Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:50 

Durarara-fest
T8-43.Орихара Изая. Аллюзия на "Портрет Дориана Грея". Сам Изая смеется и радуется, когда играет с людьми, но на портрете отражаются его настоящие чувства. Исход - на усмотрение автора.

@темы: Выполнено, T8, Izaya Orihara

URL
Комментарии
2012-03-09 в 06:23 

2100 слов

Валгалла.
Изая так и не попадает в чертоги доблестных воинов, предпочтя их благородному пафосу лоскутную радость бренного бытия.
Хотя кого он обманывает? Информатор просто струсил, позорно и бесславно остановившись у самого края смертельной бездны.
Трухлявая старуха уже дышала ему в лицо, когда он понял – что совсем не хочет умирать. До животного ужаса, до трясущихся коленей и прохладной испарины, покрывающей спину – не хочет.
Дезертирство! – кричал ему внутренний голос, но он умело обошел его упреки. Этому недолгая земная жизнь научила его в совершенстве.
Тогда космически-пустые глаза уже целостной как в физическом, так и ментальном плане Селти выразили презрение, и захлопнулись навсегда, оставив Изаю наедине со своей поруганной воинской честью.
Шинра не простил его, конечно.
Они как-то столкнулись на улицах Икебукуро год спустя.
Изая редко выходил из своего офиса в Синдзюку, тем более, не бывал в Букуро – но в тот исключительный день обстоятельства вынудили его покинуть убежище, и законы Мерфи сработали идеально, назначив им встречу.
Кишитани выглядел хуже некуда: настоящий свихнувшийся ученый. Он прошел мимо Изаи, блеснув исподлобья стеклами потрескавшихся очков, и скрылся где-то за поворотом.
А на следующий день как будто из ниоткуда в кабинете Изаи появился портрет. Поразительной красоты живопись в лучших традициях старых мастеров восхищала своей техничной правдивостью.
Намиэ замерла почти на минуту, первый раз взглянув в глаза картинному Орихаре - те сверкали живым точь-в-точь таким же, как и у оригинала, острым взглядом. Только от глаз настоящего Изаи, казалось, можно было сбежать, но не от взора зловещего героя полотна. Он, словно Иисус с церковных икон, был всевидящ. Обзор в сто восемьдесят градусов – такое под силу только творению гениального мастера. На ум не приходило ни одного имени художника, способного нарисовать подобное.
Однако происхождение загадочного портрета стало меньшей из проблем Орихары буквально через несколько часов.
Началась война.
Нет, не та кровопролитная бойня, пешками в которой становятся солдаты и мирные жители, но другая, более тонкая, хотя и столь же жестокая – тактическая. Война, в которой нет правых и виноватых, война, служащая орудием удовлетворения желаний немногих избранных.
Безмолвное, а оттого и страшное противостояние подпольных глав Икебукуро. Травля вездесущего информатора, если говорить по сути.
Конечно, Изая прекрасно догадывался, откуда растут ноги у этого всеобщего заговора, но смутно понимал, что все происходящее – всего лишь проявление странной, но неизбежной вселенской справедливости.

