Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
19:25 

Кинотавр = Русский Букер...

Ingris
... т.к. чернуха и либерлизмЪ детектед. Потому очередной номинант - просто очередная соответствующая струйка в клоаке.
А вот статья про то, что было в действительности - полезная. Про золотую молодежь Грузии позднесоветского времени...

На суде террористам задали прямой вопрос:
«Вы — дети высокопоставленных родителей. Что стоило вам приобрести турпутевки в Турцию, куда вы и так беспрепятственно летали, чтобы спустить родительские деньги в казино? Купили бы путевки и на этот раз, чтобы спокойно, без шума попросить в заграничных райских кущах политическое убежище!»
И они ответили:
«Если бы мы таким путем сбежали за границу, нас бы приняли за простых эмигрантов. Чего стоят наши фамилии, влияние и деньги наших родителей там, за границей? Вот когда отец и сын Бразаускасы улетели с шумом, со стрельбой, стюардессу Надю Курченко убили, так их там в почетные академики приняли, невольниками совести нарекли, из Турции в США переправили. Чем мы хуже?..»
Приговор — расстрел.


27.09.2017 в 16:32
Пишет Royal Heart:
О чем Резо снял свой фильм "Заложники"?
elena_dokuchaewa


По всей стране с 21 сентября идет фильм известного грузинского (?) российского режиссера Резо Гигиенишвили.



Нас зовут в кинотеатр гламурные дивы, обещают что-то интересное..



Я читала о истории, по которой снят фильм. Давным-давно. Еще до всей этой шумихи.

Грузинские мажоры захватили самолет, при этом поубивали кучу людей в самолете, в вожделенную Турцию они так и не попали.

Интересно, подумала еще тогда я, а о чем снимет фильм Резо?

Слезливая драма, где Рафик не виноват?

Да, ребята, так оно и получилось



- Ошибочно думать, что «Заложники» - это новостная лента или документальный фильм, - говорит Резо Гигиенишвили. - Это художественное произведение. Мы, художники, не только должны фактами апеллировать, но и анализировать ситуацию, причинно-следственные связи. Я прочел огромное количество томов допросов этих молодых людей и видел, как они путаются внутри своих ошибочных теорий. Цепочка лжи, неадекватных действий, особенностей быта и пространства страны, в которой они жили, и привели к драматическим последствиям. Такая моя авторская трактовка случившегося.

По словам авторов фильма, это происшествие и сегодня вызывает в Грузии большой резонанс. "Даже водитель, который привозил бутерброды на съемочную площадку, говорил нам, что лично знал одного из террористов, Гегу Кобахидзе, — рассказал в интервью РИА Новости оператор картины Владислав Опельянц. — Было ощущение, что в Грузии каждый — родственник угонщиков или пилотов. Не забуду слова одной женщины, которая сказала: "Я — дочка стюардессы, моя мама погибла, за что? Какую свободу вы хотели?".


И я не буду субъективной.

Я просто расскажу, как было все на самом деле.

Новые времена и «золотые дети»

В 1983 году Советский Союз пытался начать жить по-новому. Пришедший к власти Юрий Андропов, бывший председатель КГБ СССР, объявил войну коррупционерам и расхитителям социалистической собственности, не останавливаясь перед самыми жесткими мерами. Да и рядовым гражданам напомнили о дисциплине — тот, кто в рабочее время попадался проверяющим, к примеру, в кинотеатре, рисковал получить очень серьезные проблемы.

Многие жители Грузинской ССР, республики огромных кепок-«аэродромов», вина, фруктов и вечного праздника, не любили слово «дисциплина». За тихие времена Леонида Брежнева Грузия расцвела и разбогатела, причем обогащение определенной категории граждан происходило, как бы это помягче сказать, за рамками социалистической законности.

Старшее поколение, помнившее еще отголоски суровых времен Сталина, вздохнув, стало приспосабливаться к новым условиям.

Но сыновья и дочери республиканской элиты, «золотая молодежь» советских времен, мыслила иначе. Ту самую власть, которая обеспечила благами родителей и их самих, они воспринимали как помеху их беззаботному существованию. Их манил огнями Запад, воспринимавшийся как настоящий рай.

Попасть в этот рай молодые люди решили эффектно, так, чтобы о них заговорил весь мир.

Свадьба по плану

16 ноября 1983 года в Тбилиси шумно отмечали свадьбу. 19-летняя Тинатин Петвиашвили, студентка 3-го курса архитектурного факультета Академии художеств, выходила замуж за 21-летнего Гегу Кобахидзе, актера студии «Грузия-фильм». Невеста приходилась близкой родственницей секретарю ЦК Компартии Грузии, а отцом жениха был кинорежиссер Михаил Кобахидзе.

Высокопоставленные гости праздника не догадывались, что свадьба — это составная часть плана, который должен был позволить молодоженам и их сообщникам оказаться на Западе.

На свадьбу были приглашена сотрудница депутатского зала Тбилисского аэропорта, которая спустя два дня должна были помочь жениху и невесте, отправляющимся в свадебное путешествие, пронести на борт самолета вещи без досмотра.

В этих вещах были не кокетливые наряды Тинатин, а оружие, боеприпасы и гранаты.

Заговор отца Теймураза

Эта страшная история началась со ... священника. Размышления священнослужителя Теймураза Чихладзе были далеки от мыслей о Боге и душе. С молодыми прихожанами, детьми грузинской элиты, он обсуждал свободную жизни за пределами Советского Союза. Святой отец, однако, считал, что просто уехать не получится — необходимо угнать самолет.

