Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:42 

Лес заставлял молчать. Что-то удивительное было в этом живом, дышащем, растянувшемся на сотни миль чудовище. Деревья, высокие, крепкие, здоровые наводили оторопь. Подлесок густой вдалеке, давал укрытие и закрывал обзор, позволяя фантазии разгуляться. В таком лесу не грех водиться и лисам, и волкам, может быть даже медведям. Лес воплощал первозданность, отрешенность, пренебрежение. Для леса человек был ничем, пустым местом, пылью на ветру. Даже асфальтированное полотно шоссе будто не перезало лес, а лишь с его великодушного разрешения теснилась в долине. После дождей дорога превращалась в настоящее болото, а лес смотрел на неё свысока, как и следовало делать существу с тысячелетней историей. Лес был здесь когда людей не сковывали дороги остовляя всего два направления. Лес был здесь когда людей не сковывал даже разум. По крайней мере так казалось Люпу. И он об этом сообщал нам. Успевая зарисовывать что-то в блокноте, монотонно бубня комплименты лесу, будто извиняясь перед ним за нас всех.
По его просьбе мы ехали медленно, со скоростью идущего человека. Неф заинтересованно смотрела в открытое окно, изредка фыркая, то ли почуяв зверей, то ли пронявшись словами Люпа.
Хоуп вела машину, медленно и аккуратно. Мы договорились что на спокойных участках будем по-немногу учить её водить. Как тогда сказал Люп, с улыбкой пожимая плечами: "Чтоб хоть что-то полезное научилась делать, пока с нами". Хоуп тогда фыркнула в ответ, но училась водить с явным удовольствием.
Я медленно погружался в транс от слов Люпа, у него опять пробивался акцент, делая речь все больше напоминающей сказочное повествование. Лес все не кончался, я даже не знал что в Америке еще остались такие леса. Оказывается вполне. Возможно мы заехали слишком далеко на север и выбрались наконец из пустынь и открытых полей, это были хорошие новости.
Хоуп, не говоря ни слова, медленно припарковалась, вышла из машины, оставив дверь распахнутой, поднялась на цыпочки, вдохнула полной грудью как после долгого погружения, обернулась с улыбкой. Посмотрела на меня, все так же молча перевела взгляд на Люпа, тот продолжал рисовать, будто и не заметив остановки. Схватила под горячее брюхо Неф. Кошка все еще внимательно смотрела в тень подлеска, наверняка уже общаясь с обитателями леса на каком-то известном лишь животным уровне общения. Хоуп обогнула машину и обернувшись махнула нам рукой. Заинтригованный, я покинул машину, кивнув Люпу:
-Вот сейчас бросим тебя здесь, будешь знать как на друзей внимания не обращать.
Он лишь улыбнулся в ответ и продолжил рисовать, сейчас его не было с нами.
Хоуп сидела на огромном булыжнике похожем на голову тиранозавра, покрытую мхом и светлым налетом пыли. Неф устроилась на руках девушки, насторожив уши, медленно пряча и выпуская когти.
-Люп глупый. - Абсолютно уверенно произнесла Хоуп. - Он думает что лес здесь самый старый. "Посмотрите-ка, этим деревьям полтыщи лет, а до них здесь стояли такие же, а до них наверное еще одни, а люди здесь ходят и вообще как муравьи" - передразнила она, забавно пытаясь повторить картавый акцент. - Лес может и живой, может и старый, может и полон других существ, посмотри как Неф насторожилась, а? Уже не похожа на разленившуюсь королевну, хищник, опасный ночной убийца, да? - Она нежно провела тонкой рукой по кожистой голове, Неф на секунду перевела на неё взгляд, но тут же вернулась к наблюдению. - Неф тоже глупая. Но есть кое-кто намного серьезнее этого вашего леса, кое-кто старше его, существенней... - Хоуп задумалась, подбирая слова - Астрономичней! Вот.
Свежий пропитанный озоном и теплым дыханием леса воздух пьянил, я сел рядом с ней на камень, подумал, опрокинулся на спину, чувствуя каждый выступ своим телом, впитывая его тепло, понимая что одежда безнадежно испорчена пылью, мхом, солью. Камень лежал здесь так давно что покрылся налетом соли, я представил себе как в ночи, в свете полной луны сюда приходит лось с огромными разлапистыми рогами и слизывает соль, точит рога, дергает ушами услышав шум машины и скрывается в лесу, не оставляя случайному путнику даже намека о той жизни, что происходит здесь без ведома людей.
-Во-от! Ты-то меня понимаешь! - Торжествующе заявила Хоуп. - По лицу вижу понимаешь. Этот камень, хочется сказать, мол, лежит себе камень в лесу, рядом с дорогой, но это не верно! В корне! Это лес растет вокруг камня! Это дорогу построили рядом с ним! Камень старше всего что мы с тобой знаем, всего что мы изучали, старше всего человечества! Старше леса, не хочу говорить громко, но вполне может быть что где-то, далеко отсюда, может в глубинах уже не существующих гор, этот камень ждал своего часа, еще тогда, когда жизнь не вышла на сушу. Если распилить дерево - можно посчитать сколько ему лет по кольцам. Если ты заглянешь внутрь камня, узнаешь о процессах что шли вокруг миллионы лет назад, когда этот камень только только появлялся на свет, в муках колоссального давления и температуры. А этот горе-художник восхищается каким-то лесом! Ха! Вокруг нас всегда целый мир, целая древняя вселенная, старше любого живого существа. А мы называем это придорожными камнями, пинаем их по дороге домой от скуки. Люди не могут смотреть так далеко, не хватает масштабов и просто закрывают на все глаза. Отказываются смотреть. Люди отвратительные.
-Нет. - С закрытыми глазами, тихо ответил я. Я был занят, пытался в голове охватить всю историю так восхваляемого Хоуп камня.Не получалось. - Не отвратительные. Просто глупые. Поехали отсюда, мы слишком скоротечны чтобы отвлекать и этот лес... и этот камень.


