They'll never take me alive
Судороги выверенного пути сотрясают руки слепца, в предвкушении водящего пальцами по объемной карте восьми измерений. Дорога проложена, а если так - то важно ли, кто это сделал: он или кто-то вместо него? Такое уже случалось однажды, но слишком давно, до того, как из-за случайности было сотворено время.
Сильные руки в демонстрации перфекционизма узловых точек разрывают книгу пополам у корешка. Половина страниц пусты. Кто-то выльет на них чернила, поведет пером, на время одолженным из лапы пернатого змея, сложенного в многоугольную пирамиду на берегу радужного озера.
Невиданный сиамский близнец, рукой творца сотворенный лишь из одного человека, выступает в дорогу, опираясь на посох, выдолбленный из трухлявого пня, что истлел на могиле последнего, кто застал его живым. Его единственный глаз, направленный внутрь творения, минуя ядро планеты, способен прозреть весь путь от самого его начала и до конца, но только поперек. Впереди себя он видит лишь прошлое, а память скрывает от него километры пройденных единиц времени.
Оставляя следы обледеневшего напалма, формируя фигуры уставших птиц, человек-сотворение продвигается по дороге, в которой имеется любое количество направлений, из которого нельзя выбрать одно. Мнимые стороны света множатся под лучами надкушенной в любовной истоме луны, каменный дождь оставляет дороги на его щеках, а песок открывает воду его ладоням. Он способен раздвинуть море, обратить свет кровавыми искрами, отпустить на волю рожденных мертвыми, но только тогда, когда второй его глаз будет отвоеван в бесконечной схватке ада и времени.
Чтобы спуститься в преисподнюю, он прикоснется к солнцу, а эта дорога написана на листве травы мириадами поколений и общеизвестна: стоит лишь окунуться в дорожную пыль, вдохнуть ее, заполнить легкие ветром вместо воздуха, запустить пальцы в ухо и вытащить кусок ваты, которой набита голова. Дальше, с помощью благородной ртути, что сливается из-под его ногтей, он добудет огонь и выжжет себя дотла, чтобы пустая клетка очистилась от ржавчины и поднялась к солнцу.
В сердце солнца хранится лед, есть лишь несколько участков, где ему придется греться в тепле абсолютного нуля, пить жидкий азот вместо времени.
И тогда все закончится.

@темы: Anabiosis, Memories, Shism