
- Постой-постой! – истерично вопил он, - Ты все не так поняла!..Я Шинпачи!
- Шинпачи…- протянула Кагура, хотя результатом довольна не осталась – голосом Гинтоки это получилось ужасно. Так что, дабы выразить свою скорбь, она напоследок от души врезала Шинпачи.
- Ты с ума сошла!- взвыл он, - Себя же бьешь!
- Вот черт, ару! Ты меня обманул!
- Не пори чушь! Так или иначе, Кагура-чан, похоже, что мы все поменялись телами. Значит, Гин-сан должен быть в моем теле.
- Ааа, поняла, ару! Как в Чумовой пятнице! – задумчиво произнесла она, направляясь в комнату следом за Шинпачи. Там вскоре был обнаружен Гин-сан, лежащий в обнимку с Садахару. Воспользовавшись ситуацией, Кагура принялась усиленно тыкать его его же мечом, не обращая внимания на вопли Шинпачи. Впрочем, халява быстро закончилась, потому что Гин-сан проснулся…по-собачьи сел на четвереньки и завилял импровизированным хвостом.
- Эээ…Гин-сан? Или…постойте-ка, не может этого быть…
- Садахару! – радостно закричала Кагура, обнимая «песика», который встретил её развеселым лаем.
- Постой…Если это Садахару…Значит…Гин-сан там?!
- Гав! – отозвался ему пес, скалясь.
- Нифига себе, а я-то думаю, чего у него шерсть завивается…
- Это проклятье кудрявых, ару!
- Гав! Гав!
- Это с ума меня сведет…


Хиджиката за кадром: Во дебилы...
Простите, не удержалась.

URL
2010-05-24 в 22:16 

Goodbye sober day
если рассматривать текст как завязку, то получилось вполне неплохо. Иначе - не вижу в нем никакого смысла. Слишком уж оборванно.

не заказчик

2011-01-06 в 01:40 

Автор очень любит эту серию, особенно он любит очки в теле Гинтоки, но он очень долго думал, прежде чем выложиль то, что написал, поэтому сейчас отправляет текст, зажмурившись. И недоумевает: как же так вышло, что текст больше про еду, чем про Ёрозую?
~1300 слов


Верите ли вы в приметы? А если точнее, в плохие приметы. Многие, разумеется, считают это пережитками прошлого и успокаивают себя тем, что подобным глупостям в цивилизованном мире не место. Но, тем не менее, все знают хотя бы о некоторых из них, и даже скептик, уверяющий всех вокруг в том, что плевать (мягко говоря) он хотел на всякого рода предзнаменования, невольно содрогнётся, встретившись с плохой приметой лицом к лицу, что называется. Да, только глухой, наверное, не слышал о перебегающих дорогу чёрных кошках, просыпанной соли и разбитых зеркалах, и каждый знает, что от всего этого добра не жди. И уж точно ничего хорошего не произойдёт в тот день, когда ты просыпаешься и обнаруживаешь, что твой великолепный белоснежный хвост куда-то пропал, но зато на тебя надета куча дурацких мешающихся тряпок. И очки.
Садахару сел и хотел было завыть в голос, но тут же замер, как громом поражённый. Если он издаст хоть звук, то все поймут, что он оказался в теле этого неудачника (о причинах, как и всякий другой уважающий себя пёс, Садахару не стал рассуждать, а сразу перешёл к следствиям), и это будет позор, позор на его прекрасную пушистую белую зубастую голову. Кроме того, если он притворится, что ничего не случилось, то сможет, наконец, поесть нормальной еды, а не набившего оскомину собачьего корма.
«Всё, конец собачьей жизни!» - радостно подумал Садахару и возбуждённо завилял воображаемым хвостом.
Саката Гинтоки после вчерашнего вечера, проведённого в чудной компании Мадао и саке, проснувшись, ждал чудовищного похмелья, но оно не всё не шло и не шло. Гинтоки заподозрил неладное.

