12:54 

Еще один рассказик. Неслэшный.

Белькаэр
And down, down to Goblin-town You go, my lad!
В этой темке я буду выкладывать еще одну свою штучку. По главам.
Предупреждение: СЛЭША ТАМ НЕТ. Но все равно неплохо (мне так кажется).

URL
Комментарии
2005-05-21 в 12:59 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Путь ворона

Из летописи многомудрого Имира Харзаклина…

«… Спустя половину столетия после кровавых войн, терзавших Хойкур на протяжении почти двухсот лет, на измученной земле установилось некое подобие мира. Враждующие стороны слишком ослабли для того, чтобы продолжать кровавую бойню. Жалкие остатки некогда могущественных племен уходили вглубь своих земель, надежно отгородившись от внешнего мира. На смену Веку Хаоса наступил Век Запустения».
1
Одинокий всадник спешил на закат, нещадно нахлестывая коня – солнце уже клонилось к за-кату, а до развалин эльфийской крепости, которую все еще окутывали остатки защитных чар бы-ло еще лиг двадцать. Ночевать же в Пограничье мог осмелиться разве что безумец. С наступлени-ем темноты покидала свои логова разнообразная нечисть, водившаяся здесь во множестве. К обычным неупокоенным прибавились еще и многочисленные творения безумного некроманта, к счастью, куда-то сгинувшего несколько лет назад.
Широкое скуластое лицо молодого воина, иссеченное ветрами и непогодой, казалось выре-занным из дерева, зеленые, чуть раскосые как у хищного зверя глаза смотрели на мир с хитрова-тым прищуром. Голова его была гладко выбрита, и лишь на макушке гордо возвышался длинный белоснежный хвост, перехваченный для красоты толстым золотым кольцом. Лоб и виски охваты-вали два вытатуированных с большим искусством дракона, зеленый и красный. Оскаленные мор-ды животных сходились над переносицей, тела изящным обручем обвивали лоб, лапы и хвосты причудливо ветвились, превращаясь в стебли неведомых растений, усыпанных крупными черны-ми цветами. Роскошные усы свисали до середины волосатой груди, выглядывающей из глубокого выреза широкой красной рубахи, щегольская кожаная жилетка, расшитая бисером и золотой ни-тью, была расстегнута. Внешность безошибочно выдавала в нем уроженца Оттеро - крохотного, затерянного в бескрайних торфяных болотах княжества, омываемого на востоке бурными водами Янтарного Моря.
Конь воина был слишком хорош для простого наемника. Тонконогий ховарский жеребец, зо-лотисто-рыжий в черных подпалинах, казался издали изящной золотой статуэткой и стоил столько же, сколько небольшая деревня со всеми жителями. Эти животные, выведенные в свое время эль-фами, были намного сильнее и выносливее обычных лошадей, и встречались в Лехарете даже ре-же, чем сами эльфы. Поэтому, несмотря на те несомненные преимущества, что давало подобное животное своему владельцу, алчность охотников до чужого добра подвергала его жизнь нешуточ-ной опасности. Однако в подобном путешествии жизнь человека полностью зависела от качеств лошади, а оттерец не мог рисковать, поставив исход всего дела под сомнение из-за недостаточной скорости и выносливости животного.
На горизонте показались сине-белые флаги лехаретского патруля. Воин невольно выругался. Нельзя допустить, чтобы солдаты заметили его. В этих местах каждый, путешествующий без пас-порта и подорожной, считается разбойником, пока не будет доказано обратное. Одинокий оттерец верхом на ховарском жеребце не может не вызвать подозрений, и наверняка патруль постарается задержать чужака «до выяснения всех обстоятельств». Несколько недель в темнице – не самое худшее из того, что с ним могут сделать.
Свернув с дороги, молодой воин направил коня к широкому – саженей десять, если не боль-ше - оврагу, тянущемуся вдоль дороги. Конечно, отпечатки копыт будут замечены, и солдаты нач-нут преследование. Вряд ли, конечно, казенные лошади смогут догнать ховарца, но королевские солдаты знают эту местность лучше чужака, и в этом – их преимущество. Надежда лишь на то, что на дне оврага удастся найти ручей или реку – последние две недели дожди шли не прекращаясь. Патруль, потеряв следы, скорее всего, повернет назад.
Раскисший глинистый склон, густо поросший высоченными колючими сорняками, оказался неожиданно крутым, почти вертикально уходя вниз, в туман, скрывавший дно провала пятью са-женями ниже. Оттерец приободрился – такое количество водяного пара наверняка скрывает руче-ек, да не маленький, и направился было вниз, но лошадь заупрямилась, отказываясь идти под ук-лон. Пришлось спешиться, и, ведя животное под уздцы, искать более удобный спуск.
Увлеченный поисками подходящей тропинки, воин слишком поздно заметил опасность. Из-за большого каменного обломка впереди вдруг отделился белесый пульсирующий сгусток разме-ром со взрослого волкодава, рванулся навстречу человеку.
Времени на раздумье не оставалось. Воин рывком вытащил из ножен узкий палаш, выкован-ный из небесного железа, чуть отступил назад, примериваясь, куда лучше ударить. Лошадь же, обычно чуявшая черную магию не хуже сторожевого пса, оставалась странно спокойной – лишь тревожно прядала ушами.
Подпустив непонятную тварь на расстояние удара, воин, широко размахнувшись, рубанул по самой сердцевине облака. Но меч, не встретив сопротивления, легко прошел до самой земли, за-вязнув в раскисшем глинистом месиве. Оттерец отпрыгнул в сторону, но недостаточно быстро. Живое облако все же задело его краем и пронеслось мимо.
Жгучая боль пронзила левый бок воина. Там, где чудовище коснулось жилета, толстая бычья кожа запузырилась, расплываясь кисло воняющей жижей. Но сбросить одежду не было времени. Описав широкий полукруг, тварь пошла на второй заход. На лошадь она, похоже, не обращала никакого внимания.
Стремительным движением меча человек проткнул облако насквозь. И снова оружие лишь бессильно свистнуло в воздухе, даже не замедлив движений противника.
На этот раз оттерцу удалось увернуться от живого тумана. Кислотный сгусток пронесся ми-мо, снова описал правильный полукруг, так же плавно понесся назад, к добыче.
Птицей вскочив на коня, воин поскакал вдоль оврага, нещадно нахлестывая животное. Обла-ко неслось за ним, отставая на каких-нибудь полкрупа. Оно преследовало своих жертв с равно-душной необратимостью катящегося с горы камня, не отставая и не сворачивая. Надежды на то, что оно бросит погоню, не было.
Оставался последний выход. В седельной сумке воин нащупал небольшой твердый шарик, прицелившись, бросил в преследователя, на одном дыхании выпалил короткое рифмованное за-клинание. За спиной раздался гулкий взрыв, загудело жадное пламя.
Спину воина ожгло нестерпимым жаром. Огненный сгусток в мгновение ока испарил назой-ливую тварь, упав на землю, поджег мокрую траву, перекинулся на стебли бурьяна. Огненные до-рожки шустро поползли вбок и вперед. За спиной всадника набирал силу пожар.
Почувствовав огонь, лошадь понесла по-настоящему. Закусив удила, она не разбирая дороги летела вперед, не слушаясь ни окриков, ни поводьев. Прошло немало времени, прежде чем оттер-цу удалось остановить насмерть напуганное животное. Усталый конь перешел с галопа на рысь, затем встал, как вкопанный. Бока его ходили ходуном в такт хриплому, неровному дыханью, с морды капала пена.
Спешившись, воин первым делом внимательно огляделся. Судя по солнцу, лошадь несла его, в общем-то, в нужном направлении, но местность была совершенно незнакомой. Они находились в небольшой вытянутой долине. Три крутобокие сопки, заросшие терном и шиповником, сходи-лись почти правильным полукругом справа и спереди, слева тянулась успевшая уже надоесть трещина. Раньше оттерец и не подозревал, что овраги бывают такими длинными. Хотя, может быть, это и не овраг вовсе…. Достав из мешка свернутую в тугой рулон карту, он расстелил ее прямо на седле и принялся внимательно изучать.
Первым делом глаза нашли на листе вощеного пергамента длинную волнообразно изгибаю-щуюся линию, чуть выспренно названную неизвестным картографом «Великой Трещиной». По-том обнаружились и холмистые овраги, тянущиеся вдоль провала, если верить карте, на несколь-ко дней пути – почти до Закатного Раздела – одинокой горной цепи, служащей естественной гра-ницей между землями людей и эльфов. Никаких других ориентиров не было, и в этом карта была бесполезна.


URL
2005-05-21 в 13:00 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Прикинув, сколько времени конь мчался галопом и примерно подсчитав пройденное рас-стояние, оттерец сделал поправку на положение солнца, сверился с картой, и осторожно отметил специальным стилом свое предполагаемое местонахождение на густом слое заговоренного воска. Если умение ориентирования, отточенное за много лет, проведенных в Диких Землях, не подвело воина, конь унес его довольно далеко в дикие земли, не отклонившись, судя по солнцу, от перво-начального направления. Недалеко от того места, где оттерец свернул, увидев патруль, главный тракт резко поворачивал на холодный закат, в недоступные теперь земли, принадлежащие эльфам. И лишь через восемь квадронгов главную дорогу пересекала широкая немощеная тропа, ведущая в Слоновый Корень - зажиточную деревеньку, где ждали два крепких солдата со свежими лошадь-ми. Но испугавшийся жеребец несся по прямой, параллельно оврагу, сократив тем самым дорогу почти в два раза. И теперь нужно было или выбираться на дорогу, потратив на это остаток дня, или идти напрямую, по дикой, враждебной человеку земле.
Чуть поколебавшись, воин решил двигаться вперед. Возвращаясь на тракт, ему все равно пришлось бы пересечь пустошь. Но, судя по карте, между холмами и дорогой лежала какая-то «трясучая деревенька» - небольшое чуть вытянутое к холодню пятно, заштрихованное ярко-красным, что обозначало по стандартам картографов всего мира наивысшую опасность. Таким же цветом были отмечены, к примеру, замок безумного некроманта и могильники загадочной расы, жившей так давно, что даже в самых древних эльфийских летописях были о них лишь обрывки еще более древних легенд. Опасное место можно было объехать, но рисковать не хотелось. Кто знает, может обитатели загадочной деревеньки имеют нехорошую привычку бродить по окрестно-стям, охотясь на незадачливых путников.
Если верить карте, добраться до Слонового Корня было нетрудно – просто ехать вдоль овра-га, обогнуть небольшой лесок, заштрихованный серым, обозначавшим неизведанную территорию цветом. Затем свернуть на холодный восход, и через несколько лиг покажется деревенская сиг-нальная башня с сине-белым лехаретским флагом на шпиле. Но воин, как бывалый путешествен-ник, знал цену немагическим картам, чаще всего нарисованным со слов местных жителей, где рас-стояние от одного ориентира до другого измерялось по времени пути, а углы – по солнцу. Подоб-ные карты были незаменимы, когда требовалось получить хоть какое-то представление о рельефе местности, ближайших поселениях и опасных местах, но попасть в нужное место с их помощью было практически невозможно. Кроме того, он не питал излишних иллюзий по поводу того, на-сколько точно определил свое местоположение. Магическую карту ему не дали – если ховарца еще можно было как-то вписать в образ наемника, то подобные произведения колдовского искус-ства были наперечет, и хранились, главным образом, в цепких королевских руках. В конце кон-цов, эльфы уходили с завоеванных территорий в спешке, бросая еще и не такие ценности, а какой-нибудь хозяйственный хуторянин мог изловить парочку чудесных созданий, и торговать поти-хоньку жеребятами – дело, в общем-то, обычное для послевоенного Лехарета.
Но даже проплутав несколько часов, он доберется до места почти на двое суток раньше, чем предполагалось. Кроме того, хотя в окрестностях, наверняка, водится немало хищных созданий, наткнуться на лехаретский патруль там невозможно. Храбрые королевские солдаты не любят уг-лубляться в дикие земли дальше, чем на четверть лиги. А уж монстров он за свои двадцать три зимы видел предостаточно, и до сих пор жив, и даже не покалечен. Да и чем, в сущности, это пу-тешествие будет отличаться от обычного патрулирования Диких Земель? Разве что тем, что сейчас он одинок.
Солнце уже касалось краем дальних холмов. Еще несколько часов, и стемнеет окончательно. Придется рискнуть. Взяв коня под уздцы, оттерец двинулся вперед, приминая сапогами сочную весеннюю траву. Животному надо было отдохнуть. Загнать лошадь означало обречь себя на вер-ную гибель.
Усталый жеребец покорно поплелся следом. Воину же было не до веселья. Осматриваясь по сторонам, всматриваясь в монотонно проплывающие мимо сопки, он с тревогой вслушивался вдаль, пытаясь угадать приближающуюся опасность. Но все было спокойно.
Всецело поглощенный наблюдением за всхолмленной равниной, оттерец не забывал погля-дывать и на провал. Постепенно он становился все шире, но туман все так же клубился внизу, на-дежно скрывая дно. Куда-то исчез бурьян, сквозь низкорослую перепутанную траву начала про-глядывать раскисшая глина..
Воину это не понравилось. За годы патрулирования диких земель он твердо понял: неповре-жденная растительность и обилие животных еще не означает того, что на этой территории все спокойно, но безжизненные пустыри почти всегда таят неприятные сюрпризы. Стандартные бое-вые заклятия обычно оставляли после себя проплешины мертвой раскисшей земли, покинутой даже червями, или же так изменяли животных и растения, что это бросалось в глаза даже издали.
Вскоре воин понял, что не ошибся - птичий гомон стих, лишь оглушительное журчание пру-довых лягушек, неведомо откуда взявшихся в сухой степи, нарушало тишину. Птицы и звери ост-ро чувствуют близость черной магии и стараются избегать ее. Лишь лягушки, мыши и некоторые насекомые любят селиться в местах, зараженных злом.
Решив обогнуть подозрительное место, оттерец круто свернул вправо. Взобравшись на оче-редной холм, по счастью, не очень крутой, направил коня вдоль гребня, держась на небольшом расстоянии от вершины, так, чтобы силуэты не выглядывали из-за склона.
Вскоре он порадовался своей предусмотрительности. Трава внизу постепенно исчезла, усту-пив место черным, будто обугленным проплешинам. Отвратительные серо-синие наросты, больше всего похожие на лишаи покрывали землю, словно кляксы. Кое-где высились непонятные ржаво-красные растения, напоминающие чудовищно разбухшие колосья пшеницы вышиной в два чело-веческих роста. Из провала тут и там вырывались клубы белого дыма, тяжело стлавшегося по зем-ле.
Скривившись от отвращения, воин погнал коня прочь, вниз по склону. И лишь когда опас-ный овраг остался за четырьмя сопками, снова свернул на холодный восход, стараясь не слишком отклоняться в ту или другую сторону. Теперь, когда первоначальный ориентир был недоступен, ему приходилось рассчитывать только на свое умение ориентироваться по стремительно заходя-щему солнцу.
Прошло еще несколько часов. Стемнело, но вокруг ничего не изменилось – все те же пус-тынные холмы, поросшие сочной весенней травой, все тот же птичий щебет. Пару раз острый глаз следопыта замечал вдалеке небольшие стада оленей, но они убегали прежде, чем воин успевал по-добраться к ним на расстояние выстрела из лука. «Странно» - подумал оттерец - «местность, вро-де, безлюдная, а звери человека боятся. Знать бы только, кто на них здесь охотится», - и удвоил бдительность.

