Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:45 

>> отыгрыш для Kira Izuru_div.3 (2-й игровой день, утро)

Shigekuni Yamamoto-Genryusai
<<== 1-й игровой день; ночь - сбежавший в леса Гинолис.

Неожиданно тёплым солнечным ноябрьским утром лейтенант Кира пришёл к капитану с докладом. И внезапно осознал, что что-то не так. Во-первых, с рейацу капитана было что-то странное. Во-вторых, в комнате творилось невесть что - на полу куча одеял, беспорядок вокруг. И в-третьих, капитан еще спал, по уши завернувшись в одеяло. Хотя через час его ожидал Главнокомандующий.
Попытавшись убрать с пола кучу одеял, Кира-сан внезапно находит в ней нечтно. Нечто оказывается мини-копией Гина, с лисьими ушами и хвостом.


далее - текст от Kira Izuru_div.3:
читать дальше
2-й игровой день; утро




 

@темы: экзамен, ночь, 3й отряд, 1-й игровой день

URL
Комментарии
2009-11-29 в 16:24 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Существо в одеялах скривило физиономию, заворочалось, пытаясь натянуть на себя одеяло, и сердито пробормотало, не открывая глаз:
— Изуру, что тебе?..
На секунду притихло, вроде бы найдя позу поудобней и потеплей, - и вдруг резко выдохнуло, открыло глаза (но, поскольку оно лежит лицом в одеяла, видно было только, как махнули ресницы), замерло. Затем голосом вполне проснувшимся и вполне узнаваемым, хоть и детским, повторило вопрос:
— Что, Изуру?.. - с не вполне понятными интонациями; но уж кто-кто, а санбантай-Кира-фукутайчо... имел богатый опыт работы с не вполне понятными интонациями.

2009-11-29 в 20:43 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Внутренний озноб исподволь переменился на нехороший, похожий на температуру жар. Ещё пару секунд Изуру разглядывал существо, склонив немного на бок голову и сдерживая разбредающиеся мысли. Вздохнул, наконец, одержав верх над дрожью.
- Документы - первое; Генерал - второе, через пятьдесят две минуты, - конспективно изложил Кира суть прибытия.
Помолчал, с печальным подозрением разглядывая то, что осталось от его капитана. Он предполагал, вдруг, все слухи, что его капитан - кицунэ - оправдались, и вот теперь перед ним лежит вымороченная версия капитана? Быть может, тогда... оно еще как-нибудь обратится обратно?
- Вы... вполне нормально себя чувствуете? - Спросил он с мрачной и участливой заботой (или озабоченностью), наводя предполагаемого капитана на первую из проблем.
Глаза лейтенанта же медленно темнели, одновременно с тем, как опускались ресницы. Он себя сам чувствовал немного предобморочно, но выдержка и богатый опыт работы со странностями его, да, держали.
Взглянул на лисотайчо пристальнее, оглядывая пушистую шерсть на ушах и смешной, ещё детский, нос, и знакомый прищур.
"Рангику-сан... может быть... раз они долго знают Ичимару-тайчо... может, они могут раскрыть что-то? Но нет, никогда не расспросшь, когда это может быть секретом".
Сощурился, сдержал вздох, чуть сжал пальцы. Как бы то ни было, капитан (если капитан) определятся сами, что они делают и зачем?
"... и, может быть, придется применить на себе киканшинки".
Кира вообще не помнил, чтобы он когда-нибудь так нервничал, был так напряжен внутренне, и так ожидал. И еще он очень, очень старался прогнать вопрос, почему именно с его капитаном - так.
"...или всё всегда так происходит? Вот капитан Сой-Фон превращаются в пчелу на ночь, капитан Кёраку оборачиваются полной бутылкой сакэ, а капитан Куроцучи какой-нибудь гусеницей с кальяном, и одни мы, бедные лейтенанты, продолжаем считать, что жизнь идёт свои естественным чередом..."
Тихий бред проявился в жутковатой нервной улыбке, с очередным вздохом ставшей спокойной, а затем Изуру вернул видимость контроля над собой.
"Если да, то я могу идти?" - Этого вопроса он не задал. Сейчас его долгом было обратить внимание капитана на его странный вид, сделать всё, что прикажут, и потом, только потом, сокрушаться, расстраиваться, разбираться во всем побочном. Увы, тень Генерала незримо висела со своим собранием даже над этим лисоухим малышом с интонациями Гина.
Ждать и терпеть, хотя в этом уже было что-то ненормальное.
И еще это создание было милым.

