Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:17 

Gezana
Faciam ut mei memineris

Нет дыханья.
Нет жизни.
Смерть в смерти. Я не вижу. Не знаю. Но я - есть. Я просыпаюсь. Я чувствую.
Снова.
Глупцы. Они уверены, что убили меня. Меня нельзя убить, потому что я - сама смерть.
А теперь подождем. Осталось совсем немного.


14:25 

Faciam ut mei memineris

Вот здесь вполне безопасно. Правда, мальчик?
Молчишь?
Нет, мой дорогой, так просто ты не уйдешь, ты еще нужен мне.

Я снова прикасаюсь губами к его рту, только теперь уже - возвращая. Совсем немного. Чтобы он был без сознания, но жил.

Если ты действительно так нужен ему, он позовет. И, может быть, я приду.


URL
00:09 

Возвращение

Faciam ut mei memineris
Что ж мальчик, держись. Я обещала.
Кладу руки ему на плечи и вдыхаю жизнь. Те, кто считает, что вампиры насквозь пронизаны смертью, ошибаются. В нас столько же жизни сколько в любом смертном, столько же света и столько же тьмы - это зависит от конкретного вампира.
Его тело выгибается, как от сильной судороги, но я не убираю рук.
Ты дышишь, мальчик, да, но не живешь. А мне нужно, чтобы ты жил. Чобы ты вернулся прежним.
Света в тебе столько, что хватит на десяток таких же Брайанов, но свет - ничто, если нет тьмы. Он ничего не значит и никому не светит.
Гезана первый раз а последние два тысячелетия хочет дать жизнь и у нее не может не получиться, мальчик.
Возвращайся. тебя тут - ждут. А если захочешь, я заберу тебя - позже. Обещаю.
Откат. Вельзевул и преисподняя, я забыла что это такое.
Меня отбрасывает к стене и сгибает болью. Она печет, жжет, парализует, почти как солнце в первый вампирский рассвет. Но боль это слишком человеческий страх. А я уже давно не человек.
Я упираюсь ладонями в гладкий мрамор колонны, хватая ртом воздух, и постепенно выпрямляюсь.
В тебе слишком много света, мне приходится щуриться, когда я подхожу к тебе снова.
Беру твою руку, переплетаю пальцы и дергаю к себе.
Идем. Тебе не нужно больше оставаться здесь.
Перепутье миров. Сумрак, наползающий со всех сторон. Ты идешь покорно, не открывая глаз. А я ищу ту самую единственную дорогу, которая все еще может вывести тебя отсюда. Сначало было много троп, путей и пролесков, но они уже оборвались безднами, завернули в тупик или просто истаяли. Времени почти не осталось, но мы должны успеть. Кроме меня, тебя не найдет здесь никто. Тело твое поднимут, но ты - останешься здесь. Я не могу перенестись вместе с тобой, ты должен выходить по дороге. Это законы, которым не могу противиться даже я.
Ослепительный белый шар моего света на ладони мерцает, освещая колючие ветки незнакомых деревьев и черное ничто впереди.
Нам сюда, мальчик.
Идем. Ты должен вернуться.
Зажумриваюсь и пробиваю защиту. И снова сгибаюсь от отката, но не выпускаю твоей руки. Здесь слишком легко потеряться.
Туман вокруг меня обретает форму и нас несет в воронку бушующего смерча. Я пытаюсь прикрыть лицо, но тонкие раскаленные иглы впиваются в кожу, и я чувствую на губах вкус собственной крови. Я думаю только о том, чтобы уержать поставленную вокруг тебя защиту. Она выдержит, даже если я потеряю сознание.
Хорошо, что ты не видишь меня сейчас, мальчик, даже ты умер бы от страха. Здесь я не владею регенерацией, здесь мне две с половиой тысячи лет. Тонкая, как пересохший пергамент, кожа рвется, и кровь толчками выбивается наружу вместе с болью. Я прокусываю губу, пытаясь сдержать крик. Я должна вернуть тебя прежним, мальчик. Считай, что это моя блажь.
Я почти ничего не вижу, когда нас наконец выкидывает на раскаленный песок. Я чувствую, как возвращается привычное тело, но боль так сильна, что я успеваю только позвать - почти шепнуть через миллионы километров, последним усилием открывая ему путь, и так и не выпустив твоей руки, теряю сознание.
- Томазо!