20:10 

-Только не смейся.
-Хорошо не буду.
-Ты что-то легко согласилась. Опять думаешь свое слово нарушать, да?
-Эй, я же сказала - не буду. Что за наезды?
-Да... Просто. Забей. Только не смейся.
-Сказала же не буду! Рассказывай, делись.
-Я влюбился.
На секунду повисла тишина. Я слышал как шуршат шины машин на дороге около парка. Кажется, даже было слышно как летит самолет высоко в небе. Затем послышалось какое-то хрюканье, кашель переросший в заливистый женский смех, громкий, заразительный. Я улыбнулся, спрятав лицо в книгу. Попытался углубиться в сюжет, но двое на противоположной лавке отвлекли меня снова.
-Вот я так и знал! Говорила же! Вот же женщина! - Прошипел с обидой в голосе парень. Он напоминал швейцарский нож, где руки и ноги раскладными инструментами выдвигались из тела, ему приходилось прилагать ощутимые усилия, чтобы не размахивать руками слишком уж сильно. Девушка пыталась сдержаться, хихикала, заливаясь каждый раз как поднимала взгляд на его покрасневшее лицо. Обиженный в лучших чувствах парень скрестил руки на груди, вперил в неё взгляд, по его мнению уничижительный. С моей точки зрения это был взгляд оскорбленного в лучших чувствах щенка. Для девушки, похоже, тоже. Она продолжала смеяться. Наконец он тоже начал улыбаться:
-Ну что ты все ржешь? Да, я влюбился, что в этом такого смешного?
-Просто... - Девушка пыталась отдышаться - Просто... Знаешь, у тебя периодичность идеальная! Сейчас! - Она достала телефон и начала сосредоточенно что-то в нем искать. Я рассматривал её над книгой. Светлая. Самое подходящее слово, её лицо будто светилось, возможно от лучей осеннего солнца, может виноваты соломенные длинные, до пояса, волосы, не уверен. Возможно темный пиджак так выделял её лицо. Еще она была хрупкой как кукла, с тонкими фарфоровыми руками и аккуратной шеей. При каждом резком движении парня я боялся что его руки вылетят слишком далеко и сломают её. Но каждый раз девушка уворачивалась, сама того не осознавая. Они знают друг друга очень давно, подумал я почему-то.
-Вот! - Она с победным видом показала ему мобильник - Ровно два месяца! Смотри! Почти минута в минуту!
-Что там? - С подозрением спросил парень, вытянув шею и заглядывая ей через плечо. - А-а-а, нет ну это не то. - Он как-то поскучнел и отвел взгляд.
-То-то - с энтузиазмом возразила девушка. - Ровно два месяца, и что ты мне пишешь? "Ира, я влюбился?" Ну ничего, тогда прошло и сейчас пройдет. А вообще, ты извини что я смеюсь. Если нужно будет помочь выбрать алкоголь как в тот раз - обращайся, помогу.
-Ну уж нет! Я ж потом три дня в себя приходил, до сих пор легенды ходит что в комнате творилось.
-Зато любовь свою забыл - без сожалений пожала плечами Ира. - Ванька, ну а что мне оставалось делать? Ты три дня как мешком ударенный ходил.
Ваня кивнул, с ногами залез на скамейку, задрал голову в небо и просвистел какой-то слабо знакомый мотивчик. Девушка закинула ногу на ногу и уставилась в мою сторону. Я срочно уткнулся носом в книгу, получалось немного неловко, но они разговаривали слишком громко.
-Понимаешь, Ир. Я безнадежный романтик.
-Знаю, принимаю, терплю. Дальше что?
-А то. Я безнадежный романтик, а сейчас даже ни одного комплимента ей придумать не могу, представляешь? Мой мозг сдает позиции, совершенно. Сердце бешено колотится и заставляет вести себя... ну как деревянный солдат одного не безызвестного Урфина.
-Который Джус? Знаем, читали. Это, кстати, на тебя не похоже. Что-что, а говорить ты любишь. - В голосе Иры появилась заинтересованность, она даже бросила вгляд на друга, будто убеждаясь что он все еще он.
-Да в том и дело, я вроде как и говорю... Но все не о том. Вот ты представь. Я открываю её фотографии в интернете, просто из универа, с занятий, с каких-то мероприятий. И не могу их смотреть. Меня что-то аж сжимает изнутри, руки будто трястись начинают. И чувство что я всегда должен быть рядом. Это вообще законно? - Парень с головой отдался откровению, его лицо стало до ужаса серьезным. - Я боюсь что однажды подойду к ней вот просто так и скажу что люблю её. И пусть хоть падает от смеха. Не важно, у меня сердце слишком маленькое чтобы держать в себе такое чувство. - Он печально вздохнул и с тоской произнес - безнадежный романтик...
Я встал, захлопнул книгу, поправил очки и пошел прочь. Надеюсь они не подумали что я их подслушивал. Но это была не моя история. В своей мне хватило сил молчать. К несчастью.