2009-11-29 в 23:10 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин, до того вжавшийся в самую стену и завернутый в одеяло с макушкой - так что не удивительно было, что лейтенант его и не заметил - спал здоровым сном капитана, всю ночь пробегавшего за своей второй сущностью (которая, будучи тоже капитаном, бегала весьма шустро и проблем умела доставить массу).
Тихий разговор где-то вне теплых недр одеяла все-таки добрался до ушей Ичимару - вполне, слава ками хоть за это, - человеческих. Он осторожно завозился на футоне, чуть приоткрыв глаза и стягивая одеяло до подбородка, чтобы иметь обзор.
Воспоминания о вчерашнем дне накатили как-то внезапно. И ночные надежды, что утром все окажется сном, все-таки не сбылись.
Санбантай-тайчо еле сдержался, чтобы не застонать, снова натянув на голову одеяло. Но все же взял себя в руки.
— А, Изу~уру. Уже видел.

2009-11-30 в 00:29 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Одеяло сдвинулось, и движение, такое масштабное рядом с маленьким подобием Ичимару Гина, внесло надежду. Появление капитанской головы было схоже с видением солнца после многодневного мрака, но осталось невыразимое: любопытство как жажда живого вопроса, опаска, - всё, что нуждалось в информации, а не домыслах. Наверное, спроси он: "Что это?" - капитан бы ответили. Что это? Ему бы наверняка откусили палец за такой вапрос, а вопрошать: "Кто это?" - не хотелось. И еще оставался род обиды на то, что еще один Ичимару Гин, маленкий и с лисьими ушами - здесь, а ему, Изуру, говорят непонятное "видел". Он, Кира, знает, что он "видел". Но "что" видел и видит? Если ему не дадут узнать сейчас, когда-нибудь обязательно задумается. А может быть попробует повторить.
- Видели? Хаа, Ичимару-тайчо.
"Кого они видели, Вабиске? Генерала Ямамото, бумаги, или лисенка-ребенка? Может быть, это Шинсо?"
Если бы Изуру был Ренджи, он бы спросил о существе в постели капитана. Если бы он был Хинамори, может быть и тронул бы. Но он был Кира, и от этого начал менять любопытствующую точку зрения.
"Дела капитана принадлежат одному капитану. Судить и толковать их может один Генерал".
Осторожно поднялся и отступил на шаг.
Беспорядок он уже видел, о причине начал догадываться.
- ... Не... Не нужно ли помочь вам чем-нибудь?

"А потом, если меня так заботит это создание, я помогу себе и найду сакэ. И тогда я смогу сколько угодно спрашивать бутылку и Вабиске о том, что я видел, и как мне лечиться... или спрошу у него самого, кто он такой". - Пришел Кира к консенсусу о том, как узнать, не узнавая и забыть, не забывая. Но... что бы ни думал он, а всё для него сейчас зависело от того, как и что пояснят капитан.
"И как быть с отрядом? Если они увидят? Если он так же любит сушеную хурму, то в сезон, когда всё будет ей увешано, разве это создание усидит? А капитан Куроцучи? Нет, нельзя, чтобы у него появились интересы здесь. Думаю, когда капитан Гин лучше проснутся, нужно будет спросить их об этом".

2009-11-30 в 00:50 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Ичимару сел, зарываясь лицом в ладони. Убрал руки от лица чуть погодя.
— Я про него, Изуру, — нервный кивок в сторону существа в одеялах не дал сомневаться в том, что именно Гин имел в виду. — Ты ведь уже видел.
Глянув при этом на физиономию своего второго Я, он еле удержался от желания показать язык.
Все-таки забавный ты, Кира-кун. Хоть и молодец ужасный. Никакой видимой паники. Хах.
Но капитан все же подозревал, что в мыслях Киры-фукутайчо было не столь радужно и безмятежно. Он и сам бы сейчас с удовольствием повпадал немного в истерику, отчаяние, еще во что-нибудь, обладающее столь же сомнительной полезностью... Но от подобных реакцией пришлось себя отучить ох как давно.
Гин прикрыл на несколько секунд глаза, собираясь с мыслями.
— Нужно помочь, Изу~уру. Ох, как нужно, — своеобычная улыбка уже освещала и без того светлый капитанский лик. — Для начала подай, пожалуйста, хакама.
Гин здраво рассудил, что не комильфо щеголять перед лейтенантом с голой задницей, говоря простым руконгайским.

2009-11-30 в 01:11 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Мелкое существо среагировало на происходящее фырканьем.

— Нормально, Изуру, — проговорило оно - тоном настолько ироничным, что смысл фразы менялся на противоположный. — Спасибо за заботу!..