URL
2005-05-21 в 13:01 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
2
Небольшое светлое пятно слишком правильной для камня формы на дне очередного оврага привлекло внимание оттерца. Густеющие сумерки мешали рассмотреть подробнее, но очертания-ми предмет очень походил на лежащего человека. Чуть поколебавшись, воин спешился, и начал спускаться вниз, ведя коня в поводу. «Если это и на самом деле человек, он может быть еще жив. Позором будет проехать мимо, - размышлял он. – Вряд – ли это ловушка – в этакую глухомань люди заходят не часто. С другой стороны, не понятно, что этот делал здесь. И лежит ведь совсем недавно – на скелет не похоже. Странно все это…».
Приблизившись, он понял, что перед ним все-таки тело – теперь его было отчетливо видно. Человек лежал на спине в двойном зубчатом круге, старательно нарисованном белым светящимся контуром на чистом, тщательно разглаженном песке. Вокруг буйствовала сочная весенняя трава, но ни одна былинка не касалась идеально насыпанного песчаного эллипса. Руки и ноги человека были широко раскинуты так, чтобы кончики пальцев касались светящихся линий и привязаны к толстым кольям. Черноволосая голова бессильно склонилась на сторону, и не разобрать было, спит он, потерял сознание или мертв. Всю одежду несчастного составляла тряпка, повязанная во-круг бедер. Обнаженное тело, худое и хрупкое, как у подростка, было покрыто страшными язвами и засохшей кровью.
Первым порывом оттерца было броситься на помощь лежащему, но годы, проведенные в диких землях научили его осторожности. Спешившись, он достал из седельного мешка длинный узкий сверток из тонкой кожи, щедро покрытой защитными знаками, осторожно развернул, стара-ясь не коснуться содержимого. Внутри лежал жезл – ничего особенного, несколько обугленных веток, скрученных между собой. Держа жезл за кожаный футляр, воин выставил его перед собой, словно оружие, медленно пошел вперед, осторожно водя жезлом перед собой. Есть! Ветки упер-лись словно в тонкую, едва ощутимую, но прочную, мягко пружинившую под напором завесу. Че-ловек нажал сильнее, вращая скрученные ветки против хода солнца – как его учили. Это оказа-лось не так легко. Эфемерная завеса неожиданно приобрела прочность и упругость густого меда, сопротивляясь вторжению замерцала нежно-зеленым. По обгорелым ветвям пробежала цепочка огоньков, руки неприятно онемели, их словно кололи десятками иголок, но воин закрутил свое оружие сильнее, потом еще сильнее, вкладывая в это движение все силы. И когда напряжение ста-ло практически неодолимым, а руки онемели почти по локоть, завеса вспыхнула напоследок и поддалась.
Дождавшись, пока изумрудные клочья разойдутся в стороны, воин для верности несколько раз провел скрученными ветками перед собой, очерчивая широкий прямоугольник. Жезл не встретил сопротивления. И только упаковав его так же тщательно, он бросился на помощь. Отбро-сив осторожность, в несколько прыжков достиг лежащего, наклонился, чтобы разрезать веревки… и отшатнулся, не в силах сдержать невнятного возгласа. Перед ним был не человек.
Услышав шум шагов, существо с усилием подняло голову. Светящиеся желтые глаза с вер-тикальными зрачками в панике распахнулись, с тонких узких губ сорвался стон. Тело дернулось и забилось между кольями. А воин не отрываясь смотрел на мечущуюся перед ним нежить.
Кожа существа была цвета снежевыпавшего снега - белизна, недостижимая даже для благо-родных эльфиек – и совершенно лишена волос. Черты лица – тонкие, аристократические. Их не портили ни большие, чуть раскосые кошачьи глаза, ни черные мелкие зубы – длинные и наверняка острые. Ногти существа были тоже черного цвета, также как и прямые волосы на голове, неровно обрезанные по линии плеч. Это был мутар – один из самых умных и опасных ночных тварей. Уви-дев человека он затих и перестал биться, но взгляд не отводил.
- Убей… не мучай… - слова были едва различимы в натужном хрипе.
Оттерец не ответил, думая о чем-то своем. Затем, достал флягу с водой и щедро плеснул ее содержимым на лицо нежити.
- Кто тебя привязал?
- Не твое дело.
- Давно здесь лежишь?
Никакого ответа.
- Я могу и уйти.
- Трое суток…
- И солнце не убило тебя? Ах да, вы же умеете регенерировать. Если я перережу веревки, до-ведешь меня до жилья? Потом сможешь убраться на все четыре стороны.
Молчание. Затем нелюдь неуверенно произнес:
- А если я обману?
- Ты поклянешься слезами полыни и ночной бабочкой.
Снова молчание.
- Смотри-ка, грамотный.
- Ну так как, мутар, согласен?
- До человеческой деревни не смогу – слишком далеко и опасно. Днем нужно идти, когда здешние обитатели спят.
- Меня это не волнует.
- Меня тем более. А вот тебя, видать, сильно припекло, коли к нечисти за помощью обратил-ся. Дай воды.
Воин хмыкнул. Затем вдруг наклонился и перерезал веревки на руках лежащего.
- Спасибо. – Приподнявшись, тот принялся растирать распухшие кисти.
Оттерец протянул ему фляжку и подождал, пока не стихло судорожное бульканье.
- Мне нужно как можно быстрее попасть в Слоновый Корень. Какие будут предложения.
- А ты наглый, - в голосе чудовища проскользнула нотка удивления.
- И тем не менее.
- Лучше всего проделать большую часть пути по подземному коридору, там же и переноче-вать. Правда, там живет хили, но если ты управляешься мечом хотя бы вполовину так хорошо, как языком, то справишься. К следующему вечеру будешь на месте, если ничего не произойдет. На-верху я знаю безопасный путь.
- Кто такой хили?
- Похож на ящерицу с паучьими ногами размером со взрослого быка. Ядовит. Но свет ослеп-ляет его, делает неуклюжим, тогда тварь вполне реально убить. Других монстров он либо съел, либо разогнал.
- Хорошо. Клянись.
- Клянусь слезами полыни и ночной бабочкой, что доведу тебя до человеческого жилья. Что сам не трону, и, если понадобится, буду защищать от любой опасности. Что после не буду пресле-довать тебя и никого не наведу на твой след. Так пойдет.
Вместо ответа воин разрезал веревки на ногах твари. Мутар тут же поднялся с земли.
- Ноги затекли, - пожаловался он после нескольких неуверенных шагов. Придется тебе поса-дить меня на седло.
- Перебьешься.
Как хочешь, - мутар совсем по человечески пожал плечами. – Но имей в виду, солнце почти село. Как только стемнеет, сюда придут те, кто меня привязал. Увидев, что птичка улетела, они кинутся в погоню. Справиться с ними всеми ты не сможешь. Вопросы есть?
- Только один, - хмыкнул воин, - чем ты так рассердил эльфов? Обычно они не склонны к жестокости.
- Остроухие-то?, - мутар сплюнул. - Ты их просто не знаешь. Порождения шакалов и рога-тых жаб…. А откуда ты знаешь…, - спохватился он наконец.
Вместо ответа человек покрутил в воздухе куском веревки, снятой с чудовища.
- Эльфийская. Таких больше никто не делает. Кроме того, я узнал круг силы. Только у эль-фов он двойной с треугольными зубцами в образовавшемся кольце, и начерчен пыльцой растений.
- Да ничем я их не сердил, - продолжил мутар невпопад. – просто не вовремя попался им в руки. Эти древесные выродки почему-то решили, что если замучают меня с соблюдением всех ри-туалов, их ублюдочные ни на что не годные маги сподобятся просветления, - он невольно задро-жал. – Уроды…. Но если ты сразу понял, кто меня привязал, почему попросил помощи у меня, а не у них?
- У меня на это были свои причины, - спокойно ответил воин.
- Ну и замечательно, - согласился мутар, - тогда, надеюсь, ты понимаешь, что отсюда нужно убираться как можно быстрее. Желательно галопом.

