Cо сверхзадачей книги обычно все обстоит просто: это о любви или ни о чем. Не о той любви, которая в любовном романе, а о той любви, что движет солнца и светила.
Последнюю формулу я для себя вывела опытным путем.
Соседи часто меня спрашивают:
- Слушай, про что ты пишешь?
Я обычно отвечаю:
- Да про разное...
А когда вопрос задают иначе:
- О чем ты пишешь?
Я всегда отвечаю:
- О любви, о чем же еще писать?..
(c) Елена Хаецкая
URL
18:20 

барышня

Логин

22:32 

я с зонтиком

Логин

@темы: Фото

20:05 

по случаю дня Звездных Войн

Логин

@темы: Фото

19:56 

Христос воскрес!

Логин
…А между тем благая весть — всегда в разгар триумфа ада, и это только так и есть, и только так всегда и надо! Когда, казалось, нам велят — а может, сами захотели, — спускаться глубже, глубже в ад по лестнице Страстной недели: все силы тьмы сошлись на смотр, стесняться некого — а че там; бежал Фома, отрекся Петр, Иуда занят пересчетом, — но в мир бесцельного труда и опротивевшего блуда вступает чудо лишь тогда, когда уже никак без чуда, когда надежда ни одна не намекает нам, что живы, и перспектива есть одна — отказ от всякой перспективы.

На всех углах твердят вопрос, осклабясь радостно, как звери: «Уроды, где же ваш Христос?» А наш Христос пока в пещере, в ночной тиши. От чуждых глаз его скрывает плащаница. Он там, пока любой из нас не дрогнет и не усомнится (не усомнится только тот глядящий пристально и строго неколебимый идиот, что вообще не верит в Бога).

Земля безвидна и пуста. Ни милосердия, ни смысла. На ней не может быть Христа, его и не было, приснился. Сыскав сомнительный приют, не ожидая утешенья, сидят апостолы, и пьют, и выясняют отношенья:

— Погибло все. Одни мечты. Тут сеять — только тратить зерна.

— Предатель ты.

— Подослан ты.

— Он был неправ.

— Неправ?!

— Бесспорно. Он был неправ, а правы те. Не то, понятно и дитяти, он вряд ли был бы на кресте, что он и сам предвидел, кстати. Нас, дураков, попутал бес…

Но тут приходит Магдалина и говорит: «Воскрес! Воскрес! Он говорил, я говорила!» И этот звонкий женский крик среди бессилия и злобы раздастся в тот последний миг, когда еще чуть-чуть — и все бы.

Глядишь кругом — земля черна. Еще потерпим — и привыкнем. И в воскресение зерна никто не верит, как Уитмен. Нас окружает только месть, и празднословье, и опаска, а если вдруг надежда есть — то это все еще не Пасха. Провал не так еще глубок. Мы скатимся к осипшим песням о том, что не воскреснет Бог, а мы подавно не воскреснем. Он нас презрел, забыл, отверг, лишил и гнева, и заботы; сперва прошел страстной четверг, потом безвременье субботы, — и лишь тогда ударит свет, его увижу в этот день я: не раньше, нет, не позже, нет, — в час отреченья и паденья.

Когда не десять и не сто, а миллион поверит бреду; когда уже ничто, ничто не намекает на победу, — ударит свет и все сожжет, и смерть отступится, оскалясь. Вот Пасха. Вот ее сюжет. Христос воскрес.

А вы боялись.

(с) Дмитрий Быков

16:58 

вчерашняя я с заседания книжного клуба

Логин

@темы: Фото

21:40 

доброе дело

Логин

00:07 

весенняя я

Логин

@темы: Фото

12:46 

Логин
Тут все вымерли, не иначе... Или ушли на ФБ?

00:43 

С новым годом!

Логин

23:47 

с Рождеством!