А вот на этих словах тон поменялся; и это уже была не издёвка, а своего рода приглашение совместно похихикать над шуточками мироздания. Для кого-то чужого, возможно, этот тон и не означал бы ничего подобного, но у Киры был достаточно богатый опыт, и он просто знал. ))

— Документы, говоришь?.. - продолжало (задумчивым и отрешённым тоном) существо, подперев рукой подбородок и наблюдая за тем, как Кира ищет капитанские штаны, - Что ж; можно и докуме-енты...

Разумеется, штаны нашлись в той же куче. Гинолис с улыбочкой разглядывал Ичимару-большого и своего... или уже не очень своего?.. фукутайчо. Физиономия его, более подвижная, чем лицо взрослого Ичимару, буквально расцветала фейерверками эмоций; он то хмурил, то выгибал брови, то сдвигал их жалобно "домиком", кривил рот и ухитрялся прищуриться на сто разных ладов. Впрочем, по части умения значительно прищуриться взрослый Гин ему, пожалуй, даст большую фору )))

2009-11-30 в 02:09 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Кира взглянул на подвижную мордашку, потом почувствовал. что обнаружил хакама, приподнял. Добродетели и премудрости, изображенные складками, были помяты.
"Не можно".
- Я принесу другую пару, капитан. - Взглянул болезненно на "шутку мироздания". Предполагал, что обнаружь он себя в таком прискорбном состоянии, и ласковый Вабиске посоветовал бы удавить несчастного на шикае. Как же, одна "мечта" выполнена, и мучений меньше. Кому?
- Документы? Если вам так повезло, что кто-то может справляться с ними вместо вас, лучше пользуйтесь. - Осторожно предостерег Изуру, сомневаясь в своем праве говорить с фамильяром капитана. - Для работы с документами нужно постоянно держать их в руках, только так можно переждать пору отчетов. Скорее всего ваши проблемы с ними начнутся уже на уровне размера бумаг и строения ваших... рук.
"Я не доверю свой отряд эти лапкам. Я не могу. Капитан Гин? Пожалуйста, не отдавайте ему отряд? Вы же видите, что я не могу к нему привыкнуть? Не у документов, не там".
Он поднялся, чтобы принести шихакушо.
- Хай, капитан Гин... видел... - помедлил, обернувшись еще раз на странную пару.
"Как же они делят Шинсо?"
- М... - он хотел сказать, что не знает, как отреагирует отряд, мог бы сказать искреннюю радость, что Генерал не его, не нового Гина увидят, но сколько вопросов он не мог задать ещё, ища им какое-нибудь лучшее время. - Могу я спросить? (к кому обратиться? К малышу или капитану? Невежливо прямо обращаться к тому, чьё имя не знаешь, с этим вопросом; теперь, когда здесь был капитан Гин, следовало попросить его представить их друг-другу (лисенок-Гин уже знают имя... они говорили о нём?)) Об имени вашего (кого? протеже? подобия?) знакомого? Мы не представлены? И... - обратился уже к лисенку-Гину - могу ли я чем нибудь помочь вам?
"...Двойной банкай? Возможен ли? Иэ, не об этом, хотя бы не сейчас и не теперь".
Ему казалось, он читал панику в интонациях капитана. Лисенок-Гин же, так же, как капитан, решительно отвергал все возможные досады улыбкой. И правда, стоило ли видеть неприятости, когда их не будет, если отказаться их принимать однажды и навсегда? И правда, даже если есть теперь Гин-лисенок, значит ли, что его не защитят два меча от всего? Иэ. До тех пор, пока ты можешь улыбаться, нет ни одной неприятности. Есть интересное и непозананное, есть "вперед".
Что ж, и это тоже было вполне достойной философией. По крайней мере, можно было увериться, что в головы свему отряду он вобьет нехитрую мысль, что маленькое лисоподобное создание - это всё, opus ultima.
Для них, как для него с этих пор и, должно быть, для капитана Гина.
"Пока не поступит обратного приказа".
Но без этой мысли Изуру не мог. Слишком многое на его вкус рушилось из того, во что он желал бы верить как в незыблемое.

2009-11-30 в 02:15 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
оффтоп )))
(всплеснув ручками) меня обозвали фамилиаром!... и кто? - собственный лейтенант!.. нет, тут нужно принимать меры...
щас.


а вообще, тайчо, ты рано проснулся, да. надо было нам с кирой пообщаться насчёт выполнения обязанностей ))

2009-11-30 в 02:35 

погладь автора, я сказаВ
— О-о... — - гинолис демонстративно повертел перед своим носом руками и улыбнулся на Киру (иначе трудно выразиться - это было примерно то же самое, что "рявкнул"), — - эт-та что за новости, лейтенант?..