20:18 

Когда дело доходит до серьезных терок, надо просто стоять и смотреть в глаза оппоненту. Чем меньше ты скажешь тем четче твоя позиция, кароч. А то я слишком много разговариваю. Стоишь и повторяешь свой главный тезис. Такая парадигма общения спасет от преждевременного закрытия чакр и патологического гештальта. Гарантирую.
А еще я расстраиваюсь что все так выходит. Сириосли, дело не в том как протекает процесс общения, а в самом моем желании перейти на физический уровень взаимоотношений пренебрегая вербальным. Потому что у меня в голове кроме табуированных слов ничего и не остается после небольшой вербальной коммуникации с субъектом. Да и с позиций его извращенной логики все выглядит довольно просто и понятно. Вот такая вот дихотомия. Сам не знаю что делать. Сбегу из дома:3

20:28 

Я тону в этой пустоте. Знаете ли. Время идет, идет быстро. Но этого все еще недостаточно. И бывает такое что я просыпаюсь в воскресенье, а перевожу дух только во вторник. И я надеюсь что так будет чаще. Мне страшно.
Я не верю в происходящее. Мне нужны доказательства, желательно ежедневно. Но это невозможно! И пора это признать. Пора понять что не может быть все так как хочет один человек. Поэтому просто закрой глаза, соберись, сделай глубокий вдох. Выдохни. Почувствуй как сомнения выходят с потоком теплого воздуха. Раскинь руки в стороны, почувствуй крылья за своей спиной. И иди вперед, потому что больше идти некуда.
Поверь в себя, потому что больше некому. Поверь в других, потому что если не ты, то кто? Хватит метаться. Почувствуй - ты знал что так будет. Теперь держи спину прямо, стопы параллельно, а шею расслабь. Она тебе не поможет.

