Твой друг назвал меня принцессой, а ты сказал, скрывая страх:"Таких принцесс в старинных пьесах в конце сжигали на кострах!"
31 августа мы с сыночком поехали в ИДГКБ, нам дали направление на операцию по поводу водянки (мужская проблема).
Осмотрел его врач, сказал, что еще и грыжа есть, завтра всё сделают. 1 сентября я ждала с ужасом.
Ведь мой маленький сыночек даже не представлял, что его ожидает.
Вечером я уехала домой, а 1 сентября в 8:30 снова уже была в больнице.
В 9:15 моего сыночка забрали на операцию...в 10:20 вернули обратно в палату.
Он такой беспомощный лежал, трясся от холода и спал, отходил от наркоза.
Через 40 минут его разбудили, он плакал. Жаловался, что болит животик.
Потом уснул, и пратически до 4 часов вечера засыпал и просыпался.
К вечеру он проснулся окончательно, на животик уже не жаловался, очень хотел встать, кушать печенье и пить чай. Но разрешили только простую воду, которую емусовсем не хотелось.
Вечером разрешили кушать. Я его покормила ужином и уехала домой.
2 сентября в 10:15 я приехала обратно в больницу, и врачи разрешили встать.
Часика через 2 он уже отлично ходил и по немногу начали кушать.
А потом нас разрешили выписать. И я поехала домой за его вещами и за папой с машиной.
На животике у него после операции всего три пластыря, ему делали лапароскопическую герниопластику с двух сторон.
Вчера я первый раз нормально поела (захотелось) за последние три дня.
Ведь приезжая домой, постоянно думала: как он там один, без меня, не плачет ли. Нет, ночами он не плакал.
Он знал, что мама приедет утром.
Не дай Бог, такое пережить ни кому. Очень страшно.
Конечно, наши три дня, по сравнению с теми детками, которые с мамами лежат по месяцу и больше, ерунда.
Но, когда знаешь, что тебя ожидает (твоего ребенка, и знаешь, что он не понимает и половины происходящего) делается не легче.
Ура, для Никитки всё закончилось. Остались только три малюсенькие полосочки от дырочек на животике.

@темы: "Никитуленька".