Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Три тысячи лет во сне

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:58 

Мы говорим...

They'll never take me alive
...что можем изменить мир, а на деле - никак не перестанем страдать хуйней.
...что мы не такие, как все, но - хором.
...что добро победит, но ничего не сделали для этого.
...что все возможно, но смеемся над теми, кто ошибается.

00:21 

They'll never take me alive
Пиздец...

03:35 

Усталость

They'll never take me alive
Утром первое занятие в автошколе, которого я ждала всю неделю, а я не сплю.
Дождь, проливаясь в бесплодной пустыне, заставляет ее расцветать буквально в один миг. Может, я пытаюсь повторить этот фокус при помощи ночи и слез? Сейчас упадет капля - и на секунду погаснет свет, а прямо из пола, подобные фантазиям сюрреалиста, проклюнутся огромные светящиеся бледно-голубым инопланетные цветы...
Интересно. Вот я хочу лечь, уснуть и никогда больше не просыпаться. Но так ли легко мне было бы заставить себя уснуть, знай я точно, что для меня не наступит никакого утра? И действительно ли я боюсь того, что однажды могу и рискнуть?
Посетила хорошая идея: стоит чаще говорить о самоубийстве вслух, в той или иной форме. Думаю, это должно уменьшить шансы на реализацию...
Устала. Просто чертовски устала.
Депрессия, она самая...
Наверное, есть в психологии какое-то название для данного периода. Это было бы логично.
Завтра уже не будет...
Нет никакого завтра. Волшебник не прилетит. Карлсон улетел навсегда, держа за подмышки домовенка. Венди выросла и стала шлюхой. Баба Яга тихо скончалась в лесной избушке, проросла корнями и травами, обратилась в огромное дерево.
Все кончено. Вот так просто и банально.
Никакого волшебного письма, внезапного портала в зеркале.
Черт, да пора признать, что даже красиво умереть от рук маньяка тебе тупо не позволит статистика. Ты - не тот, с кем что-то может случиться. Хорошее, плохое, красивая любовная линия, трагический финал...

Шло оно все к черту.
Меня зовут Дзи. И я все еще [СИГНАЛ ПРЕРВАН]

19:37 

Мысли вслух

They'll never take me alive
31 июля - это как 31 июня, только без Тарковского.

А в детстве любила этот фильм.

А, да. Книжку тут прочитала...

Лагер Свен, "Фосфор"

@музыка: Profond Barathre – Snaar

16:36 

Cry, little sister

They'll never take me alive
9. Почему просто смириться со внутренним хаосом вовсе не проще, чем бессмысленно бороться с ним?
8. Несколько жаль, когда самоубийству мешает исключительно нелюбовь к "легким выходам".
7. Дождь не закончится никогда, вьетнамский синдром неизлечим.
6. Любви нет, счастья нет, мир несправедлив... ну и что с того?
5. Мы готовы простить людям все, кроме наших собственных недостатков.
4. "Почему ты куришь? Это же вредно!" - "Почему ты убил человека? Тебя же посадят!"
3. Стоит вычеркнуть из языка слово "взросление": оно подразумевает развитие только до определенной точки, а после - остановку.
2. Никто никого не спасает. Никто никому не нужен.
1. Мы не сможем. Никто из нас. Нас не для этого создали.
0. Прокуратор я или нет?! Где уже мой яд?!

-1. Почему же ночами, закрывая глаза, я все равно думаю о тебе?

00:08 

О_о

They'll never take me alive

22:55 

Каннибализм

They'll never take me alive
Люди едят других людей.
Один человек находит другого человека, осматривает его, заглядывает в зубы. Если, вроде как, все устраивает, то начинается ужин. Поглощение биомассы, накопленной пожираемым за всю его непростую жизнь. Все бережливо накопленные полезные вещества становятся добычей хищника.
Парадокс в том, что жертва сама с радостью подставляет наиболее лакомые кусочки, весело посмеивается, шутит, а порой даже сама откусывает достаточно скромные порции от хищника.

23-й виток. Ничего до сих пор не изменилось.

00:25 

Коротко

They'll never take me alive
Насколько же х#ево...

20:21 

I have a...

They'll never take me alive
Хроника снов вполне себе может стать хроникой безумия...

читать дальше

08:55 

Иногда

They'll never take me alive
1. Иногда случается такое, что утро приходит только под вечер;
2. Иногда случается, что ждать весны приходится несколько лет, а она наступает прямо за летом;
3. Иногда табу на радость служит лишь благим намерениям;
4. Иногда дорога в Ад выложена желтым кирпичем, а сам он сотворен из стекла;
5. Иногда люди могут ходить по зеркалам и открывать окна;
6. Иногда люди просто умирают;
7. Иногда, говоря человеку, что у него "все не так уж и плохо", мы плюем на его видение проблемы и обретаем врага;
8. Иногда самоубийцу можно спасти, лишь признав, что он прав;
9. Иногда люди боятся потерять одиночество больше, чем кого-либо еще, и их легко понять;
0. Иногда мы все кого-то любим...

...так говорят.