19:05 

Кароч. Тема такая. Мне надо немного поразбираться в себе чтоб легче было жить. А то бесит.
Так вот. Есть люди которым пишешь и которых хочешь видеть когда тебе херово. Потому что они позитивные и улыбаются. Но! Напомню тебе, мой противогазоносный друг, что те люди которые позитивные и улыбаются нахрен не нуждаются в твоем нытье. Поэтому. Не пиши и не видь, если нет твердой для того причины. Не порть людям жизнь.
Далее. Иногда тебе очень хочется услышать ответ вот прям щас. Потому что ты ничем не занят и скучаешь, а ответа ни-ни. Ну вот в такой ситуации, иди широкими шагами, да куда-нибудь подальше. Вот ты знаешь насколько далеко, пока мерило самоценности не отвалится. Учитывай епт интересы других людей. Вот это будет действительно ценно.
И еще. Пиши, э. Пиши, епта. Мозги очищаются и ум в порядок приводится, не хуже чем от математики, тем более что последняя для тебя закрыта. Успеха.
И ВЫСЫПАЙСЯ БЛИН!


20:25 

Все могло бы быть иначе. Совсем. И по-другому от этого иначе тоже могло бы быть. Но тогда я был бы другим и не смог того что смог в этот раз. И три года ожидания наверное того стоили. И еще два года я выдюжу. Но как же хочется передать все что происходит внутри. уже сейчас. Ребятки, я тону кажется. И это опыт

20:54 

Ну, все-таки стоит сказать пару слов, ребятушки.
Лето закончилось. Жизнь продолжается. Август был удивительно двуличен. Кажется так. Июль и Июнь... ну они просто были.
Я так и не выбрался на пляж, ну да это проблемы пляжа, а не мои.
Все хорошо. И это я не себя убеждаю, братцы. Я правда думаю что все хорошо. Но расстояния... они слишком большие. И это тоже опыт.

15:00 

Дни идут, лето на дворе ребятушки. Из свежих мыслей:
Когда ты танцуешь на знаках лица людей не запоминаются, практически совсем. Вообще все что происходит становится этаким потоком мгновений, как во сне. И потом тебя могут о чем-то спросить, а ты даже не знаешь было ли это. И ведь даже не пил. Понимаете о чем я?
Еще чтобы пожаловаться: меня в этом году слишком много. Это не правильно. Это тешит мое самолюбие, конечно, но это не правильно. Я делаю все для себя, а не для других и дело совсем не новых аватарках, я надеюсь. Но выглядит это именно так будто я хочу выпендрится. И вот меня терзает сомнение - а не хочу ли я?
И это тоже опыт, забавный опыт.


06:12 

Ебись оно все паравозом, короче. Я не знаю что бесит меня больше - происходящее или мое к нему отношение, но все определенно идет как надо. Правда надо было еще раньше все решить, времени меньше бы потеряли.

22:42 

Солнечный день. Широкая улица, солнце отражается в окнах домов. Небо наполовину скрыто мягкими, пушистыми облаками. Мимо мостовой с грохотом проносятся машины: легковушки и грузовики, мягко шуршат шинами по асфальту, встряхиваются на редких выбоинах. Двери и стекла первых этажей покрыты рекламой, расписанием работы маленьких кофеен, магазинчиков, парикмахерских салонов. Невысокие, похожие на зеленые воздушные шары, деревья отделяют улицу от дороги. Привалившись спиной к старому, трехэтажному дому сидит молодой парень. Он гладко выбрит, в свежевыглаженных брюках и дорогой рубашке с закатанными рукавами, в его руках скрипка. Галстук обматывает запястье правой руки вместо напульсника. Глаза закрыты, по лицу блуждает улыбка. За витриной музыкального магазина видно, как старик-продавец примеряет на себя пиджак, того же цвета что и брюки парня.

Парень сидит на черной мантии, с красной каймой. А перед ним стоит четырехугольная шапочка с кистью. В ней несколько монет. Парень играет, сначала смычком, потом отложив его в сторону перебирает пальцами по струнам. Он что-то поет, или, скорее, кричит в пустоту улицы, навстречу машинам и солнцу.

Мне хочется подойти ближе и услышать о чем он поет, но я не успеваю. Парень подбирает скрипку, перекидывает мантию через плечо, высыпает деньги из шапочки в банку для чаевых ближайшего кафе и уходит. Белая рубашка уже исчезла в конце улицы, а у меня в голове все еще звучит мелодия, которую я не услышал.