- Откуда здесь этот портрет? – задумчиво спрашивает Намиэ.
- Не знаю, - пожимает плечами Орихара.
И правда, откуда – думает он. В подвале заброшенного клуба, где они коротают дни, пока доверенные Изаи обшаривают Икебукуро на предмет опасности. Они сидят там уже неделю.
Орихара вертит в пальцах белую фигуру пешки, и аккуратно выставляет ее на одно из полей шахматной доски.
Белую, на белое. Это слон, он ходит только по полям своего цвета – мафия следует традициям и проторенным тропам неизменно. В этом их слабость. Превосходство – в количестве.
Квадрат доски сплошь заполонили белые, а на противоположном краю одиноко ютится черный король в окружении королевы и нескольких пешек.
Изая делает удивленное лицо, когда в подвал, вынеся хлипкую обшарпанную дверь, врывается Шизуо. Он щурится в полумраке, отыскивает глазами Орихару – потом выплевывает сигарету и разражено выговаривает:
- Надо уходить.
Покидая привычное уже укрытие, информатор украдкой бросает липкий взгляд на картину, прислоненную к стене в углу комнаты – словно прощаясь. А может, говоря – до встречи. Изображение отвечает гаденькой ухмылкой и статичным высокомерным кивком.
Выходя наружу, Изая предусмотрительно оглядывается по сторонам. Улица пустынна, только по магистрали вяло движется рядок маленьких скучных автомобилей. И ни одного прохожего. На часах полшестого утра.
Грязно-серый рассвет занимается за окнами, когда они покидают Букуро. За рулем Том, на переднем сидении хмуро дымит сигаретой Хейваджима, а рядом с Изаей кутается в пальто сонная Намиэ.
Машина несет их прочь из Токио, в отдаленные префектуры, где можно будет спокойно переждать обрушившуюся бурю.
Они скорбно молчат всю дорогу. Изая чувствует, что Шизуо до сих пор неловко за то, что он делает. Это очень веселит его, и он не преминет отпустить по этому поводу пару ехидных шуток, но только когда их путешествие закончится. Орихара не дурак, чтобы злить Хейваджиму в фатально мизерном пространстве автомобиля.
В это же время Шинра широко, как безумный маньяк над телом еще свежей жертвы, улыбается, стоя в развороченной комнате бывшего пристанища Орихары.
На шахматной доске цугцванг. Черному королю уже не выбраться из ловко расставленных сетей, и что бы он ни сделал, станет лишь хуже приведет его к ухудшению собственного положения и впоследствии мучительной сдаче позиций ход за ходом.
Они держат путь на север, в Сайтаму. Там, в национальном университете учатся младшие сестры Изаи, и Орихара надеется на теплую семейную встречу.
Поначалу все идет хорошо, но выходит из-под контроля уже через неделю, когда Изая впервые замечает вездесущие тени, следующие за ним по пятам. Это люди в тени деревьев, это навязчивые прохожие, которых он встречает раз за разом в течение дня – и одни и те же уличные торговцы в разных районах города.
Может быть, это паранойя, думает он, наблюдая вечерами, как Намиэ и Майру с Курури готовят ужин. Все выглядит удивительно мирным, даже лицо Ягири уже вернуло былую невозмутимость, и только он не может успокоиться, найти себе места и поверить в то, что все, наконец, закончилось.
Орихара занят целыми днями, вновь устанавливая связи, налаживая контакты с местными группировками, раскапывая информацию и компромат – по большому счету у него совсем нет времени на метафизические размышления о своем психическом здоровье. Изая по-прежнему ведет себя эпатажно и самоуверенно.
Информатору не выжить без этого: спокойная убежденность, демонстративная правдивость в словах и действиях, без сомнений и раздумий – его хлеб и кровь.
А ночами он не спит, потому что, закрывая глаза, вновь и вновь видит распахнутую гостеприимную бездну в глазах умирающей валькирии.
Изая много курит и даже выпивает, втайне от Намиэ и сестер, и все еще надеется, что все это временно – и пройдет само собой.
Это не проходит, более того – с каждым днем Изае становится все труднее сохранять самообладание.

Как ни странно, внешне со времен переезда, он не изменился ни на йоту.
На нем никак не отражается ни непрекращающаяся бессонница, ни курение. Ни даже наркотики, которыми он увлекся в последнее время.
Кокаин дарит радость и кратковременную эйфорию – от него приятно немеет все внутри, слизистая носа впитывает ледяную горечь, и Орихара больше не думает ни о сумасшедшем Шинре с его бешеным взглядом, ни о преследователях, ни о пережитой близости к смертельному пограничью... Все это кажется простым и понятным, и совсем не стоящим внимания.
А еще кокаин – отличное лекарство от бессонницы. Сон не нужен, когда ты под кайфом – Изая понял это быстро и теперь умело использовал этим знанием. Усталость, накопившаяся в нем в течение трезвого дня – Орихара все еще предпочитал работать с ясной головой, исчезала с первой же дозой, и как будто рассеивалась. А потом наступал новый день.
Портрет объявился в один из ничем не примечательных вечеров – закатно-алых, дробящихся и мерцающих в зеркальной облицовке новомодных зданий. Он сиротливо стоял, прислоненный к стене в узеньком проулке между домами.
Борясь с поднимающимся в груди странным чувством, Изая замедлил шаг и подошел к нему.
С холста на Орихару смотрит он сам. Точнее, его собственная усталая и исхудавшая тень похожая на ракового больного в критической стадии.
Фиолетовые провалы глаз и острые кости, торчащие отовсюду – первое, за что цепляется взгляд Изображение нездорово кривит лицо в отчаянной полусумасшедшей гримасе. Смотреть на него почти физически неприятно – это агонизирующее существо, не имеющее больше черт своего хозяина, состоит сплошь из страдальческих судорог и обвисшей кожи.
Отвратительно.