Логин

23:04 

Логин
Открыла для себя Бродского

Одиночество

Когда теряет равновесие
Твое сознание усталое,
Когда ступени этой лестницы
Уходят из-под ног,
Как палуба,
Когда плюет на человечество
Твое ночное одиночество, —

Ты можешь
Размышлять о вечности
И сомневаться в непорочности
Идей, гипотез, восприятия
Произведения искусства,
И — кстати — самого зачатия
Мадонной сына Иисуса.

Но лучше поклоняться данности
С глубокими ее могилами,
Которые потом,
За давностью,
Покажутся такими милыми.

Да. Лучше поклоняться данности
С короткими ее дорогами,
Которые потом
До странности
Покажутся тебе
Широкими,
Покажутся большими,
Пыльными,
Усеянными компромиссами,
Покажутся большими крыльями,
Покажутся большими птицами.

Да. Лучше поклоняться данности
С убогими ее мерилами,
Которые потом,
По крайности,
Послужат для тебя перилами,
(Хотя и не особо чистыми),
Удерживающими в равновесии
Твои хромающие истины
На этой выщербленной лестнице.

22:27 

стихи для меня!

Логин
Здорово, правда?

18.11.2018 в 21:32
Пишет Mary-Vigadel:

Книжное
Для Гиллуин и немного о ней


В этом здании тишина поселилась, живёт век за веком.
В этих стенах ещё не звучали ни смех, ни крик.
Это старое правило: в библиотеке
Нельзя говорить.
Никогда, ни с кем, ни о чём нельзя говорить.

Мы не привыкли казаться скромными, мы вообще не умеем казаться,
Мы не привыкли стыдиться шуток и смеха.
Но мы входим под эти своды — и уже не смотрим назад,
И начинаем бояться эха.
Как в детстве ночами, мы начинаем бояться эха.

Кто-то смотрит на нас отовсюду, оценивающе и строго
Будто мы — это покрыты слоем слежавшейся пыли.
И мы боимся случайного слова, неловкого вздоха,
Неверной мысли.
Самой стремительной, но всё же неверной мысли.

Кто же смотрит на нас, кто запрещает нам переглядки и шепоточки?
Не даёт ни мечтать нам, ни перемигиваться?
Это просто чужие фразы и мысли, паузы, многоточия.
Это просто книги.
Повсюду, от пола до потолка стоящие книги.

В каждой книге есть что-то сильнее, страшнее простого набора знаний.
В каждой — от манускрипта и до папки новых контрактов.
Я боюсь представить, откуда в них эта власть над нами,
Эта сила... духа? характера?
Я боюсь представить, есть ли у книг характеры.

Я пытаюсь представить, когда кончается книжье детство,
Как мечтают и в чём сомневаются книги-подростки.
Как живут они, не уходя годами с одного места?
А для них это просто.
А для них это очень страшно и очень просто.

Каждая книга отчаянно, до шороха в корешке одинока.
Ей не дано видеть мир, искать знакомых или товарищей.
И она стоит, окружённая тишиной,
Ей хочется разговаривать.
Как в пустыне хочется пить, так же сильно ей хочется разговаривать.

Но когда мы перелистываем её страницы,
Разворачиваем свиток, жмём на экран,
То она заговаривает с нами, и уже не может остановиться,
Держится за нас, как мать и сестра.
Как будто бы после разлуки нас увидела мать, обняла сестра.

Ты пойми, ты поверь, не бывает чтения как такового,
А бывает сражение книги с обступающей тишиной,
А бывают напряжённые, настойчивые разговоры
Вновь и вновь.
И приходишь ты к книгам, и открываешь их вновь и вновь.

В этом здании тишина поселилась, вросла в широкие полки,
Создала бесстрашные, одинокие книжьи души.
Не отвлекайся ни на минуту, ни на секунду, только
Слушай.
Слушай и свитки, и книги, и файлы, внимательно слушай.

URL записи

@темы: Фанфики

19:54 

еще одна черно-белая я

Логин

@темы: Фото

21:29 

Логин
Правила таковы: вы отмечаетесь в комментах, и я называю 3 вещи, которые вы, по-моему, умеете хорошо, в ответ нужно написать пост, где прокомментировать это мнение или опровергнуть его, а также от себя написать о 3 вещах, которые вы НЕ умеете (проявите фантазию!)