URL
2005-05-21 в 13:02 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Признав правоту чудовища, воин покосился на лошадь. Но жеребец стоял спокойно. Присут-ствие нечисти его ничуть не пугало.
- Почему Камсад тебя не боится? – спросил оттерец подозрительно.
-Ховарцы не совсем лошади, а мутары не совсем нечисть.
Преодолев некоторую брезгливость, человек поднял легкое тело, пахнущее словно нагретое на солнце железо, и посадил на седло. Лошадь недовольно покосилась на непривычного седока, но особой нервозности не проявила.
- Направо, - скомандовал мутар, и воин пришпорил коня. - Ты не против сделать неболь-шой крюк к теплу? У меня там припрятаны кой-какие весьма нужные вещички. И одежда в том числе.
- Хорошо, - согласился оттерец, ловя себя на мысли, что мутар начал ему нравиться. Ну, не совсем. Просто в какой-то момент он перестал думать о нем как о смертельно опасной нечисти, враждебной всему живому, которой он, безусловно, являлся и к которой всякий нормальный чело-век должен… да что там, просто обязан испытывать лишь одно чувство - ненависть и желание уничтожить. Впрочем, из всех ночных тварей мутары были наиболее близки к людям.
Теперь они держались низин, избегая склонов и вершин холмов. Оттерец задумался, был ли такой выбор пути случайным, и прямо спросил об этом своего проводника.
- Ну, у нас ведь нет причин идти поверху, если ты об этом. А я не совсем уверенно чувствую себя на открытом пространстве.
- Я так и думал, - человек не смог сдержать улыбку.
- Интересно, откуда такие обширные познания? – недовольно проворчал мутар. – Я начи-наю думать, что ты переодетый некромант или что-то вроде этого.
- Не угадал, - обиженный тон чудовища снова вызвал улыбку на лице воина. – Просто читал кое-что про ваше племя.
- А-а-а, - чуть разочарованно протянул мутар, - небось «Поучения святого многострадально-го брата Ансельма своей пастве» или что-нибудь в этом роде?
- Не совсем так, - оттерец вдруг почувствовал мальчишеское стремление блеснуть своей на-читанностью. – Все о твоей расе я узнал из «Книги Жути Ночной», «Кодекса Темных Созданий» и «Пути обнаженной смерти». Правда, последние две дошли до меня лишь в отрывках. Сам понима-ешь, запрещенные книги…
Мутар промолчал. Затем вдруг повернулся к человеку, светящиеся глаза впились в скуластое лицо.
- Что-то не похож ты на чернокнижника, - хмыкнуло чудовище, удовлетворившись осмот-ром.
- Не похож, - согласился воин.
- Тогда какого аббата ты знаешь о вещах, о которых большинство твоих соплеменников имеют самое извращенное представление?
Что-то в его тоне заставило человека ответить.
- Я ведь сотник рейнджеров. В Диких Землях приходится сталкиваться со всяким. А для то-го, чтобы отличить нечто эффектное и жуткое на вид, но малоопасное от почти незаметного но смертельного по своим последствиям необходимы знания. В том числе, и нечеловеческие. Поэто-му Святая Церковь сделала для сотников и тысячников исключение. Уже лет тридцать захвачен-ные Черные книги не уничтожаются, а тайно поступают в библиотеку ордена. Знания, почерпну-тые из этих томов, уже спасли жизни сотен людей.
- Так я тебе и поверил, - в тоне мутара явственно слышалось плохо скрытое разочарование.
- И тем не менее это правда. Сам подумай, стал бы некромант или злой колдун с тобой во-зиться. - Произнося последние слова воин ожидал взрыв негодования, однако нелюдь остался спо-коен.
- Может быть, и стал бы. Если бы это было ему зачем-то нужно. - И, помолчав немного, ска-зал:
- Знаешь, есть такая штука – вероятность.
- Разумеется. - Ответил оттерец, догадываясь, куда клонит мутар.
Тогда скажи мне, какова вероятность того, что одинокий оттерец мог случайно появиться за несколько часов до заката – единственное безопасное здесь время – в трех часах езды от человече-ской дороги, в неделе пути от своей родины, причем в местности, где, как считают люди, нет ни кладов, ни древних руин, ни вообще ничего ценного? Какова вероятность того, что он проедет достаточно близко для того, чтобы заметить привязанное тело, и под ним окажется эльфийский жеребец, которого не тронут невидимые стражи, охраняющие меня? И, наконец, какова вероят-ность того, что человек, увидев связанную нечисть, не убьет ее сразу и даже не оставит умирать а возьмет с собой?
- И тем не менее это случилось, - сказал воин.
- Я хочу знать, почему?
Послушай, - воина уже начала раздражать бессмысленная настойчивость мутара,- бывают и более невероятные совпадения. Ну сам подумай, как я смогу доказать, что оказался в этой мест-ности потому, что конь испугался живого облака и понес, и полчаса назад не имел о твоем суще-ствовании не малейшего представления.
- Никак, - пробормотал мутар тоном обиженного ребенка. – Разве что объяснить, зачем тебе понадобилось ходить вдоль провала….
- Давай поговорим лучше о тебе, - перебил его воин. – Можно встретить нечисть, умеющую разговаривать. Некоторые из вас могут даже связно мыслить, хотя такие встречаются и не часто. Но какая нежить может знать мудреное слово «вероятность»? А упомянутые тобой «Поучения святого многострадального брата Ансельма своей пастве»?.... Таких начитанных тварей, даже му-таров, нашему ордену еще видеть не приходилось.
- А много ли вообще мутаров вам приходилось видеть? – с усмешкой спросила тварь?
- Ни одного, - честно признался воин. – Считается, что вы давно вымерли, если вообще су-ществовали.
- И тем не менее ты доверился реликту, о котором ничего не знал?
- Еще одно книжное слово?
- Не уклоняйся от ответа.
- Скажем так, нам приходилось встречать несомненные следы вашего существования. На Саламанке, например, или в случае с Доберским Мором. А безумному некроманту незадолго до своего исчезновения, по непроверенным слухам, удалось взять в плен существо с черными зубами и ногтями. В «Кодексе Темных Созданий» вам посвящены целых три главы, и, надеюсь, далеко не все в них – выдумка.
- Понятно – протянуло существо. Оттерцу снова показалось, что в его голосе звучало тща-тельно скрываемое разочарование.
Они спустились в очередной овраг, когда мутар скомандовал, - Останови лошадь. Приехали.
Ни говоря ни слова, воин натянул поводья. Нелюдь легко соскользнул с коня и уверенно на-правился к внешне ничем не примечательному гранитному валуну. Внимательно оглядел землю вокруг и, найдя каким-то образом нужное место, принялся быстро копать заостренным обломком камня, подобранным тут же.
- Может, лопату дать? – сжалился наконец человек.
Мутар оторвался от своего занятия.
- Давай. А у тебя разве есть?
- У меня все есть, - воин отвязал от седла небольшую, в локоть длиной, но острую лопату, швырнул мутару.
Дело пошло быстрее. Скоро нелюдь отложил лопату в сторону. Вынул и положил рядом с собой большую глиняную крышку, наклонился в яму.
- Что там у тебя, - заинтересованно спросил оттерец.
- Кувшин, - голос прозвучал приглушенно.
Вскоре мутар вылез обратно, таща за собой увесистый мешок. Водрузил крышку на место, закопал яму. Вынул какую-то плошку, подошел к небольшому мутному ручейку, неторопливо те-кущему вдоль оврага, принялся поливать себя водой. Закончив омовение, достал из свертка жел-тые кожаные штаны, темно-коричневую полотняную рубашку с капюшоном, сапоги и перчатки, быстро оделся. Привязал резко похудевший мешок на пояс.
- Я готов. Поворачивай на холод,- и вспрыгнул на седло.
Стемнело, но эльфийский жеребец, видевший ночью не хуже, чем днем, бодро трусил впе-ред. Как-то незаметно мутар перехватил поводья, и теперь сам управлял лошадью. Впрочем отте-рец, не обладавший ночным зрением, не возражал.
-Слушай, мутар, - решился он наконец задать давно вертевшийся на языке вопрос, - а как ты ухитрился свой кувшин найти. Напрямик ведь вел, даже не задумался не разу. Только не говори, что дорогу запомнил. Все равно не поверю.
- Тут есть маленький секрет. Если хочешь, могу рассказать. Но с одним условием - откро-венность на откровенность.
- Догадываюсь, к чему ты клонишь. Но почему ты так настойчиво интересуешься моими це-лями?
- А почему я должен об этом говорить?
- Потому что тогда я, может быть, удовлетворю твое любопытство.
Мутар ответил не сразу
- Мне нужно подумать….
Дальше ехали молча, погрузившись каждый в свои мысли. Мутар по-прежнему держался ни-зин, делая иногда порядочные крюки, чтобы избежать открытых мест, и скоро воин потерял на-правление. Одно время он даже хотел спросить необычного провожатого, не заблудились ли они, но сдержался. В конце концов, нелюдь уже продемонстрировал свое умение следопыта на практи-ке.

URL
2005-05-21 в 13:04 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
3
Прошло не меньше трех часов, прежде чем мутар остановил порядком подуставшего жереб-ца.
- Дальше пойдем пешком, - объяснил нелюдь. – слишком опасная местность. Будь все время начеку. Да, вот еще. – он протянул человеку пузатую склянку, - натрись этим. Будешь пахнуть, как мы. А то благоухаешь свежей человечиной на всю округу, излишнее внимание привлека-ешь…. Да не раздевайся, дубина. Смажь руки, лицо и на одежду капни чуток. Вот так, правильно. Кстати, гипноз на тебя как действует?
- У меня есть амулет. – сухо ответил воин, невольно морща нос от резкого запаха, которым теперь пахло его тело.
- Замечательно. Мы, конечно же, можем сделать крюк, но это будет намного опаснее, чем ид-ти напрямик. С местными тварями мы справимся, но остроухие наверняка уже идут по нашему следу – а лошадки у них получше, чем у тебя. На территорию углуха они не сунутся, - просто не смогут пройти больше, чем пару сотен шагов. На людей это место тоже плохо действует - но я не знаю, насколько плохо.
Что там такое, - резко спросил воин.
- Это неописуемо. Нужно самому увидеть. Кстати, попробуй вот это. – он протянул человеку небольшую глиняную баночку с притертой крышкой.
Оттерец осторожно взял протянутый предмет.
- Что это?
- Сначала проверь, не будет ли это вредно для тебя.
Кивнув, воин достал небольшой амулет, несколько раз провел им над баночкой, закрыв глаза и сосредоточившись. Внутри было снадобье легко отдающее какой-то непонятной магией… не очень черной, если можно так сказать.
- Все нормально? – нетерпеливо спросил мутар.
Человек молча кивнул.
- Намажь немного на веки. Будешь видеть в темноте. Это не помешает.
Оттерец подчинился. Мазь неприятно колола пальцы. Он коснулся век. Снадобье жгло и хо-лодило их, пока глаза не онемели, но воин терпел. Леденящее жжение становилось все сильнее, и наконец, взорвалось ослепительной вспышкой.
Проморгавшись, человек с удивлением понял, что способен видеть в темноте.
Порывшись в мешке, мутар достал тонкий костяной жезл с большим светлым шаром на кон-це, что-то пробормотал. Раздался громкий сухой треск, и шар начал светиться голубым, посте-пенно разгораясь все сильней. Скоро он разгорелся настолько ярко, что можно было видеть не ху-же, чем днем. Но сам свет на дневной ничуть не походил – синеватое призрачное сияние, не даю-щее тени.
Теперь можно двигаться, - удовлетворенно заметил мутар и начал подниматься на крутую сопку, держа жезл словно факел. Оттерец двинулся следом, ведя лошадь под уздцы.
На гребне нелюдь остановился.
- Взгляни, - прошипел он. - Милый пейзаж, не правда ли?
Воин кивнул, кривясь от отвращения.
Широкая равнина внизу была покрыта высокими шевелящимися наростами. Крохотные огоньки, кружащиеся над ними, словно мотыльки, высвечивали новые и новые куски отвратитель-ной бурой массы, которая росла, выстреливала бесчисленными отростками, и, наконец, с громким бульканьем, опадала. Над всем этим царило невообразимое зловоние.
- Не смотри на это долго. – предупредил мутар. – Каким-то образом эта штука туманит моз-ги.
- Нам обязательно спускаться туда? – прошептал воин, чувствуя во рту сухость.
- Обязательно, - отрезал мутар. – Я ходил туда три раза, и до сих пор жив, как видишь. Все, что от тебя требуется, - не поддаваться гипнозу. Пока горит жезл, они не нападут. Да, лошадь придется отпустить.
- Камсад пойдет с нами, - отрезал воин. - Мы бывали и ни в таких переделках. Он не испуга-ется и не понесет.
- Думаешь?
- Уверен.
- Хорошо, - пожал плечами мутар.
И они двинулись вниз по склону.

URL
2005-05-21 в 13:06 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
4
Вблизи все оказалось намного хуже, чем представлялось с вершины холма. Граница между обычной почвой, поросшей жесткой степной травой, и миром грязно-бурой, стелющейся по земле массы была резкой и идеально правильной, словно отчерченной по линейке. Невольно человек за-медлил шаг и остановился на этой жутковатой меже.
- Магия…. – хрипло спросил он.
Мутар совсем по человечески пожал плечами.
- Нам об этом ничего не известно. Во все другие стороны эта штука распространяется без ограничений. Медленно, но верно.
- Чертыхнувшись, человек осторожно поставил ступню на ту сторону. Сапог почти на три пальца ушел в густую липкую жижу. Он с силой дернул ногу назад, но она поддалась неожиданно легко – чрезмерное усилие чуть было не опрокинуло его на спину. Он извернулся по кошачьи, стремясь избежать падения… и почувствовал, как тонкая, но сильная рука схватила его за плечо и удержала, не дав упасть.
- Чем меньше соприкасаешься с этой дрянью, тем лучше, - услышал он спокойный голос му-тара.
- Откуда такая трогательная забота обо мне, мутар, - язвительно спросил человек, выпрямля-ясь.
Нелюдь ответил вполне серьезно:
- Это не убьет тебя, а лишь ослабит. Остроухих оно сводит с ума, может, сведет и тебя. А сражаться за свою жизнь с безумным человеком мне что-то не хочется. - и замолчал. Постоял не-много, задумчиво глядя в шевелящуюся темноту. Потом решительно шагнул вперед.
Человек молча пошел за ним, ведя жеребца на поводу. Тот не показывал ни малейших при-знаков беспокойства, бодро шагая по пузырящейся массе.
- Вот видишь, - оттерец был рад за своего питомца. – Камсад совсем не боится.
- Неудивительно, - проворчал мутар, - остроухие постарались на славу.
Он шел впереди, внимательно глядя под ноги, держа жезл прямо перед собой. Шар на конце горел по прежнему ярко, и там, куда попадал его свет, загадочная масса съеживалась и усыхала. Воздух вокруг был наполнен брызгами, слетавшими с бесчисленных выростов, но ни одна капля не упала на путников.
Вскоре бурая жижа куда-то исчезла, уступив место лесу высоких серых конусов высотой с небольшое деревце. Насколько можно было судить, все они были абсолютно одинаковыми, без малейших различий. Верхушка каждого оканчивалась бахромой длинных тонких щупалец, бес-престанно шарящих вокруг в слепом, непрерывном движении. Оттерец порадовался ночному зре-нию. Как бы иначе можно было наблюдать за этим бесконечным, бескрайним танцем, таким при-тягательным в своей кажущейся бессмысленности….
Резкая боль в груди заставила человека бессвязно выругаться и схватиться рукой за амулет. Он нагрелся настолько, что казался почти раскаленным, защищая хозяина от гипноза.
Мутар замедлил шаг и обернулся.
- Ты в порядке? – его голос звучал встревожено.
- Пока да, - воин поморщился. – спасибо оберегу. Пойдем быстрее.
Нелюдь послушно ускорил ход. Теперь, когда скользкая жижа исчезла, а вместе с ней - опас-ность поскользнуться и упасть – он почти бежал. Воин следовал за ним, стараясь смотреть только на спину в темно-коричневой рубашке.
Прошло довольно много времени, прежде чем человек начал слышать низкое, на пределе чувствительности, шуршание. Тихий, почти не слышный рокот дробился, отражаясь от конусов, распадался на отдельные голоса, которые, умоляли, кричали, предупреждали, становясь все гром-че. Но недостаточно громко для того, чтобы можно было разобрать их смысл. Воин невольно за-медлил ход, напряженно вслушиваясь.
Мутар дернул его за рукав.
- Не поддавайся.
- А, что…. – человек на мгновение почувствовал непонятную досаду. Зачем это существо от-влекло его. Еще немного, и он бы понял….
- Не поддавайся, говорю. Заставь себя не слушать. Осталось совсем немного, надо выдер-жать.
Человек ошеломленно затряс головой, отгоняя наваждение. Смысл слов мутара ускользал от него, доходя до затуманенного мозга, словно через густой туман. Все забивали проклятые шорохи.
- Кажется, мне нужно заткнуть уши.
- Не вздумай, тогда точно свихнешься. Тишина еще хуже. Нужно говорить, не важно о чем, и вдумываться в сказанное.
- Что? - воин шатался, словно пьяный.
Неожиданно мутар взял оттерца за руку и повел вперед, поддерживая, словно ребенка – ина-че тот не смог бы сделать ни шагу. Гипноз не действовал – спасибо безымянным монахам, сде-лавшим и заговорившим амулет, но борьба с непонятной силой, стремящейся подчинить себе ра-зум, прочти лишила его сознания. Тело было словно чужим, он почти не чувствовал ни рук, ни ног. Перед глазами стояла туманная пелена колышущихся образов, в голове все плыло. Чистый звон заговоренного серебра, заглушающий шуршание и шепот загадочных конусов, ревел в ушах. А дальше стало еще хуже. Цвета ослепляющего спектра кружили вокруг переплетающимися лен-тами, бешеный рев рвал барабанные перепонки. Все сильнее и сильнее…

