Три тысячи лет во сне

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: shism (список заголовков)
11:58 

Overdose

They'll never take me alive
Помоги мне.
Собери стебли мои, засуши между страниц книги. Пропитай меня краской, зарисуй глаза мои.
Закрой меня рукой так, чтобы не видеть мне больше света. Выключи мое сознание. Отсоедини мои провода.
Помоги мне...
Не говори, я прошу тебя. Ни слова.
Тошнота переполняет чашу восприятия. Не остается ничего, кроме нее.
Научи меня.
Мне это не нужно...

@темы: Shism, Isterium

03:04 

Потому, что так будет

They'll never take me alive
Стоны в ночи над ощущением тяжести огненных мух, вьющих гнезда в ячейках для наших взглядов. Жестокость залечивает раны, я помню привкус будущего. Смазывая расплавленным медом колеса едущего под откос перевала, я улыбаюсь тебе. Вдохнови меня научиться смотреть в правильную сторону, когда мои волосы захотят коснуться неба. Подойди. Я помню. Пусть случится то, что не может быть одновременно с нами. Раскатанные по асфальту, растекшиеся по стеклу, вынутые из пробирки, погребенные заживо - МЫ ЗДЕСЬ.

Пробовали открыть файл с музыкой текстовым редактором и услышать ее?

@темы: Shism, Night, Creation

14:11 

Капля гуаши, оброненная на горизонт событий

They'll never take me alive
Жирная точка, клякса, поставленная неумелой рукой, растекается по горизонтальным линиям, вспышками цвета разъедая черно-белую светотень бытия. Принятое в качестве псевдослучайного подарка вдохновение жить диктует правила нового пути пробуждений. Прохождение точки невозврата. Отсутствие желания мольбы об исцелении. К удивлению удовлетворенный поиск отражения в блекло-черной реке.
Если я не испугаюсь улыбнуться твоим словам, разлететься вдребезги от их прикосновений, мой вирус окажется способным к выживанию. Он уже получит этот порог.
Точка стремлений сходится на медленно плывущем горизонте, вынуждая к движению, начало которого, проложенное чистой эйфорией, переходит в осознание каждого шага и желание делать его.
Но до этого еще далеко. С другой стороны - это ведь только время, верно?
Если меня не разбудят, я уже не проснусь.

@темы: Shism, Apocalipsys

04:55 

Сказка, прочитанная с конца

They'll never take me alive
Мы все - лишь хрупкие и тепличные звезды. Лишь твой выбор между глубинами космоса и крышами города. Пусть шумит там внизу. Я буду скользить по твоим рукам, срываясь в бездну, и я буду верить. Закрыть глаза и сделать шаг, потому что невозможно оставить свои места без размытых прикосновений. И дождь течет по лицу.
Остановиться. Замереть в середине пути, подставив лицо дождевым каплям. Ловить руками музыку их слов. Разбиться на куски на ветру и не гнуться более от случайной бури.
Каждый раз наступает навсегда. Каждый раз - и никогда больше.
Я хочу оставить в своей памяти этот момент неизменным, заморозить этот фрагмент времени, именно эту секунду и всю вселенную, существующую именно сейчас.
Игра в шепот и недомолвки. Сложная цепь прикосновений к зонам эстетического удовольствия. Ведь мы ожидаем солнце именно для того, чтобы оно уничтожило нас.
Вы слышали, как оно бьется в окна? Как нежно касается дверей, проводит когтем по порогу. Скребется под вашей кроватью. Оно рядом, оно дышит в затылок. Оно лишь в одном миллиметре от вашей кожи, но никогда не даст вам себя коснуться, бесконечно убегая за самый край взгляда. Однажды оно само коснется вас, но вы не будете в этом уверены.
Ведь это всего лишь игра.

Зачем ему вас отпускать?

@темы: Shism, Reality, Night

08:14 

Rise and shine, mister Freeman, rise and shine

They'll never take me alive
Поезда уходят за горизонт, сходят с рельс и начинают разбег. До взлета остаются считанные дни. Но откуда их считать? Я опущу руки в озеро дождевой воды, чтобы краска с них расплылась разводами, впиталась в землю и проросла в моих отливающих синевой волосах.
Я больше ничего не буду обещать, мама. Ты знаешь, я просто устала. Меня переваривают обшитые деревом недра квартиры, я вновь остаюсь лишь горсткой атомов на космическом ветру. Но мне уже не страшно, мама. Ты знаешь, здесь больше нечего бояться. Я больше не смогу ничего потерять.
Не ищи любви там, где тебе нужна рука. Не ищи, кого поддержать, когда сам нуждаешься в поддержке: надсаженная спина не выдержит двоих.
Хватит. Остановись прямо здесь и прямо сейчас.
Не жалей ни о чем, ведь ты всегда делал то, что мог. Продолжай идти, несмотря ни на что. Не смотри на других. Не оборачивайся. Сделай шаг в пустоту. Снова.
И есть какой-то шанс, очень смутный, совсем небольшой шанс, что чьи-то руки подхватят тебя на подлете к земле. Есть шанс, что будет человек, который поверит в покой лишь потому, что ты поверишь, лишь потому, что поверил он... и вот когда это замкнется в бесконечный цикл, появится выход.
Все на зеро, господа! Никаких наркотиков, чистота от эндорфинов, только тугая струна в сердце.
Я устал, мама. Тут играют в эти странные игры, но никто не считает это игрой. Или кто-то? Усталость от игр. Я выживу, мама. Я всегда выживала. Я буду читать свои мантры, я снова буду молиться Дьяволу, чтобы не остаться... одной? Рвы давно затоптаны, мама. Дождь стекает по стеклу. Кислота льется по стенам. Будет ли конец? Было ли начало?
Я не стану старше.
Я больше никогда не стану старше.
Все, что от меня осталось.

