21:17 

Как снимаются рекламные ролики

Евгения
Зачем мы пошли на кастинг? Просто так. Позвонили знакомые, позвали, сказали, что нужна девочка дошкольница. Я подумала, что ребенку будет интересно – профессиональная фотосессия, студия, режиссер… Короче, развлекуха. О том, что все это делается ради того, чтоб куда-то попасть, вообще речь не шла.
И когда нас позвали на второй тур, на съемку, мы тоже шли просто так на экскурсию. Когда вызвали на третий тур, на разговор с режиссером, начали закрадываться мысли, что ребенка куда-то отбирают, но я их прогнала, чтоб не мешали развлекаться. И вот, звонок:
-- Поздравляю вас, Наташа будет сниматься !
-- Ой, ёёё…
Надеюсь, они решили, что это у меня от счастья дар речи пропал.
-- Приезжайте завтра к нам в студию!
«Ой, только не вечером, только не вечером!» -- прошу я про себя. Кастинги проводились довольно поздно, а у меня на вечер были какие-то планы.
-- В 4-50!
«Уф, нормально время…»
-- Утра!
-- ЧЕГО???
Вопрос: «Можно ли отказаться?» глотаю, потому что он никак не вяжется с торжественным тоном звонившей. Кладу трубку.
-- Натик, ты будешь сниматься в рекламном ролике!
-- А что это?
Тааак, телевизор включить, что ль… Спросит завтра у режиссера, неудобно получится…
Вечер проходит незаметно за рассказами о том, что такое рекламные ролики, как их снимают, зачем их снимают, и как можно встать в четыре часа утра.
В итоге Наташка подскочила в три, и так больше и не заснула в предвкушении чего-то нового и интересного. Я, в предвкушении того, что сниматься придется долго, собирала сумку с едой и пыталась вычислить во сколько вырубится это жизнерадостное и бодрое создание. Ладно, поехали.
Доехали без пробок.  Рассвет… Птицы чирикают как сумасшедшие, черемуха напротив студии благоухает, город свеж, чист и умыт ночным дождиком. Воздух свежайший. И почему я не встаю в пять утра каждый день?
На студии малолюдно и угрюмо. Редкие люди молча бродят по павильону и пихают ногами какие-то коробки. Я впадаю в ступор, прикидывая сколько сейчас будут устанавливаться свет и декорации, но вопрос: «Какого … мы приперлись сюда в 5 утра!» задать не успеваю. Выясняется, что мы все сейчас загрузимся в автобус и поедем на натурные съемки за город. Буквально за пять минут откуда-то берется прорва народу, создавая милый рабочий бардак: кто-то не приехал, его пытаются разбудить, посылают за ним, звонят во входную дверь… Долго звонят. Из кулера вытекает кипяток, в машинах орут коты… Но мы действительно грузимся и действительно едем.
6 утра. Мы на месте. Соловьи продолжают петь, черемуха благоухать. Теперь к этому всему еще присоединяются удивительный аромат соснового леса и рой комаров, который набрасывается на свежеприбывших, голодно цыкая воображаемыми зубами. Не жарко. Свежий воздух. Одеваясь, мы рассчитывали на душный павильон. Наташка носится вокруг, я мечтаю о пледике.
7 утра. Туча народу на участке суетятся как муравьи. Мы успеваем поиграть в мячик, почитать книжку и перекусить. Я продолжаю мечтать о пледике, Наташка мокрая насквозь (на траве роса) весело скачет вокруг. Повесили качели. Натик кидается к ним и качается, качается… Подходит парень и, извиняясь, просит не очень раскачиваться, потому что это не очень качели, а муляж качелей… Короче, извините, реквизит, и они не рассчитаны на то, чтоб на них катались.
Выяснилось, что пока мы читали, уже подключили большую машину – «светобазу», разбили целый штаб с тучей компьютером и прочей техники, подключили кулер, наготовили бутербродов. От кофе становится теплее, Наташка сосредоточенно жует, умудряясь при этом позировать для меня. А я осваиваю фотоаппарат.
В полдевятого начинаются съемки. Актер «дедушка» сосредоточенно поливает травку из шланга, актер Шарик (совершенно очаровательный пес, ярко рыжий сеттер Рэд ) от него убегает. Дубль, дубль… Очень интересно, что там происходит, но близко подойти не удается, всех прогнали с участка, чтоб не попали в кадр.
Первый эпизод отснимают очень быстро, и, кажется, что если дальше мы пойдем такими темпами, то скоро мы будем дома.