Вообще-то гинолису было решительно плевать на документы - хоть совсем их любой менос пожри, - проблема была ...совершенно в другом. Не то, чтобы гинолис придумал, как её решать - он просто не мог не выразить своё к ней отношение...

— Ты забыл, как меня зовут?.. Так, может, хотя бы по действию рейрёку вспомнишь?..

И гинолис соверше-енно непредусмотрительно отпустил рейацу.

2009-11-30 в 03:16 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Прежде, чем собрался ответить; после того, как ответ уже держал в душе. Обнаружил, что рука упёрта в пол, а он держится на одном колене. Обнаруживает, как эту рейрёку и это рейацу трудно держать... да и обнаружил не сразу; дрожь и напряжение каждого органа, до удушения доводящая сила и глухой гул в ушах.
Он не мог проговорить сразу; почти озноб, не возвращавший тела в его руки.
Мог ли он вспомнить по действию Рейрёку?
... Правда?
- Только если у вас одно сознание.
Не сразу понял, что действительно это сказал. Всё равно что находиться под колоколом в мороз. Холодно до оцепенения, а удары, после которых разорвутся барабанные перепонки, уже начались.
Горечь ли это была? Претендовать на право своей жизни, на своё имя, на свой мир, каким он был _до_?
Всё... мировоззрение его жизни свелось к созерцанию черно-синих всполохов, белых в своей точке. Ничего больше, ничего кроме, всё. Мира больше не было. Созерцал. Это было его рейацу? А где лента? А если потушить?
Разумеется, его прибьют.
Изуру казалось, он сам сейчас достаточно огорчен, чтобы это не интересовало его. Ну умрёт. Ну Вабиске тоже умрёт. Прекрасно же. В ушах звучала музыка.
"А старшинство?" - спрашивал он сам себя, и виделись складки хакама, ставшие нотным станом из тетрадок Хисаги Шухея, а с них срывались разевающие причудливые рты уродливые ноты, стремящиеся его поглотить.
"А как же они будут друг друга различать?" - спросила раскалывающаяся голова его у него самого, разумея, что как ей, голове, отличать одного и одного.
Смеялись пустые, те самые, кого через несколько мгновений должен был рассечь занпакто Шинсо.
"У тебя слишком высокая чувствительность", - с непонятной интонацией и удаляясь обронил Вабискин голос, но это был не его голос.
Потом вернулось дыхание, как движение ребер и кулак, упирающийся в твердый пол.
"Прекрасно, мне только еще предстоит пережить собственное убийство", - кисло подумалось ему, и в следущую секунду он зарекся вообще когда-нибудь вообще о чем-нибудь думать - от немыслимой головной боли.
Он еще немного подождал и несчастно приоткрыл глаза на слишком-слишком белый свет этой комнаты. Сейчас ему даже стало решительно всё равно, будут у него два капитана Гина, или один; будет путаница, или не будет. Если Готэй стоял так много сотен лет, то будет стоять и после Изуру и после всех капитанов Гинов вместе взятых.

2009-11-30 в 03:20 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
оффтоп.
Пока я расписывался за особенную радость от рейацу, меня успели еще раз попросить о несчастных хакама?
Как быть? Что сохранять и в каком порядке?

2009-11-30 в 03:28 

погладь автора, я сказаВ
Гинолис разглядывал санбантай-фукутайчо, скорчив горестную рожу. Бедняга свихнётся нынче, — мелькнула и спряталась мысль. Спряталась быстро, — поскольку гинолиса гораздо больше занимало собственное положение.

2009-12-01 в 00:06 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин зажмурился на миг.
Да какого меноса рогатого он творит?! Видимо, мозги все остались во мне.
- Ах. ты. поганец. маленький, - зашипел сквозь зубы, оочень напоминая ту самую змею, с которой его порой сравнивали. - Ты думаешь вообще, что делаешь?! Менос тебя разорви, и меня туда же! Давно со вторым отрядом не общались, а?
Был бы уверен, что все так просто - прибил бы гаденыша. Да кто его знает, чем может обернуться... Думай, капитан, думай. Вдохнул-выдохнул.
Гин с шумом втянул воздух.
— Считаешь, лейтенанту необходима столь грубая демонстрация силы?
А силы-то, кстати, хватает. Значит, рейацу все-таки не пополам. По крайней мере, это должно означать, что и у меня ее не убыло. И рейацу, надо заметить, не чужая. Как будто в своей плаваешь. Да~а уж. Да что ж мы все-таки натворили, а, капитан Куротсучи?..
— С каких это пор мы решили считать интеллектуальные способности лейтенанта недостойными?
Бурную ярость, взметнувшуюся снопом искр перед глазами в первые секунды, удалось подавить, но Ичимару все еще был очень зол. Да кто позволял этому так обращаться с его лейтенантом?!
— Изуру, — капитан уже натянул на лицо характерную улыбку. Выждал пару минут, пока фукутайчо приходил в себя. — Изуру! Ну?