02:31 

Faciam ut mei memineris
Да, я слышу тебя, малыш.
Я редко обещаю, а на сегодня порция обещаний исчерпана.
Но знай - мне больше незачем звать его.

09:50 

Faciam ut mei memineris

Песок с привычным шорохом скатывается с платья. Он везде.
Это место - в самом начале Пути - всегда представлялось мне огромными песочными часами, где почти ничего не меняется век за веком. Только шуршание песка, который тонкой струйкоый утекает в безвременье. И когда не останется ничего, кто-то перевернет часы, и отсчет нашей вечности начнется сначала. Уже как-то иначе. Дождусь ли я этого?

Я бываю здесь лишь по несколько часов, я почти не нуждаюсь в сне. Просто лежу на песке, прикрыв глаза и вслушиваюсь в тишину вокруг и свою силу. Иногда мне хочется обратить это место в ничто, и посмотреть - что будет. У меня бы хватило силы. Может быть, ценой собственной жизни, может - только вечности. Моя вечность без тебя - такое же ничто, как этот песчаный мирок. Но она есть. И мне не остается ничего, кроме жажды разрушения, только она все еще влечет, все еще имеет значение. А что если - в этом и есть смысл. Разрушить, искалечить, уничтожить старое, чтобы на его месте появилось что-то новое. Все по тому же пресловутому закону равновесия.

Здесь нет ни дня ни ночи, мутное белесое марево. Не открывая глаз я вдавливаю ладони в теплый желтый песок.
Я сделаю все, чтобы вернуть тебя.
Мы перевернем эти часы вместе.


09:57 

Faciam ut mei memineris

Кажется, мне удалось кое в чем разобраться. Если это окажется правдой, то очень скоро я смогу попробовать.

Так должно быть. Потому что это слишком важно.
Маги молчат. Вампиры тоже. Как будто я и не просыпалась. Том держит слово.
Это хорошо.
Мне нужно время.


15:37 

Faciam ut mei memineris
Я не чувствую тебя.
Несмотря на все темные древние заклятья, я не знаю - где ты.
Но это еще далеко не все, что я могу сделать.
Поэтому обещаю - я найду тебя.

02:48 

Faciam ut mei memineris

Здесь никогда ничего не меняется. Все то же серое небо. Все тот же бледный песок. Место, которое впервые попав сюда, я приняла за мой персональный рай. Может, это он и есть. Вряд ли я могу рассчитывать на что-то лучшее.

- Течение времени там гораздо быстрее. Думаю, мне хватит пятнадцати минут. Потом - просто позови. Если я не вернусь, открывай путь. Просто вспомни что ты чувствовал пять минут назад, когда открывался мне в замке.


03:37 

Сплетение Троп

Faciam ut mei memineris
Я погружаюсь глубже и глубже. Это похоже на черный водоворот, из которого только один путь - вниз.
А потом начинаются тропы. Я была здесь только однажды и выбрала не тот путь. Но теперь все будет по-другому, потому что слишком многое изменилось за эти пятьсот лет.
Привычная тяжесть времени пригибает к земле. Здесь я не молода и прекрасна, здесь я - то что я есть, со всеми прожитыми годами, со всеми жертвами. Я слышу их голоса, я вижу их размытые лица такими, какими запомила их в последние мгновенья утекающей жизни. Я не знаю, сколько их, но все они идут следом, тянут к себе. А мне нужно - дальше. Я не испытываю страха, потомму что не имею права тратить на это силы. Никакой защиты. Просто идти вперед, с трудом переставляя ноги, увязая в серой трясине.
Кажется, пора.
Я останавливаюсь и, не удержавшись, падаю на колени, пытаюсь дышать глубже. Но каждый вдох дается с трудом, как будто меня придавило каменной плитой. Крышкой моего саркофага. Как тогда... Не было больно. Было только понимание, что я не могу сделать ничего. Только не принять ее жертву.
Зачем?
Превечная тьма, зачем ты это сделала? Ты не поверила мне. Может быть, впервые за все наше почти бесконечно время. А теперь - смогу ли я найти тебя?
Смогу.