Следующий кадр на качелях. Тут выясняется зачем нужно две девочки. До этого я думала, что снимать будут двоих, а потом выберут лучшие кадры. Ан нет…
Но сначала немного о снимаемом ролике. Идеалистическая картина – дача, лето, бабушка, дедушка, собака, кот, цыплята и двое внуков: старший брат и мелкая девочка. Ролик снимается глазами девочки. Утром она встает, смотрится в зеркало, хватает телефон и рассказывает маме все, что она видит: брат жрет оладьи руками, Шарик гоняет Мурзика, цыплята чирикают… Последние слова ролика: «Ладно, мамочка, а теперь я позвоню и расскажу все это папе!» Видимо, какой-то особо дешевый тариф загородных звонков. Главная фишка – зритель видит то, что видит девочка. Для этого на девочку крепится камера и с нее снимается изображение.
На Наташку камеру навесить проблематично – она ее перевесит. Хоть камера и маленькая. Поэтому на съемках появилась вторая девочка, Юля, она выше на голову. К ней прибинтовывали камеру и руки-ноги в кадре будут ее.
Итак, сцена на качелях. Сначала на девочку навешивают камеру. Долго и нудно. Потом тестируют систему, чтоб оно работало. Потом сажают ее на качели. Она катается (вернее ее раскачивает лежащий под качелями режиссер), и с камеры снимают картинку. Нужно, чтоб в кадре были ее руки и ноги. Дальше – больше. Кроме рук и ног в кадре должна появится собака, которая гоняет кота.
Итак – качели идут вверх – ноги-руки-солнце, вниз – ноги- руки-собака-кот. При этом в кадре не должно быть: рук режиссера, хозяйки собаки, лестницы, проводов и волос, выбивающихся из прически Юли.
Да, а пока на Юлю вешали камеру, привезли цыплят, и Рэд (который Шарик) очень обрадовался, что ему наконец то доставили завтрак или, на худой конец, интересные игрушки. А теперь ему, бедному песику, нужно сидеть перед камерой пока его еда (игра) резвится буквально в паре метров от него? Ха!
Итак, бедная Юля уже час раскачивается на качелях. Привели Шарика. Камера! Поехали! Сидеть! Сидеть! Сидеть!!!
Ага, щас, будет он сидеть, только рыжий хвост мелькнул.
Камера! Поехали! Сидеть! Сидеть!!!
Для песика готовятся последовательно сыр, печенье, водичка… Довольный Рэд носится по участку, оператор орет в микрофон:
-- Вы же обещали дрессированную собаку!!!
Хозяйка собаки, смертельно оскорбленная, гордо удаляется поить уставшее животное.
Обреченный голос в микрофон:
-- Давайте кота…
Кот, в идеале, должен сидеть на дереве и смотреть на собаку. От собаки уже не требуют, чтоб она нападала на кота, пусть хотя б в кадре задержится.
Сажают кота, Рэд плевать на него хотел, он рвет к цыплятам. Кот некоторое время сидит с видом великомученика, потом ему все надоедает (или до него, наконец, доходит, что ЭТО собака) и он решает спастись. Кот лезет на дерево. Вся съемочная группа с удовольствием наблюдает как кот скрывается где-то в ветвях цветущей яблони.
--Хрен с ним, -- изрекает оператор,-- давайте второго кота.
Достают кота-дублера. Картина маслом: Юля на качелях (уже два часа), под качелями лежит режиссер, еще пару человек держат провода от камеры, довольный Рэд, весело болтающийся по участку и яблоня, обвешенная котами.
Кот номер два повел себя гораздо адекватнее. При виде Рэда он яростно зашипел, расцарапал руки хозяину и растопырился так, что даже дурак бы понял – на дереве он сидеть не будет.
Гениальные идеи: прибить кота гвоздями, примотать к ветке скотчем, напоить валерьянкой или уколоть снотворным были встречены хозяйкой собаки почти в истерике.
-- Я не позволю вам издеваться над животными! – искренне возмутилась она.
Заканчивался третий час съемок сцены. Над животными никто не издевался. А людей защитить было некому …
К дереву приставили огромную лестницу, чтоб снять кота номер один. При виде страшной железяки, кот драпанул еще выше. Лестницу раздвинули. Выше лезть было некуда, дерево закончилось, и бедный котик висел на ветке, обреченно смотря, как к нему приближается хозяин. Кота сняли. Каким-то чудом собаку удержали в кадре. Юлю сняли с качелей. И что делает ребенок первым делом? Правильно, вместе с камерой врет к цыплятам вместе с Рэдом. Еле догнали…
