01:47 

Faciam ut mei memineris
Солнце село.
Я так и лежу. Только гора окурков в пепельнице у кровати растет.
Мое время не принадлежит никому кроме меня. Поэтому я могу распоряжаться им как мне вздумается.
Перевожу взгляд на Доменико. Скоро он должен проснуться.

URL
Комментарии
2008-07-06 в 02:02 

Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
Запах каких-то дамских сигарет...
Неужели меня отпустили к ней?
Усмешка на губах...
Скрывать что-либо всё равно не имеет смысла - её сила пронизывает меня всего.
Держит...
К чему? Всё равно не уйду, пока не узнаю, кто это сделал...
Вспышкой перед глазами - тело в морге...
Если бы можно было сейчас сжаться до размеров атома, и исчезнуть...
Я не буду лить слёз...

2008-07-06 в 02:07 

Gezana
Faciam ut mei memineris
- А может и зря, - говорю не поворачивая головы. - Слезы это не всегда плохо.

URL
2008-07-06 в 02:11 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
О, милостивая донна дозволяет плакать!
Как трогательно! Я должен им упать в ножки - им обоим - а то, что они не дали мне вернуться в ту ночь и умереть своей смертью, пусть даже такой непотребной внешне.
Одёргиваю себя..
Что я несу?
Я не открываю глаз. Не хочу. Темнота под веками - единственное, что я хочу видеть.
Видеть, но не чувствовать...

2008-07-06 в 02:17 

Gezana
Faciam ut mei memineris
Приподнимаюсь на локте, внимательно вглядываясь в его лицо. Говорю тихо:
- Падать в ножки не надо. Не вижу такой необходимости. А плакать... я тоже все еще могу плакать и очень рада этому, потому что слезы - это благо, одно из немногих, которые дарованы нам.

URL
2008-07-06 в 02:23 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
Открыв глаза, я молча смотрю на женщину.
Был бы я человеком, бы поплакал сейчас, а после устал и заснул...
Было бы хоть какое-то облегчение.
Обычная ночь.
Он бы сейчас лёг рядом, погладил по голове, поцеловал бы.
Сказал "мой хороший"...
У него были такие тёплые губы.
Повернувшись на бок, я прижал колени к животу, обхватив их руками.

2008-07-06 в 02:39 

Faciam ut mei memineris
Мне больно на него смотреть. Потому что я знаю, что сейчас не поможет ничего. Ни убеждения, ни разговоры, ни жалость. Вот уж жалость точно не поможет. Да и нет у меня жалости. Только боль. Где его - где моя, - разобрать уже невозможно. Я не Брайан. Эту пустоту не в состоянии сейчас заполнить никто и ничто.
Но дотронуться до него я могу. Пожалуй, единственное, что я могу. И он даже не отдергивается.
Тактильный контакт. Казалось бы, что может быть проще. Но иногда даже он сложен. Когда знаешь, что каждое необдуманное прикосновение вызовет почти физическую боль. Я вслушиваюсь так сосредоточенно, что почти не замечаю окружающего мира. И мне удается. Мои прикосновения - это только мои прикомновения. Брайан никогда не дотрагивался до него так. Я знаю. Так могла бы касаться этой тонкой прохладной кожи мать, или сестра. Любая близкая женщина, которой он мог бы быть дорог. Очень медленно. Очень осторожно. Чтобы не испугать, и не напомнить.

URL
2008-07-06 в 02:56 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
У меня не было сестры. А мать... Тогдашние матери не отличались особой нежностью к подросшим сыновьям... Моя всегда слушалась отца. После того, как меня сделали таким, я отдалился от неё. Не мог забыть, то она ничего не сделала, чтобы отговорить отца.
Я сейчас напоминаю себе ребёнка.
Ему страшно, но мама поцелует в лоб, и всё пройдёт.
Конечно, не пройдёт, но я всё равно придвигаюсь ближе, свернувшись калачиком.
В женском тепле меня развезло, и я заплакал, уткнувшись лицом в постель.