оффтоп

2009-12-01 в 01:00 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Хаа, капитан Гин. Иивакэ.
Приподнял голову.
Выдох - это смерть, вдох - это рождение.
Медитация. Рейацу поднялась, освобождая от давления капитана.
Не хотел подниматься, а хотел рассуждать.
- Простите.
Его капитан еще не сжился с собой.
Сорок восемь минут.
Рейрёку? Двойная лента? Он поднялся. Капитан-лисёнок ему уже не нравился за нападение, но он был его капитан. Сощурился, взглянул на хакама. том на капитана-лисёнка. Было бы невежливым самовольно уходить, пусть и затем, чтобы принести хакама, после того, как капитан был так недоволен. Нужно было спросить разрешения.
А каково было спросить разрешения у того, кто был на него так зол, когда не ему были нужны хакама? Взглянул на капитана-привычного.
- Я могу выйти?

Вдох и выдох.
Его капитан имел право на грубую демонстрацию силы. Он, Кира, был неправ. Что делать теперь? Быть лейтенантом, но прежде всего лейтенантом отряда. Его капитан еще не управились с собой, значит, непременно, придется брать на себя часть забот. Ни слова о взможностях, ни вопроса пока. Не думать и не рассуждать лишнего, забыть своё имя.
С этих пор кое-что изменится кругом, но не для отряда. Пока.
Я надеюсь, капитан решат, как со мной обращаться?
Это множественное число уважительного обращения как никогда казалось ему издевательским. Прикрыл глаза, глотая горький комок. Он зря не поднимал рейацу, чтобы ослабить волну на себе. Тогда не мог, потому что это был его капитан. А сейчас? А если такое будет чаще?

2009-12-01 в 02:30 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис резким движением развернулся на звук ичимарова голоса и всю его тираду ...нет, конечно, не таращился, а щурился ))) с ужасно напряжённым видом на него.

Просто очень странно со стороны смотреть на себя. На себя?.. На того, кто занял твоё место?..

Однако давление рейацу прибрал сразу же, - казалось, она даже зашипела от досады, исчезая прячась. Обернулся к Изуру, сощурился на него.

Ах, Гин, как нехорошо - срывать свою беспомощность на мальчике!.. Хочется подраться - вон с ним подерись... — это был голос здравомыслия, безусловно; но недолго его (здравомыслия) не хватило - иначе бы гинолис не сказал:

— Да, лейтенант. Можете идти.

2009-12-01 в 03:47 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
оффтоп

Кивнул, ступил еще шаг назад, нашел выступ сёдзи, отодвинул и затворил уже за собой. Без облегчения.
Забрать свежую пару, оставить хакама (к ним прибавить ги, позже) - и возвращаться. Очень короткий путь.
Они не сразу дадут ответ на новую организацию порядка, и, наверное, скажут о решении позже. Во-первых, им придется решить это с собой и, пожалуй, без меня. Во-вторых, третьему офицеру подогнать казначейскую сказку. Расход топлива вырастет, значит - ужать... но нет.
Кира оставил пока мысли об отрядных делах. Приближались фусума. Он предполагал, что сегодня может потребоваться капитану, поэтому надо было разгрузить график.

оффтоп

2009-12-01 в 23:23 

погладь автора, я сказаВ
Когда за Кирой-фукутайчо сдвинулись сёдзи, гинолис обернулся к ...взрослому варианту Ичимару. Смерил его (ну да, прищурясь) взглядом. Проговорил неприятно-нейтральным тоном:

— Я тебе не мелкий и не поганец. - и уже не нейтрально: - Шиматта...
Гинолис отвернулся, снова повертел у себя перед носом руками - теперь и в самом деле разглядывая их. Покачал головй:
— Надо же было так вляпаться...

Невозможно было - отвращало просто - думать о будущем. Невозможно вообразить любое продолжение событий из прежней жизни. Прежняя жизнь Ичимару Гина кончилась - теперь будет что-то совсем другое.

