22:36 

Мода на сказки!

Я все скажу, но не интерпретируй. (с) В.Е.Каган
:plankton:Мода или повертие некоторое нынче царит на Дайри... и я видимо попала в эту струю, потому что неожиданно для себя самой родилась эта сказка... которую я тут и размещаю... и почему-то думаю, что она совсем-совсем не обо мне... ну совсем не обо мне... а так просто, сказка...;-)


Предупреждение: Небетила и нибуду... ибо, ибо, ибо... нихачу... если кто-што заметит... маладец... пиши афтару умыл и гордись острым глазом!;-)

Клуб

- Привет! - сказали ему откуда-то из полутьмы.
- Привет! – откликнулся он дружелюбно, - а что тут у Вас?
- О, - на свет шагнул такой же милый тараканчик, как он сам, и закатил глаза, - мы - клуб.
- Клу… что, простите?
- Ну, клуб… ну собираемся и разговариваем о чем-нибудь или о ком-нибудь… клуб!
- А вы о чем разговариваете? – тараканчик подумал, что ошибся дверью.
- О, - его собеседник снова закатил глаза, и заговорщически зашептал, - о бабочках!
И сложив лапки вместе, прижав их к подбородку, он, глядя наверх, закачался из стороны в сторону.
- Они такие милые, - ласково пропел он, - а ты любишь бабочек?
Тараканчик зачесал макушку.
- Ну, вообще, да…
- Здорово-здорово, - запрыгал его собеседник, - я «Вжик»
- «Вжик»? – удивился наш тараканчик, - какое-то не тараканье имя…
- Ну, - и Вжик хитро посмотрел на пришельца, - мы берем себе другие имена, а наши настоящие – это секрет, - и он весело засмеялся.
- Почему?
Вжик пожал плечами.
- Такие «правила».

Начало

Тараканчик завел себе в Клубе собственное имя. Настоящее, и напоминающее ему о той бабочке, которую он увидел первой, бабочке с «черепашьим» окрасом на крыльях, которая была настолько милой и изящной, что когда танцевала, у тараканчика перехватывало дыхание, и он почти валился со всех своих шести ножек на пол. Вот и назвался он – «Репа», ибо это было прозвище и одновременно ласковое имя этой бабочки. На него недовольно покосились, но промолчали.
И вот, наш – Репа, начал общаться и много читать про бабочек. Он читал почти все, что написали до него, смотрел на рисунки, на которых его предшественники изображали разных бабочек и конечно, подружился с другими обитателями клуба.
Надо сразу сказать, что не все обитатели приняли его добродушно, некоторые не желали общаться, а просто сидели в своих уголках и косились на остальных. Надо ещё сказать, что у каждого обитателя был этакий свой уголок в клубе, который он сам украшал так, как ему хотелось. Кто-то облеплял его картинками с изображением бабочек, кто-то каждый свободный кусочек пространства залеплял словами о том, какие же они все таки прекрасные – эти бабочки. Но чаще попадались такие, которые делали и то, и другое.
Бабочки тоже были разные. Одни были ярче и крупнее, другие мельче, третьи умели замечательно петь и сами сочиняли песни, четвертые потрясающе танцевали. Много талантов было у бабочек. Но никто из тараканов никогда не видел живую бабочку, все знали о них из газет и журналов, и фильмов которые снимали про бабочек тараканьи родственники – жуки. Эти самые жуки были жирные, толстые и такие же коричневые, как тараканчики. Ходили слухи, что самый жирный и толстый жук и собрал всех бабочек вместе, сам их воспитал и «вывел в люди». Что такое «люди» и как он их «вывел» тараканчики могли лишь догадываться, и от этого становилось только интереснее, потому что каждый из них мечтал хоть раз в жизни, хоть на самый короткий миг увидеть живую бабочку.
Ну, вернемся к нашему «Репе». Так вот – Репа тоже заклеил свой уголок картинками, и начал ходить в гости. И тут оказалось, что многие местные тараканчики никогда не бегали наверху, в комнатах дома, в подвале которого они жили. А Репа, однажды отважился пробежать от одной ножки железной кровати, до другой и даже глянул в окно, в надежде увидеть бабочку. Но увидел он только кусочек чего-то синего, и белого. И тут же убежал назад, потому что сколь не велико было его любопытство увидеть все-же ту «черепаховую» красавицу, а страх перед чем-то чужим, неизведанный и огромным был больше.
Вот об этом и стал рассказывать Репа в соседних уголках, вызывая интерес к своему рассказу, потому-то все хотели посмотреть на это «синее и белое» что-то, про которое они все так много слышали и читали. Попадались тараканчики, которые тоже видели его, «синее и белое» что-то, и с такими тараканчиками Репе было особенно интересно, потому что у них нашелся общий страх, и общее желание снова увидеть, и снова испугаться.
И Репа читал и читал и читал. Потому что вдруг понял, что больше всего ему интересно именно читать про бабочек, от того что написать можно самые невероятные и невозможные подробности жизни бабочек, поместив их куда угодно и делая с ними что угодно, и это завораживало.
Надо так же упомянуть, что у Репы появилась любимая бабочка, которая на его тараканий взгляд была самой-самой во всем. И танцевала и пела лучше всех остальных, её окраска, цвет крыльев заставляли сердце маленького Репы трепетать от волнения. А самое приятное для Репы было то, что его любимая бабочка оказалась самой близкой подругой той самой первой бабочки с черепаховым окрасом, которая привлекла внимание Репы.
А самое замечательно и удивительное для Репы было то, что все вокруг то и дело говорили, что эти бабочки не только дружат, а ещё и живут вместе и любят друг друга прекрасной и недоступной никому «особой» любовью. Репу жутко удивляло поначалу как это возможно, они же обе девочки. Но со временем он смирился и даже начал сам сочинять маленькие рассказы о том, как любят друг друга две прекрасные и недоступные бабочки из другого особого мира со своими правилами и законами.

