Комментарии
2010-11-19 в 19:33 

От автора: прощу прощения у заказчик – тут скорее Гробыня|Таня.
300 слов.

Будить добрую, чуткую и отзывчивую ведущую популярной передачи «Встречи с покойниками», Гробыню Склепову в три часа утра, осмелиться разве, что чокнутый самоубийца, обладающий врожденными склонностями к мазохизму, ну или… Татьяна Леопольдовна Гроттер, озябшая и промокшая после долгого перелета, едва держащая замершими пальцами обледенелый контрабас.

- Мда, Гроттерша, недолго же ты в лесу просидела! – с усмешкой начала Склепова, занятая поисками согревающей микстуры для незваной гостьи. – Неужели надоела тебе дряхлая избушка в глухой чаще и общество симпотяжек-лешаков? Я думала - ты любишь экзотику. Что, Танька, прошла любовь – завяли помидоры?
А Таня, молча, сидела на черном, как и вся мебель в квартире, диване, и упорно разглядывала деревянный пол. Казалось, ее совсем не интересует, что там бормочет дотошная Гробыня.
Склепова, видя такое вопиющее пренебрежение к собственной персоне, начала с удвоенным рвением строить новые догадки:
-Или бросил тебя твой маечник? Нашел там себе дриаду лесную и забыл про тебя, самую обычную русскую спасительницу мира? Эх, все же нужно было Ломайлошадкина выбирать. Этот бы, в избушку на курьих ножках, ни за какие дырки от бубликов не вернулся …
И тут Гробыня, услышав странный всхлип, прервала свой увлекательный монолог.
Таня, закрыв лицо руками, тихо плакала, глотая соленые слезы.
Сказать, что Склепова растерялась - значит, ничего не сказать. Гробыня смотрела во все глаза, пытаясь узнать в сидящей перед ней девушке ту Гроттер, с которой она несколько лет жила в одной комнате. Пока сходств не наблюдалось.
-Эй, Гроттерша… Таня, ты чего? – неуверенно начала Склепова. Да, черт возьми, не привыкла она видеть плачущую Гроттер.
Гроттер, яростно спорящую, Гроттер, смеющуюся, Гроттер, побеждавшую всех и вся – это да, это каждый день, но Гроттер, жалко сгорбленную, нелепо всхлипывающую, с красными глазами и опухшим носом – никогда.
Гробыня не совсем знала, что делать в такой ситуации, но какое-то странное, давно позабытое чувство заставило ее сеть рядом, неуверенно погладить странно притихшую Таньку по голове и тихо прошептать:
- Рассказывай, что случилось. И если в этом виноват твой маечник, я его придушу…

URL
2010-11-19 в 19:52 

[Jiminy]
It's better to fly and it's better to die Say the wicked girls saving ourselves. (c)
Я не з., но я доволен)
Мне нравится) Канонно так)

2010-11-19 в 20:22 

хуле ты все умничаешь сука ты чо пидор
шикарно-канонно, мне нравится)) не з

2010-11-20 в 04:43 

Анора
Сходить с ума нужно постепенно и в свое удовольствие...
Лигра), ler. спасибо большое)) рада, что понравилось))
Довольный автор)

2010-11-22 в 18:08 

November_Rain11
Очень понравилось!

2010-11-22 в 21:03 

Dark~Comet
It is never too late to be what you might have been. (c)
Мне понравилось. Спасибо, Анора. :)

Заказчик

2010-11-23 в 02:54 

Анора
Сходить с ума нужно постепенно и в свое удовольствие...
||Aly|| , спасибочки))
Dark~Comet , заказчик доволен - автор счастлив)) правда мне кажется, что заказчик просто доволен, но не в вострге, да?))

2010-11-23 в 03:25 

Dark~Comet
It is never too late to be what you might have been. (c)
Анора, да просто особых причин для восторга я не увидела; драббл хороший, но не потрясающий. Мало для восхищённых воплей, но достаточно для спокойного довольства. :)

2010-11-23 в 08:50 

Анора
Сходить с ума нужно постепенно и в свое удовольствие...
2011-06-19 в 15:10 

Несколько капель коньяка не испортят горячего кофе. Гробыня мягко кружит псевдосеребренной ложкой по кружке, не забывая сообщать Тане о чудесном эффекте данной смеси; в свойственной себе манере, когда сложно определить, шутка ли это, правда? Таня вздыхает, тяжело, разрываемая непонятными эмоциями. Слушать Склепову - это уже рефлекс, слушать и понимать, при этом не вырываясь из процесса самоедства.
Гробыня начинает громко возмущаться, Таня лишь глотает острые комки, застрявшие в горле, запивая горячим кофе. Пожалуй, даже слишком горячим, отчего, на мгновение забыв о тупой боли под сердцем, девушка начинает охать и ахать и словно собака высовывать язык в надежде, что боль пройдет.
Склепова усмехается, но вместо холодной воды из под крана наливает коньяк в стеклянный стакан в красный цветочек. Вручая его еще слишком растерянной Тане, с садистским удовольствием наблюдает, как морщиться лицо Гроттерши, что не глядя осушивает весь стакан.
Коньяк был холодный? Вполне. Так в чем Гробыня виновата?
На злые вопли Тани девушка лишь отмахивается, говоря что-то о неблагодарности взамен спасения жизни. Склепова все равно усмехается, хотя бы эта противно кислая мина сползла с лица Гроттер!
- Недолго же ты в своей глуши просидела! - глаза, может, и разные, но взгляд - он один - насмешливый. Таня, со слегка помутневшим разумом, огрызается, зло и непривычно. У неё проблемы, опять эти чертовы проблемы, светлый Валялкин и слепые воспоминания о прошедшем... времени. А Склепова все равно смотрит на неё насмешливо! И так все, чертовка, знает. Видит же сквозь пыльную из-за полета кожу, видит в отражении зеленой радужки. Видит и смеется.
Боже, что с ней делает коньяк? Ну Склеп, в своем стиле! Даже сейчас.
Гробыня подходит к Гроттерше, обнимает за плечи, чтобы помочь встать. Таня не настолько пьяна, мир еще вполне адекватно воспринимается, но сопротивляться... Лень? Нет, что-то иное.
Склепова поводит её по коридору, заводит в спальню и укрывает одеялом, когда Таня ложится на кровать.
Ведь уже ночь.
Гробыня смотрит странно, внимательно, будто бы высокомерно, но только ровно три секунды. Ладонь проходит по рыжим прядям, девушка опять усмехается.
- Недолго... - тихо повторяет она, словно эхо. - И вернешься не скоро.
Щелчок выключателя даже не слышен. Гробыня, что успевает лечь рядом и перетянуть половину одеяла, закрывает глаза.

URL
     

Библиотека Страстей

главная