Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:01 

111

12.02.09 Инвертированный: живи-страдай.жизнь-сгорание-дерьмо.

@музыка: счетчик гейгера =)

@настроение: оптимизм млять

19:33 

Как можно жить в мире, где недостаток лица легко компенсируется косметикой, недостаток ног - шпильками, а недостаток ума - блядством?!

21:55 

кундера

5. "Спор между теми, кто утверждает, что мир был сотворен Богом, и теми,
кто убежден, что он возник сам по себе, упирается в нечто, превышающее
границы нашего разумения и опыта. Гораздо реальнее различие между теми, кто
сомневается в бытии, какое было дано человеку (пусть уж как угодно и кем
угодно), и теми, кто безоговорочно принимает его.
За всеми европейскими вероисповеданиями, религиозными и политическими,
стоит первая глава книги Бытия, из которой явствует, что мир был сотворен
справедливо, что бытие прекрасно, а посему нам должно размножаться. Назовем
эту основную веру категорическим согласием с бытием.
Если еще до недавнего времени слово "говно" обозначалось в книгах
отточием, происходило это не из нравственных соображений. Мы же не станем
утверждать, что говно безнравственно! Несогласие с говном чисто
метафизического свойства. Минуты выделения фекалий - каждодневное
доказательство неприемлемости Создания. Одно из двух: или говно приемлемо (и
тогда мы не запираемся в уборной!), или мы созданы неприемлемым способом.
Из этого следует, что эстетическим идеалом категорического согласия с
бытием есть мир, в котором говно отвергнуто и все ведут себя так, словно его
не существует вовсе. Этот эстетический идеал называется кич.
"Кич" - немецкое слово, которое родилось в середине сентиментального
девятнадцатого столетия и распространилось затем во всех языках. Однако
частое употребление стерло его первоначальный метафизический смысл: кич есть
абсолютное отрицание говна в дословном и переносном смысле слова; кич
исключает из своего поля зрения все, что в человеческом существовании по
сути своей неприемлемо."

13."Со времен Французской революции Европа раскололась на две половины:
одних стали называть левыми, других - правыми. Однако определять одних или
других какими-то теоретическими принципами, от которых бы они отталкивались,
почти невозможно. И ничего удивительного: политические движения строятся не
на рациональных подходах, а на представлениях, образах, словах, архетипах,
которые все вместе создают тот или иной политический кич.
<...>
Диктатура пролетариата или демократия? Отрицание потребительского
общества или требование расширенного производства? Гильотина или отмена
смертной казни? Все это вовсе не имеет значения. То, что левого делает
левым, есть не та или иная теория, а его способность претворить какую угодно
теорию ? составную часть кича, называемого Великим Походом."

20:35 

Lunatic Cat ‎(19:42):
вот откуда у меня столько терпения, ты уже походу всех достала своим "ниибацца характеро-визером", один только я равнодушен

13:48 

Знаете ли вы, что значит иметь своё собственное мнение в мире запрограмированных типовых роботов? Иметь своё собственное мнение означает тотальную свободу, а это безумие. Вы обращаетесь к врачу и сообщаете ему, что вы - Бог, он смотрит на вас, как будто бы вы сумасшедший. Он и в Бога-то не верит, вот поэтому он и психиатр.

Ваше общество так извращено, что нормальный человек в нём предстанет безумцем.

Я представляю собой лишь то, что живет внутри всех и каждого из вас. Я никогда не ходил в школу, так и не научился толком читать и писать, я сидел в тюрьмах, поэтому остался неразвитым, остался ребенком, в то время как ваш мир взрослел. И вот я вгляделся в то, что вы создали, и не смог этого понять

(Чарльз Мэнсон)

21:34 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:23 

Я собачонка, я зеваю, по щекам катятся слезы, я чувствую, как они текут. Я дерево, ветер шелестит в моих ветвях, легонько их колеблет. Я муха, я ползу по стеклу, соскальзываю, снова ползу вверх. Иногда я ощущаю, как ласку, движение времени, иногда - чаще всего - я чувствую, как время стоит на месте. Дрожащие минуты осыпаются, погребая меня, бесконечно долго агонизируют, они увяли, но еще живы, их выметают, на смену им приходят другие, более свежие, но такие же бесплодные; эта тоска зовется счастьем... О своем одиночестве я никогда не думаю - во-первых я не знаю, как это называется, во-вторых, я его не замечаю, я всегда на людях. Но это ткань моей жизни, основа моих мыслей, уток моих радостей
(Сартр)

15:40 

Пусть будет внезапно!
Пусть будет неслыханно!
Пусть прямо из глотки!
Пусть прямо из зеркала!
Безобразно рванет из-под кожи
Древесно-мясные волокна!
Моя самовольная вздорная радость!
Чудовищная весна!
Чтоб клевать пучеглазое зерно на закате,
Целовать неудержимые ладони на заре,
Топни ногою, и вылетят нахуй все стекла и двери,
Глаза,
Вилки,
Ложки,
И складные карманные ножички.
Еще одна свирепая история любви.
Грустная сказочка про свинью-копилку.
Развеселый анекдотец, про то как Свидригайлов собирался в Америку.
Везучий, как зеркало, отразившее пожар.
Новогодний, как полнолуние, потно зажатое в кулаке.
Долгожданный, словно звонкое змеиное колечко.
Единственный, словно вскользь брошенное словечко.
Замечательный, словно сто добровольных лет одиночества.

Дневник Фила

главная