Евгения
Лето 2010
На фоне аномальной жары в России и безумных лесных пожаров даже неудобно писать о том, что у нас лето было просто исключительное…
Жарко, конечно. Но жара летом так же приятна, как холод зимой. Давно не было такого устойчивого, жаркого, знойного лета с обилием проливных дождей и постоянно громыхающих на горизонте гроз. Нам просто повезло, мы постоянно на фронте циклона. Справа аномальная жара, слева наводнения, а мы посередине и у нас всего по чуть-чуть…
Лето… Утром на речку. Пока там еще никого, пока вода тиха и прозрачна, непуганые синие стрекозы норовят сесть на голову и прокатиться нахаляву, до остатков водяной мельницы и обратно.
В начале лета Наташка категорически отказалась купаться. То ли вода была холодная, то ли казалось ей мутной после садиковского бассейна, но в воду она не заходила вообще. Разве что окунуться на секунду, и то после долгих уговоров. А потом перещелкнуло. Теперь плавает под водой, метра четыре проплывает, смешно запрокидывая назад голову, чтоб удержать ее над поверхностью воды. С Сашкой ныряют, то подныривая друг под друга, то навстречу друг другу… Сейчас мы на речку приходим дважды в день, утром, когда еще никого, и вечером, когда спадает жара и можно дойти туда без риска зажариться.
Недавно встретили на речке ужа. Я первый раз видела, как плавают змеи, а он чесал прямо на Сашку. Еле успели ее оттащить, представляю как бы она испугалась, если б он в нее ткнулся! Хотя, бедный уж, тоже испугался до полусмерти. Особенно когда его кинулись ловить человек десять…
Днем обливаемся из шлангов. Когда сливается кипяток, который настаивается в трубах, вода идет ледяная, ключевая.
Ближе к 7 начинается жизнь, можно выползти из дома, включить поливочные вертушки.
-- Кто будет поливать огород?
-- Я!!!
Никогда еще не было столько желающих сделать какую-либо работу.
Вадик взял неделю отпуска и целую неделю оттопыривался с нами. Косил траву огромной бензиновой косой, что-то ваял в мастерской и, мурлыкая, спал после обеда.
Теперь он приезжает вечером из города, распаренный, мы садимся на велосипеды и через пять минут он уже, шипя, оседает в речке. Ура! Жизнь продолжается, теперь можно и поужинать…
Хорошо у нас выглядит домовая парковка. Рядом разрослась огромная акация, которая складывает гроздья цветов на уставшую машину, приехавшую из города. А свободные места на площадке немедленно занимают коты. И хоть оббибикайся! Согнать их с места можно только грубой силой.
Как же спят коты! На полу, на столе, на сквозняке, вытянув лапы, не дыша.
Фраза: «О, опять кота отравили!» звучит постоянно. «Дохлые» коты валяются по дому, через них устаешь переступать. Иногда к ним присоединяется собака.
Что интересно, Цуцик выбирает самое сквозняковое место, а Дюша, наоборот, забивается на застекленную веранду, где днем вообще невозможно находится. Видимо, наконец-то температура приблизилась к тому, что ему генетически требуется. Он же турецкая ангора!
Собака днем валяется в тенечке и оживает только при слове «речка». Там она блаженно вваливается в воду и стоит, жмурится. Она стала взрослая и ленивая. На чужих собак на речке вообще не обращает внимания, к людям пристает вяло. А я помню, как она приносилась на пляж и успевала за пять секунд пронестись по всем подстилкам, лизнуть в нос всех присутствующих, плюхнуться в воду, а потом еще раз пронестись по подстилкам, чтоб не расслаблялись…
Дети не просыхают. Голову высушить не удается в принципе, потому что она либо мокрая, после речки, либо потная. Так и живем.
У нас у речки небольшой пляж. Когда-то, лет 15 назад, когда только собирались делать музей, ввалили в место на излучине реки несколько десятков самосвалов песку, так и появился этот пляж. Теперь сюда ходят купаться с трех окрестных деревень, потому что удобный вход в воду и песчаное дно, а не ил, как по всей длине реки.
Я, в принципе, люблю людей… Но я просто не понимаю, что в голове у человека, который впирается на пляж на машине, и начинает мыть ее, вытряхивая пепельницы.
Выкопали ров, чтоб нельзя было въехать на машине. Пешком пройти теперь нужно аж пятьдесят метров. Люди тратят по полчаса, подкладывая камни, буксуя, шкрябая днищем по грязи, но упрямо прутся на пляж. А там осчастливливают всех музыкой, открыв все окна и двери.