Рассказы

Первый рассказ Репа написал из любопытства, но когда его рассказ прочитал один «Великий» местный рассказовед, он просто тюкнул Репу по носу и сказал – чтобы он больше никогда ничего не писал. И Репа грустно сел в своём уголке и поклялся сам себе, что больше никогда ничего не напишет, а если и напишет, то никому не покажет, а если и покажет, то точно не этому «Великому» рассказоведу. Но вот появился другой, не такой гордый, как первый, рассказовед, и сказал что конечно оно не фонтан, но читать можно и ничего особо крамольного Репа не написал, да и первые попытки всегда немножко корявые, чем Репу несказанно обрадовал. И Репа быстренько возвел последнего рассказоведа в ранг Великих На Которых Надо Ориентироваться. Тогда он ещё не знал, что встретит много таких ВНКНО, и не все они окажутся добрыми.
И через какое-то время слегка прибитый первым неуспехом Репа всё-же написал новый рассказ. И вдруг, сам того не ожидая, Репа привлек к себе внимание. К нему стали приходить в гости и читать его рассказ, чему Репа немало удивился, и даже обрадовался, потому что первым пришел тот самый ВНКНО, который поддержал Репу и даже представился. Оказался он совсем не страшный, а очень даже добрый и звали его – «Йёй». Ей привел с собой братьев по уголку, с одним из которых Репа особенно подружился, потому, как начали они обсуждать любимых бабочек, и оказалось, что у этого самого друга самой присамой любимой была как раз та первая бабочка с черепаховыми крыльями. А звали его – ЧП.
Так Репа втянулся в написание рассказов, сам не подозревая, сколько беспокойства они ему принесут в будущем, потому что чем дальше он писал, тем больше видели в его рассказах не самих этих чудесных летающих насекомых, а неверно поставленные закорючки. И Репе от этого становилось грустно, он забирался в свой уголок, увешанный его любимыми картинками с самой-присамой своей бабочкой, и долго потом молчал, потому что в такие минуты покрывался он тоненьким слоем паутинки, и думал, что жить до клуба было проще. Хотя не так много он знал тогда о бабочках, но мог радоваться каждой найденной им крошке хлеба, и каждому пойманному лучику света, от настольной лампы хозяев дома в полночь. Когда пробегал он мимо и заворожено смотрел на тускло мерцающий монитор, напоминающий ему о том давно виденном им окне, с синим и белым чем-то.
Но Репа не отчаивался, потому что был таким «неотчаяным» и попал в переделку, в результате которой понял, а что он понял, читайте дальше…

Правила

Переделка началась, как и все, что было связано с Клубом совершенно неожиданно, когда один из его соседей по уголку предложил сделать ему общий домик про «черепаховую» бабочку, натащить туда её картинок и фильмов и песен её и радоваться вместе этому домику. Потому что как только Репа с соседом натащили картинок и слепили домик пришли те, про кого Репа ещё знал мало, но догадывался, что стоит узнать, побольше. И он узнал.
Пришли ВНКНО (Великие На Которых Надо Ориентироваться) и сказали, что идея домика старая, что слеплен он коряво и вообще по форме напоминает их домик, который они слепили давно и незнамо кто, и незнамо когда недавно появившийся пришел и почему-то посмел такие вот черепахо-крылые домики лепить. И долго-долго тюками Репу по макушке, называя это – «учить уму-разуму глупую молодежь». И напоследок, в разгромленный домик и ошарашенному Репе сказали, что есть «правила» по которым он, также, не может носить это имя. А где можно было взять эти самые «правила» Репа не знал и не ведал, что они есть вообще.
И пошел тогда Репа к тому самому первому своему знакомцу – Вжику, и спросил что за правила и где они написаны, на что Вжик ему ответил, что правила в воздухе и их надо чувствовать, а если ты не чувствуешь правила, значит ты «неправильный любитель бабочек» и тебе не место в Клубе.
После чего Репа окончательно загрустил. Сел в своём уголке и долго-долго ни с кем не общался, потому что понял, что, наверное, если есть то, чего как бы нет, но что надо как бы сразу знать, но нет вариантов туда как бы не наступить, и как бы не запачкаться и не быть виноватым потом. Потому что это то, что надо как бы знать, знать невозможно, если его как бы нет, и нигде оно не написано и не нарисовано, а если и нарисовано, то в таких местах, куда не все попадают, а если и написано, то не везде и не всем опять же читать дают.
Но не думайте, на этом сказка не заканчивается, потому что наивный Репа надеется, что много ещё чего хорошего принесет ему Клуб и все же там есть и ЧП, и Йёй, и много-много добрых и интересных тараканчиков, с которыми Репе приятно общаться, только вот сейчас он немного расстроен и немного, совсем чуть-чуть думает о том, что когда-нибудь случится ЭТО!
ЭТО:


Прощай, Клуб!