22:03 

Короче так посоны. Впервые за действительно долгое время, я ощущаю нехватку себя. Мне не хватает соображения и понимания чтобы осознать происходящее до конца. И это забавно. Не в том смысле что смешно, а в том что хороший опыт.
Очень много вещей теряют свою трагичность, если подумать что это всего лишь хороший опыт. И наверное я бы об этом написал, но не уверен что сегодня. А как известно, о том, о чем я не написал - я не напишу. Пора признать что я не способен понять любого. Возможно так будет легче

21:33 

-Как-то холодно сегодня, тебе не кажется? - Хоуп прижимала руки к костру, пытаясь согреться, последние полчаса она подбирала фразу с которой можно было начать разговор. Весь день они молча шли, вперед и вперед. Люп смотрел по сторонам, молча со взглядом затуманенным какими-то своими мыслями, он будто был в другой вселенной, не здесь и совсем не сейчас. Хоуп молчала, она слишком устала, слишком давно они последний раз спали в нормальных кроватях и ели еду, которая хотя бы на вид отличалась от грязи. Она вспоминала зачем пошла за Люпом и не могла вспомнить. Она хотела говорить, но не понимала о чем. - И вокруг, как-то невероятно пусто. Даже зарева нет на горизонте, видишь?
Люп, не говоря ни слова, опустился с другой стороны костра, привалился к своему объемистому рюкзаку и вытянул ноги со вздохом облегчения. Запрокинул голову наблюдая за звездами сквозь тонкие невесомые облака. Луна еще не взошла, ночь была темна и далекие светила не разгоняли густой мрак. Костер чертил скупой круг теплого желтого света вокруг себя, краски за пределами этого круга сгущались до полной непроницаемости.
-Мы теперь официально посреди абсолютной пустоты, как думаешь, а? - Хоуп не сдавалась, ей невероятно хотелось говорить, слишком много тишины за день. В прошлой жизни такого не бывало никогда.
-Абсолютной пустоты, говоришь? - Люп приподнял голову, он говорил медленно, будто вспоминая как правильно шевелить языком чтобы получались звуки. - совершенно в этом не уверен. По правую руку от тебя отличное шоссе, по которому в любую секунду могут пронестись люди, полные жизни на машинах полных света и лошадиных сил...
-Они не заденут нас. - Перебила Хоуп быстрой скороговоркой. - Хваленые люди, на хваленых машинах. Они пронесутся мимо, как проносятся самолеты над одиноким необитаемым островом, даже свет костра они не увидят в мелькании образов за окном. Мы не существуем для них. И ты это знаешь. Так почему мы не посреди пустоты?
Люп внимательно посмотрел на девушку, на блестящие в отсветах огня глаза, дрожащие от холода руки и фигуру сокрытую быстрыми тенями и ночной темнотой. - Черт, с тобой надо было разговаривать, да, Хоуп? Тишина побеждает тебя? - Он пожал плечами и заозирался по сторонам. - Прости, я исправлюсь. Но хорошо, если тебе не нравятся машины, присмотрись внимательней к горизонту. Вон там, - он указал рукой за спину девушке - Там нет огромного подземного пожара, которым пылает мегаполис. Но видишь точку? Видишь она снижается и исчезает у самой земли? Это небольшой сельский аэродром. И на него только что приземлился путешественник. Сейчас он заправит горючим своего железного товарища, пожмет руку хозяину заправки и тоже ляжет спать. В спальнике под крылом своего самолета, понимаешь? Если хочешь, мы даже по темноте дойдем до туда, часа за два. Разбудим его, послушаем ворчание старого боевого пилота, ушедшего в отставку, но не сумевшего забыть небо. - Он завороженно смотрел куда-то в пустоту, так что Хоуп обернулась, убедиться что тот летчик не пришел к ним сам. - Или во-он там. Видишь? Тонкий, чуть светлый луч? Это фонарь, там семья с соседней фермы ищет сбежавшего сына. Они почти что нашли его - замерзшего, оседлавшего ветку иссохшего дуба. Вокруг ствола ходит старый седой пес, они сами выгнали его несколько лет назад, когда он чуть не покусал непоседливого мальчишку, который вечно дергал его за старый седой хвост. Теперь пес напугал сбежавшего, не дал сломать ноги в глубоком овраге, загнал на дерево и лаем зовет подмогу, ты не слышишь?
На секунду Хоуп будто бы действительно услышала далекий лай. Мгновением позже это просто трещали ветки в костре.
-Присмотрись Хоуп. Оглянись вокруг, хватит наблюдать за собой. А то и все вокруг будет так же мелькать образами. За окнами твоих глаз.
-Как так получилось, что я сейчас здесь? Люп, это будто задумался и пришел в себя посреди диалога. Насколько я должна была быть наивной, чтобы поверить обросшему, грязному иностранцу в баре? Как ты уговорил меня куда-то пойти. Я не могу вспомнить причину. - Хоуп смотрела в пустоту, на секунду она поверила в слова Люпа, но секунда прошла и она снова была у костра, посреди не родного ей штата, в далеке от всей её привычной жизни.
-Когда ты сможешь дать ответ на вопрос зачем поступаешь так, а не иначе, тебе не понадоблюсь я чтобы идти вперед. А пока... просто поверь мне. Поверь пилоту и старой собаке. Поверь костру и дороге. Побудь наивной чуть дольше. - Люп говорил тихо, сквозь костер, глаза блестели как два уголька. Он походил на шамана который читает заклинание.
-Брось, Люп, хватит твоих фантазий. Мне надоели сказки, верни меня в реальность. - Девушка на секунду испугалась что он не отпустит. Что силой заставит её смотреть на его мир, настолько отличный от привычного ей. Или, что хуже, она согласится с ним добровольно, еще пара таких же запутанных и сонных фраз.
-Как хочешь, Хоуп, - Тут же согласился Люп. - Самое время поспать. - Он бесприкословно стал расстилать свой спальник, Хоуп не могла разглядеть его лицо в темноте. Разочарован ли он? Еле сдерживает замечание или может именно этого он ожидал? Она не знала. Оставалось только последовать его примеру и готовиться ко сну.
-Но, спроси себя, Хоуп. Ты уверена, что твоя реальность хоть чем-то лучше моих сказок?