2008-07-06 в 03:21 

Gezana
Faciam ut mei memineris
Я осторжно глажу его вздрагивающую спину. Ладонь легко скользит по выступающим позвонкам, по волосам, по острому плечу.
Вампир. О Геката, в нем столько юношеского, живого и теплого, что я не могу поверить, что ему триста лет. Меня захлестывает какая-то дикая, необузданная нежность. Почему-то вспоминаются мальчики в белых льняных одеждах, с огромными темными глазами, они могли часами сидеть на пороге храма, не могли войти, могли только вглядываться в наши лица, восторженно и по-детски веря, что мы всемогущи. Они приносили нам тяжелые корзины с фруктами, темное вино, хлеб. Дары для богини и ее жриц.
Запах его слез и неожиданные воспоминания смешиваются, прошлое и настоящее переплетаются так тесно, что можно удержать и то и другое сразу.
И жить вот так - на стыке времен.
Я прикасаюсь губами к его виску. Ладонь замирает на лопатках.
Я могу отдать ему все, но мои воспоминания не исцелят его, моя сила не заставит забыть, слова не успокоят. И только тепло не способно разрушать и причинять боль. Поэтому я отдаю ему только его. Все, какое смогла сохранить за две с лишним тысячи лет.

URL
2008-07-06 в 03:48 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
Я выпрямляюсь, обнимаю женщину за шею и умолкаю.
Слёзы всё ещё текут, и губы кривятся, - но всё молча, не слышно.
- Мне всё же триста, и я инкуб, и я сводил с ума и убивал людей, - говорю я тихо.

2008-07-06 в 12:05 

Gezana
Faciam ut mei memineris
- Ты не мог иначе. И никто не может. Вампирам не дано другой жизни, но им дано право изменить ее, хотя бы немного. Раньше все было гораздо страшнее, Доменико, ни о каких донорах или препаратах, заменяющих кровь, не могло быть и речи, только убийство, причем убийство самых сильных, самых здоровых людей. Мы можем свести жертву с ума, можем сделать ее смерть прекрасной, но раньше никто из вампиров не делал этого, мы убивали жестоко и страшно, питаясь не только провью, но и адской болью, паникой. Потом все стало иначе, мы изменились. Не все конечно, но большинство, создали законы и ограничения. Теперь появился этот чудодейственный препарат и мы позволили себе не ставить себя превыше людей, позволили себе любить их, отдаваться им и дарить тайну и блаженство. И я знаю, что это еще не конец. Уже мой возраст позволяет мне беспрепятственно выходить на солнце, управлять сном, питаться только эмоциями, не нуждаясь в крови. И кто знает, что случиться дальше, когда я проживу еще несколько сотен лет.
Если проживу.
Хотела бы прожить, чтобы узнать, какие еще воможности может открыть в себе настоько древний вампир.

URL
2008-07-06 в 12:14 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
- Я не поэтому убивал. Крови вампиру и так не нужно много. То, что мы убивали людей, - это скорее идеологическое и традиционное. Я мог иначе, мог. Просто я сходил с ума по своему мастеру. И я выбирал себе игрушки среди живых, когда уже был на грани помешательства. И убивал их, потому что они начинали слишком много знать. Потом уже, позже, когда сила моя возросла, я стал просто стирать память.
А ведь Брайана я выбрал поначалу в качестве игрушки. В тот момент Бартоли как раз внимал с него метки - для человека это тяжело, когда метки были поставлены добровольно. Это дезоирентирует. Столько возможностей, а потом они исчезают. Как чувства отрезаются. Что может быть легче инкубу - подсадить такого человека на своего зверя. Но Брайан оказался сильнее. Если вы говорите, что я чист, так это любовь сделала меня таким.