Гинолис встал (хвост несколько раз дёрнулся, нервно ударил его по ногам, и гинолис открыл глаза от неожиданных ощущений)), попытался натянуть на физиономию обыденную маску, но не очень преуспел, - физиономия выдавала некоторую растерянность, - и, занятый этими своими внутренними борениями, на несколько секунд замер, вытянув вперёд руки, прижав уши, - маленький, забавный, смешной.

кстати о "маленький"
Кира-сан, насколько маленький? )) (ухмыляясь)

2009-12-02 в 00:21 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
— Да уж. Ты еще поспорь. Лейтенанта - рейацу! Да со всей силы. У~умник, нечего сказать! — ядовито процедил Ичимару. Потом как будто отошел, о чем-то задумавшись. — Хотя не могу сказать, что я тебя не понимаю. Я бы, наверно, тоже разозлился, скажи мне лейтенант про то, что я документы в руках держать не справлюсь.
Гин как-то невесело усмехнулся.
— Я~аре-яре, и что же все-таки с нами произошло? Ты ведь тоже Ичимару Гин, капитан третьего отряда Готей-13, да? Согласно твоему пониманию? — и фыркнул, глянув на злеющую все больше физиономию - слишком похожую на свою. — Да не злись ты. Я тоже не все еще понял. Надеюсь на взаимосотрудничество и обоюдную поддержку, так сказать.
Капитан уткнулся лицом в колени, запустив пятерню в волосы, по всей видимости, сам пытался оправиться от шока. Потом резко поднял голову.
— Надеюсь, тебе не очень хочется общаться с Ямамото-сотайчо-доно, а? — и снова традиционная улыбка на лице, словно маску натянул.

2009-12-02 в 00:32 

погладь автора, я сказаВ
Физиономия гинолиса и правда всё больше, скажем так, вытягивалась, - но на словах про документы он не удержался от смешка. Слабого, но всё же.
Выслушав вопрос, он проговорил:
— Мне совершенно не хочется общаться с сотайчо, - этак доверительно, почти интимно; вдруг шагнул к Гину, ухватившись за что попало, - попало за капитанские коленки, - и спросил, негромко, почти шёпотом, наклонившись поближе и открыв глаза:
— Двое, вот как?.. Нас... Нас?.. - словно прислушиваясь к собственному голосу; и вдруг проговорил спокойно, неторопливо, привычно сощурясь: - А вот с шутником бы я пообщался, да... Какая скверная получилась шутка.

При этом занимало его совершенно третье: странное чувство, сильное, беспокоящее, но весьма притягательное, возникшее от того, что он прикоснулся к ...самому себе?.. так тесно оказался рядом с этим существом. Гинолис дёрнул головой, стряхивая странное чувство, и тут же дёрнулись уши - сперва одно, потом другое.

2009-12-02 в 00:55 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
— Отлично. Думаю, сотайчо будет привычнее видеть своего капитана без хвоста, — Ичимару хмыкнул после небольшой заминки. Заминка ушла на то, чтобы осознать весьма странные и внезапные ощущения от соприкосновения с... с другим собой?
Какой любопытный эффект. Надо будет об этом подумать на досуге... обоими своими частями.
Даже через тонкое одеяло прикосновение было... ощущалось не просто прикосновением.
— И... спасибо, что только двое. Толпу Ичимару Гинов Сейретей бы вряд ли пережил,— усмехнулся, снова натягивая улыбку. — Как видишь, все же двое.
Ичимару мучали плохо осознаваемые желания. Вроде пощупать за хвост. Или за ухо. Или просто пощупать - самого себя-то... Но он сдержался. Второй Ичимару весьма нервно порой реагировал.
— А лейтенанта все же больше не обижай. Он не виноват. Наверняка пытается осознать, что же теперь со всем этим делать и как быть с отрядом. И как быть ему - с двумя разными капитанами. И растерян не меньше нас с тобой... Гин.

2009-12-02 в 01:02 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Упреждающе дал знать о себе стуком. Сердце билось тише.
Отодвинул сёдзи, вошел. Задвинул.
Опустился на колени, положил перед тайчо сложенную форму. Взглянул.

Что-то изменилось, конечно, и это было правильным. Он надеялся бы уйти в сторону и дать капитану больше времени, даже для определения меры своей вины. Однако, они были капитаном, поэтому они очень быстро решат, что им обоим нужно здесь и теперь.
Тогда они перейдут к делам отряда.
Но никакой секрет не может оберегаться долго. Если бы капитан Гин-лис не покидали территории отряда, как не ощутить эту рэйрёку? Задерживать всех посторонних... Нет, они оба капитаны и непременно найдут выход. Вот лучшее и главное.