URL
2011-01-06 в 01:43 

Продолжение
Он шевельнул сначала рукой – руки на месте, шевельнул ногой – ноги тоже, с величайшей осторожностью повертел головой и, убедившись, что головной боли и выворачивания пищеварительной системы наизнанку не предвидится, окончательно успокоился и решил спать дальше. Но на свою беду он открыл глаза.
«А-а-а!! Они лопнули! Моих глаз нет! Я ничего не вижу! Не надо было пить с этим Мадао, от него одни проблемы, это из-за него саке было горьковатым. Нет. Я знаю. Это плата. Точно. Похмелье не пришло, но оно забрало мои глаза. Да. Как всё просто, ха-ха! Неееет!! Чёрт!! Верните глаза!!» - мысленно вопил он, потому что от страха и неожиданности потерял дар речи.
Но, приглядевшись, Гинтоки понял, что это не глаза лопнули, а просто он находится в тёмном помещении.
«Как я здесь оказался? Неужели я так мало спал? Нет, я же вернулся домой, когда уже светлело. Тут точно что-то не так… Стоп. Я что – в шкафу?! Только не говорите мне, что…»
Словно в подтверждение его страшной догадки живот Гинтоки свело судорогой чудовищного голода – такого, что любое похмелье выглядело на его фоне как царапина на шее без головы на ней. Он дрожащими руками дотронулся до волос и у него вырвался беззвучный крик ужаса – кудрей как не бывало!
«Теперь вместо них прямые волосы. Да к тому же ещё и рыжие! Чёртов Мадао!»
Гинтоки, отлежавшись и отойдя от шока, решил, что это просто плохой сон, а раз это так, то и бояться нечего. Почему бы ему во сне не побыть Кагурой и не сожрать вагон риса. Или, может быть, выбросить на помойку весь её запас дурацкого суконбу? Оно вроде маленькое, но деньги из кошелька сосёт как пиявка – кровь. Можно не гулять сегодня с Садахару, а то Саката уже порядком устал от выгуливания этим чудовищем. Можно целый день ничего не делать! Нет, как же это хорошо, что они поменялись телами!
Кагура проснулась, широко зевнула, перевернулась на другой бок и снова заснула.

URL
2011-01-06 в 01:45 

И ещё раз продолжение ><
Шинпачи, очухавшись от неприятного сюрприза, который с таким усердием готовил ему Гин-сан весь прошлый вечер, поднялся, чтобы поесть. Его встретила непривычно радостная Кагура с несобранными волосами, вытаскивающая из шкафа суконбу и запихивающая его в чёрный пакет для мусора.
- Кагура-ч… - начал было Шинпачи и запнулся, услышав собственный ужасный хриплый голос. – Кагура, доброе утро. Что это ты делаешь?
«Чёрт, не надо было желать ей доброго утра! Гин-сан никогда так не делает. Если я буду и дальше так ошибаться, то мне ни за что не заменить Гин-сана. Раз уж всё это произошло, то я не должен его опозорить!»
- Я проснулась и решила, что больше не буду есть суконбу. Я начинаю новую жизнь, - отчеканил Гинтоки в ответ.
«Лучше бы я сейчас поклялся, что больше никогда не буду есть, но боюсь, что в таком случае сам подохну – её тело меня убьёт», - думал Гинтоки.
Тут шурхнула дверь, и в комнату вошёл Садахару в теле Шинпачи. На приветствие он кивнул всем головой и уселся за стол, предвкушая человеческий завтрак. Мучимый вечно голодным организмом Кагуры, едва не складываясь пополам из-за живущего своей жизнью пустого желудка, Гинтоки дошёл до дивана и, плюхнувшись на него, простонал:
- Гин-тян, кажется, сегодня твоя очередь готовить.
- А-а, да…- неуверенно протянул Шинпачи и тут же, поражённый осознанием собственной ошибки, замер.
Нет, это не простая утренняя трапеза. Это поле битвы. Никто не должен узнать о позоре другого, и тот, кто выдаст себя – проиграет. Великая битва, в которой твоё тело принадлежит непонятно кому и может оказаться твоим врагом, мечтающим раздавить и уничтожить тебя. Вовсе не факт, что Гинтоки – это Гинтоки, а Кагура – это Кагура. Все вокруг – враги, и главная задача теперь для каждого из них – выжить! Но у Садахару немного другая задача.
«Я не проиграю им!» - думал каждый из них.