Мусор… Это клиника. Уйти, свалив весь мусор в кострище – это норма жизни. В десяти метрах стоит бак для мусора…
В прошлом году при музее открыли гостиницу, и видимо красиво в интернете ее расписали.
Идем на речку, нам навстречу мужик. Типичный горожанин, судя по белым носочкам и кроссовкам в такую жару. И спрашивает у нас (хорошо, что по-русски), а где тут пляж гостиницы. Че-то меня это так развеселило! Я представила себе, что он там нафантазировал – шезлонги, навесы, бар… А у нас тут травка некошеная, кострища с остатками арбуза и лошади на водопой приходят… Вот такие пять звезд…
Ну, и до кучи про любовь к людям. Прошла в Дудутках очередная Грюнвальдская битва. И все бы было ничего, ролевики, они не буйные и достаточно аккуратные, но в этом году они пригласили новый клуб…
Этот клуб знает о рыцарях все и досконально. Они устроили совершенно аутентичную атмосферу рыцарского побоища 14 века. То, что в средневековье рыцарские пиры были не самым приятным зрелищем, я догадывалась. То, что галантностью рыцари не отличались, и любимое занятие – в пьяном виде погонять мирное население, это я тоже примерно так и представляла. То, что туалеты и нижнее белье еще не изобрели, я тоже знала. Но как же мерзко это выглядело! Радует только одно, эти «рыцари» не дали жизни не только всем окрестностям, но и самим участвующим в битве. И если организаторы дураки и не собираются учиться на своих ошибках, то в следующем году мы начнем мероприятие с вызова милиции. Пусть сразу всех увозят, даже если это повлияет на исход битвы.

Я купила себе велик! Ура! Оказывается, такой давно забытый кайф, лететь с ветерком с горы или пыхтеть медленно в гору. Я даже разобралась со скоростями и передачами, хотя в первый момент казалось, что в этом смысле я безнадежна.
Правда, в начале июля меня обвиняли в наркомании, в том, что я не ради великов езжу, а ради того, чтоб понюхать липы. Оооо, как они пахнут…Мммм…И еще кружочек можно проехать…
Кто б мне сказал, когда я училась в школе, что я добровольно и не под страхом насилия буду пробегать каждый день по 6 километров… В жизни б не поверила.
А вот бегаю. Бегаю, потому что нравится, потому что мозги удивительно прочищаются, даже не прочищаются, а перезагружаются.
Правда, бегаю не по утрам, а по вечерам, когда спадает жара, а впереди у меня самое рабочее время.
Главное, с самого начала задать себе направление мысли и не заставлять себя думать насильно. Ответ на вопрос, или недостающий сюжет, или, в крайнем случае, четкая формулировка вопроса, приходят сами, без всякого насилия над собой.
Бежишь себе… Туман начинает подниматься над речкой, из тумана медленно выходит аист… Жаль, что с фотоаппаратом не разбежишься! Поле в закатном солнце такое оранжевое, мельница такая загадочная, небо такое красивое… Щелк! И вдруг понимаешь, почему героиня книги поступила именно так, а не иначе. Теперь, главное, не забыть это все записать.
Наташка решила, что она за лето должна сесть на шпагаты. И села. А еще научилась делать «березку», «ружьё», легко заезжать на гору, на которой стоит мельница и плавать. Лето прошло не зря!
Сашка просидела с нами почти месяц, вполне нормально вписавшись в дачную жизнь, только иногда сбегая в город, чтоб «потусоваться». Вполне такой домашний ребенок, не колючий, а ласковый и милый. С Наташкой возилась, за молоком на велике ездила. Для нее в этом году лето было достаточно тихое, а меня очень порадовала возможность побыть с ней, потрещать, подсунуть «М+Ж» почитать…
Как обычно, уезжать в город неохота. С одной стороны уже ждут дела и куча планов, и соскучилась по общению, а с другой вид за окном, и размеренная жизнь, и (главное) не нужно гулять с детьми!
Но сумки почти собраны, и на завтра уже куча планов, и дождь за окном. Каждый раз, уезжая, обещаю себе, что буду приезжать каждые выходные, и каждый раз город засасывает, не выпускает, как будто ревнует.
Повешу на стенку большую фотографию, вид из дачного окна, чтоб и в городе просыпаться и улыбаться ему.