URL
2012-03-09 в 06:23 

Изаю трясет, когда он понимает все. Разноцветные камушки собираются в мозаику – кусочки паззла становятся на свои места.
Он забирает картину с собой по странной прихоти, и тут же прячет ее под кровать, дальновидно обернув плотной тканью. Такое не должен был видеть никто, кроме него самого.
Он прячет картину и снова начинает безумную гонку по кругу.
Секс, наркотики и рок-н-ролл? Почему бы и нет – каждый раз думает Изая, кидаясь с головой в первую попавшуюся авантюру. Теперь он знает, что портрет дарит ему почти полную безнаказанность и свободу, платой за которую становится едва заметная свербящая мысль на периферии сознания - беспокойное раздумье о его собственном большом секрете, спящем, укутавшись в старое неприметное тряпье под кроватью в его комнате.
В какой-то момент Изая просто перестает появляться дома. Для него оказывается невыносимой каждодневная близость Той вещи. Она сводит его с ума – и Орихара бежит прочь от родных дверей в объятья улиц, посторонних людей и чужих квартир.
Он не знает, сколько времени проходит с того памятного вечера, ставшего откровением.
Жизнь кружит и увлекает Орихару в свой бешеный водоворот и с каждым прожитым днем все больше становится похожа на чьи-то наркотические грезы.
Изае весело. Изая счастлив, каждый раз просыпаясь в новой постели.
И если бы только… Он не чувствовал, что любая его улыбка в картинном отражении – только болезненная агонизирующая гримаса, а его радостный смех булькает хрипами в ссохшейся глотке нарисованного человека.
- Я… наверное уже умер, - говорит он одному из своих случайных знакомых.
- Ну да, - спокойно отвечает тощий паренек и лезет целоваться.
У него кровь наполовину разбодяженная винтом, думает Орихара, вяло принимая неуклюжие, но страстные ласки. Сколько ему осталось с таким-то образом жизни? Максимум год.
А Изая будет жить вечно. Подождите, вечно? Орихара всем телом вздрагивает от этой мысли, и рывком скидывает с себя мальчишку.
Стоп. Пора прекратить этот фарс.
Он едет в Икебукуро.
- Кишитани Шинра? Не слышал о таком. – Говорит ему мужчина средних лет в белом халате. По его лицу видно – он не врет. Лаборатория Шинры даже сейчас выглядит точно такой, какой ее запомнил Орихара. Не поменялся пароль на входе. Той же осталась и мебель, и планировка комнат, и…
Все, кроме хозяина было на своих местах.
Изая не тратит сил даже на то, чтобы попрощаться, и выходит на улицу.
И понимает, что память играет с ним злую шутку – он не может понять, видоизменился ли Букуро – или нет. Не разбирает даже дороги, отправляясь вглубь района.
Он смутно узнает только приметные корпуса огромного Саншайн сити и здание автомобильного салона Тойоты напротив. Все остальное сливается сплошь в пестрящие огни улицы, поток безликих людей и машин.
Ему нужно подумать. В спокойствии и одиночестве.
Изая возвращается с экскурсии по Икебукуро – домой, впервые, пытается открыть дверь своим ключом, но замок не поддается.
- Вы к кому? – из соседней квартиры выглядывает девочка лет восьми с обеспокоенным лицом.
- Я здесь живу, - равнодушно отвечает ей Изая, и снова предпринимает попытку попасть внутрь.
Ключ очевидно не подходит. Даже замочная скважина другой формы.
-Черт, – шипит Изая.
- Здесь уже давно никто не живет, – тоненьким голоском раздается из-за спины Орихары. – Если вы ищете хозяев, то они умерли два года назад. Новые владельцы квартиры пытались сдать ее другим людям, но те разбились в авиакатастрофе месяц спустя. А следующие после них отравились несвежей рыбой.
- Хозяева умерли? – переспрашивает Изая, резко разворачиваясь к девочке. Та прячется за полуприкрытую дверь. Тощенькое дрожащее существо выглядит нелепо. Маленькая и слабая, но такая любопытная – читает Орихара в ее глазах.
- Ты этим интересуешься, правда?- неожиданно спокойно интересуется он, принимая расслабленную позу.
- Да. Я думаю, эта квартира проклята, – совершенно серьезно отвечает девочка.
- Ты и не подозреваешь, насколько права… Хочешь узнать, что там произошло? – спрашивает он, поддавшись порыву. Та кивает, и ее глаза загораются лихорадочным блеском. - Тогда смотри.
По старой привычке в кармане неизменной куртки Орихары, все той же, с меховой оторочкой по краю, отыскивается стандартный набор отмычек, которые вполне пригодны для вскрытия простого цилиндрического замка.
Дверь тихо щелкает, и открывается вовнутрь. Ну здравствуй, родимый дом.
Не снимая обуви, Изая проходит прямиком в свою комнату.
Испуганной птичкой за ним следует любопытный ребенок.

