• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:43 

Дайджест корочи

"То что тупо - отупеть не может, это радостные новости."
"К вечеру все становится лучше чем было в обед. А утро всегда доброе. Жизнь хороша - не сомневайтесь"
ам необходим космос, хотя бы для того чтобы самые долбоебы пытались открыть новые планеты и колонизировать луны, а не сидели на жопе в своих городах, мешая жизни нормальных людей. И я с удовольствием был бы этим долбоебом."
"Жизнь. Не. Станет. Хуже. Чем. Она. Есть.
Пока я сам этого не добьюсь."
"Помнится я на днях говорил что устал. Я нагло врал, парнишы"
"Намного тяжелее не отвлекаться, вот это то чего я действительно не умею"
" А пока пусть синие обезьяны сидят в наушниках. Мы идем дальше"
"Осозновать что иногда даже ты мудак. Все хорошо. "
ак что не напишу уже я ничего о ночных прогулках, больничных койках, расставаниях в дождь и прощаниях на бегу. Ну и о прочей разной штуке, которая, черт подери, действительно до глубины души меня пронзала."
"Знаешь, что я хочу тебе сказать? - Нет. И ты тоже этого не знаешь."
"Пора протереть пыль и вспомнить свои ошибки. Пора уже, наконец, не забывать свои ошибки."
"Мне остается только вспоминать солнце прошлого воскресенья, дождь понедельника, ночь вторника, бег среды, чтение четверга, сон пятницы. И опустошенность субботы.
Каждое из этих мгновений - отдельная история. И я боюсь уже не смогу воссоздать того себя, каким был в те мгновения. Это заставляет меня ежится."
"То что происходит в вашей голове не то что есть в реальности. Радуйтесь когда радостно. Улыбайтесь когда улыбается. И не грустите когда грустно. Потому что это не поможет."
"А и это. Дождик. Спасибо тебе друган. Два года назад кажется ты тоже расставлял все по своим местам"
"Некоторые воюют с ветряными мельницами. А некоторые позволяют им побеждать.
Так вот ребятушки. Причина тех шести знаков - я из вторых"
" Смотреть в потолок и крутить мир на хую"
" Сегодня, очередная ночь, когда я хотел что-то написать. Но, кажется, проебал момент. Аве мне."
"Я гоняюсь за причастностью всегда. Её должно было бы быть мало, если ты приходишь в театр, да еще и один. вокруг дядечки, тетечки, все друг друга знают. А ты сидишь себе с краю и лишний.
Но потом они начинают танцевать. И черт. Ты уже не ты, вы волна, вы общее что-то. "
"пальцы нифига не танцуют по клавиатуре, я чувствую их каменными брусками, втаптывающими мои мысли в неподдатливое электронное поле."
"Жизнь. Уже. Настроена. Она охуенная! Что тут сказать? Природа хороший сисадмин, у неё все работает. "
" Потому что планета вращается, планета обращается, Солнечная система несется в пустоте, пустота галактики несется в пустоте вселенной и всей этой ебанутой девятимерной конструкции абсолютно похуй на то что весна опаздывает, или дороги в России как были направлениями, так и не стали автобанами"
"В конце-концов, мы все умрем, разве это не сближает?"
" ВЕ-Е-Е-Е-ЕСНА ЕБАНЫЙ ТЫ В РОТ! Вот скоро уже, скоро! Ура. Шел домой без шапки и улыбался. Друг менингита, отита, гайморита и энцефалопатии."

16:52 

В этом году осталась одна смена и та в понедельник. А 31 возможно я даже не учусь. и это ништяк. Внезапно осознаю что общага то пуста. Жизнь неплоха, уже закончился последний злоебучий цикл, осталось все отработать и сдать сессию. это будет классно