07:13 

Мы ведь все прекрасно знаем - не обязательно писать стихи чтобы быть поэтом. Можно не рисовать картин и оставаться художником. Можно не говорить ни слова и быть человеком. И это знание наполняет меня какой-то надеждой и радостью. Может быть я еще не совсем бесполезный? Может быть я поэт, художник, ЧЕЛОВЕК? Но я не знаю как в этом убедиться. И пытаюсь все время что-то кому-то доказать. А доказывать-то надо лишь самому себе.

19:58 

Когда-то мы жили в горах. Среди высоких, островерхих сосен, по горло в белом снегу, снегу который можно пить как воду. Когда-то мы жили в горах. Где даже камни промерзли насквозь. Где в сердце каждого волуна живет лед. Когда-то мы жили в горах. И наши сердца были полны отваги. Мы шли сквозь вьюги и метели навстречу солнцу. Когда-то мы жили в горах. Солнце светило нам с вершин этих гор, мы поднимались все выше чтобы быть ближе к нему. Мы поднимались все выше и становилось все холоднее. Мы презирали смерть, но смерть следила за нами. Каждый утес становился надгробием, каждый обрыв был могилой. Мы жили в горах. Мы были как горы, неприступны, спокойны, страшны в гневе. Когда-то мы жили в горах и не боялись громко славить себя и своих богов. Мы не боялись лавин, снегопадов и холодных ветров. Мы с детства дружили с ледяными гигантами. Мы улыбались каждому морозному утру. Когда-то мы жили в горах и горы росли вместе с нами.
Но затем мы спустились в поля. Мы предали солнце, предпочитая смотреть на него издалека. Мы признали луну - она вершила наши судьбы теперь. Говорила когда сеять и когда пахать. Мы забыли горы и они рухнули в наших душах. Снегом мы пугали детей. Мы спустились в поля, мы полюбили реки и озера. Мы ели не мясо диких козлов, выращенных острыми скалами. Мы ели травы и ягоды, взрощенные посевы, рыбу пойманную в холодных водах рек. Горы рухнули в наших сердцах. Горы отвернулись от нас и стали неприступны для наших детей.
Когда-то мы жили в горах. Теперь мы ищем горы повсюду. И не можем найти.

20:39 

Трудно быть богом. Действительно трудно. Знаете, вы погружаетесь, в тот застойный, холодный, липкий средневековый мир. Начинаете ощущать то же самое, что и сам Румата. Тот, германовский Румата. Не Стругацких. Фильм настолько же страшнее книги, насколько Сталкер Тарковского. Или даже еще дальше.
В книге запоминаешь Барона Пампу, благородных донов хлещущих вино и собственно все. А в фильме вся безысходность в упор. И гайбы как никогда кстати.
"-тебе нравится такая музыка?
-у меня от нее живот болит"
У меня от таких фильмов живот болит. Но я не жалею, нет.