Он долго смотрит на обернутый бывшей когда-то белой тканью портрет, аккуратно водит по нему подушечками пальцев. Изая чувствует под прикосновениями трупный могильный холод.
- Значит, Намиэ, Майру и Курури мертвы?
- Да, их звали именно так.
- Во всем виновата эта вещь, если ты интересовалась, - негромко говорит Изая.
Девочка робко глядит на него, и, получив одобрительный кивок, подходит ближе и присаживается рядом с Орихарой. Ее широко раскрытые глаза жадно вглядываются в сверток на полу. Словно завороженная, она протягивает руку и несмело дотрагивается до него.
В считанные секунды ее румяное детское лицо бледнеет, ссыхаясь. В глазах плещется гаснущее отчаяние, на губах хрипит невысказанный вопрос – почему?
Малышка умирает быстро.
Изая оседает на пол – и смотрит на синеватый труп, скрючившийся в паре шагов от него.
Он скалит лицо в пугающей истерической улыбке. Ему весело.
Чужая смерть страшна лишь потому, что является напоминанием о близости собственной. Изаю она не трогает больше. Его смерть только в его руках.
Орихара будет жить вечно, и теперь в этом нет никаких сомнений.
- Стоит ли чего-то жизнь без риска? – иногда спрашивает у него незримый собеседник в голове. Но Изая умело игнорирует его вопросы: этому недолгая земная жизнь научила его в совершенстве.
Но от себя не сбежишь, как ни крути:
- Свет не существует без тени… А есть ли жизнь без смерти?

URL
2012-03-09 в 14:12 

cyanide with 2 sugars, please [DELETED user]
Потрясающе. :hlop: :hlop: :hlop:

2012-03-09 в 16:48 

Malgalista, спасибо огромное :pink:

вы не заказчик случайно? если да, то эта похвала вдвойне приятна :shy:

URL
2012-03-09 в 16:59 

cyanide with 2 sugars, please [DELETED user]
Автор, нет, к сожалению, я не заказчик. (((

2012-03-10 в 13:13 

Areollase
Это шикааааааарно :heart:
Очень-очень нравится :red: Спасибо Вам, автор!