Я опираюсь на руки, ладони тонут в сероватой жиже. Глубже. Уже по локоть.
Успела. Поднимаюсь рывком и чуть пошатываюсь, пытаясь удержать равновесие.
- Келла! Именем принявшей меня Тьмы и проклявшего Света заклинаю тебя, ответь мне! - я кричу сквозь бьющий в лицо ветер, срывая голос. Если ты и отсюда не услышишь меня, я больше ничего не смогу сделать.
- Ты слышишь меня, Келла?

01:57 

Капри

Faciam ut mei memineris
Монастырь на Капри почти не сохранился. Только фундамент и искалеченное основание стен. Желтые камни под палящим солнцем. Почти как в Помпеях. Я обходила его по периметру, укрываясь в тени зелени. От буйства красок рябило в глазах. Для кого-то Капри райское место, с золотыми пляжами, роскошными виллами современных богачей и загорелыми торсами местных купальщиков. Для меня же - твоя могила. Хотя даже могилой это назвать сложно. Просто место захоронения, которое ушло в небытие.
Но ничто не исчезает бесследно. Белая магия церкви все еще жива здесь, и у меня неприятно покалывает пальцы даже сейчас, ночью. Святые братья боялись. Чего? Моего возможного пробуждения? Что ж, если так, то они не ошиблись.
Неистлевшие летописи в архивах обрывочны и хаотичны. Неспокойное время. Мрачное. Абсурдное в своей жестокости.
Святая магия и кровь, здесь пропитан ими каждый камень. Тем лучше. Кровь не умирает, она зовет, и я отвечу на ее зов.
Небо над развалинами беззвездно, но мне не нужен свет, чтобы видеть.
Я стряхиваю песок и ставлю на выступ каменную чашу. Ту самую.
Запрокидываю лицо и читаю нараспев древнюю литанию.
Да, Геката, ты отзовешься на мой зов, как раньше. Твоя Видящая вернется к тебе этой ночью.


04:30 

lock Доступ к записи ограничен

Faciam ut mei memineris
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:34 

Faciam ut mei memineris

Я сижу в кресле над развернутой картой Рима. Почему-то в этом занятии я нахожу своеобразную прелесть. Когда за тонкими линиями улиц мне видятся вымощенные проспекты и древние памятники, а за бесформенным пятном Капитолийского холма я вижу разрушенные колонны и солнце в зените и даже чувствую запах цветущих олеандров. Я люблю Рим страшной, фатальной любовью, и если я когда-нибудь умру, то знаю точно - это будет - там.


13:49 

13 сентября. Ночь.

Gezana
Faciam ut mei memineris
Ночь. Густая и черная. А еще - безмолвная. как будто кто-то нажал на кнопку и выключил разом все малейшие шорохи и звуки. Такие ночи бывают редко.
Келли спит, а я выхожу из спальни и сбегаю по ступеням вниз, к выходу.
Выхожу из замка и медленно иду по подъездной аллее. Я вампирша, но даже мне сегодня трудно разглядеть очертания замерших на обочине деревьев. Как будто тьмы в мире прибавилось.
Что-то беспокоит меня уже несколько дней. Я как будто чувствую присутствие чего-то неизвестного, как давным-давно - еще при жизни. Я даже забыла - как это - не знать чего-то, и не быть в состоянии узнать.
Очень неприятное ощущение.
Я делаю шаг в сторону и прижимаю ладони к корявому стволу старого дерева.
Закрываю глаза.
Расскажи мне. Я хочу тебя услышать.