19:20 


А. И кстати. Среди песен которые стоят того чтобы по ним написать прибавиление. Завершающая альбом Антропоцентрик у Оушна. Я последние дня два, слушаю без остановки. Она мало того что выбивается из всего альбома своей не-гроульностью и даже скрипкостью, так блин эмоции пробивают. Весь альбом они пели что люди центр всего, какими бы стремными они не были. И даже о том что вон Она - это вселенная. А в конце, чертовски уставший, одинокий чувак бредет по неглубокому снегу и убеждает себя:
There's noone here who knows it all
There's nothing there beyond the world we know...
Все и так плохо! А он сам себя загоняет в край словами о том что и нету никого сверх того что есть. И нету никого кто может познать все. И чуваку невероятно тяжело от этого. Он никогда от своих roots and locusts не оторвется. И никогда уже никто не познает насколько она - вселенная.
И в конце... сквозь ком в горле, что ли?
Is there something there beyond the world we know?
Есть ли что-то там, за гранью известного мира?...
И ответа нет.
Или ответ в Гелиоцентрике?
There's no other solution
There's no alternative to the theory of evolution
Который начинается с создания Богом небесного свода а заканчивается тем что нет иного решения, кроме теории, о её мать, эволюции. Ну и напоследок, с вызовом и желанием рвать зубами за ответ спрашивает:
Who made your architect?
Where does he come from?
What is he made of?
Кто создал нашу структуру? Откуда пришел он, из чего создан он? И цикл замыкается. Все возвращается обратно к антропоцентрику,
The myth that man is the crown of God's creation
Supports our present anthropocentric misconception.
Все та же агрессия орет - миф о человеке как венце природы только поддерживает дурацкую и ошибочную идею, которая ставит человека в центр всего.
Антропоцентрик переходит в Гелиоцентрик, который не может не вернутся обратно к человеку, как к центру мира. И я черт возьми не знаю что с этим делать!

20:25 

Что остается нам делать? Спать конечно же. Спать здорово. Я сегодня наорал на всех на кого смог и даже ни капельки не раскаиваюсь - давно пора. А теперь пора в режим радиомолчания, дочитывать Стругацких, перечитывать Пратчетта. Ведь я могу. Жизнь удается, чуваки. И еще - капелька здорового фатализма избавит вас от многих излишних терзаний. Главное чтобы капелька

22:10 

Обнимашек. Мне нехватает обнимашек, посоны. Но с этим ничего не поделать, уж не сейчас точно. А еще болит плечо, но я почти научился делать бэбифриз. А еще у меня новый твистер и пора спать, но это мелочи. А еще люди снова классные и я почти поймал старое доброе чувство что все правильно. Но еще не совсем. А и ладно, скоро, скоро все будет так как должно быть. Я люблю вас, люди, МЭТ и не МЭТ тоже. Но МЭТ все равно концентрированней. И да, это когда-нибудь закончится. Но не сегодня. И да, я что-нибудь напишу еще. Просто потому что я могу, но не сегодня. И обнимашки. Вот их действительно не хватает.
А. И я уже знаю о чем писать.