19:51 

-Посмотри — Люп, не отрываясь от блокнота, позвал девушку — Глянь за горизонт, Хоуп. Видишь? Зарево. Огненные брызги. Ведь это не пожар, город, крупный наверное городина, раз так пылает. Он затмил собою небо, ты видишь?

Острый подбородок лениво приподнялся, Хоуп прищурилась сквозь челку.

-Не хочу я смотреть на город. Лучше в небо. Я столько звезд ни разу не видела. А твой город скрывает их. Лучше бы его там и не было. - Она опять уронила затылок на руку и уставилась вверх. Люп не ответил, продолжая рисовать.

Рядом шелестели деревья, маленький аккуратный костерок приятно грел и бросал быстрые тени на её лицо. Хоуп улыбалась.

-Ты говорил, часа два назад, что чувствуешь, мол небо нам радо. Да. Так и есть. У меня чувство что я улыбаюсь куда-то вверх и мне оттуда улыбаются в ответ. И то что крыши здесь никакой нет, это плюс, все-таки. Понимаешь, меня пронзают чувства... Им не откуда взяться, но они есть. В голове играет музыка, вплетаясь в звук костра и твоего чирканья, понимаешь? Земля под спальником будто обнимает меня. Небо улыбается. Это... Да черт, скажи мне кто-то такое, я была бы уверена, что не обошлось без какой-нибудь забористой химии. Но это просто есть. И сама мысль что такие чувства можно призвать чем-то... Она... ну, в общем, она абсурдна. Такое либо не наступает никогда. Либо догоняет тебя и навсегда остается в твоей памяти. Понимаешь?

На секунду Люп оторвался от попыток изобразить пылающий за горизонтом электрическими огнями город одним простым карандашом. Он потянулся, посмотрел внимательно на ждущую ответа Хоуп и улыбнулся:

-Когда я впервый раз почувствовал дыхание этого... всего, я пытался нарисовать молекулы воздуха вокруг себя. Как ты думаешь, я понимаю тебя?

Девушка перевела взгляд на деревья. Карандаш Люпа снова заскрипел по бумаге. Через некоторое время, она произнесла:

-Иногда мне кажется, что ни один человек не сможет понять другого до конца.

-Иногда я в этом уверен. - Люп упал на спину и тоже уставился на звезды. Костер трещал, догорая. Город за горизонтом догорать даже не думал. Небо тепло и внимательно разглядывало людей.


17:17 

Это был сложный день. Ну. то есть утро сложное. а так все норм. Высыпаться. Куда?

17:13 

Продолжаем мотивировать
Фигура в пыльной шинели с трудом привалился к полуоформившемуся оборонительному валу. Дрожащими от усталости пальцами достал сигарету из коробки в мешковатом подсумке. Похлопал себя по нагрудным карманам, выдохнул и произнес хриплым, сухим голосом:
-Сашка. У тебя зажигалка близко?
Куча пыли в паре метров от него зашевелилась, породив голову замотанную в темную от пота бандану. Один глаз головы с трудом разомкнулся:
-Иди ты к фрагу, сержант, я только сон смотреть начал. - Но сквозь ворчание достал дешевую металлическую зажигалку и бросил товарищу. Тот подхватил её у самой земли и с кряхтением закурил.
-Отзынь, ты уже полчаса спишь, иди копай вообще.
Человек в бандане фыркнул. Некоторое время стояла тишина. Первый устало курил, будто даже дышать было тяжело. Второй спал с преоткрытым ртом. Сигарета осыпалась пеплом. Сухой ветер прогнал мимо поток песка.
-А может ну его нахер? Срань Императора, да мы же не успеем. Все равно не успеем. Это не земля, это фрагов гранит! Тут динамит нужен, а не лопаты. Нам не создать нормальной обороны. Мы целый день здесь копаемся, а результата с орков мозг! - Человек в бандане говорил вяло, будто неубежденно, закрыв глаза. - Ну расстреляют меня сегодня, ну так все равно послезавтра смерть. А так - лишний день в могиле отдохну.
Вместо ответа человек в шинели пнул его под ребра.
-Вставай, урод! Сдохнем мы, блядь! - Сержант вытащил саперную лопатку и замахнулся на удивленно открывшего глаза парня. Вместо удара всучил ему лопату и за воротник поднял на ноги. Силы новым потоком хлынули в его тело. - Никто не будет рыть тебе могилу, мразь! И я не собираюсь рыть могилу себе из-за того что ты устал и натер мазольки! Мы будем копать, будем долбить, если нужно грызть этот песок! И если мы сдохнем здесь, то с оружием в руках, до последнего сражаясь! - Он обернулся к другим с удивлением наблюдавшим за его вспышкой - Это всех касается, девочки! Перекур закончен! Копать отсюда и до рассвета! Пока не сотрете себе руки по самую шею! Пока не докопаетесь до ядра этой убогой планеты! И если хоть один остановится... Лучше вам не останавливаться, обезьяны лысые!
И он первый ринулся вперед, на будущий бруствер, круша грунт лопатой так, будто это был его последний и злейший враг.