14:36 

17 сентября. Вторая половина дня

Faciam ut mei memineris
А сегодня я жду гостей.
Что-то мне подсказывает, что они непременно придут.
Келла снова ушла в город. Кажется, ей удается каждый день находить в Генуе что-то новое. Это талант.

14:47 

20 сентября, четверг, вторая половина дня

Gezana
Faciam ut mei memineris
Я поднимаюсь сразу после полудня. Плотные шторы задернуты и мне не видно солнца, но я знаю, что оно там - в самой середине неба, пылающее и ясное.
Зябко передергиваю плечами.
Я никогда не любила солнце и месть его была страшной. Я вспоминаю расходящиеся по всему телу багровые ожоги, которые нельзя исцелить. Вспоминаю погружение в боль, когда понимаешь, что ничего не изменится ни через чекунду ни через две и сходишь с ума. Очень медленно сходишь с ума, наблюдая словно со стороны за каждым необратимым изменением.
Теперь я равнодушна к солнцу. И оно равнодушно ко мне.
Я раздвигаю шторы, распахиваю окно и усмехаюсь, глядя прямо в оранжевое пятно в мутном дымчатом мареве на ослепительно-голубом небе.
- Светишь? Прекрасно. Свети сколько захочешь. Мне уже все равно. Ты больше не причинишь мне боли. Никогда.

Что ж, Микеле должен появиться очень скоро.

15:52 

Faciam ut mei memineris
Я не хочу просыпаться. Впервые в жизни и в не-жизни не хочу.
Что ждет меня там?
Смертные, которые умрут, города, которые разрушатся, смысл, которого не осталось?
Здесь спокойно, призрачно и вечно. Я остаюсь.
Тело холодно и неподвижно. Дыханья нет.
Мой сон глубок и бесконечен.

17:46 

Faciam ut mei memineris
Похоже, за прожитую вечность я успела устать от мрачных готических замков и роскошных вилл. Мой новый дом стал неожиданностью для меня самой, потому что это оказалась квартира в шумном маггловском районе. Правда, по меркам магглов, квартира роскошная, на двух этажах. И все же это так необычно. Но от этого не менее притягательно. Есть особая необъяснимая прелесть в том, чтобы подойдя к огромному французскому окну, видеть под собой поток машин и людей, слышать голос и чувствовать запах Рима.
Не думаю, что я буду здесь постоянным жильцом, скорее частой гостьей, потому что там, в дождливом тумане Лондона осталась она. Но я не могу жить без теплых, пропитанных запахами цветов ночей и без солнца, как бы нелепо это не звучало.

17:58 

lock Доступ к записи ограничен

Faciam ut mei memineris
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:09 

Faciam ut mei memineris
Я меряю шагами гостиную. Если бы я могла... Если бы я могла, все было бы по -другому. Теперь у меня есть, куда увести ее. Но пойдет ли она со мной. Захочет ли?
Тьма и свет, я еще чему-то учу Томазо! И это когда сама никак не могу ничего решить с собственной жизнью!
Я не была у нее почти неделю. Я же не знаю...

Впрочем, от этой беготни по комнатам ничего не изменится.
И прямо так как была - в домашнем платье - я ухожу к ней.

00:20 

Faciam ut mei memineris
Под пальцами - шелковистый ворс. Шкура теплая и почти живая. Я до сих пор чуствую ее, так. как будто гепард до сих пор жив. Я провожу ладонью вверх и вниз, волоски становятся дыбом и снова приминаются.
Я лежу на шкуре перед давно нетопленным камином. Смертным, наверное, жарко. Мне же - хорошо. Я люблю солнце, люблю его палящий жар, который ощущается даже через плотно задернутые шторы. Мой город. Мой дом. Моя жизнь. Кажется, я целую вечность не была так счастлива.

Casus belli

главная