00:11 

Счастье Свет Подарки

Первое что я помню в своей жизни - это счастье. Потом я узнал, что за счастьем надо гнаться, его надо искать, ловить за хвост, работать и добиваться. А тогда был я, был свет, были подарки, было счастье. Подарки были, это я тоже помню абсолютно точно. Наверное новый год? Или день рождения. Я не уверен. Но следом за счастьем пришел хруст оберточной бумаги, чей-то смех и жгучее любопытство. Это самое первое, кажется, мое воспоминание. И то чувство безграничного, ничем не замутненного счастья, я бережно несу в душе. Напоминая себе что оно все-таки бывает и было уже когда-то.
Иногда от этого только тяжелее. Иначе можно было бы утешать себя - счастья и не существует вовсе. Выдумка, иллюзия, глупость. Но я помню его. Оно было. Был свет. Были подарки.
А потом я ослеп. Не сразу, конечно. Постепенно. Как-то незаметно даже. Сначала просто щурился, потом одни очки, вторые, третьи. И однажды утром, вместо потолка я увидел только один свет. Солнце било мне прямо в глаза, я понимал это, чувствовал его жар. Но мог смотреть на него, мог смотреть и не видеть. Свет и тьма это все что мне осталось. Больше никаких полутонов, оттенков и гамм. Свет и тьма. Сохранились образы в моей голове, звуки. Жгучее любопытство. Счастье исчезло.
Сначала я спорил, я хотел воевать с собой, с организмом, с природой, я хотел добиться справедливости от вселенной - вернуть то что мое по праву. Не то чтобы счастье, его ведь правда нужно добиться, но зрение. Оно было необходимо мне. Но помочь было уже нельзя. Однажды мне пришлось это признать.
Это как проиграть в споре - сердце еще бъется, учащенно, язык судорожно шарит во рту в поисках нужных слов, но кто-то маленький и с противным голоском говорит внутри: "Тебя уделали, смирись, брось волноваться, признай что неправ" И ты подчиняешься. И я подчинился.
Тогда я даже не вспоминал про то счастье, самое первое. Мне было не до этого, я не хотел его, я хотел быть как все, а разве все счастливы? Но отказавшись от погони за прошлым, я наконец вспомнил о нем. И пытался чем-то возместить. Я учился ходить в темных очках, ориентироваться на слух, узнавать людей по звуку шагов и дыханию. Я стал слушать город, а не музыку в плеере. И город был интересней любой музыки.
Представлять себе людей по обрывкам разговоров, витрины по звуковой рекламе и людям которые заходят в эти магазины. Машины по шуршанию шин. Я не пытался вернуть зрение или быть как все. Я захотел стать лучше. Причем получалось! Я даже научился играть на гитаре, неплохо играть. Неудивительно, когда у тебя есть масса свободного времени, а с фильмами, сериалами,играми и интернетом, как-то не складывается. Я чувствовал себя лучше других, лучше простых людей, которые и пяти шагов не пройдут с закрытыми глазами. Я убеждал себя что слепота это не проблема. Я обманывал себя.
Ясно, что счастья мне это не принесло. Ни игра на гитаре, ни образы людей в моей голове. Ни те пять шагов с закрытыми глазами. Пока я доказывал себе - жизнь шла мимо. И вот проснувшись однажды, я вспомнил свет. Возможно подарки, шуршание оберточной бумаги. Кажется новый год. Он все еще был со мной, надо было просто снять темные очки, надо было перестать доказывать что я другой, или такой же, или что-то еще. Надо было просто быть. И... надеюсь у меня получилось...
А теперь обнимите Санту, ребятня, хватайте подарки и покажите ему где здесь выход, чтобы он не сбил елку. И пусть этот новый год будет вашим воспоминанием. Света, подарков. И счастья.

10:48 

Когда женщина в доме,
у каждой вещи появляется свое место,
а белье пахнет кондиционером.
Из привычного хаоса странным образом формируется порядок,
как из первичного бульона на сушу выходят люди.
Пища приобретает вкус.
Посуда сияет до блеска.
В ванной три сорта мыла,
и ты почему-то начинаешь следить за собой.

Когда женщина в доме?
Когда это было?

(с) Владлен

Когда мужчина в доме,
всё работает как надо,
двери не скрипят.
Сформированный за годы порядок разбавляется ноткой хаоса,
и это становится новым порядком вещей.
Над окном наконец висит гардина.
И зубной щётке не скучно в стаканчике.
В ванной запах мужского одеколона по утрам,
и ты почему-то начинаешь следить за собой.

Когда мужчина в доме?
Когда это будет?

(с) Даня

Когда кошка в доме,
вещи не там где ты их оставил,
когти стучат по паркету.
Привычная тишина одиночества нарушается
её голосом,
Она задает весь порядок вещей.
И вечером надо не забыть зайти в магазин,
а ночью, в темноте, за тобой следят два желтых глаза
И ты почему-то чаще улыбаешься в пустоту.

Когда кошка в доме?
Где она сейчас?