URL
2005-05-21 в 13:07 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Сквозь безумие звука и цвета до него долетел высокий шипящий голос, что-то поющий. Странный изломанный ритм непонятным образом отрезвлял, слова…. Когда человек пришел в се-бя настолько, что смог вслушаться в них, тело словно осыпало мелким ледяным крошевом. Освя-щенный амулет на груди раскалился и дрожал, почувствовав черную магию.
Воин осторожно открыл глаза. Он лежал на земле, мутар стоял рядом и пел, рисуя в воздухе сцепленными в замок руками с зажатым в них жезлом странные иероглифы. Прежде чем потух-нуть, они несколько мгновений светились недобрым призрачным светом.
- Прекрати это, - человеку казалось, что он закричал, на самом же деле его шепот был едва различим. Но мутар услышал.
- Сними амулет, - быстро сказал он и возобновил пение, не сбиваясь с ритма.
- Что? – человек приподнялся на локтях. – Ты хоть понимаешь….
-Если хочешь жить, сними, - повторил мутар - Быстрее. Я слабею.
Воин неохотно снял с шеи амулет. Давящая слабость тут же куда-то исчезла, тело наполнила приятная истома. Теперь только заклинание нелюдя мешало ему расслабиться окончательно.
Как только рука с зажатым в ней амулетом опустилась, мутар начал действовать. Не прекра-щая пения, он опустился на колени перед воином, расстегнул рубашку. Покопавшись в своем мешке достал маленькую баночку и тонкое костяное стило.
- Расслабься, - пропел он, и неожиданно начал другое заклинание, не менее темное, - рит-мичную скороговорку с обилием шипящих звуков. Проткнул себе ладонь, позволил нескольким каплям слабо светящегося ихора упасть в баночку, тщательно размешал и принялся рисовать на груди воина непонятные иероглифы. Острое стило глубоко царапало тело, смесь, соединившись с его собственной кровью обжигала непереносимым холодом.
Покрыв грудь, руки и лицо человека замысловатой вязью, мутар замолчал и поднялся с зем-ли, потянул за собой человека.
- Пошли. Быстрее.
Тот неуклюже поднялся на ноги. В голове гудело, тело жгло, словно огнем. Но хуже всего было ощущение могучей черной силы, давящей на него.
Жезл в руке мутара потух. Теперь он налился угольно-черной клубящейся тьмой, растекаю-щейся вокруг, окутывающей их непроницаемым колоколом сплошного мрака. Пространство во-круг было наполнено полупрозрачными серыми клубами, медленно дрейфующими словно разли-тые в воде чернила. Все лежащее за пределами колокола странным образом искажалось, дроби-лось в глазах, делаясь похожим на карандашные наброски неумелого рисовальщика. Может мазь ночного видения была тому виной, а может быть и нет, но то, что находилось внутри облака, воин видел прекрасно, и разлитая вокруг тьма ему ничуть не мешала.
Внутри пойманной птицей колотился липкий, почти запредельный страх. Разумом человек понимал, что ему ничего не угрожает – мутары заслуженно слыли мастерами темных искусств – но справиться с охватившей сердце паникой не мог. Безвольно подчиняясь тянущей его руке, он бежал вперед, моля только об одном – чтобы выдержать этот ужас.
Неожиданно все кончилось. Нелюдь выкрикнул несколько певучих фраз и тьма рассеялась, исчезнув без следа, унося с собой окутавший воина ужас. Ощущение нахлынувшего покоя было столь приятным, что человек не смог сдержать счастливого смеха. Он стоял и смеялся, с удивив-шей его самого отстраненностью наблюдая, как мутар смывает знаки с его груди полой плаща, смоченной водой из кувшина, как беспокойно переступает с ноги на ногу верный Камсад - и как только он выдержал дорогу. Вокруг слабо колыхалась стена из переплетенных щупалец, ровно об-рубленная на расстоянии нескольких локтей – из обрубков сочилась серовато-бурая жижа – но его это ничуть не волновало.
Мутар терпеливо дождался, пока его спутник успокоится, и только потом заговорил с ним.
- Мы дошли до тоннеля. Теперь все зависит от тебя. Я отдал больше сил, чем следовало и слишком слаб для того, чтобы колдовать или драться.
Воин внимательно посмотрел на него. Мутар выглядел так, словно не спал несколько суток. Его шатало от слабости, голос был тихим и прерывистым. Чтобы не упасть он вынужден был при-слониться к лошадиному боку.
- Куда идти?
Мутар показал рукой направо.
- Дыра закрыта камнем. Помоги мне дойти. У тебя есть факел?
Воин кивнул.
- Отлично. Зажги его и возьми с собой. Свет ослабит хили. Да, вот еще, эта тварь умеет реге-нерировать. Чтобы убить, ее нужно сжечь. Это почти невозможно. Живот и бока защищены тол-стой чешуей, но даже если меч разрубит ее, раны не убьют монстра. Лучше всего ослепить его светом, вспрыгнуть на спину и перерубить хребет, а потом попытаться поджечь. Опасайся головы чудовища. Его зубы ядовиты. Засовывать в пасть факел не советую – он наверняка погаснет. Убить его еще никому не удавалось, но если сильно ранить, он убежит и долго не покажется, – последние слова мутар говорил почти шепотом, а закончив наставление, уронил голову на грудь, почти сползя на землю. Похоже было, что разговор отнял у него последние силы.
- Подожди, - затормошил его человек. – У меня есть огненные шарики. Можно ли использо-вать их?
Существо молча кивнуло.
Обхватив мутара левой рукой, оттерец потащил его к чернеющей впереди плите. До нее было не больше десяти шагов, но нелюдь не смог бы пройти самостоятельно даже такое ничтожное рас-стояние. Он тяжело навалился на поддерживающего его человека, но несмотря на это еле передви-гал ноги.
Возле плиты они остановились. Воин осторожно опустил мутара на землю. Упав на колени, тот зашарил руками по гладкой гранитной поверхности, нажал на ребро. Гранитная крышка за-дрожала и плавно поехала вниз.
- Ступай, - прошелестел мутар. – И будь осторожен.

URL
2005-05-21 в 13:08 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
5
Молча кивнув, человек зажег факел, обнажил меч и спрыгнул на подъемник. Кусок камня медленно уходил вниз по широкой круглой шахте. Ширина ее была достаточной для того, чтобы на платформе подъемника разместились три лошади в ряд.
И сразу же в нос ему ударила липкая вонь - тяжелый звериный запах, смешанный с ароматом гниющего мяса. Потом чуткие уши рейнджера уловили цокот когтей – хозяин пещеры торопился встретить незваного гостя. Воин пожалел, что платформа движется так медленно. К тому време-ни, когда она опустится настолько, что можно будет спрыгнуть, зверюга наверняка будет поджи-дать внизу.
Наконец шахта закончилась, и подъемник начал спускаться в горизонтальный тоннель. Воин нагнул факел ниже, стремясь как можно лучше разглядеть пещеру, с потолка которой он спускал-ся. Неровный свет выхватывал из темноты полукруглые своды, аккуратно выложенные охристо-желтым кирпичом. «На века ведь делали», - невпопад подумал человек. За прошедшие столетия кладка даже не обкрошилась.
Скрежет когтей становился все громче – чудовище приближалось. Вот оно выскочило из-за поворота, и новоприобретенным ночным зрением воин увидел длинную черную тушу со множест-вом тонких суставчатых лап, мелькающих так часто, что сосчитать их не было никакой возможно-сти. По хребту проходил спинной гребень, целиком состоящий из частых костяных игл, словно плавник у рыбы. Все тело за исключением лап было покрыто крупной чешуей. Ни глаз ни ушей видно не было. Какая-либо выпуклость на месте головы отсутствовала. Длинная шея резко пере-ходила в крокодилью пасть, окаймленную бахромой недлинных щупалец. Вступив в круг света, тварь замедлила ход, но не сбежала. Впрочем, человек на это и не рассчитывал.
Спрыгнув на пол, человек раскрутил факел над головой так, что теперь его окружало сплош-ное огненное колесо. Свободная рука крепко сжимала обнаженный меч. Чем ближе приближалась тварь, тем более медленными и неуклюжими были ее движения. Вот она остановилась в нереши-тельности, заскребла пол пещеры суставчатыми лапами, завертела шеей. Свет явно ее не нравился.
Не желая упускать удобный момент, воин начал двигаться вперед, осторожно и медленно, чтобы не спугнуть тварь. По собственному опыту он знал – лучше всего напасть сейчас, когда су-щество растеряно и не готово к битве. В то, что хили отступит, он не верил – тварь выглядела для этого слишком тупой и голодной. Но даже если это случится, она наверняка вернется позднее, ко-гда они будут спать, или подстережет по дороге.
Продолжая раскручивать факел, он мелкими шагами начал подходить к чудовищу, стараясь, чтобы движения не были слишком резкими. Ближе, еще ближе…. Монстр обеспокоено крутил башкой, нерешительно перебирал лапами, но с места не двигался. Но когда воин подошел почти вплотную, чудовище стряхнуло с себя оцепенение. Вытянув вперед широко раскрытую пасть, гус-то усаженную длинными кривыми зубами, оно неуклюже бросилось на человека.
Воин замер на месте, подобравшись, словно хищник в ожидании схватки. Продолжая крутить над головой огненные восьмерки, он медленно разворачивался на носках так, чтобы острие меча было все время нацелено в голову монстра, чуть пониже лязгающей зубами слюнявой пасти. Ко-гда тварь подбежала почти вплотную, он быстро отступил в сторону. Хили, не успевший повер-нуть, пробежал мимо. На бегу изогнув длинную шею вправо, он попытался укусить человека за бок. Но воин был начеку, и ожидал именно этого. Увернувшись от зубастой пасти, легко могущей перекусить его пополам, он чуть отступил, и с силой ударил мечом по шее твари.
Оружие со звоном отскочило от бронированной чешуи монстра, чуть не вырвав руку своему обладателю. На теле чудовища не осталось даже зарубки. Даже не вздрогнув от удара, оно про-должало тянуться пастью к человеку, но не сумело затормозить, и, увлекаемое собственной мас-сой, грузно пронеслось мимо.
Тоннель был слишком узок для того, чтобы хили смог развернуться на бегу, и ему поневоле пришлось замедлить бег. Это дало человеку несколько минут драгоценного времени. Вогнав в ножны оказавшийся бесполезным меч, он достал из поясной сумки заранее приготовленный ша-рик, бросил вслед твари. Подождал несколько мгновений – чтобы долетел, и только потом произ-нес короткую ритмичную скороговорку.
Как и в прошлый раз, заклинание подействовало. Заднюю половину чудовища мгновенно окутало огнем – человек не промахнулся. На такую удачу он не надеялся - обычно при броске по-лучались небольшие, до трех локтей в поперечнике, огненные сгустки.
Тварь в панике заметалась, разбрасывая искры. К счастью для человека, развернуться она не успела, и теперь стремительно убегала прочь. Преследовать ее воин не стал, хотя, конечно, стоило бы добить – не хватало еще заблудиться в незнакомых тоннелях. Понадеявшись на то, что от таких ожогов тварь сдохнет сама по себе, воин повернул назад, к платформе подъемника.
В глубине души он боялся, что не сможет запустить непонятно когда и кем сработанную конструкцию, но механизм оказался на редкость простым. Один поворот металлического рычага, вделанного в пол возле подъемника, и платформа медленно поехала вверх.
Очутившись на поверхности, воин бросился к мутару, безвольно валяющемуся на голой зем-ле посередине выжженного заклинанием круга, поднял на руки, словно ребенка. Тот не пошеве-лился, сломанной куклой оседая на руках человека. Черноволосая голова мягко упала на плечо, пачкая его липким ихором, пузырившимся на губах. Расстегнув рубашку, человек прижался ухом к груди существа, и не смог сдержать вздох облегчения, когда услышал редкие слабые удары. Му-тар был жив, но насколько опасно его состояние, человек не знал.
Свистом подозвав замершего неподалеку жеребца, оттерец в два прыжка преодолел расстоя-ние, отделяющее его от платформы. Он боялся, что лишь колдовство мутара сможет запустить ее, но стоило встать на каменную плиту, как она медленно поехала вниз.
Оказавшись в подземелье, оттерец отправил платформу наверх и снова оглядел пещеру, вы-искивая подходящее место для ночлега. Удаляться далеко ему не хотелось, кроме того, он был до-нельзя измотан. Кроме того, он видел в темноте все хуже – мутарская мазь заканчивала действо-вать.
Все еще держа мутара на руках, он пошел вперед по узкому тоннелю. Камсад держался чуть позади, шумно дыша в плечо. Подземелье явно не понравилось животному, уже оправившемуся от последствий заклинания. Нервно прядая ушами, конь затравленно озирался, словно пытаясь раз-глядеть что-то невидимое, ускользающее, но от этого не менее опасное. Но все было спокойно.