и все же, не заказчик

2012-03-10 в 16:02 

bezjalosny_fossy
If you are going through hell, keep going
удивительное дело, дорогой автор)) ваша история произвела на меня очень противоречивое впечатление. И дело даже не в том, такого ли я ожидала на свою заявку. Тут главное - что на сподвигла вас написать это)))
Начало не понравилось совсем, честно, я с трудом пробиралась сквозь текст, потому что я - заказчик, и хороший человек-автор для меня старался.
Каждый абзац вызывал у меня всё больше и больше вопросов. Почему Селти умерла? Она же фея? Почему Шизуо помогает Орихаре? А если и помогает из личных соображений, почему ему помогает Том, подставляя себя и всю контору? Почему его не бросила Намие - ведь Орихара не может её больше защитить и, оставаясь с ним она только больше ставит себя под удар? Что за чудеса происходят с шахматами? Как пешка превратилась вдруг в слона? Почему он догадался, что портрет стареет вместо него? Разве не мог кто-то переписать его пока Орихары не было? Он читал Уайльда? Почему с первого раза поверил?
А вот потом начинается настоящая история. Картинка перед мои глазами внезапно стала яркой и четкой, полной замечательных подробностей, верибельной до боли. И страшно. Жутко-жутко страшно до мороза по коже. И вот тогда понятно что именно было взято из "Дориана Грея". Какой мотив. И это здорово, реально здорово. :hlop::hlop:
А потом снова вопросы: Что за «фарс»? В чем интрига Шинры? Почему он исчез так, словно никогда не существовал? Почему одни из жильцов погибли в катастрофе, если портрет высасывал так быстро чужую жизнь? Почему портрет не выбросили, не сожгли? Почему Орихара не берег его, если от него зависело его бессмертие?
Но мне очень понравилось то КАК вы пишете. Насколько живо и ярко. Замечательные подробности из матчасти: шахматные термины, география Японии, наркотики, живопись старых мастеров (это реально бальзам на сердце лично для меня).
Вообще, я думаю, вы сами понимаете - если ваш текст вызвал столько чувств, эмоций и желание о нем говорить - это реально хороший текст)) спасибо вам большое)) :red:
искренне ваш, заказчик

2012-03-10 в 17:04 

Square_Horizon
синоним
дорогой заказчик, я готов на вас молиться!
это первый раз, когда я получаю такой развернутый отзыв на свою работу, и черт возьми, это просто феерическое ощущение! что кто-то действительно испытал от прочтения эмоции, задался вопросами, или просто вознегодовал из-за текстовых неурядиц)

попытаюсь как-то объяснить, что вообще хотел сделать, зачем и почему использовал и сделал все так, как сделал)
в чем-то, наверное, вы правы, стоило раскрыть идейность больше - вопросов многовато - и читателю приходится оставаться с ними наедине..

а с другой стороны, я-то делал это намеренно хд
размерно здесь все очень концентрированно - потому что это мини, потому что дОлжно наиболее коротко и точно раскрыть заявленную тему, и лично мой подход - не вдаваться в подробности - это не искусство, когда ты занимаешься раскладыванием сюжета по полочкам.
я писал, подразумевая, что читатель сам сложит для себя понятную ему логичную картину произошедшего.
чтобы создавалось впечатление движения времени было необходимо упустить важные детали - ведь в жизни никогда не выделишь .что именно было определяющим, а что нет, описать все главные события было бы невозмоно и.. нецелесообразно чтоли. это подход - когда прожектор выхватывает из темноты выборочные образ друг за другом. и из них в итоге складывается более менее полная картина происходящего.

я мог бы ответить на вопросы насчет селти, шизуо и тома, намиэ - так, как я предполагал, когда писал - а вариантов, приводящих к такому исходу было немало)
наверное, это моя вина, что у меня не получилось взрастить в читателе собственную картину произошедшего без неизбежной конкроетизации происходящего, но если в будущем я буду писать такого рода тексты, я постараюсь исправиться)

А ТЕПЕРЬ ПРО ПЕШКУ
не буду ни на кого сваливать, но БЛИН ЧТООО Я ПИШУУУ ХДДДДДД
мне искренне казалось, что я написал просто фигуру, не уточняя, но... :facepalm2:

про портрет - вот тут концентрат недомолвок, я сам себя этим слегка озадачил, но потом положился на то, что.. ну, блин , он же проницательный)
и да, у меня была идея прописать насчет аналогии с дорианом буквально, прямым текстом,что мол он изая читал роман, но что-то как-то...ээ, нет мне оправдания наверное?ХД

про шинру пояснять не хочется. это нечто в стиле открытого конца. над этим можно подумать)

орихара не берег и не будет бересь, я думаю.
с такими вещами нельзя суетиться, как кощею с яйцом. к ним лучше всего относиться спокойно - мое мнение.
ну и изая прожигал жизнь - он хотел, чтобы вся ситуация развязалась сама - и думаю он в глубине души даже хотел бы, чтобы с портретом что-нибудь случилось.