(с) Я

22:00 

Грейпфрут в лодочке, мне тут на днях говорили. Ну-у, надо было обдумать, сначала-то.
***
-У вас бывало такое чувство, что нужно сделать что-то доброе? Невероятно срочно? Что-то обязательно, без всякого сомнения хорошее? Чтобы замять уколы совести, в противовес какой-нибудь гадости, или просто так, потому что ничего хорошего не происходило очень давно? Ну ведь бывало, наверняка. Меня такое чувство посещает каждый год. Ну и плюс после каждой гадости, конечно. И каждый раз самый сложный вопрос - как убрать все сомнения? Ведь у всего есть две стороны, уж тем более у поступков. Сомнительно хорошие вещи совершаются на каждом шагу, мне хотелось, например, наорать на контроллера в автобусе, но я мило улыбнулся - разве это не хороший поступок? Сомнительно. Это просто было правильно и плевать, что правильные поступки стали редкостью, и давно считаются хорошими. Все равно это все сомнительно. Ну я отвлекаюсь.
Просыпается жгучее желание абсолютно хорошего. И желательно каждый раз разного, потому что это не традиция... ну-у, допустим, переводить бабушку через дорогу, хотя и это сомнительно хороший поступок. Это традиция делать добро в целом. Ну, я опять все запутываю.
Примем за условие - каждый раз что-то абсолютно хорошее должно быть иное. И вот тут, офицер, мы плавно приближаемся к кульминации моей истории.
Вы спрашиваете, что же я делал на закрытой территории, почему пытался скрыться от вас и никак не мог внятно ответить на вопрос что за предмет пустил по волнам за пару минут до вашего появления.
Все это вступление было необходимо, иначе вы бы мне не поверили. Вниз по течению отправился небольшой деревянный кораблик, водоизмещением... ну килограмма в два, наверное, с ценным грузом здоровенного спелого грейпфрута, ну ведь не поверили бы, а? Двумя кварталами ниже по течению живет семья, из достоверных источников, дети конечно те еще актеры, но слезы были настоящими, никак иначе! Мне стало известно о страшной потребности мальчугана пяти, может пяти с половиной лет в грейпфрутах. Если вы посмотрите на часы, офицер, сможете довольно точно задокументировать дату наступления того самого абсолютного, несомненно хорошего. Понимаете? Он сейчас играет у этого самого канала, а мимо плывет лодка. И грейпфрут. И все. Ничего больше. Я понимаю что это не бескорыстно с моей стороны, но как минимум не беззаконно, офицер?


20:57 

Написать бы чего-нибудь диаложистого, опять. Ну вот есть такое желание. Но я не знаю ничего точнее. Только что в голове были слова, а тут р-раз и вынули их оттуда, как вантузом отсосало. реа
Я давно не умею разговаривать, ну прям давно. Надо вспоминать как это делать. Иначе я так и буду гнить в своем болотце, пусть даже вода в том болотце не самая спокойная. Но я хочу говорить. Укладывать в стопочки мысли. О пользе, о не-бессмысленности, о нереальности реального. О взаимоотношениях в конце-концов. О эгоизме и всем что с ним связано. В очередной раз о музыки. Мне нужны персонажи, которые смогут сказать то, что я стесняюсь сказать сам, или то во что я еще не до конца верю, сказать что-то несформулированное без страха быть обвиненными в глупости и узкости мышления. Ведь они всего лишь персонажи.
Но почти все герои говорят моими словами. Или мои мысли, и это забавно учитывая как часто они спорят между собой.

20:07 

New frontier. Ребятушки. Как тяжело думать вечером, это невероятно, настолько же, насколько просто думать утром. Если конечно ты не падаешь в обморок.
Невысыпаться это привычка. Не самая кстати и плохая из моих. Жизнь идет так странно, я хочу в очередной, четыре тысячи пятисот первый, раз что-то сказать. Но не могу. Потому что утром некогда, а вечером уже никак. Но New frontier. Старое напоминание о том что всегда должно быть место куда люди могли бы уходить. А сейчас его не осталось. Интернет - жалкая подделка. Нам необходим космос, хотя бы для того чтобы самые долбоебы пытались открыть новые планеты и колонизировать луны, а не сидели на жопе в своих городах, мешая жизни нормальных людей. И я с удовольствием был бы этим долбоебом. А все что мне остается - закончить универ и может быть, как в одном фильме, свалить в какую-нибудь тропическую глушь. Но и для этого нужно быть не хером с горы, а соответствовать требованиям. А как же люмпены? Куда уходить им? На окраины? НЕ тот вариант.
Нужна встряска. Зомбиапокалипсис тоже подойдет, но кто ж его устроит?