URL
2005-05-21 в 13:08 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Чем дальше они шли, тем больше нервничал жеребец. Через несколько саженей он встал и жалобно заржал, прижимая уши.
- Ну, рыжик, успокойся, - повернулся к нему человек. – Все хорошо, чего же ты испугался? Наверху было намного страшнее….
- Чувствует старое зло. – раздалось вдруг бормотание мутара, все также расслабленно лежа-щего на плече воина. – Но оно бессильно, если не сворачивать с защищенного пути.
- Ты в порядке? – от неожиданности оттерец ослабил хватку. Мутар гибко скользнул вниз, встав на ноги, но продолжая при этом опираться на сильное плечо.
- Более или менее. Последнее заклинание чуть меня не прикончило. – по его лицу пробежа-ла тень ушедшей боли. – Но я голоден, как сотня кротов, и хочу спать. – Он вдруг поднял лицо и посмотрел человеку в глаза. – Ты спас мне жизнь во второй раз, забрав сюда. Никогда не думал, что буду благодарить человека…- он говорил отрывисто, будто слова давались ему с трудом.
- Забудь. Кто знает, что случилось бы со мной ночью в холмах, так что мы в расчете.
- Ты прав – кивнул мутар. – Убрав руку, он попытался пойти самостоятельно, но зашатался, и наверняка бы упал, если бы человек не поддержал его. – Но знаешь, я привык путешествовать в одиночку и надеяться только на себя. А тут…. Я завишу от тебя, ты – от меня, и все такое. Вдвоем мы составляем ту еще парочку…
- Это уж точно, - согласился с ним человек.

URL
2005-05-21 в 13:09 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
6
Вскоре некое подобие лагеря было готово. Воин даже развел костер из кусков каменного уг-ля, предусмотрительно захваченных из дома. Поев горячей похлебки, мутар немного ожил.
Они сидели молча. Наконец воин нарушил тишину.
- Будем сторожить по очереди. Я первый.
- Нет необходимости, - прошелестел мутар, с головой завернувшийся в плащ так, что не было видно даже лица.
- Как это? – опешил человек.
- Хили или убит, или сильно ранен – я не слышу его, а больше бояться нечего, - и, перехватив непонимающий взгляд собеседника, добавил: - Мы расчистили этот путь. Боковые тоннели на-дежно запечатали, всех тварей перебили, оставив несколько наиболее безобидных и легкоуправ-ляемых. Чтобы чужие не лазили.
Человек не нашелся, что ответить. Помолчал немного, рассеянно наблюдая, как мутар, при-валившись прямо к кирпичной стене, раскуривает длинную кривую трубку, затем спросил невпо-пад:
- А что это была за магия?
Спрашивая, он имел в виду прежде всего те заклятья, что использовал мутар. Однако нелюдь понял его по-своему.
- Очень давно, задолго перед тем, как сюда пришли так называемые «древние расы», но по-сле того, как ушли мы, здесь обитали некие льесы. Кто или что они такое – я не знаю, но маги бы-ли – не чета нынешним. И построили они, значит, сторожевую башню, чтобы наблюдать за Сле-дом Змея, да подземные ходы провели. Мы сейчас в одном из таких находимся. Потом льесы сги-нули неведомо куда, а башня осталась. Много тысяч лет стояла, постепенно ветшая, и никто ее не трогал – всем известно, что льесово наследие обходить нужно десятой дорогой, если жить хочешь. То есть, считалось, что всем. Но лет семьдесят назад особо тупые эльфы решили в башне поша-рить. Вы их тогда здорово гнали – до самого Сердца деревьев, а про то, что в таких местах найти можно, легенды ходят. Вот и решили изменить ход войны.
- Погоди, - нетерпеливо перебил его изрядно заинтересованный человек – Так, значит, мо-гильники тоже от льесов остались? И развалины городов на Кэр Пелуине и архипелаге Тысячи Островов?
Мутар кивнул.
- И много еще чего – скрытого под землей до поры до времени. Не перебивай. Собрались вместе несколько эльфийских магов, и сумели-таки проникнуть в крепость, и даже нашли там не-что интересное. Но вынести не смогли. Сработала ловушка. Магов тех, естественно, никто больше не видел, но дело этим не кончилось. Через несколько лет, когда мы заинтересовались этим ме-стом, на два часа пути от башни простиралась эта мерзость, углух по нашему. Среди нас есть не-сколько мастеров ангераи-ту (мутар употребил древнее название черной магии, принятое среди ее адептов), но даже они не смогли не то чтобы снять, но хоть немного разобраться в этом заклина-нии. Что-то чудовищно перекрученное, настолько, что по всем законам магии даже работать не может. Эта дрянь чужда нам так же, как и, например, остроухим, но действует куда менее губи-тельно. Она неуклонно распространяется во все стороны, кроме одной, что само по себе странно, и заняла уже несколько квадронгов.
Воин терпеливо ждал, пока мутар замолчит, и только после этого задал интересующий его вопрос:
- Сколько же тысячелетий этому ходу? А кладка выглядит, как новенькая – хотя бы один кир-пичик выкрошился. И находится слишком уж близко к поверхности….
- Я понял, - перебил его мутар. - Углух каким то образом уничтожает верхние слои почвы со всем, что в ней находится. Ну, почти со всем. За семьдесят лет образовался приличный котлован с развалинами посередине, спускающийся до самого следа змея. В некоторых местах глубина боль-ше десятка саженей, наверное. А что касается кладки…ты рукой потрогай.
Человек опасливо коснулся кончиками пальцев ближайшего кирпича, и тут же отдернул ру-ку. Это на самом деле был кирпич, ровный, чуть шероховатый, но в то же время…. Поверхность была странно маслянистой и неприятно холодной. Воин инстинктивно вытер руку о плащ.
Мутар усмехнулся.
- Они чем-то покрывали особо важные строения и своды подземелий. Мерзость редкостная, кстати. Что-то, не совсем принадлежащее нашему миру. Абсолютно безопасно, магией даже не пахнет, но сохраняется вечно.
Оттерец помолчал немного, затем спросил:
- А что такое след змея?
- Провал, - коротко ответил мутар, неожиданно потерявший словоохотливость. – Давай спать. Я устал.
Спрятав трубку, он лег и отвернулся к стене. А человек еще долго сидел без сна, о чем-то размышляя.

URL
2005-05-21 в 13:10 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Как и предсказывал мутар, ночь прошла спокойно. Разбудила воина возня голодного жереб-ца, тыкающегося мордой в тюки, еще сохранившие запах овсяных лепешек. Он поднялся, насыпал коню овса, приготовил немудреный завтрак, издавая при этом немало шума, но мутар не просы-пался – лишь бормотал что-то недовольное, да ворочался с боку на бок.
Наконец терпение воина иссякло.
- Вставай, соня. – Трясти нелюдя он побоялся - мало ли чего тому покажется спросонок. За-пустит еще каким-нибудь заклинанием….
Из-под плаща показалась взъерошенная голова.
- Что, уже подъем? – никакого желания подняться мутар не проявлял. – рано еще, куда спе-шить.
Но человек был непреклонен.
- Мне как раз есть, куда. Ты ведь обещал. – и, вспомнив, с какой жадностью мутар уплетал немудреную похлебку, добавил: - И завтрак уже готов….
Упоминание о еде оказало немедленное действие. Через несколько минут нелюдь был на но-гах.
Доев последние крошки, мутар несмело спросил:
- Слушай, человек, тебя как звать-то? Идем, вроде, вместе, а как обратиться – не знаю.
- Ворон. А тебя?
-Андарра. Вот и познакомились. А теперь седлай лошадку, поехали.
- Но….
- Я же говорил тебе, что в тоннеле безопасно, - бесконечно терпеливым тоном сказал мутар. – И вообще, кто спешит – ты, или я?- И, не обращая больше внимания на своего спутника, побрел в глубь тоннеля, к подъемнику, опустился на колени, возясь с механизмом. Человек только пожал плечами.
Быстро собравшись, они тронулись в путь. Зажечь факелы мутар запретил, туманно объяс-нив, что огонь «оставляет след», достав вместо этого свой жезл, светящийся сегодня спокойным синим светом. Мазь ночного зрения он тоже не стал вынимать из мешка. Впрочем, человек не стал настаивать.
Отдохнувший за ночь жеребец бодро нес их вперед по ровному прямому коридору. Несколь-ко раз мимо проплывали тщательно замурованные проемы в стенах с нарисованными рунами, не-сомненно защитными, но очертаниями не походившими ни на что, виденное оттерцем раньше. Перед первой дверью воин даже придержал коня, желая рассмотреть все подробнее, но мутар вос-противился.
- Не стоит, - проворчал он. – Мы расчистили только основной тоннель, и поверь, это было нелегко. В ответвления даже не заглядывали. Знаешь, в подобных местах, оставленных хозяевами много тысяч лет назад, такое творится…. – И ударил пятками жеребца.
Несколько часов они ехали молча. Мутар, сидящий на этот раз сзади на седле, напевал себе под нос что-то протяжно-унылое на незнакомом языке – справедливости ради стоило признать, что голос у него был неплохой, а человек напряженно о чем-то размышлял. Наконец не выдержал, и прямо спросил своего спутника.
- Как же получается, что черная магия и здешняя нечисть для вас опасны?
- А почему ваши и эльфийские маги способны убивать друг-друга заклинаниями? – ответил мутар вопросом на вопрос. – У каждой расы - своя школа магии, сильно зависящая от расовых способностей. Смотри, оттерский маг, допустим, найдя какую-нибудь древнюю инкунабулу, чело-веческую, разумеется, вполне сможет если не выучить, то хотя бы понять все заклинания – если они соответствуют уровню его подготовки. Но он никогда не сможет освоить магию тех же ост-роухих, занимайся ей хоть целый век. Вернее, что-то, конечно, сможет, но это будет уже человече-ское заклинание, - он замялся. – Я просто не знаю, как это объяснить. Вот если бы здесь был мой наставник, он бы мигом все растолковал.
- А ты изучал магию? – заинтересованно спросил воин.
- Да. – просто ответил мутар. – Иначе бы меня не пустили наверх,- и осекся, поняв, что ска-зал лишнее.
Человек заметил его оговорку, но не стал спрашивать, побоявшись, что мутар опять замол-чит. С удивлением он понял, что хочет продолжить разговор не только потому, что существо было настоящим кладезем сведений, бесценных для ордена. Нелюдь оказался не худшим собеседником.
- А я совсем не умею колдовать, - продолжил человек,- и рад бы научиться, да не могу. Ис-пользовать жезлы и подобный хлам – пожалуйста, но это ведь другое.
- Зато, наверно, мечом здорово машешь, - поспешил утешить его мутар, - не расстраивайся.
- Да я и не расстраиваюсь.
Прошло еще несколько минут. Вокруг ничего не изменилось – свет жезла освещал все те же полукруглые кирпичные своды. Но жеребец вдруг замедлил ход, и если бы не понукания хозяина, остановился бы совсем. Мутар тоже насторожился.
- Я ощущаю что-то странное вокруг, - обеспокоено проговорил он. – Что-то, чему здесь не место. Останови-ка лошадку, на всякий случай. Видишь, она тоже волнуется.
Человек послушался, не тратя время на вопросы и ненужные разговоры. Сам он не чувство-вал ровным счетом ничего, но чутью эльфийского жеребца, всегда остро улавливавшего малейшее дуновение зла, доверял, и не без оснований. Несколько раз лошадь уже спасла ему жизнь, преду-предив об опасности. Что же касается мутара…. сейчас они были в одной связке, и воин, обычно не склонный к излишней сентиментальности, отчего-то верил, что нелюдь не предаст.
Черноволосый легко скользнул на кирпичный пол, медленно пошел вперед, вытянув жезл прямо перед собой и водя им так, что навершие описывало плавные полукруги - словно рогулька в руках у рудознатца.
- Никак не могу разобраться, - пожаловался он – Впереди что-то есть, это точно. Знакомое, очень знакомое. Не древнее зло, и не то, что селится в пустующих тоннелях. Земное или подзем-ное, не знаю, но принадлежащее нашему миру. И очень хорошо замаскированное. Что будем де-лать? Пойдем вперед или вернемся? Свернуть здесь некуда.
-Давай рискнем,- без колебаний ответил человек. – Снова через углух я не пойду. Да и время потеряем…. Будем держать ухо востро и постараемся проскочить.
Мутар кивнул. Он выглядел странно довольным.
- Другого ответа я не ожидал. Что же, попробуем определить точнее, что ждет впереди.
Усевшись прямо на пол, он принялся рыться в своем мешке, бормоча что-то себе под нос вы-нимал разнообразные коробочки, баночки, сверточки, внимательно рассматривал, словно видя впервые, некоторые клал обратно. Сначала воин внимательно следил за всеми приготовлениями, но ему быстро надоело. Кроме того он был глубоко убежден, что, хотя магия- вещь полезная, но во время колдовства от магов следует держаться подальше. Особенно от черных магов.
- Это долго,- осторожно спросил он мутара, задумчиво разглядывавшего крохотный огарок свечи.
- Да, - раздраженно ответил тот, не поднимая глаз. Выудил из кучи хлама знакомую глиня-ную баночку, не глядя швырнул человеку.
- Знаешь, что с этим делать. Не мешай мне.
Ловко поймав снадобье, оттерец намазал веки, - глаза жгло значительно меньше, чем в про-шлый раз, и пошел назад по коридору, объявив, что хочет потренироваться с мечом. Мутар молча кивнул. Камсад постоял немного, шумно фыркнул и побрел следом за хозяином.