2009-12-02 в 01:16 

погладь автора, я сказаВ
Гинолис отдал про себя должное педагогическим талантам Ичимару Гина и уже было собрался сообщить ему (самому себе...), что не нужно так уж и впрямь доверять глазам и считать его ребёнком - но тут вернулся Кира.
Оч-чень хорошо. Одному он одежду принёс. А мне, между прочим, тоже хочется искупаться... и переодеться в чистое.
Лисогинов хвост нервно дёрнулся, стукнул своего владельца по ногам (несильно, так что гинолис удержался от удивлённой мимики), - замечательное получилось напоминание!.. «Шиматта», - прошипел лисогин себе под нос, судорожно пытаясь сообразить, как ему устраиваться с бытовыми потребностями. Размышления об отрядных делах, визите к сотайчо и... некоторых иных проблемах лисогинью душу не беспокоили, - хвост оказался весомее их всех, взятых вместе.

2009-12-02 в 01:47 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин кивнул лейтенанту, благодаря вроде как.
— Изуру, чай приготовишь? На три персоны.
И, дождавшись, пока Кира встанет, принялся наспех одеваться (благо пояса перепутать после стольких лет ежедневной практики не удалось бы даже во сне). Хаори было решено оставить на потом.
— Время для спокойного чаепития осталось? Как раз и обсудим, что нам делать и как быть,— последнее было произнесено уже по дороге в ванную. Сотайчо-доно ждать не любил.

2009-12-02 в 01:56 

погладь автора, я сказаВ
Гинолис проводил Гина унылым взглядом. Пойти умыться? Не пойти?.. Умыться хотелось. Торчать в ванной с Гином... пожалуй, это слишком сильное ощущение: лисогин решил отложить его на потом.
Потом.
Гинолис хмыкнул про себя, прислушиваясь к этому слову. Прошлого не стало. Будущего не стало.
Можно было ни о чём не беспокоиться...
Гинолис со вздохом вытянулся прямо на полу, там, где сидел.
Они собираются что-то обсуждать!.. Ха, ха. Хм, хм. Гинолис прикрыл глаза (или лучше сказать разжмурил?..))) и прислушался к своим ощущениям.
С того самого момента, как их... распополамило, его всё время тихонько вертело и трясло, - как будто содрогался и вертелся весь мир, - и лисогин попытался утихомирить это миротрясение. Всё-таки очень неприятное чувство...

2009-12-02 в 17:57 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Вышел вслед за капитаном, за чаем. В лейтенантской томился с утра в фуро крутобокий чайник; Кира обошел его, отодвинул створку оси-ирэ, стенного шкафа, снял чайные пиалы, коробочку нацумэ, сыпанул маття в заварочный чайник, плеснул семьдесят градусов, размешал; пересыпал порошок в коробочку. Быстро, нецеремонно, не пропуская ничего.
Поднялся, помедлил. Развернул тонкую пергаментную бумагу, где хранилась сушеная хурма, засахаренная, побуревшая от сока и для Киры - жутковатая.
С помощью козуки, который держал за спиной, за поясом, разделал фрукты, обнажая нежную рассветно-светящуюся сухую мякоть. Поспешно отерев кинжал и вернув на место, собрав поднос, отправился назад.

Каждая порция чая в Японии и в её небесах вбирала вместе с целебными фитоцитами груз вековых традиций. Японский чай, особенно капитанского статуса, против британского бедного родственника, выступал за сущего сноба. Представить было немыслимо пронести его над порогом, держа поднос в одной руке и отодвигая другой фусума или сёдзи!
Нет, чай столь высокого уровня требовал бережно спускать себя на пол, отдельно заниматься дверями, потом он переносился с предосторожностями через страшный порог (известную обитель демонов во всех японских суевериях), а потом лишь, по закрытии створок, позволял эскортировать себя до места распития. Вот - высокая чайная культура в пику западной.
А что отношение к чаю? Увы. Здесь великий напиток не нашел в Изуру ревнителя. Тот мог медитировать над порошком. Но не значит, что предпочитал, кроме тех случаев, когда чай требовали капитан, и это не было к спеху. Когда он работал, ему приносили "императорскую воду" (из отрядской, из большого старого чайника, в котором заваривались годами и месяцами десятки сортов, не зная ни капли почтения к себе и своим ароматам от неотесанных шинигами). Стоит ли говорить, что проглатывался чай залпом, без смакования крепчайших нот?
Был ли Кира хоть где-то чайным адептом? Как ни странно, да. Англоманского отношения к чаю, где весь смак только в том и был, что капнуть сливок да манерно отхлебнуть в пять ровно, он не понимал и за такое дело лейтенанта Чёджиро не уважал.