21:27 

Я испытываю какую-то побитую усталость наравне с желанием делать ничего и тратить свое время на непродуктивный неотдыхающий отдых. Прям вот так просто. Подсознательно уже наверное сложилось - раз скоро др, так надо делать вид что у меня упадок сил. Но может и правда упадок. Мне есть что писать, есть что писать кроме того что нужно писать. Есть то что я хочу писать даже. Но я не могу, объективно. А еще я не знаю как общаться с некоторыми людьми. Ну как с некоторыми. Со всеми. И танцевать. Вот это самый продуктивный отдыхающий отдых. И работать тоже отдых. Правда спать хочется. Но спать всегда хочется, пора привыкнуть. Жизнь. Не. Станет. Хуже. Чем. Она. Есть.
Пока я сам этого не добьюсь.
Хуйню сморозил, знаю. Но все действительно зависит только от нас. И нашего восприятия. И я это чувствую и пытаюсь даже использовать. Но пока плохо получается.
И я должен сказать что Голодные Игры классный фильм. Хоть перечитывай. Или еще раз иди в кино - одинаково непродкутивно глупые поступки. Но желание делать глупости и есть признак жизни?

12:22 

говорить что все плохо! ВЕЗДЕ! да. Ну меня правда заебло немного. Но я думаю это пройдет. А пока - пиздуй вкалывать, дружище

20:49 

Долго думал чего-бы такого написать, а потом понял что надо писать рефераты. Ну и let's have a war тоже. Но я пытался, а он не сохранился. нечестно.
Ну вот и в итоге щас пойду спать. Второй день на этой неделе когда я могу спокойно зарубить в дотку и спать лечь вовремя. А завтра начнется небольшой такой марафон замечательных событий. Начнется он как это водится с работы, а заканчиваться будет... ну если повезет в следующую среду. А может и позже. Как фишки лягут.


20:56 

Почему, блеать, никто не комментирует?! Печальгрустьтоска. Читало вроде много людей, ну да ладно.

На самом деле, я ловлю себя на мысли что жить - охуенно. И похуй на все глупости, которые я делаю. Сейчас идет самое интересное время, в которое только можно жить. И мы в него живем. Ну а интересное оно потому что мы сейчас в нем живем, чуваки. И погода даже радует. Она подходит! К времени года, к общему состоянию. К городу. В самый раз. УМЕСТНОСТЬ. Я снова вспоминаю это слово. Оно как никогда уместно сегодня. Я рад что все складывается так и дае косяки - не такие уж и косяки. Всем спасибо и живите до старости.

14:19 

В общем, надо думать что писать еще. Целый год, ага. Но надо. Потому что вдруг пусто как-то в душе. Вру конечно, нифига не пусто, но надо чтобы что-то висело иначе что это за жизнь? Завтра будет еще один хороший день. И после завтра тоже. У меня удивительно долго сохраняется позитивное осеннее настроение и оптимизм. А за окном офигенный дождь и это повод пойти на улицу. да

04:28 

все очень странно. Но зато чуточку проще. Потому что хватит это терпеть. Я не такой уж и любитель хаоса, чтобы держать себя своими же руками в неведении. А четыре года только тем и занимался. Нудаладно. Поехал в жопу изучать дерьмо. Бля. И если дерьмо это всего лишь дерматовенерология, то жопа это реально далеко. Удачи нам