URL
2005-05-21 в 13:11 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Отойдя на несколько сот шагов, так, чтобы видеть мутара, но быть на некотором расстоянии от него, воин приступил к упражнениям с мечом. Но долго позаниматься ему не удалось. Не прошло и получаса, как мутар, до этого смирно чертивший что-то на полу и раскладывавший свои приспособления, вдруг позвал его.
- Все готово. Можешь подойти. – И принялся засовывать инвентарь обратно в сумку.
- Что ты узнал? – немного резко спросил человек, приблизившись.
- Ничего хорошего, - мутар усталым движением убрал со лба намокшую от пота черную прядь. – Все показывает на человеческую черную магию, скорее всего, некромантию. Впрочем, в этом я не до конца уверен. Это ловушка, поставленная на мутаров. – Он замолчал и серьезно по-смотрел на человека. – Что будем делать? Большинство моих заклинаний будут бесполезны.
- Пойдем вперед, - ответил человек. Со штучками черных магов мне и раньше доводилось встречаться. И до сих пор жив, как видишь. – он достал из кармана амулет, лежащий там с про-шлой ночи, надел его, слегка опасаясь, что черная магия разрушила хрупкую сеть заклятий. Но легкое покалывание в висках и разом навалившееся ощущение приближающейся угрозы убедили его: зачарованная вещичка выдержала.
- Я пойду впереди, - сказал он мутару, - амулет заговорен против черной магии, и сможет за-щитить меня. С его помощью я могу не только отражать магические атаки, и определять тип за-клятия.
- Неужели? – воину показалось, что в голосе существа звучала тщательно скрываемая иро-ния. – Ну, и что же там впереди?
- Черная магия. Довольно сильная.
- Это я и сам тебе скажу безо всяких амулетов. А сможешь ли ты определить расстояние, си-лу заклинания в кругах, к какой магической школе принадлежит маг, его наложивший? Хотя, так вот с ходу, школу и я сам не определю.
- Что-то не получается, - немного смущенно признался человек.
- Вот видишь, - мутар казался довольным, - никакое приспособление, даже самое сильное, магом сделать не сможет. Так что возьмись лучше за оружие, а колдовать предоставь мне. Да, кстати, покажи свой меч. Мне показалось или в нем на самом деле есть что-то необычное?
Поколебавшись, воин протянул мутару оружие. Осторожно положив его плашмя на вытяну-тые руки, тот внимательно осмотрел лезвие, зачем-то прикоснувшись щекой к месту, где лезвие сходится с гардой, вернул назад.
- Выкован из небесного железа?
- Точно.
- Хорошо. Это может помочь. – Мутар снова достал свой жезл из поясного кармана, но зажи-гать не стал. – Держись чуть позади. Могу тебя обрадовать – смерть нам не грозит в любом случае – верды стараются получить моих соплеменников живыми. Скорее всего впереди заурядный ко-кон таига или паутина. Самого мага я, к счастью, не слышу, и это дает нам неплохие шансы. Рас-клад прост: я иду впереди и активирую ловушку, стараясь в нее не попасться, а ты кромсаешь ме-чом все, до чего можешь дотянуться. Даже просто по воздуху. Небесное железо способно выжечь направленные магические сгустки.
- Хорошо, - кивнул человек.

Они прошли уже около десятка саженей, когда мутар замедлил ход.
- Ловушка совсем рядом, - едва слышно прошептал он, повернувшись к спутнику.
- Что нибудь чувствуешь?
- Только черную магию, - покачал головой воин.
- Плохо…. Нас уже почуяли. Ловушка насторожена. – Он постоял еще немного, затем, вытя-нув жезл вперед, словно копье, медленно пошел вперед. Насколько можно было заметить, глаза его были закрыты.
Шаг, другой, третий…. Как и было договорено, воин держался сзади, на расстоянии чуть большем, чем длина меча, так, чтобы достаточно было одного хорошего прыжка, чтобы рассечь путы, которые свяжут мутара.
Все началось внезапно. Нелюдь шел вперед как ничто не бывало, но амулет на груди воина, и так уже нагревшийся от обилия черной магии вокруг, вдруг начал часто дрожать, как от удара, из-давая при этом еле слышимый хрустальный перезвон. И в этот момент человек отчетливо увидел, как из боковых стен тоннеля на уровне головы мутара вдруг выехали два широких зазубренных острия, совершенно прозрачных, но сотканных из таких зловещих сил, что освященный амулет сделал их видимыми. Мутар не замечал опасности, шел вперед, как ни в чем ни бывало, и человек рванулся вперед, крича «Падай же, идиот», отчаянно желая только одного: успеть, перерубить эти лезвия прежде, чем они коснутся намеченной жертвы.

URL
2005-05-21 в 13:12 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Но как ни быстро двигался воин, колдовские лезвия оказались быстрее. Нелюдь, сразу же среагировавший на окрик, рыбкой падал на пол пещеры, но острия, не замедляя движения, вдруг прогнулись, вытянулись вбок, и одно из них настигло добычу в тот момент, когда метеоритная сталь уже крушила другое. Сталь меча прошла сквозь него, не встретив сопротивления, словно сквозь иллюзию, но зловещая магия распадалась, острия стремительно таяли, расплываясь замет-ным уже обычным зрением черным, пронзительно воняющим горьким маслянистым дымом.
Коротко вскрикнув, мутар мешком упал на пол. Перерубив оба лезвия, воин рывком поднял его с пола, крепко обхватив за талию, прижал к себе обвисшее тело, не забыв подхватить жезл. Амулет на шее яростно звенел, борясь с окружающей их черной магией. Воин почти физически ощущал, как злобная воля создателей ловушки, воплощенная в боевые заклятия, несется на встре-чу и, после недолгой борьбы, гасится, разбившись о кусочек освященного серебра.
Медлить было нельзя. Поддерживая потерявшего сознание мутара, человек пошел вперед, поводя острием меча то вправо, то влево зорко смотрел по сторонам, пытаясь опознать следую-щую опасность прежде чем будет слишком поздно.
Через несколько десятков шагов зоркие глаза следопыта заметили шевеление впереди. Аму-лет среагировал чуть позже, высветив в сознании клубок отвратительной, шевелящейся черноты, спешно выстраивающейся в нечто чудовищное. Очередная ловушка вот-вот должна была срабо-тать. Но если предыдущая должна была просто лишить жертву сознания, сделав ее беспомощной, то эта предназначалась для того, чтобы убить сумевших пройти первое препятствие. Не нужно быть магом, чтобы понять это – темное облако впереди стремительно дробилось на мелкие сгуст-ки, вытягивалось и изгибалось, обретая форму, как будто кто-то невидимый лепил его из глины. Через несколько мгновений перед оцепеневшим, судорожно сжимающим меч воином возвыша-лось почти оформившееся чудовище, отблескивающее в темноте пещеры мертвенно белым – ко-роткое туловище со змеиной шеей, длинные когтистые лапы, вытянутая морда…. Откуда-то чело-век знал – может быть, подсказал амулет, словно взбесившийся от зла такой силы, что меч не по-может.
Еще немного, и будет поздно, - подумал воин, все также сжимая бесполезную полосу железа - тварь уже оформилась почти полностью. Бежать? Догонит, наверняка догонит, не зря ее нашпи-говали соответствующей магией, словно индюшку. Да и мутара не бросишь. Драться? Действуя словно по наитию, человек сорвал с груди амулет, разорвав тонкую серебряную цепочку, бросил в чудовище.
Амулет полетел к цели, сияя, словно маленькая звезда. Воздух вокруг чудовища начал мут-неть, выстраиваясь в магический щит, но было поздно. Кусочек заговоренного серебра долетел до цели, вспыхнул так, что воин невольно прикрыл глаза рукой, и врезался в самую середину отвра-тительного клубка.
Мощный взрыв прокатился по подземелью, отбросив человека на пол, словно детскую куклу. Спину засыпала неведомо откуда взявшаяся каменная крошка. Откатившись к стене, человек ос-торожно поднял голову. Впереди догорали зеленым огнем остатки магической твари, рядом все так же неподвижно лежал мутар, а в стене немного дальше поверженного монстра зияла правиль-ная арка бокового хода. Мутарская кладка не выдержала, и обвалилась грудой кирпичных облом-ков.
Рывком поднявшись на ноги, человек поднял бесчувственного мутара и побежал вперед по коридору так быстро, как только мог. Осторожно, боком, миновал догорающую тварь, осевшую бесформенной кучей, из-под которой натекала маслянистая, отсвечивающая черным жидкость, воняющая тухлятиной и, снова набирая скорость, помчался дальше, но не успел сделать и десяти шагов, как мимо него дико крича и вращая глазами пронеся обезумевший от обилия черной ма-гии жеребец. С морды его капала пена. Обогнав хозяина, он помчался дальше, но вдруг резко ос-тановился, подавшись вперед всем телом, забился, закричал, словно плачущий ребенок. По его но-гам медленно расползались ядовито зеленые с аспидно-черным блеском проплешины.
Остановившись, человек оглянулся, словно затравленный зверь. Куда бежать? Назад? Но до-рогу преграждала зловонная лужа, слишком широкая для того, чтобы ее можно было перепрыг-нуть с бесчувственным телом на руках. Дотронуться до колдовской субстанции хотя бы кусочком кожи значило обречь себя на мучительную смерть – это воин знал точно. Оставался лишь один путь - сквозь обрушившуюся кладку в боковой тоннель. Но мутар предупреждал, что там опасно. Мутар…. Пришел бы он в сознание, посоветовал бы что-нибудь. Воин присел на пол, позвал му-тара по имени, ударил по щекам раз, другой. Никакой реакции. Грудь нелюдя ритмично вздыма-лась в такт нечастому дыханию, тело было гибким и теплым, но в сознание он не приходил. Оста-вался последний способ. На околдованных людей он, по крайней мере, действовал прекрасно. Кончиком меча человек осторожно надрезал бледную кисть. Струйка слабо светящегося ихора по-текла на пол. И в ту же минуту мутар пронзительно закричал и забился, приходя в сознание. С усилием подняв голову, взглянул в лицо воину мутными глазами, явно не узнавая, начал звать ко-го-то, словно в бреду.
Воин начал впадать в панику, последним усилием воли удерживаясь от того, чтобы побежать прочь. Тупо глядя вперед, на серовато-зеленую пульсирующую груду, все еще сохраняющую очертания лошади, он заставлял себя думать. Когда-то он знал что-то подобное. Что-то, связанное с раненной нелюдью.
Неожиданно он вспомнил. Отец Макарий как-то рассказывал, что раненная или больная не-чисть может исцелиться, лишь глотнув человеческой крови, оттого и охотится за ней. Мутар, помнится, говорил, что к нечисти не совсем относится, но попробовать стоит. Распоров себе ла-донь, он набрал крови в горсть, влил в рот мутара, нажал на горло, вызывая глотательный рефлекс. Судорожно глотнув, тот изогнулся в мучительной судороге раз, другой, и затих. Поднял голову, впившись в лицо воина глазами, все еще отблескивающие безумием.
- Где…Что? – в панике забормотал он на лехаретском. И, уже спокойнее: - Мы живы?.
- Пока да, - ответ человека прозвучал на удивление спокойно. – но скоро умрем, если ты что-нибудь не придумаешь.
Не без труда поднявшись на ноги, мутар огляделся по сторонам.
- Мы могли бы подождать, пока колдовской гной застынет – от испарений я бы защитил, - и вернуться, если бы не шоггот. Скоро он переварит лошадь и двинется дальше в поисках еды. На-сколько я знаю, остановить его невозможно. Магия бессильна, оружие – тоже. Остается один путь – вбок. Шоггот пришел оттуда – больше ему неоткуда взяться, а это значит, что там сейчас сожра-но все, живое и псевдоживое, что не смогло убраться подальше. Если повезет и мы не встретим ничего неодолимого, я смогу найти дорогу назад, в этот коридор. Кстати, что тут произошло. – Мутар многозначительно посмотрел на осколки кирпича. – Эта кладка могла бы выдержать гораз-до более сильную магию.
В нескольких словах человек описал все происходящее
- Понятно, - пробормотал мутар с оттенком уважения в голосе, - значит, сумели обойти за-щиту рун и войти в запретные тоннели. Вот, значит, откуда взялся шоггот. Сильные ребята, кем бы они не были.
Он попытался пойти вперед, но покачнулся и был вынужден опереться на стену, чтобы не упасть. Увидев это, воин тоже поднялся.
- Обними меня за шею. Скорее. Ты не сможешь быстро идти.
- Похоже, такая у тебя судьба, человек – таскать меня на горбу, - прошипел мутар не без сар-казма, но подчинился.
Они добежали до арки, протиснулись сквозь пролом и оказались в узком полукруглом тонне-ле, заметно идущим под уклон. Стены и пол были так густо покрыты сероватой копотью или гря-зью, что кладки почти не было видно. С потолка осыпалась пыль.
Мутар покрутил головой, осматриваясь.
- Это - след шоггота,- со знанием дела отметил он, касаясь копоти кончиками пальцев. – проведи по стене рукой.
Человек послушался, не понимая, зачем нелюдь теряет драгоценное время. На ощупь стена напоминала засохшую корку песка, намытую ручьем. Неровные волнистые наплывы заходили один на другой, словно рыбья чешуя, осыпаясь под пальцами сухой мягкой пылью. Также, как и рыбья чешуя они были направлены в одну сторону - туда, откуда пришли путешественники.
- Чувствуешь, след идет в направлении основного тоннеля? Если вдруг окажешься в старых подземельях, и наткнешься на подобное место, где все съедено, считай, что тебе повезло. После шоггота ничего живого не остается. Главное, определи направление следа и двигайся за ним, но не слишком быстро, чтобы не столкнуться с монстром. А теперь пошли.