11:08 

Let's kiss the sky

They'll never take me alive
Все песни о любви пусты.
Однажды просто случается так, что струны рвутся сами на лютне, повешенной на стену.
Однажды ты встречаешь человека, который просит описать ему цвета. Однажды ты встречаешь слепца, более зрячего, чем весь остальной мир. Однажды ты встречаешь человека, который показывает тебе, насколько пусты выражения: "мой парень" или "моя девушка". Человека, с которым ты был бы вне зависимости от того, какого он пола.
Однажды ты встречаешь дальтоника, который не различает ни единого цвета, но твой любимый каким-то образом умудряется отличать от остальных. Однажды он просит тебя придумать любимый цвет ему и описать его. Однажды он рассказывает тебе твои мечты и рвет сны на части. Однажды тебе просто не хватит слов, чтобы объяснить или описать.
Однажды вы склеиваете одиночество, разбитое на два осколка.



И однажды ты понимаешь, что больше нечего портить или терять, и легко и естественно рвешь свою жизнь на бинты.

01:59 

Я умру.

They'll never take me alive
Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру. Я умру.

Говорят, потом становится легче.

20:36 

Мысли о реальности

They'll never take me alive
1.
Безусловный плюс образования в этой стране в том, что тебя заставляют усвоить знания, которые тебе реально пригодятся после ядерного апокалипсиса.
Безусловный минус в том, что эти знания тебе реально пригодятся ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО после ядерного апокалипсиса.

2.
Знаете, я полагаю, что одной из вещей, которых нам всем не хватает, является некий безличный человек, умеющей задавать правильные вопросы. И, соответственно, использующий периодически этот свой навык. Пожалуй, я сыграю

00:19 

Зло

They'll never take me alive
Нахрена я здесь вообще, если на действительно важные записи всем плевать? Я могу их и ручкой в тетрадочке записывать, хуле...

16:17 

Осколок

They'll never take me alive
22:28 

Burn baby burn

They'll never take me alive
Иногда женщина с расслоением личности имеет право уйти из дома в метель с зажигалкой, сигаретой, несколькими листами бумаги и искусственным цветком, а вернуться спустя час с замерзшими руками, пропахшая костром и с одной только зажигалкой в руках.
И в таких случаях женщине не принято задавать вопросы.

Мама... спасибо.

04:57 

Сны в новогоднюю ночь

They'll never take me alive
Это началось сном, причем последним, который был здесь записан.
Пусть этот, новый этап в моей жизни тоже предворяется сном.

Я отхожу ко сну в ярости, а вижу тревогу. В своем сне я пытаюсь покинуть край бесконечных штормов, край тишины, разрезанной на части языками торнадо. Мы приносим им в жертву игрушки, вплавляя их в вечную мерзлоту. И мы уезжаем, уворачиваясь от черных пальцев-вихрей, в тишине вслепую нащупываюших добычу на поверхности заснеженной земли, не тревожа спящего снега.
Мы проезжаем несколько улиц, но останавливаемся, въехав в туман. Впереди ничего не видно, но отчетливо ощущается очередной мощный шторм или нечто еще более страшное. Следуя моим словам, наш транспорт движется, может, по десятку сантиметров в час, вряд ли более. Я вижу волны энергии, расходящиеся от этого Нечто, но не знаю, что это.
Наконец, оно уходит.
Мы не можем проехать дальше: дорога завалена, и мы покидаем транспорт. Мы остаемся возле вмерзшего меж уходящих до небес треснувших стен льда исполинского корабля со спущенными парусами. Мы видим на нем и на льду следы того неизвестного Нечто, которое было страшнее любого торнадо. Неизвестно как, но оно притащило с собой наши жертвы - игрушки, не вынутые из пластиковой упаковки. И оно или ветра - что-то привело в движение корабли по всему городу. Падающие мачты разрушают наш транспорт, мы замерзаем, уворачиваясь от падающих корабельных колоколов, чей звон отделяет для нам момент опасности от относительного затишья...
А где-то за кадром этого сна остался покой: отдых в городе штормов и покой там, куда мы стремились уйти...

18:54 

Again and again and again...

They'll never take me alive
Людям, которые интересны мне, я не интересен.
Люди, которым интересен я, не интересны мне, но это случается реже.
Межевая порука наслаждается рационализмом в светопредставлении распределяемого по карточкам фотосинтеза. Не проще ли было подождать, пока ты проснешься? Был ли я прав, была ли права?
Мы не помним, кто из нас имеет больше прав на ошибку, но помним слова о том, как услады мостят оттоки, мы следуем мертвым.
Если вам от нас что-то нужно - вы не нужны нам.
Мы и наша болезнь владеем забытым искусством воплощения в одном человеке. Воплощения одного человека, которых...
Запахи бирюзы на дне моря.

Нас нельзя спасти, не понимая, когда мы готовы звать на помощь.
Но таких ошибок мы больше не совершим.
Мы признает, что когда-то поставили все, кроме своих жизней, и теперь готовы исправить это недоразумение.
С мертвым годом всех, кто меня не знает.
Идите к черту...

02:27 

Скайп такой скайп...

They'll never take me alive
[2:13:02] Д. П.: А обувка?
[2:13:12] Dzi: А ботинки Дзи еще в школе покупал.
[2:14:21] Д. П.: Так и хочется спросить, как давно Дзи в школу ходил...
[2:14:35] Луна: может дзи там работает
[2:14:52] Dzi: Он там обувь продает, че
[2:14:58] Д. П.: Татуировщиком? (think)
[2:15:07] Dzi: Да.
[2:15:16] Dzi: Татуировщиком, приторговывающим обувью.

18:52 

Было. Очень. Скучно.

They'll never take me alive
главная