19:36 

-Скажи, Сэмми, а чего тебе больше всего не хватает? Ну, из того что было раньше... Ты все время говоришь насколько проста и понятна жизнь стала сейчас. - Роберт на секунду остановил коляску, но Сэм даже не пытался оглянуться, он шел опустив голову, с трудом переставляя ноги. Роберт с трудом начал вращать колеса опять. - То есть ты постоянно молчишь, но из твоих редких слов ясно что тебя все устраивает. Так вот. Есть хоть что-нибудь чего тебе смертельно не хватает?
Некоторое время они шли молча. Роберт ждал ответа, а Сэм просто шел вперед. Мысли еле двигались в голове, думать было невероятно тяжело. Каждый шаг был результатом нешуточного не только физического, но и мыслительного усилия. Вокруг завывал ветер, перегоняя с места на место пыль и немногочисленные фрагменты стоявших здесь зданий.
-Музыки. - язык плохо слушался Сэма. Воды им опять не хватало, но когда вопрос все-таки достиг его сознания, Сэм понял что ответить действительно важно. И что музыки ему и правда не хватает смертельно. - Каждый раз когда мои родители начинали ссору, я включал по-громче пластинку. Слушал с закрытыми глазами, или пытался проникнуть в суть картинки на обложке. Казалось с каждой мелодией я приближался к понимаюнию чего-то важного. Но так никогда до конца и не понял. И об этом сейчас жалею. А ты слушал музыку, Робби?
-Редко... Меня сначала хотели отдать в музыкальную школу, но у отца не хватало денег, так что это меня миновало. А самому слушать... Музыка была частью той картины, ради которой я почти решился прогулять уроки однажды. Солнце светящее ровно в лицо, обрамленное деревьями и дорога вверх под уклон. И где-то на середине пути уличные музыканты. По-правде, я никогда не задумывался что же именно они играют, даже не прислушивался. Они просто были частью цельной картины, дополняли образ. Ты же понимаешь о чем я?
-Понимаю, Робби. Но музыка это не часть образа, это его основа. Ну для меня, конечно. Я как-то даже подрался из-за пластинки. Ха! - Вместо усмешки получился сухой кашель, но Сэма это не волновало. - Я никогда не дрался из-за девчонок, а вот за пластинку было дело. И она стоила тех синяков и ссадин. Тебе наверное не понять этого. У нас появился грамофон когда я только-только учился говорить. И родители были вечно заняты. И я учил слова по ариям и балладам.
Робби снова остановился, подул на красные натруженные руки и откинулся на спинку кресла - Все, давай привал. А то скоро мне и руку придется отнимать, как тогда ногу. Будет неприятно, а тебе придется толкать меня вперед. А драться... Это страшно? Я никогда в жизни не дрался. Либо убегал, либо прятался. Но не дрался.
-Драться это не страшно. - Сэм уселся на краю дороги и начал поочередно щелкать суставом каждого пальца. - Убегать страшно, а прятаться и того хуже. А когда дерешься уже не боишься, самое страшное произошло и если остановиться ничего не измениться. Поэтому идешь до коцна. Как мы сейчас. Ты тоже дерешься, не убегаешь, не прячешься иначе умер бы, а дерешься, Робби. Пусть и выглядит это иначе.
-Нет, Сэмми. Это ты дерешься, а я все еще убегаю. Я начал бежать еще до того как это началось, намечалась драка, со мной в роли груши, но тут крыша рухнула и я побежал. Я никогда не чувствовал себя легче чем тогда. Я не задумывался - только бежал.
Сэм засмеялся. Откинулся в пыль, наглотался песка, но хохотал, отвратительно, каркающе хохотал. - Робби, пора остановиться. Ты никуда не придешь если будешь убегать от чего-то. Это не самая лучшая цель в жизни. Иногда мне кажется судьба дает нам именно то, чтобы мы изменились. Посмотри на свою ногу - Сэм ткнул пальцем в обрубок - она пытается замедлить тебя, остановить, заставить встретиться глаза в глаза со страхом. А ты прячешься за вечной болтовней, плетешься следом за мной как хвост и всё сильнее закрываешь глаза. Открой их уже. Открой и иди вперед. Или встань и сражайся. Хватит прятаться!
Роберт беззвучно хватал ртом воздух, его сухие глаза вдруг начали слезиться. Сэм откинул голову вверх и уставился на глубокое синее небо над головой. Его мутило, казалось он сейчас провалится вверх как в колодец.
-Сэм. Я не знаю как это сделать. Я бы хотел. Но я бегу и не могу остановить себя. Я думал однажды ночью я проснусь от страха и остановлюсь навсегда. Но я бегу и я жив. Разве этого мало?
-Это не жизнь, Робби. Остановись, пока еще у тебя есть силы чтобы драться. Развернись и почувствуй что такое жизнь. Ты каждый день убегал от своего солнца в темные классы. Ты каждый день прятался. Хватит. Иди на вершину холма. Посмотри на солнце и хоть раз сделай так как хочешь.
Некоторое время они молчали. Сэм лежал, Роберт сидел в коляске, двигая колеса вперед-назад будто в нерешительности. Сэм внезапно для самого себя начал насвистывать давно забытую мелодию. И тут Роберт не говоря ни слова развернул коляску и поехал обратно. Лишь скрип разбитых колес нарушал тишину. Даже ветер затих. Сэм удивленно поднял голову. Хмыкнул и уронил её обратно. Шуршание колес удалялось, А Сэм так и лежал. Он думал о том что будет дальше. О том насколько он устал драться и что теперь он не знает куда идти и как не свихнуться. Он все еще хотел выйти к морю. Но пустыня не желала заканчиваться.
Сэм снова поднял голову. Вдали, там откуда они пришли, виднелся человек, Роберт. Он шел с трудом сгибая ногу, оставив позади себя коляску. Шел, прикрывая глаза от солнца, глядя куда-то вверх. Туда где его ждала вершина холма.
Смех снова разобрал Сэма. Дышать было тяжело, горло саданило и глаза горели, как огнем. Он закашлялся, будто выплевывая свои легкие. В голове шумело.
-Ну и что мне теперь делать, Робби? Ты достиг своего. А что делать мне?
Он замер еще на секунду и осознал что шумело не в голове. Он отчетливо слышал как волны бъются о берег. Кажется даже тело ощущало эти удары. Воздух стал влажным. Запахло солью и открытым пространством. Пыль под его руками стала песком.
-Вставай, Сэм. Кажется нам снова делают подарки. - Он попытался снова оторваться от земли. Не смог. - Ты чертовски устал, Сэм. Но попытайся. Мы должны.
И он пополз на звук прибоя, с трудом глотая воздух, загребая руками песок.
-Двигайся, Сэм, двигайся. Иначе все это зря.
Каждое движение добавляло сил. Он слишком хотел увидеть море, чтобы сдаться именно сейчас. Со звериным рычанием Сэм поднялся. Сначала на колени, потом на ноги. И наконец его взгляду открылась безбрежная синева.
Темно-синее море, волнующееся, злое море, где-то вдалеке сливалось с таким же темным, злым небом. И граница эта плыла в глазах Сэма, он не мог понять даже где кончается берег. Вода накатывала на него. Он шел все быстрее, Уже почти бежал, спотыкался, почти падал, но бежал вперед. В глазах темнело. Мир сливался. Оставался один прибой и поднимающиеся волны. Сэм рухнул головой в них и исчез.