- Чай, капитан Гин, - сказа он, почтительно опуская ценный груз.
Взглянул на разбросанные одеяла. Время сна прошло.
- Прикажете убрать футон?

2009-12-02 в 19:48 

Ичимару_Гин
Возлюби врага своего наименее приятным для него способом. (ц)
Гин как раз успел управиться с утренними процедурами и сидел за невысоким чайным столиком.
— Спасибо, Изу~уру, — пропел Гин, учуяв аромат утреннего чая. Бодрило. Помогало найти сил, чтобы справиться с неизбежным. — Присаживайся, о футоне можно подумать потом, — он кивнул на место напротив себя, приглашая.
— Ги... Гин? — заминки все-таки избежать не удалось: странно звать кого-то именем, к которому за пару сотен лет сам очень привык. — Иди пить чай. С хурмой... — добавил, обозрев принесенное лейтенантом.
Надеюсь, его привычки остались неизменны, и хотя бы от хурмы он не откажется. А то ж с голоду подохнет.
В моменты не очень уравновешенного внутреннего состояния Ичимару часто в мысленных высказываниях переходил на руконгайский.

2009-12-02 в 20:17 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Дождётся, когда лисохвостый Ичимару-тайчо займут дзабутон, сядет тоже. Грустно было думать крамольную мысль, что в Готее уже второй лис-капитан. Но не диверсии же кицуне?
Кто знает? Легенды оживают и нарушают ход вещей. ...Поздравляю, Изуру, ты впервые в жизни попал в сказку! Ну разве это не здорово?
Но это не было здорово. Ребенком Кира подозревал, что лучше не попадать в сказки: героев там распинают на решетках и поджаривают, коты-оборотни и таануки поедают хозяев, что творят лисы - лучше не задумываться. Одним словом, воцарившаяся здесь "сказка" попросила бы занпакто, а не радости.
Раз кошмар не оправдается, то можно приободриться. Наверное.
Вообще же он был редкостно бездумен и едва ли не созерцателен: хвост? Очень красиво, гораздо лучше гинпаку.
Уши? Тоже здорово, главное - не задумываться, как это устроено.
Вздохнул.
Ему не надо задумываться? А придется. Его капитану еще жить и жить так.

2009-12-03 в 00:09 

погладь автора, я сказаВ
— А-а?.. - тихо, недовольным голосом вопросил гинолис. Сел, скорчил рожу, покосился-пощурился на Гина; тяжко вздохнул. В исполнении взрослого это выглядело бы вполне обыденно; но в исполнении мальчишки с ушами... Да-а, мир умеет пошутить. Впрочем, о шутнике у гинолиса было отдельное мнение.

...На четвереньках подобрался к столу - не потому, что ходить разучился, нет! а просто не пожелал вставать ради одного шага, - быстро взглянул на хурму. Хурма - это воистину хорошо. Лисогин не ел перед тем весь день, и, может, и сейчас не стал бы, - но хурма же, да-а... Быстро ухмыльнулся и пропел, обращаясь к лейтенанту: «Спасибо, Изуру!» - тем самым тоном, что только что Гин; только детским голоском. И смотрел на Киру-фукутайчо: ну и как же тот среагирует?..

А про себя отметил странное звучание собственного имени, да. В устах... Гина.
На Гина он избегал смотреть.

2009-12-03 в 00:29 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Иттадэ кимас, капитан Гин, - отозвался Изуру.
Приподнял чайник, наполнил правую ближнюю чашку, среднюю, левую. Передал капитанам, ориентируясь по ходу солнца (против часовой стрелки) поставил чайничек.
"Да здравствуют чайные церемонии!" - Сказал бы Кира, если бы его одолевали сомнения. Ведь правда, как было бы выбирать, кому наливать в первый черёд? Здесь выбирать не приходилось, первым были капитан Гин-прежний.

На лице ничего особенного не выражалось, либо Кира смирился со всем худшим, либо до сих пор был не в себе, либо, наоборот, так глубоко ушёл в себя, что обещал ещё не скоро выйти.

2009-12-03 в 00:39 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Лисогин, как приличный шинигами, принял чашку, сунул в неё нос, посмотрел (ну, сощурился, да) на Киру. Приподнял брови, физиономия вытянулась.
— Изу-уру, ты что такой скушный?.. Н-да, я был неправ, прости. Но уж очень это было, согласись, неожиданно - услышать от тебя вопрос, как меня зовут. Ты понимаешь?

   

The Chronicles

главная