насчет того, КАК пишу, блин, спасибище, честно :shame:
у меня дюрарара-дебютное время сейчас, то есть в фанфикшне и фандоме вообще, и такие отзывы дают мне почувствовать какую-т оуверенность, подъем, желание продолжать)

и еще раз вам - спасибо, за то, что не поленились написать текст из столькобукв, указать на минусы, ненавязчиво похвалить... дай бог всем исполнять заявки таких заказчиков

и простите за такой сумбурный ответ, я тут тороплюсь на поезд, но просто не мог уехать, не ответив вам :dance2: :-D

2012-03-10 в 17:23 

Я тоже присоединяюсь к аплодисментам в честь автора.
За душу берет.

2012-03-10 в 17:24 

bezjalosny_fossy
If you are going through hell, keep going
Square_Horizon,
фух)) я рада, что у вас такая реакция :ura:
простите уж, не удержалась от искушения поговорить с интересным человеком о вещах более сложного порядка, чем нравится/не нравится :shy:
хорошей дороги и обязательно пишите еще)))))
:red::white::red:

2012-03-11 в 03:58 

Square_Horizon
синоним
.foRon, спасиибо :shy:

bezjalosny_fossy, побольше бы о таких вещах разговаривать, бальзам на авторскую душу :-D
спасибо, доехали хорошо, будем писать ))

2012-03-11 в 16:58 

750 слов. Предупреждение: сюр и отсутствие обоснуя.