20:50 

Такой пост въебался. ну пиздец

21:35 

Ну. Выходные наступят чуть раньше, чем я думал вчера. А еще я вижу красоту вокруг себя. И замечаю некоторые вещи которые не замечал раньше. Наверное потому что у меня есть на это время? Но Все равно классно. Чуваки. К вечеру все становится лучше чем было в обед. А утро всегда доброе. Жизнь хороша - не сомневайтесь

18:14 

Невероятно забавные приключения Меня в собственной голове. Которая кстати немножечко трещит. (Что и мешает мне расставлять запятые, не обессудьте). Болеть всем телом, не соображать головой и вообще радоваться жизни - это здорово. Держать организм в постоянном, но компенсированном стрессе - идеально. Пока не сдохнешь. Я все время боюсь что поломаюсь и перестану отличаться умом, а главное сообразительностью. Но я ведь уже. То что тупо - отупеть не может, это радостные новости.
А завтра мне придется краснеть за себя, тут сестра права. Но меня пригласили, я не могу не пойти, точно так же как я не мог подготовиться раньше. Иначе это был бы уже не я. Вы ж понимаете о чем я? Если я доживу до выходных, а я доживу. Можно будет хорошенько выспаться. Правда, боюсь, я найду что-нибудь чтобы себе помешать.

Записки графомана

главная