Далее съемки последней сцены ролика. Бабушка, дедушка и внук сидят за столом. Во время сцены Наташка прибегает к ним, плюхает телефон на стол и садится. Репетиция раз, два, три…
-- Нужны цветочки на передний план!
-- Щас!
Декораторы резво кидаются на ближайшую клумбу, нарезают тюльпаны и пытаются приладить их на передний план. Крепят степлером к дощечке.
-- А пусть девочка не просто садится, а садится и сразу начинает есть оладки! – предлагает оператор.
Бинго!
Во-первых, Наташка заметно ускоряется (что было нужно), во-вторых, уже час прошел после обеда, а в-третьих, ребенка теперь совершенно не заботит количество дублей.
-- А почему у девочки тарелка пустая? – спрашивает оператор после очередного дубля.
Да потому что девочка не щелкает клювом, а трескает. Съемки съемками, а здоровый аппетит на свежем воздухе никуда не денешь.
-- Дедушка, вы пьете чай! С самого начала сцены сидите и просто пьете чай,-- командует оператор.
Через пару дублей.
-- Поставьте варенье подальше от дедушки! И у девочки опять пустая тарелка!
Наташка бы еще снималась и снималась…
И последняя Наташкина сцена (в ролике она будет как раз первая). Снималась в семь вечера (встали мы, напоминаю, в три часа утра). Уже заметно стемнело, кроме того за окном лил проливной дождь. Два мощных прожектора за окном, установленные героическими осветителями изображают свет утреннего солнышка.
Захожу я в комнату, где в ожидании съемок сидит Наташка, смотрю в зеркало и… понимаю, что я там не отражаюсь. Не могу сказать, что в моей голове пронеслась куча мыслей, они, видимо до моей головы не долетели. Видя как я тупо пялюсь в «зеркало», народ в комнате начинает хихикать.
Оказывается, никакого зеркала нет. Есть рама, она же окно в соседнюю комнату, есть стол на котором лежат предметы-двойники. В «зазеркалье», в соседней комнате, стоит камера, которая и будет снимать. Получается, что камера снимает из зеркала.
Наташка должна подойти к зеркалу, посмотреть в него, поправить волосы (целую секунду она будет на экране), поднести к уху телефон и выйти из кадра.
Дубль за дублем, дубль за дублем. Оператор добивается идеального синхронна движений камеры с Наташкиным взглядом.
В этот момент у камеры начинает отходить какой-то контакт, на мониторах пропадает изображения. Операторы и техники продолжают общаются между собой на малоцензурном языке.
И тут меня покорило то, что как только Наташка попросила передышку (рука с телефоном устала), ей был мгновенно предоставлен перерыв. Просто мгновенно. Без просьб потерпеть, без закатываний глаз. Сказала «надо», значит «надо».
Вообще отношение к детям на съемочной площадке меня поразило. С ними не сюсюкают, к ним нет никакого особого отношения – они такие же члены коллектива, как и все остальные. И дети ведут себя удивительно по-взрослому. Никто не ноет и не капризничает, надо 10 дублей – работают десять, надо двадцать – двадцать. Надо ждать – ждут. Есть возможность – подремали, разбудили – тут же включились в работу.
Сцена из «зазеркалья» отснята, я захожу в комнату, Наташка стоит с потерянным видом. Гример уже накинула на нее кофту. Наташка поднимает глаза:
-- Мама, я хочу есть, пить и спать.
Мы поднялись наверх, в комнату, переоделись. Наташка слопала остатки своего обеда, прислонилась ко мне и… заснула стоя.
Честно говорю, не знаю, выйдет ли ролик в том виде, в каком планировался. И даже если он выйдет, Наташка будет на экране аж секунду. Но было очень интересно посмотреть, как все это снимается, какая прорва народа стоит за кадром каждого кадра.

Ролик тут: www.youtube.com/watch?v=hxV4GRyQxhw
запись создана: 18.05.2010 в 15:30

URL
Комментарии
2010-06-12 в 06:44 

Очень интересно было прочитать, спасибо вам.:)
Ролик хороший получился, не зря старались.:)

2010-06-15 в 11:43 

Евгения
Jimmy Rain , рада, что понравилось :)

URL
     

Дневник Евгения6

главная