Mary-Vigadel написала мне вот что:

1) Общаться с людьми, находить темы для разговоров. Во всяком случае, вы — одна из немногих, с кем у меня получается общаться виртуально.
Серьезно? Я всегда отличалась неумением общаться. Приходя в гости, я забивалась в угол и в лучшем случае слушала. А чаще брала с полки книгу и читала. Правда, в последнее время все не так плохо. Я даже научилась вести светские разговоры ни о чем на работе. Более того, это оказалось не так уж скучно. Я делала вид, что умею разговаривать с людьми. Возможно, в какой-то момент это перестало быть всего лишь притворством.

2) Находить свои идеалы, даже если они не похожи на те, которые распространены в современном мире.
Да, наверное. Или стоит сказать, что они меня находят? Я ищу не столько идеалы, сколько смыслы. Для меня поиск смыслов - естественное состояние. Не знаю, следует ли называть его умением.

3) Ставить себе высокие цели для роста над собой и идти к ним.
Ставить цели естественно. Я бы даже сказала, что не ставлю их, они просто там стоят :) А вот продвинуться в их направлении значительно сложнее. Этому я научилась от безысходности. Я не могла вынести то, кем я была, и потому нашла способы измениться. Поэтому я не склонна верить, когда человек говорит, что не может исправиться. Скорее всего, ему это просто не особенно нужно.

А не умею я кучу вещей.
Во-первых, я не умею петь. То есть я пою, но в ноты попадаю редко. Хорошо, если есть хор, который меня заглушает :)
Во-вторых, я не умею читать с телефона с маршрутке. Меня от этого тошнить начинает. А некоторые умудряются.
В-третьих, я так и не выучилась читать розарий. И мне стыдно, да. Но сосредоточиться так надолго для меня совершенно нереальная задача :(
Ну и еще много чего. Но раз сказано три, значит, три.

22:47 

Логин

@темы: Фото

23:25 

я в конце лета

Логин
На празднике Успения во дворе нашего прихода того же имени :)


@темы: Фото

20:24 

Логин
ЛАРИСА БОЧАРОВА - ПАМЯТИ ЧЕСТЕРТОНА

Клубились тучи, ветер выл, весь мир дышал распадом,
В те дни, когда мы вышли в путь с неомрачённым взглядом.
Лежал пред нами старый мир в печатях прошлых бед,
Лишь мы смеялись, как могли, по молодости лет.

Нас окружал беспутный бал подросших торгашей,
Нам трусость их была смешна и пафос их речей.
Они пророчили нам смерть от нищенской сумы,
Но груде золота с тобой не поклонились мы.

Нас веселил угрюмый спор сановных гордецов,
Что делят вдоль и поперёк страну своих отцов.
Политик хуже простеца - он верует в обман,
Но мы хранили честь свою сильнее, чем карман.

Смеясь, мы замок возвели в песке у рубежа,
Но флаг над башнями его был флагом мятежа.
Где Зло сражается со Злом за право старшинства...
Наивны юные глупцы, но молодость права.

Печален тот, кто отступил. Да будет мир и с ним.
Здесь каждый делал то, что мог, и в том не победим.
Не тот герой, кто смерть презрел, - пред нею все равны.
Блаженны те, кто верен был и не назвал цены.

Пускай им сердце веселит лишь добрая молва,
И добрый друг, и добрый эль, и совесть без пятна,
И обретённый Град Души, в котором рабства нет
Блаженны те, кто в темноте уверовали в Свет.

Не песня, а прямо дивиз. Мне он замечательно подходит.

22:48 

итальянская я

Логин

@темы: Фото

23:11 

я на работе

Логин

@темы: Фото

21:27 

я в шляпе

Логин

@темы: Фото

Абориген Страны Нигде

главная