- Прощай, Клуб! – сказал уже не «Репа» и помахал в сторону Клуба своими лапками, - я тебя не забуду, потому что ты многому научил меня, но и есть многое, что было я хотел забыть, потому что иду в мир «людей» и хочу прийти туда с легкий сердцем и свободными мыслями, а не разбитым задерганным инвалидом, боящимся любого шороха из-за угла. Я хочу пожелать тебе – Клуб, стать более мягким и гостеприимный к тем, кто приходит к тебе, потому что нет «старших» и «младших», есть те кто «дольше» и те кто «недавно», нет более «умных» и «дураков», есть РАЗНЫЕ тараканы.

@настроение: вернулась и рада!

@темы: фанфикшен, сказка

URL
Комментарии
2009-11-28 в 23:35 

вдумчивая окраина фандома // патентованая бака (с) Казу-тян
тараканчик
та-тараканчик????:wow2:

напоминающее ему о той бабочке, которую он увидел первой, бабочке с «черепашьим» окрасом на крыльях, которая была настолько милой и изящной, что когда танцевала, у тараканчика перехватывало дыхание, и он почти валился со всех своих шести ножек на пол. Вот и назвался он – «Репа»
:lol::lol::lol:
прастите, не смог сдержаться *утирает слезу*

И Репа читал и читал и читал. Потому что вдруг понял, что больше всего ему интересно именно читать про бабочек, от того что написать можно самые невероятные и невозможные подробности жизни бабочек, поместив их куда угодно и делая с ними что угодно, и это завораживало.
невероятные и невозможные - ключевое слово, нэ?

Репу жутко удивляло поначалу как это возможно, они же обе девочки. Но со временем он смирился
бедняжка))))

Но вот появился другой, не такой гордый, как первый, рассказовед, и сказал что конечно оно не фонтан, но читать можно и ничего особо крамольного Репа не написал
как оно...характерно однако...:eyebrow:

А звали его – ЧП.
ну лан, Йёй, а почему ЧП??? :laugh:

Вжик ему ответил, что правила в воздухе и их надо чувствовать, а если ты не чувствуешь правила, значит ты «неправильный любитель бабочек» и тебе не место в Клубе.
*отвесил челюсть*

любишь ты все же тараканов странною любовью *улыбаицца*
и да...под сказкой мы понимаем разное)))) вот уж точно метафорическая аллегория некоторых событий!;-)
но ты сама говоришь, шо йа тожи наивный, поэтому ми хочет сказать Репе - даже если случится Это, совсем от Клуба ему никуда не деться! по крайней мере от некоторых его членов:tongue:
и все же - окайри, солнце!:kiss:

2009-11-28 в 23:41 

Я все скажу, но не интерпретируй. (с) В.Е.Каган
AK_Dashka :shy:
невероятные и невозможные - ключевое слово, нэ? :vict:
ну лан, Йёй, а почему ЧП??? Отчиталась;-) Черепахо-пандовая_Дашка!
*отвесил челюсть* а чиво - нет штоле? :eyebrow:
и все же - окайри, солнце! ТАДАИМА! :squeeze:

URL
2009-11-30 в 02:28 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Казу-тян Прелесть невозможная!!!:hlop: Так понравилось!!!:ura: Действительно, как в какие-нибудь э-э-э... времена Тайной канцелярии или нового 37-го писать можно только иносказательно. А иначе - Клуб захлопнется и придется быть изгоем, и все одноклубники начнут косится и закрывать от тебя маленькие дверки своих жилищ. Такой замкнутый в себе мирок, где есть Непререкаемые авторитеты, есть необходимая оппозиция, есть независимые провокаторы и есть даже поляна цветов, жители которой хотят утопически примирить всех со всеми. Беда в том, что никого не интересует неповторимая личность тараканчика, а только не нарушен ли канон в бабочковедении.

ЧП права - никто тебя не отпустит))):yes: во всяком случае в Ебурге есть свой маленький Клубик, где нет Непререкаемых авторитетов, а все равны и несказанно любят друг друга вместе с самыми разными бабочками.:vict: Даже у не самых любимых бабочек отмечают дни рождения. И там тебя всегда ждут))))) С распростертыми объятиями.:squeeze:

читать дальше

2009-11-30 в 06:29 

Я все скажу, но не интерпретируй. (с) В.Е.Каган
ajja :shy: - :squeeze::squeeze::squeeze:
*сидит, довольно и глупо улыбаицца*
А ВНКНО - не была и не буду. Бу-у-у-у!!!! нуууу.... :shuffle: И атлична!!! ;-)

URL
     

Все меняется...

главная