2008-07-06 в 12:28 

Gezana
Faciam ut mei memineris
Мои пальцы путаются в его волосах, дыханье согревает кожу. И это кажется правильным и очень важным.
- Если ты способен на такую любовь - это прекрасно, Доменико. К сожалению, очень немногих любовь способна очистить, гораздо чаще она заставляет нас обращаться к тьме внутри себя, а не к свету. Тьму гораздо легче разбудить, она откликается на первый же, даже неосознанный призыв, и мы разрушаем себя и того, кого любим, вместо того чтобы созидать вместе. Но Брайан был другим. Он был сильной и цельной личностью, способной преодолевать себя, несмотря ни на что. У него было много поводов озлобиться, отгородиться от всего мира, но он остался тем, кем был, тем кем должен был стать. Ваша встреча была очень важна для вас обоих. Даже, я бы сказала, судьбоносна. Потому что вы дали друг другу то, в чем оба отчаянно нуждались. Может быть именно поэтому я пошла вчера в Геную с Томазо. Мне хорошо известно, как это - терять человека, без которого в твоей жизни не остается смысла, без которого твоя вечность становится самой страшной карой, и я знаю, что ты чувствовал вчера и что ты чувствуешь теперь. И знаешь, я была близка к тому, чтобы позволить тебе умереть. Но этого нельзя допустить. Потому что Брайан дал тебе слишком много того, что необходимо здесь. Не только тебе, но очень и очень многим из нас и этому миру тоже. Если ты уйдешь сейчас, все это будет напрасным.

URL
2008-07-06 в 12:35 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
- Я знаю. Пусть даже я не жив по сути. Для Брайана я был живым, и он бы не хотел, чтобы я покидал этот мир. Я знаю.
Мысли путаются.
Хочется говорить, просто говорить, чтобы не было тихо.
Тишина - это могила.
- Спасибо, что вы сделали меня своим. Мне было бы страшно возвращаться в Венецию. Это слишком тяжело.

2008-07-06 в 12:45 

Faciam ut mei memineris
- Тебе не за что благодарить меня. За всю мою жизнь у меня не было учеников, только слуги, я всегда избегала этой ответственности. За людей - да, но не за вампиров. Может быть, потому что мои отношения с мастером стали, мягко говоря, не теми, повторения которых я бы могла кому-то пожелать. Так что ты первый, Доменико... - я улыбаюсь ему в волосы и немного подумав, добавляю, - и вряд ли из меня выйдет удачная наставница.

URL
2008-07-06 в 12:47 

Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
- Я уже вышел из статуса ученика, раз мог поставить человеку четыре метки.
Улыбнулся, хотя опять нахлынуло с новой силой.
Подождав, пока опять могу говорить, я продолжил:
- Мне гораздо важнее, что я не один.

2008-07-06 в 12:51 

Gezana
Faciam ut mei memineris
- Ты не один. И не будешь один. Ты сможешь позвать меня в любое время, и я услышу и отзовусь, это не обещание, это просто констатация факта. А теперь скажи мне, ты чувствуешь сильный голод?

URL
2008-07-06 в 13:00 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
- Не сказал бы, что он сильный. Просто знаю, что надо поесть.

2008-07-06 в 13:11 

Faciam ut mei memineris
- Томазо хотел поговорить с тобой по поводу медицинской крови. Как ты на это смотришь?

URL
2008-07-06 в 13:13 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
- Понимаю. Да, пожалуй, он прав. Точнее он понял, что мне бы сейчас не хотелось близких контактов с донорами. Для меня кормление стало слишком интимным.

2008-07-06 в 13:30 

Faciam ut mei memineris
- Я не хочу, чтобы ты уходил в клинику сегодня, Доменико. Сегодня ты можешь пить от меня.

URL
2008-07-06 в 13:38 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
От неё?
Внутренне сжался, но испуг прошёл быстро.
Совершенно определённые ассоциации, возникшие в голове, успокоили.
- Можно? - спросил я.