Мазок, немного небрежный, кажущийся аляповатым пятном на картине. Изая любуется, отходя на шаг, и думает, стоит ли добавить ещё. Ему кажется, что яркости не хватает, а потому надо привнести красок в окружающие их серые будни. Так ведь веселее. Так интереснее…
Он писал этот портрет слишком долго, каждым своим словом и жестом, мысленно оценивая результат. Ну, как? Может, нужно ещё? Где та перчинка, которой так не хватает его пресной жизни?
И совершенно неудивительно, что однажды он появился. Портрет, его олицетворение, всё то, что Орихара представлял собой.
Информатор увидел его у вечно пьяного художника, непонятной национальности, уже неспособного торговать своими работами даже ради выпивки. Остановившись, Изая долго стоял и разглядывал грубоватые мазки, выдававшие трясущуюся руку художника. Пьяница не обратил на постороннего никакого внимания, стеная и жалуясь, что кончилось сакэ. И с безумным блеском в глазах схватил брошенные деньги – слишком много, чтобы он мог их достойно оценить – и направился в ближайший обшарпанный магазин.
Орихара небрежно подхватил полотно, уже забыв о художнике. Его не волновало, что под утро того найдут в подворотне с заточкой в спине, безо всяких денег. Информатору было наплевать. Он посчитал отданные купюры достойной платой за портрет.
Краски смешиваются прямо на листе бумаги – зачем палитра? Деревянной нет, а пластик уже давно не впитывает в себя ничего хорошего, отдавая немного затхлым современным душком. Цвета пестрят своей яркостью, словно хозяин решил создать новую радугу, потому что в старой было слишком мало цветов. А нужно больше. Нужен весь мир.
Намиэ нет никакого дела до картины, появившейся в квартире информатора. Она лишь проходит мимо, мельком взглянув на неё. Ей всё равно, что за человек изображён на ней. Она всё равно его не знает.
Изая улыбался и привычно выстраивал нити интриг. Иногда топорные, слишком явные, совершенно не в его стиле, но чаще тонкие, как игла, и столь же смертоносные. Ведь мастер знает, куда надо ткнуть, чтобы человек перестал дышать.
А Орихара лишь смеялся над очередной своей победой и радостно скалился, выбираясь из такого редкого поражения. Ему было всё равно, что подумают о нём остальные. Калейдоскоп событий в любом случае менялся и будет меняться согласно его воле, и нет никого, кто смог бы его остановить. Победить, сорвать маску и взглянуть на настоящее лицо информатора, жадно пившего жизнь Икебукуро.
А всё потому, что никто не желал видеть главное. Видеть то, что лежало перед носом каждого, на самом виду.
Алые тона ослепляют, кричат болью и страстью с картины, а Изая смеётся. Ему всё мало, он продолжает вертеть чужими судьбами, высасывая их до дна. Картина всё больше наливается багряно-коричневыми тонами, напоминая поле брани. Его мечту, его главную цель в жизни. И осталось совсем немного…
Орихара улыбался всегда и везде. Казалось, у него больше не было никаких эмоций, никакой мимики, кроме этого проклятого, словно прилипшего к лицу оскала. Падальщик. Мертвец с раззявленной пастью. Неупокоенный, никак не способный умереть.
Но вся его боль, весь его страх никуда не девались. Жалость, сострадание, любовь – незаметные морщины на портрете, висевшем в кабинете. Их слишком мало в жизни информатора, потому они лишь придают мужчине на картине горечь и невосполнимую потерю.
Зато здесь больше жадности и похоти. Боли и презрения к жалким людишкам, неспособным на что-то действительно стоящее. Изая любит людей? Несомненно. Но любить кого-то постоянно невозможно, потому весь гнев и ярость, исподволь копившиеся в информаторе, отображались на потрете, нагнетая краски. Отталкивая от угрюмого и уставшего человека, запутавшегося в собственных сетях.
Мазки становятся всё судорожнее, но картина не исправляется. Паучья сеть всё стремительнее проступает на фоне, подбираясь к тонкому хрупкому телу. Обрывать её нечем, а замазывать, заляпывать другими цветами не получается. Белый цвет впитывает в себя всё, как губка, становясь лишь ярче, насыщеннее. Сытнее…
Попытки выбраться из ловушки оканчивались провалом. Снова и снова. Тревога, грызущая внутри, приходившая во снах очнулась слишком поздно, шанс выбраться был уже упущен. Но Орихара не сдавался, с неизменной улыбкой на тонких губах влезая в очередные неприятности, в попытках избежать более крупных.
Сети интриг становились всё тоньше, запутаннее, напоминая топкую трясину. И тропка, усеянная путеводными растениями, постепенно исчезала, сменяясь неприятным хлюпаньем в ботинках. Жадное причмокивание топи ясно говорило о том, что она не собирается упускать свою жертву, так мило залетевшую в её жадные объятия.
И в глазах вечно смешливого информатора впервые начал появляться страх.
Холст стерпит всё, но и он бывает заполнен так, что из-за грязи на картине уже не увидишь самого лица. То, что было нарисовано когда-то, уже невозможно найти под тысячами слоёв, наляпанными неопытным художником, решившим поиграть в бога. Но белый холст когда-нибудь кончается, а краски, как и эмоции, нет.
И стальной стержень сломался с лёгким металлическим хрустом, перестав сдерживать столь давно скрываемые даже от себя страхи и надежду на несбыточное.

URL
2012-03-15 в 00:31 

bezjalosny_fossy
If you are going through hell, keep going
Охх, вот я попала-то! :laugh:
С одной стороны, после такого развернутого отзыва на первый текст, я просто обязана оставить стоящий отзыв и на этот))
С другой стороны, если и второй текст критиковать, то тут я чувствую себя просто придирчивой сволочью(
Мне очень понравилась идея о том, как перемены в Изае отражаются в колорите картины)) это настоящий художественный подход))
и то, что он пытается переписать, замазать эту правду - это круто)
Но с другой стороны - сам текст было очень трудно читать( по разнообразным причинам(
И совершенно нечаянно вы умудрились потоптаться по паре моих сквиков.
В целом - мне очень трудно поверить в историю, которую вы рассказали. Простите.
я, конечно, кто ж ещё:shuffle:

2012-03-15 в 07:45 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
bezjalosny_fossy
Эх, жаль, что не удалось порадовать заказчика.
А подробный разбор мне можно и в личку (даже нужно!)
Извини, что так вышло :kiss:
второй автор

2012-03-15 в 12:35 

bezjalosny_fossy
If you are going through hell, keep going
Rustor,
ну что ты, ты же старалась, спасибо тебе большое) :squeeze:

2012-03-15 в 13:36 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
   

Durarara fest

главная