URL
2005-05-21 в 13:15 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
- Жезл зажигать не будешь? – поинтересовался человек.
- Не могу, - ответил мутар, - меня сильно оглушило. Голова словно туманом наполнена. Те-перь вся надежда на тебя.
И они пошли вперед – мутар впереди, человек чуть поодаль. Очень скоро тоннель резко за-вернул вправо и стал сужаться, полого поднимаясь наверх. Засохшая серая пыль дождем сыпалась с потолка, лезла в нос, набивалась в волосы. Через несколько десятков шагов тоннель снова по-вернул, на этот раз налево, и путники оказались у входа в большой пятиугольный зал. На пороге мутар вдруг остановился, вглядываясь вперед.
- Мне показалось или там кто-то сидит, - спросил он в ответ на молчаливый вопрос спутника.
Человек напряг зрение. Действительно, у боковой стены виднелась смутная фигура.
- Что-то есть,- ответил воин.
Мутар пригляделся.
- Сидит неподвижно. Похоже на мертвого, - он замялся на мгновение – кого-то. А может, это живой монстр. Короче, я пойду проверю, а ты жди в засаде, и будь готов вмешаться, если что.
- Но,- попытался возразить оттерец.
- Никаких но,- решительно возразил мутар. – В прошлый раз это сработало. А я тоже кое-что могу, кроме как колдовать, - накинув на голову капюшон, он осторожно двинулся вперед, держась вдоль стены и как бы вжимаясь в нее. Если бы человек не знал, что мутар там, он и не заметил бы худую фигурку, непостижимым образом слившуюся со стеной, обезображенной серыми натеками. Впрочем, очень скоро мутар полностью растворился в темноте, и ни ночное зрение, ни острый слух рейнджера не помогли.
Неожиданно мутар снова стал видимым. Он стоял возле непонятного предмета, затем вдруг наклонился, присел на корточки, снова поднялся и обернувшись, махнул рукой спутнику.
- Иди сюда. Здесь безопасно. Быстрее.
Подойдя ближе, воин увидел бессильно прислонившегося к стене человека в легкой кольчу-ге. Он был мертв или в глубоком обмороке. А мутар так и стоял неподвижно, даже не пытаясь по-мочь несчастному. Почему-то это возмутило воина.
- Ну что ты стал столбом, - прикрикнул он на нелюдя, склоняясь над лежащим.
- У него какой-то сильный амулет, - чуть растерянно проговорил мутар. Я не могу даже сто-ять очень близко. Думаю, это и спасло его от шоггота.
Воин склонился над лежащим, просунул руку под кольчугу. Он был жив – сердце пусть сла-бо и нечасто, но билось. Левая рука неизвестного судорожно сжимала какой-то предмет, висящий на тонкой цепочке на шее. Воин хотел разжать кулак, но его остановил мутар.
- Не стоит. Он сжимает свой амулет – кто знает, что будет, если ты коснешься этой штукови-ны.
- Он жив, - невпопад сказал человек.
- Ранен? – спросил мутар
Человек отрицательно покачал головой, осторожно переворачивая безвольное тело. – Ника-ких следов крови.
- Значит, потеря сил, - со знанием дела пояснил мутар,- Не знаю, как сказать точнее на этом языке. В общем, он, скорее всего, не умеет колдовать, а если и умеет, то совсем немного. А амулет очень сильный. Приведенный в действие, он забрал много энергии, к чему не-маг со слабой аурой оказался просто не готов. Я так думаю, по крайней мере.
- И что теперь делать? - Спросил человек.
- Пошли дальше. Это же враг, один из тех, кто ставил ловушку. Больше здесь некому взяться.
Но человек упрямо помотал головой.
- Мы поможем ему. Может быть, амулет сможет расчистить дорогу. И…
- Мы не должны этого делать, - обернулся к нему мутар. Слишком много совпадений, и это мне совсем не нравится. Такое ощущение, что все это подстроено.
- Ты ведешь себя как выжившая из ума старуха, которой в каждом скрипе домовой чудит-ся, - вышел из себя оттерец. - Ну сам подумай, кто мог осуществить такое, кроме, разве что, Все-вышнего.
- Есть множество других сил, - ответил мутар глухо. – Прошу тебя, пойдем отсюда. Пока мы еще можем вырваться.
- Прекрати это, - голос оттерца был непривычно холоден. – Я не пойду на поводу у глупых суеверий. Но даже если ты прав, я не оставлю своего соплеменника умирать . Хочешь, ступай. Я освобождаю тебя от клятвы. Только скажи, как помочь этому бедолаге.
- Думаешь, я струсил? – тихо спросил мутар, глядя себе под ноги. – Хорошо я остаюсь. Ос-таюсь только потому, что не могу бросить в беде существо, трижды спасшее мою жизнь. Но знай, я буду начеку, и при первых признаках опасности сделаю то, что посчитаю нужным чтобы спасти нас, раз уж ты отдал назад мое слово.
Человек не ответил.
- Попробуй влить в горло немного воды, - наконец подал голос нелюдь, - и укутай потеплее. Переохлаждение и жажда для него теперь – самое страшное. А дальше все будет зависеть только от того, сколько сил он отдал. В общем, если откроет глаза - считай, полдела сделано. Да, нести его нельзя – нужен полный покой. Не передумал возиться?
Человек отрицательно помотал головой.
- Тогда приступай, мамочка, - в голосе мутара не было насмешки. – След шоггота еще не осыпался и вам нечего бояться. А я пойду раздобуду нам чего-нибудь на обед.
Это прозвучало так обыденно, что человек от неожиданности чуть не выронил флягу.
- На обед? В этой крысиной норе?
- Но-но, человек. Ваша раса не имеет ни малейшего представления о подземельях. Здесь есть все, необходимое для нормальной жизни.
- Постой, ты ведь сам предупреждал меня, что здесь очень опасно.
- Предупреждал, - упрямо повторил мутар, - и сейчас предупреждаю. Древние тоннели - не место для вершинников. А я всю жизнь под землей прожил, - он грациозно поднялся на ноги и за-скользил к боковому ходу.

URL
2005-05-21 в 13:15 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Прошло не менее трех часов, прежде чем мутар вернулся обратно. Весь обсыпанный светя-щейся пылью, он вошел в залу и направился к двум фигурам у противоположной стены.
- Ты долго, - укорил его воин, - я уже начал беспокоиться. И, по-моему, ты вошел не в тот тоннель, из которого вышел.
Мутар молча кивнул, присаживаясь рядом.
- Немного пошатался по окрестностям. Зато раздобыл еду. А как твой подопечный?, -кивнул он в сторону закутанной фигуры, лежащей на полу.
- Ему уже лучше, - ответил воин. – хотя в сознание он так и не приходил, обморок перешел в обычный сон.
Нелюдь вгляделся в лицо спящего.
- Да, сейчас он выглядит куда лучше. Сейчас покормим его улиткой….
- Чем – чем ? – встревожено переспроси воин.
Вместо ответа мутар вытащил из сумки плоскую слабо светящуюся раковину длиной в две человеческих ладони.
- Мы называем их лугу. Они великолепны на вкус, очень питательны и превосходно восста-навливают силы. Мне повезло найти небольшую колонию. Держи.
Улитки и в самом деле были вкусны, хотя и пачкали руки светящейся пылью. Съев две шту-ки, оттерец полностью насытился и почувствовал такой прилив сил, будто бы и не было трех су-ток пути. Но следовало позаботиться о чужаке. Выжав немного улиточного сока прямо во флягу (с молчаливого одобрения мутара, конечно) оттерец влил немного смеси в горло потерявшего созна-ние. Результат превзошел все ожидания. Закашлявшись, человек открыл глаза и даже попытался приподняться на локтях, но был слишком слаб и со стоном свалился на пол.
- Кто вы? - его слабый голос резал слух резким акцентом, но это был лехаретский язык, со-мнений быть не могло.
А кто ты? – спросил оттерец спокойным голосом, не лишенным некоторого дружелюбия. Однако рука его словно невзначай скользнула под плащ, прикрывающий колени, и мутар не со-мневался, что под полой прячется оружие. Нелюдь тоже на всякий случай подошел поближе, и приготовился наблюдать за разговором двоих людей.
- Я ничего не скажу тебе, враг, - глаза лежащего гордо сверкнули.
- Вот как. Что же, слова красивые. Но не кажется ли тебе, что это нам, чудом спасшимся из подстроенной тобой ловушки, следует бить себя кулаком в грудь?
- Я никогда ничего вам не подстраивал. А вот ты и твои люди….
- Кроме одного спутника, со мной не было людей, - перебил его оттерец. – А вот некромант-ские ловушки в главном тоннеле были самыми настоящими. Это я должен требовать ответа, тебе не кажется?
- Сила, дарованная мне, не имеет ничего общего с этим грязным злом, - пафосно провозгла-сил пленник.
- Он не вреть был, - отчего-то мутар заговорил по - оттерски, запинаясь и безбожно коверкая слова. – Чувствовать есмь силы чужда и магия моя, и человеческа черна. Льесова силы. Не мочь не просто так попасть человечны ручата.
Оттерец едва заметно кивнул, показывая, что понял, и продолжил.
- Хорошо, допустим, это так. Но тогда что ты делаешь в этом подземелье, раньше надежно запечатанном и вскрытом магией некромантов.
Лежащий попытался улыбнуться.
- Эти псы не могли…. Это сделал я, когда бежал.
- Зачем? – на этот раз мутар говорил на чистейшем лехаретском.- Неужели не чувствовал предупрежденья? Да, амулет спас тебя, но если бы не мы, ты бы уже был мертв. От банального истощения сил.
- Я не стану говорить с исчадием ада.
- Вот как? – саркастически спросил мутар.- О, прости пожалуйста, а ты наверное, - сам свя-той великомученик Мелаз во плоти, спустившийся с небес, чтобы нести свет истинной веры в эти прекрасные подземелья? – И продолжил, уже спокойнее, - Но ты сильно ошибаешься, если возом-нил о себе такое. Да, то что ты носишь на шее - смертельно опасно для детей ночи, но оно чуждо и людям, и тебе это прекрасно известно. И хотел бы я знать, что ты делаешь в этих тоннелях? Вся магия церковников не помогла бы тебе проникнуть сюда, силу амулета ты пустил в ход лишь од-нажды – когда рушил запечатанный проход. Отголоски силы, высвобожденной при этом, отпугну-ли даже такого безмозглого и неуязвимого пожирателя магии, как шоггот. Но ты отдал слишком много и теперь еще не скоро сможешь воспользоваться чужой силой, а своей не имел никогда.
- Для нечисти ты слишком много болтаешь, - скривился пленник.
- А я и не нечисть, - нелюдь широко ухмыльнулся, явно с умыслом демонстрируя двойной ряд острейших загнутых зубов, выделяющихся агатовой чернотой даже на фоне окружавшего их мрака. – Я – мутар. И скажи спасибо моему другу за то, что еще жив. Мы не церемонимся с оск-вернителями наших подземелий.
- Я не желаю разговаривать с некромантской шавкой.
- Как ты меня назвал? – голос мутара стал глухим от бешенства. – Впрочем, неважно. Не хо-чешь по- хорошему, будем по плохому. Свяжи его, Ворон, и сними амулет. Тогда и поговорим, кто и как сюда попал.
- Ты не посмеешь – быстрота, с которой чужак сгруппировался, принимая удобную для за-щиты позу, выдавала в нем хорошо тренированного бойца. Не тратя лишних мгновений на поиск меча, предусмотрительно отобранного рейнджером, он выхватил из-за голенища сапога недлин-ный узкий кинжал и замер, подобравшись, неотрывно следя за противниками.
- Прекратите, - решил вмешаться оттерец. – Спокойно, Андарра. И ты тоже, незнакомец. По-ка ты лежал без сознания, у нас была возможность сделать с тобой что угодно, но мы ей не вос-пользовались. Это тебе говорит о чем - нибудь?
- Только об одном – поза незнакомца не изменилась, но голос зазвучал спокойнее. - Вам от меня кое-то нужно, и я догадываюсь, что именно.