08:02 

В свете последних событий

Немного мотивации для себя.
-Господа. Я хочу напомнить что буквально послезавтра ожидается экзамен. Это будет топографическая анатомия. Оперативная хирургия. Как продвигается подготовка?
-Подготовка?! Мы делаем все возможное! Но это капля в море! Экзаменаторы сожрут нас с говном на самом простом билете, нас выебут и высушат, так что хоть сразу в гербарий! Подготовка! Да мы обречены!
В наступившей на мгновение панической тишине раздался щелчок взводимого курка. Присутствующие судорожно втянули воздух в грудные клетки. В глубине души они были согласны с человеком, самым трусливым из них, или возможно самым храбрым. Самым здравомыслящим это точно. Их ждет печальная участь. Дуло болтера уставилось в лицо говорившему, его держал высокий мужчина, благодаря фуражке казавшийся выше всех присутствующих чуть ли не на голову.
-Что ты хочешь сказать нам, сынок - прошипел он - Я не слышу твоих предложений?
Человек моментально побледнел, на лбу выступила испарина, но он чувствовал поддержку в молчании остальных, он усмехнулся дрожащими губами:
-Расслабиться, мы не сможем сделать больше чем сделали уже, этого явно недостаточно, но ничего не хватит. Срезы? Оперативные доступы, приемы, инструментарий! И это без синтопии, голотопии, топографии! Мы обречены! Надо с пользой провести последние два дня, вы понимаете о чем я?
Громыхнул выстрел и с влажным звуком голова паникера раскололась, обрызгав осколками и ошметками окружающих.
-Кто еще хочет приятно провести отведенное ему время?! - Прорычал комиссар. - Кто еще чувствует желание проветрить мозги?! Ну же! Я жду!
Оставшиеся потрясенно молчали. Переводя взгляд с одного на другого, ловя их глаза своими, будто прицелом Комиссар выплевывал слова:
-Топография? Синтопия? Они что... действительно думают что смогут взять нас этой... ХУЙНЕЙ?! Вы что уже готовы сдаться? Ход сосудисто-нервных пучков для вас неизвестная величина? МНЕ СТЫДНО ЗА ВАС! Император видит, мы все эти годы были рядом! Биология, Анатомия, Гистология, ЕБУЧАЯ БИОХИМИЯ! ПАТАН, ПАТФИЗ! Мы уже побеждали! Мы побеждали не раз и победим послезавтра! Им нечего нам противопоставить! Мы знаем что нужно делать И МЫ СДЕЛАЕМ ЭТО! МЫ СДЕЛАЕМ БОЛЬШЕ! Пирогов, блять! Войно-Ясенецкий, фраг его раздери! Учите конспекты! Готовьте шпоры! Штудируйте методички и учебники. У НАС ЕСТЬ СИЛА! У НАС ЕСТЬ ЗНАНИЯ! У НАС ЕСТЬ ВЕРА! Мы будем бороться до конца! МЫ СДЕЛАЕМ ВСЕ! А Император избавит от остального! ВПЕРЕД!

02:08 

Странное дело, вроде выпил значительно и шатает уже и все такое, но пишу все равно без ошибок. Ну или успеваю их исправить до того как понимаю что это ошибки. Короче. Люди. Я с удивилением, но закономерно понимаю что вокруг чрезвычайно много классных людей и ничего уже с вами не сделаешь, вы вокруг. Я вас люблю за это. Надо стараться и соответствовать. Пять утра, а за окном опять херачит салют. Отлично. И я думаю выпить еще виски или мне уже хватит. Скорее всего хватит, несмотря на то что я не делаю ошибок. Завтра я буду отдыхать от всего этого. Но люди, которые классные и вокруг. К этому просто нельзя привыкнуть.

Записки графомана

главная