Кофе с корицей и перьевые ручки. Простые карандаши и сложные вопросы. Пальцы застывают в волосах. Краски не смываются с тела.
Ты слышишь? Мне снился Млечный Путь. Если это путь - ты знал, что по нему можно пройти?
Пусть будут пожухлые цветы и запах листвы. Река. Закат. Пусть будут звезды.
Так пусть этот дождь будет вечным. И пусть эта сверхновая уничтожит вселенную.

@темы: Apocalipsys, Shism

02:07 

Весеннее обострение или Бойня № 5,31

They'll never take me alive
Судороги выверенного пути сотрясают руки слепца, в предвкушении водящего пальцами по объемной карте восьми измерений. Дорога проложена, а если так - то важно ли, кто это сделал: он или кто-то вместо него? Такое уже случалось однажды, но слишком давно, до того, как из-за случайности было сотворено время.
Сильные руки в демонстрации перфекционизма узловых точек разрывают книгу пополам у корешка. Половина страниц пусты. Кто-то выльет на них чернила, поведет пером, на время одолженным из лапы пернатого змея, сложенного в многоугольную пирамиду на берегу радужного озера.
Невиданный сиамский близнец, рукой творца сотворенный лишь из одного человека, выступает в дорогу, опираясь на посох, выдолбленный из трухлявого пня, что истлел на могиле последнего, кто застал его живым. Его единственный глаз, направленный внутрь творения, минуя ядро планеты, способен прозреть весь путь от самого его начала и до конца, но только поперек. Впереди себя он видит лишь прошлое, а память скрывает от него километры пройденных единиц времени.
Оставляя следы обледеневшего напалма, формируя фигуры уставших птиц, человек-сотворение продвигается по дороге, в которой имеется любое количество направлений, из которого нельзя выбрать одно. Мнимые стороны света множатся под лучами надкушенной в любовной истоме луны, каменный дождь оставляет дороги на его щеках, а песок открывает воду его ладоням. Он способен раздвинуть море, обратить свет кровавыми искрами, отпустить на волю рожденных мертвыми, но только тогда, когда второй его глаз будет отвоеван в бесконечной схватке ада и времени.
Чтобы спуститься в преисподнюю, он прикоснется к солнцу, а эта дорога написана на листве травы мириадами поколений и общеизвестна: стоит лишь окунуться в дорожную пыль, вдохнуть ее, заполнить легкие ветром вместо воздуха, запустить пальцы в ухо и вытащить кусок ваты, которой набита голова. Дальше, с помощью благородной ртути, что сливается из-под его ногтей, он добудет огонь и выжжет себя дотла, чтобы пустая клетка очистилась от ржавчины и поднялась к солнцу.
В сердце солнца хранится лед, есть лишь несколько участков, где ему придется греться в тепле абсолютного нуля, пить жидкий азот вместо времени.
И тогда все закончится.

@темы: Anabiosis, Memories, Shism

06:32 

System hack

They'll never take me alive
Паразитический организм проникает в кровь через пальцы, подобно иголке из детских страшилок. Нет возможности остановить его, успеть отрезать руку - для этого нужно отпилить половину себя. Одно прикосновение - и ты заражен.
Оно проникает в сердце, пускает корни, сжимает сосуды липкими пальцами, раздвигает ребра изнутри, ласкает клапаны языком. Ритм сбивается, инородное тело делает сердце тяжелым.

Но боли нет. Боли теперь не существует, не существует другой реальности.
Проходит приступ - слишком быстро, и ты снова можешь жить, а паразит становится частью тебя. Он живет, пьет, ест, но никогда не спит. Он не мешает.

А самое страшное - вас двое с таким паразитом.

@темы: Shism, Apocalipsys

03:42 

Мама

They'll never take me alive
День первый: бутылка чая (0,5).
День второй: стакан сока (0,25) и половина огурца.

Пульс 110.
Я не хочу, мама... скажи, что я проснусь завтра, а всего этого не будет. Пусть оно закончится. Пожалуйста, мама. Я не хочу.

@темы: Shism

главная