URL
2011-01-06 в 01:47 

И ещё продолжение ><
Кагура лениво потянулась и открыла глаза. Вокруг было слишком светло, откуда-то перед глазами взялась белая шерсть. Она потянулась ещё раз и обнаружила, что руки её стали большими, пушистыми и белыми, а прямо перед носом вместо ночного запаса суконбу (на случай, если внезапно захочется поесть посреди ночи) стояла миска, до краёв наполненная неприятно пахнущим собачьим кормом. Следующим, что она увидела – была она сама, складывающая коробочки с суконбу в мусорный пакет и говорящая о том, что больше не будет его есть. Это было предпоследней каплей.
- Гин-тян, а ты не помнишь случайно, сегодня ведь день сгораемого мусора? – Гинтоки потянулся за пакетом с суконбу, что стало последней каплей для Кагуры.
Нет, у неё, конечно же, было ещё около десятка заначек с едой по всему дому, но такой наглости она не могла потерпеть даже от самой себя. Ей плевать было на стремление Шинпачи, Гинтоки и Садахару «не проиграть и выйти из этой битвы живым» и на то, что её собственное тело может пострадать, потому что сейчас её задачей номер один стала героическая оборона суконбу.
- Эй, Кагура-ча… Кагура, что это с Садахару?
Гинтоки почувствовал, как что-то тёплое потекло по лицу и, дотронувшись до этого рукой, обнаружил на пальцах кровь.
- Э-эй, что это? Кетчуп, да? Это ведь кетчуп, а, Гин-тя-а-ан?! – забормотал Гинтоки, озираясь по сторонам в поисках чего-нибудь, за что можно ухватиться, чтобы его не разоблачили до самого конца, и тут увидел упавшие от толчка и разбившиеся очки сидящего рядом Шинпачи. – О, нееееееет!! Шинпачи ранен! Нет, только не умирай, Шинпачиииии!! Держись!!

URL
2011-01-06 в 01:48 

И последнее. Правда, совсем-совсем последнее ><
Шинпачи, замерший у холодильника с двумя яйцами, вынутыми оттуда для завтрака, уронил оба и теперь смотрел на Кагуру с впившимся в её голову Садахару, орущую на его очки. Потом он перевёл взгляд на самого себя. После того, как Садахару покусал Кагуру, всё встало на свои места, и Шинпачи понял, что в его теле не поражённый сменой тела до немоты Гин-сан, а Садахару, в шкурку которого вселилась Кагура. А в Кагуре, соответственно, Гин-сан, которому надоели упаковочки от суконбу, валяющиеся по всему дому.
Остаток дня они провели молча. Гинтоки под строгим надзором пушистой и зубастой Кагуры жевал суконбу с таким выражением лица, будто это был недозревший лимон, а Шинпачи с тоской смотрел на самого себя, стоящего на четвереньках и поедающего собачий корм. Как и ожидалось, проснуться утром в чужом теле – плохая примета. И это касается каждого, так что эту битву все проиграли. Особенно тот, кто выгуливал голодную и недовольную Кагуру.
И даже вернувшись на следующий день в своё тело, Гинтоки больше никогда не пил саке с Хасегавой, но помнил, что лучше уж напиться саке и мучиться похмельем целое утро, чем родиться Кагурой и мучиться голодом всю жизнь. Садахару скулил над своей разбитой мечтой о человеческой еде, а Шинпачи по десять раз в минуту ещё целую неделю после этого происшествия промывал рот, и каждый раз ему чудилось, что у него изо рта всё ещё воняет собачьим кормом. А Кагура, вусмерть обидевшаяся на Гин-тяна, по двадцать раз на дню перепрятывала все свои пищевые запасы, от которых в результате ничего не осталось.

URL
2011-01-06 в 02:05 

Чоорд! В первой части третье предложение после слова "цивилизованном" - "мире" вместо "месте". Так и знала, что ошибка будет ><

URL
2011-01-09 в 23:18 

боже, второе исполнение настолько чудесно, что заказщег пребывает в немом восхищении :beg: Автор, я вас люблю <3
спасибо вам огромное :white: это все настолько в духе гинтамы, аж ностальгия накатила >_< и да, концовка прелестна))
з.

URL
2011-01-14 в 23:09 

Вам спасибо за заявку - очень уж она меня вдохновила ^^
А ностальгия скоро закончится (ну, относительно скоро), с первого апреля-то второй сезон грядёт

Страшно смущённый автор.

URL
   

Gintama Fest. Non-kink

главная