URL
2005-05-21 в 13:16 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
- А теперь слушай сюда, цыпленочек, - мутар успокаиваться не собирался. – По твоей мило-сти мы свернули с торной дороги, и блуждаем в неисследованных пещерах. Я с самого начала был за то, чтобы пройти мимо, предоставив тебя подыхать от истощения, но Ворон пожалел тебя, и спас жизнь, между прочим. Ты прав, мы рассчитываем выбраться отсюда с твоей помощью, хо-чешь ты этого или нет. А если будешь наглеть – мутар плотоядно оскалился – тебе же хуже. Твой амулет очень силен, но сам ты в магии – полный ноль, и колдовского поединка не выдержишь. Вот и думай….
- Только дикари просят плату за спасение жизни.
- А я и не прошу. Просто объясняю, что к чему. А теперь думай, цыпленочек. Или ты с нами, или нет. Со всеми вытекающими последствиями.
Оттерец хотел что-то сказать, но мутар остановил его.
- Не стоит. Пусть сам решает, что для него лучше. Захочет помочь – хорошо, не захочет – еще лучше. Я сам могу нас вытащить, без помощи заносчивых чужаков с сомнительными амулетами. А вот он без нас не выживет. Меньше чем через полчаса сюда придет свето-вая пыль, за ней – жгучие космы, а потом и все остальное.
Воцарилась неловкая тишина. Мутар терпеливо ждал, стоя в двух шагах от чужака. Ждал и оттерец.
Наконец чужак не выдержал
- Так вы не служите некромансам?
- Нет, - ответил мутар серьезно, - наоборот, они стараются поймать нас и использовать в сво-их экспериментах. А мы живем себе спокойно в потаенных подземельях и с людьми не воюем. Ну, если они к нам не лезут, конечно. Взгляни хотя бы на Ворона. Оттерский сотник, послушное чадо святой церкви и все такое, а моей помощи не погнушался. Мы шли по основному тоннелю, но наткнулись на ловушку некромансов. Я попался, но Ворон спас меня. Нам пришлось свернуть в не расчищенное подземелье. А так как, по твоим собственным слова, ты сорвал печать и выпус-тил шоггота, на тебе лежит часть ответственности. Мы с благодарностью примем твою помощь, но настаивать не станем. Сами справимся.
- Ну, если ты говоришь правду….
- Абсолютную, - заверил чужака мутар. А вот в тебе мы не уверены. Черной магией от тебя не пахнет, но ты вполне можешь быть слугой некромансов, посланным сюда, чтобы заманить нас в очередную ловушку. И если ты хочешь помощи, тебе придется убедить нас, что это не так.
- И как же?
- Рассказать, что ты делаешь здесь и зачем. Хотя бы в общих чертах.
- Ну, хорошо, - неожиданно согласился чужак. - Я из людей Каньона. В наших краях заве-лась шайка гробокопателей. Лорд-Защитник обратился за помощью к местному магу. Тот сделал так, чтобы я смог выдать себя за одного из шайки и узнать, где их логово. Так и случилось. Я про-вел с гробокопателями двое суток, когда через внезапно открывшийся портал прибыл главарь. Он почувствовал магию, скрывающую меня, и мне пришлось бежать. Пройдя через портал я оказался в этой пещере. Меня преследовали, и мне пришлось высвободить силу амулета. Остальное вы знаете. – и, обессилев, откинулся на каменную стену.
Дослушав рассказ до конца, оттерец только хмыкнул. Сам он счел рассказ полной и откро-венной ложью, но хотел послушать, что же скажет мутар
- Он не вреть был, - нелюдь снова заговорил по-оттерски. – Умею есмь лжу малую и боль-шую отличать. – и снова перешел на лехаретский.
- А мой спутник - сотник из Оттеро. Откуда я – не важно. Мы шли в деревню Слоновый ко-рень, но патруль эльфов заметил следы и наверняка пустился в погоню. Чтобы ускользнуть, нам пришлось свернуть и часть пути проделать по этому тоннелю. Раньше здесь было безопасно. Но по пути я попался в некромантскую ловушку, поставленную на мутаров, не на людей. С помощью Ворона нам удалось вырваться. От шоггота нас спасло лишь то, что лошадь взбесилась от близо-сти черной магии и понесла, монстр поймал ее, тем самым выдав себя. Мы поняли, что впереди. Позади распавшаяся ловушка превратилась в огромную лужу слизи, перепрыгнуть которою было невозможно, а коснуться хотя бы краем одежды значило обречь себя на смерть. Пришлось свер-нуть в проем. Тут мы и встретили тебя.
- Допустим, я вам верю, - тон незнакомца немного смягчился, - но это ничего не меняет.
- Почему же? – удивился мутар. - Наоборот. Скажем, ты мог бы помочь нам пройти мимо шоггота и выполнить наше задание, а потом мы бы помогли тебе. С некромантами у меня свои счеты. Откажешься….Что же, тебе ведь тоже придется как-то выбираться на поверхность. Вместе это будет легче. Можешь подумать, мы подождем. Только не тяни. Видишь, здесь уже начала скапливаться светящаяся пыль. Вслед за ней придут жгучие космы и остальная дрянь.
- Хорошо, - неожиданно согласился незнакомец, - я иду с вами. Но только потому, что сам не могу выбраться из этих проклятых пещер.
- Твое оружие пока останется у меня, - встрял в разговор оттерец. – чтобы на дурные мысли не наводить.
- Но…. – попытался возразить чужак, однако мутар решительно прервал его.
- Никаких «но». Мы не настолько тебе доверяем, чтобы позволить разгуливать с мечом, хотя ты и слаб сейчас. В здешних опасностях я хорошо разбираюсь и сумею вас защитить, если придет-ся. Но хватит разговоров. Либо ты идешь с нами, либо остаешься.
- Или вы доверяете мне, или нет, - неожиданно заупрямился незнакомец. – Верните меч, и я пойду с вами хоть к черту на рога, особенно если вы дадите слово помочь нашим людям избавить-ся от некромантов. Кажется, ты близко знаком с ними, о нелюдь с языком, подвешенным словно у прожженного торгаша.
- Хорошо, - неожиданно согласился мутар. – Но предупреждаю – мы будем начеку. И еще: здесь, в подземельях мое слово – закон. Хотя бы потому, что я прожил под землей большую часть жизни и прекрасно разбираюсь в здешних опасностях.
- Ладно, - буркнул незнакомец, поднимаясь на ноги. – А теперь, верните мне меч.
Пожав плечами, оттерец вернул ему оружие.

URL
2005-05-21 в 21:16 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
- Сейчас мы вернемся в основной тоннель, - сказал мутар. – А дальше все будет зависеть от того, куда пополз шоггот. Скорее всего назад –эти твари любят пастись в местах магического на-пряжения, но может быть, что вперед. Тогда пойдем за ним – очень медленно.
- Придется идти пешком, - угрюмо заметил оттерец. – Камсада, бедолагу, сожрали. Дорога займет пару суток, если не больше.
- Верховое животное я обеспечу, - ответил мутар. – и повозку в придачу. Главное – наверх выйти.
- Ну так хватит болтать и пошли, - пробурчал спасенный, успев уже привесить ножны на ши-рокий кожаный пояс. – Кстати, меня Дерилом кличут. Ваши имена я уже знаю.
И они тронулись в путь по уже знакомому тоннелю. Легкая, светящаяся зеленоватым светом пыль уже успела проникнуть в пещеру, покрыв стены и троих путников, недоуменно оглядываю-щих себя и друг друга, и вспыхивала ярче при каждом движении. Ярко мерцающие фигуры выгля-дели настолько забавно, что оттерец не смог удержаться от улыбки, на угрюмом лице чужака тоже мелькнула ухмылка.
Мутар понял их замешательство по своему.
- Это пыль - ай-зед по-нашему, почти безопасна и очень полезна. Света дает немного, но оседает на всем, что находится в подземельях – стенах, предметах, живых существах, позволяя даже людям, лишенным ночного зрения, ориентироваться в пещерах. А теперь хватит болтовни. Вперед, то есть назад.
И они пошли – мутар чуть впереди, оба человека сзади, отставая на несколько шагов. Чем дальше они углублялись в извилистый тоннель, тем меньше света давала пыль. Скоро нелюдь сно-ва зажег свой жезл и это было очень кстати – мазь ночного видения перестала действовать, чужак тоже не видел в темноте.
Некоторое время они шли молча, но неожиданно Дерил спросил:
- Слушай, Ворон, а где находится это ваше Оттеро. Никогда о таком не слышал.
- Ну ты даешь! – изумился сотник. – Оттеро- последнее вольное княжество на юго-востоке Лехарета. Или, может быть, ты и о Лехарете не слышал?
- Не слышал, - озадаченно ответил чужак, не заметив иронии. На Сохте нет ни Лехарета, ни Оттеро!
Шедший впереди мутар вдруг засмеялся. Странный это был смех - звонкий, с металличе-скими нотками. Нечеловеческий смех.
- Ну вы даете, - отсмеявшись, заговорил мутар. Нежели еще не поняли, что Сохта и Хойкур – два разных мира.
- Что?! – от неожиданности оба человека остановились.
- Нет, я, конечно, подозревал, что люди утратили древние знания, но чтобы до такой степени, -продолжил мутар как ни в чем ни бывало.
- Кстати, Дерил, на Сохте все еще правит кучка неудачников, называющих себя Небесными Властелинами?
- Да, но…
- Никаких но. Да будет вам известно, дети, что в нашей планетной системе…. Хотя, откуда вам знать, что такое планетная система…. – нелюдь сделал многозначительную паузу, - Так вот, в этой самой планетной системе есть четыре пригодных для жизни мира. Один из них –Хойкур, дру-гой – Сохта, третий – Айкар, четвертый….ну, там свои законы. Так вот, раньше, во времена лье-сов, правивших во всех четырех мирах, ворот, ведущих из одного мира в другой, было великое множество. Потом….ну, того, что было потом, не знаем даже мы, но некие точки напряжения су-ществуют и по сей день. И сильный маг, совершивший определенный обряд, может открыть эти ворота. Вот вам и вся правда. А так как мы уже основательно обжили подземную часть Хойкура, мы не хотим делить ее с пришельцами из других миров. Небесные Властелины нам не конкурен-ты, но существуют иные, более могущественные силы.
- Так вы сможете разбить Небесных Властелинов? – возбужденно перебил его Дерил. – Так сделайте это, и все свободные люди Сохты будут у вас в долгу.
- Не так-то все просто, человек, - чуть раздраженно отозвался мутар, - Ну, допустим, мы свергнем Небесных Властелинов, и что дальше? Удерживать контроль даже над одним миром – Хойкуром – мы не можем по определенным и непреодолимым причинам. А люди, как и так назы-ваемые древние расы, слишком слабы и связаны древними обещаниями…. И тогда на смену од-ним угнетателям придут другие, гораздо более жестокие, как это уже случилось на Безымянном и Айкаре.
- И кто-же? –чуть раздраженно спросил Дерил.
- Ну, к примеру, тот, кого вы называете Властелином Ада. Или тот, кто собирает под свое крыло некромантов всех четырех миров. Или те же древние расы. А может быть сделавшие твой амулет. – Последняя фраза была сказана явно не без умысла, но мутар продолжал говорить: - Пойми, Дерил, когда триста с лишним лет назад группа беглецов с Сохты сумели открыть ворота, их бегство не прошло незамеченным. Вслед за ними были отправлены два боевых крейсера. Их, - мутар сделал эффектную паузу, - не стало очень быстро. Следующие тридцать шесть лет шло про-тивостояние между нами и Властелинами. До тех пор, пока обе стороны поняли, что не могут больше тратить силы друг на друга. И у них, и у нас есть враги, с которыми, скажем так, нельзя договориться.
- И вы договорились? –воскликнул Дерил.
- Не совсем, - мутар говорил мягко и терпеливо, словно с ребенком. – Понимаешь, с древни-ми расами, с людьми Лехарета, основанного беглецами с Сохты, с теми же некромансами мы мо-жем сражаться лишь на равных. Меч против меча, заклинание против заклинания. И никаких об-ходных путей. Но для небесных Властелинов мы отыскали такой путь. А они, в свою очередь, мо-гут послать несколько линкоров и выжечь здесь все…. Или обратиться к Древним силам, которые почти везде забыты, и вообще уничтожить нас как расу? Понимаешь? Теоретически мы можем уничтожить друг друга в любой момент. А на практике…. Я могу вам помочь, сам по себе. Но мой клан останется в стороне…тоже теоретически. В конце концов, Небесные властелины дали клятву никогда не посягать на свободу Хойкура. Согласись, мы сделали достаточно для тех, с кем волей случая делим этот мир.
Ворон хотел что-то сказать, но мутар жестом остановил его.
- Тема закрыта. Я и так рассказал вам многое из того, о чем обязан был молчать.
Они шли молча до самой развилки. У входа в основной тоннель мутар остановился.
- Пойду посмотрю, что там. Ждите здесь,- и, потушив свой жезл скользнул в темноту.
Впрочем, через несколько мгновений жезл снова загорелся.
- Все в порядке, можно идти дальше, - позвал их мутар. – Шоггот повернул назад.

Они шли несколько часов, иногда срываясь на бег. Мутар, задававший темп, молчал, жестом пресекая любую попытку завязать разговор. Впрочем, его спутники не настаивали на продолже-нии беседы.
Неожиданно тоннель преградила сплошная стена – ноздреватый кирпич-сырец, наспех скре-пленный набухшим от постоянной влаги раствором. Пахло тоже вполне натурально – сырой шту-катуркой и глиной.
Ворон, шедший впереди, неуверенно оглянулся на провожатого, но нелюдь, не замедляя ша-га, прошел прямо сквозь кирпичную кладку.
- Не бойтесь, - раздался его голос, - идите за мной.
Люди переглянулись. Затем Дерил пробормотал:
- Я слышал о таком, когда шпионил за некромантами, - и шагнул вперед. Ворон, помедлив немного, последовал за ним. Он ожидал сколько угодно значимого сопротивления, но не почувст-вовал абсолютно ничего, словно стена была полной иллюзией.
Очутившись с другой стороны, он украдкой потрогал рукой стену. На этот раз ладонь встре-тила обычный шероховатый кирпич. А мутар уже возился у противоположной стены крохотной квадратной комнаты.
- Ворон, подойди сюда, - позвал он наконец. – Рычаг заклинило.
Оттерец приблизился. Нелюдь отступил в сторону, кивком показывая на массивный желез-ный штырь, торчащий прямо из пола.
- Опустить или сдвинуть? – уточнил человек.
- Тяни вниз и вперед.
Кивнув, оттерец налег на рычаг. Он тянул изо всех сил, но проржавевший механизм не под-давался.

URL
   

К черту войну, я - фея

главная