2008-07-06 в 13:44 

Faciam ut mei memineris
- Можно, - я успокаивающе глажу его напрягшуюся на мгновение спину. - Ты еще не чувствуешь мою силу. Но она уже живет в тебе. И будет еще. Ты должен быть готов к тому, что у тебя могут появиться новые способности, открыться новые возможности. Не сразу, но постепенно ты осознаешь их и привыкнешь.

URL
2008-07-06 в 13:54 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
Я слышу и не слышу. Не слышу, потому что мной сейчас владеют совершенно другие чувства.
Как слепой щенок, я тычусь ртом в её шею.
Полное затмение.
Потом будет страшно, стыдно, быть может, но я подвигаюсь ниже, и ротлезет ввырез её платья, губы ищут вену на её груди.

2008-07-06 в 14:04 

Gezana
Faciam ut mei memineris
Стыдно? О нет, мой мальчик. Стыдно не будет. Что бы ты не сделал, чтобы не сделала я, это только наша близость, так необходимая сейчас нам обоим. Мы связаны, и это не изменишь.
Одним движением расстегивается застежка платья, падают с плечей лямки и, высвободив руки, я обхватываю руками твою голову, теснее прижимая тебя к груди.
Воздух вокруг нас тяжелеет.

URL
2008-07-06 в 14:09 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
С закрытыми глазами я учуял вену.
Чуть слышно всхлипнув, прокусил её. Пил потихоньку, мир вокруг разрастался до невообразимых размеров, а я становился всё меньше.
Песчинка в бездне времени.
Маленькая песчинка, лежащая на тёплой ладони.

2008-07-06 в 14:20 

Gezana
Faciam ut mei memineris
Этот мир состоит из таких песчинок. И каждая - неотъемлемая часть целого. И ты становишься частью меня. С каждой каплей моей крови, с каждой каплей моей силы.
Мне хочется прижать тебя еще крепче, чтобы слышать, чувствовать всего тебя. Такого хрупкого и настоящего.
Мой мальчик. Весь мой. И я твоя сейчас. Вся, без остатка. Мой мир, мое тело, моя кровь, моя душа - все принадлежит тебе.
Ладони гладят и не могут остановиться, остро чувствуя сейчас каждый сантиметр твоей кожи и всего тебя.

URL
2008-07-06 в 14:47 

Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
Как странно трёхсотлетнему вампиру твердить в мыслях это слово.
Сейчас всё странно. И то, что я вдруг чувствую свой возраст - так ясно.
Но нет ощущения падающей на плечи глыбы.
Это как река, и ты видишь всю ширь её течения.
И я чувствую себя ребёнком в объятиях матери.
Словно жизнь началась с чистого листа.
И я вижу себя в данную секунду времени.
Той самой песчинкой.

2008-07-06 в 14:58 

Gezana
Faciam ut mei memineris
Глазам горячо. Я поднимаю веки, все вокруг расплывается, и я с удивлением понимаю, что плачу.
Так странно плакать от нежности.
Никогда раньше не знала, что так - можно.
Моя сила укачивает его, убаюкивает, вместе с пониманием даруя успокоение, которого он был лишен.
И я вижу белую-белую равнину, от горизонта до горизонта - ни души, ни следа. То ли снег, то ли жизнь, чистая и нетронутая.
Но она не может его напугать, потому что он не один.

URL
2008-07-06 в 15:01 

Domenico.
Dite, oime, ditelo al fine: deggio viver o morir? Sta mia vita in sul confine, pronta e giа l'alma ad uscir.
- Не надо отсылать меня в Геную, - прошу я. - Пожалуйста.
При мысли, что я останусь один, что вокруг будет плыть пустой воздух, что мне негде будет укрыться с моей болью, накрывает внезапным ужасом.

2008-07-06 в 15:07 

Gezana
Faciam ut mei memineris
Я переворачиваюс на бок, не выпуская его, отвожу упавшие на его лоб волосы. Он не открывает глаза, как будто боится снова вернуться в этот мир. Я целую подрагивающие веки, его ресницы щекочут мне губы.
- Я не стану никуда отсылать тебя. Не бойся.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Casus belli

главная