Вокруг Теймураза Чихладзе сложилась группа единомышленников. Священник, став идейным вдохновителем, «техническую сторону дела» представил другим.

Настоящим лидером группы стал 25-летний Сосо (Иосиф) Церетели, художник студии «Грузия—фильм», сын члена-корреспондента АН Грузинской ССР, профессора Тбилисского государственного университета Константина Церетели.



Помимо молодоженов, о которых уже было сказано выше, в группу вошли 26-летний Каха Ивериели, ординатор кафедры госпитальной хирургии Тбилисского медицинского института, его брат, 30-летний Паата Ивериели, тоже врач, выпускник Московского университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Отец братьев Ивериели, Важа, был уважаемым человеком, профессором медицины.

Еще один член группы — 25-летний Давид Микаберидзе, студент 4-го курса Тбилисской академии художеств. Его отец, Ражден Микаберидзе, был управляющий строительным трестом «Интуриста».

32-летний Григорий Табидзе казался в группе «белой вороной». За плечами у него уже было три судимости, он нигде не работал и не учился, но тоже имел влиятельного отца — Теймураз Табидзе был директором проектного бюро Госкомпрофтехобразования.

Подготовка

Готовились к угону тщательно — достали оружие и боеприпасы, в доме Кобахидзе проводили тренировки по стрельбе из пистолета. Благодаря своим связям, они попали даже на закрытый показ фильма «Набат» — картины, снятой по заказу министерства гражданской авиации СССР, и рассказывающей как раз о действиях различных служб при захвате самолета. Будущие угонщики учились противостоять спецслужбам.

Идейный вдохновитель захвата Теймураз Чихладзе в день, когда группа решила действовать, оказался в стороне. У священника появилась возможность выехать из страны по церковной линии, и он несколько раз откладывал угон. В итоге Церетели решили, что они обойдутся и без святого отца.




18 ноября 1983 года семь участников группы в аэропорту Тбилиси зарегистрировались на рейс до Батуми. Благодаря помощи работницы аэропорта, оружие пронесли на борт. Это были пистолеты и гранаты. Причем заговорщиков обманули, им добыли учебные гранаты. Но никто из преступников об этом не знал, полагая, что боеприпасы настоящие и собираясь пустить их в ход.

Тут, однако, все пошло несколько не так, как планировали угонщики. Из-за малого количества пассажиров тех, кто летел в Батуми, посадили не на отдельный Як-40, а на Ту-134, следовавший по маршруту Тбилиси — Батуми — Киев — Ленинград.

Первая кровь

Самолет вылетел из Тбилиси в 15:43. Угонщики планировали начать действовать перед снижением в Батуми, поскольку это была самая близкая точка к советско-турецкой границе. Однако из-за сильного бокового ветра диспетчер дал команду экипажу возвращаться на запасной в Тбилиси, о чем воздушные пираты не знали.

В тот момент, когда самолет сделал разворот, в кабину пилотов постучали.

Рейс этот был не совсем обычный. Летчик Станислав Габараев выполнял первый полет в качестве командира воздушного судна. Рядом был инструктор Ахматгер Гардапхадзе, а также проверяющий Завен Шарбатян, заместитель начальника лётно-штурманского отдела Грузинского управления гражданской авиации.

Шарбатян посмотрел в глазок двери, и увидел лицо второй бортпроводницы Валентины Крутиковой. Он не заметил, что у девушки разбита голова.

В салоне в этот момент уже царил настоящий ад. Угонщики, посчитавшие, что разворот и есть начало посадки в Батуми, начали действовать. Стюардессам Валентине Крутиковой и Ирине Химич нанесли несколько ударов по голове, взяв в заложники.

Пока одни террористы двинулись к кабине пилотов, другие стали выискивать на борту сотрудников службы безопасности. На самом деле их не было на рейсе, но преступники «для подстраховки» убили одного пассажира, двух тяжело ранили.

«Берите курс на Турцию! Иначе мы всех вас перестреляем!»

Завен Шарбатян, не заметив ничего подозрительного, открыл дверь кабины. В него выпустили пять пуль. Мужчина вскрикнул и упал за кресло. Ворвавшиеся в кабину Кахи Ивериели и Гия Табидзе кричали: «Самолет захвачен! Берите курс на Турцию! Иначе мы всех вас перестреляем!»

Бортинженер Анзор Чедия попытался заговорить с террористами, объяснить им, что полет в Турцию невозможен, но в ответ прозвучали новые выстрелы.

После того, как в 1970 году отец и сын Бразинскасы совершил угон самолета в Турцию, убив 19-летнюю стюардессу Надю Курченко, экипажи советских самолетов стали вооружать пистолетами.

В экипаже Ту-134 пистолеты были у троих летчиков, но действовать смог лишь один — штурман Владимир Гасоян.




Штурман Гасоян - герой! - сидел на закрытом шторкой штурманском месте, остался незамеченным террористами, открыл ответный огонь и застрелил двоих, стюардесса Крутикова - героиня! - под пулями помогла затащить в кабину умирающего Шарбатяна и заблокировать дверь (а сама осталась снаружи). Борт развернулся обратно на Тбилиси.



Обложка журнала «Гражданская авиация» за август 1984 года. Героический экипаж Ту-134: командир Ахматгер Гардапхадзе (слева), второй пилот Станислав Габараев (в центре) и штурман Владимир Гасоян. Фото: «Гражданская авиация» № 8, 1984.

В тесной кабине самолета шел настоящий бой. Бортинженер Анзор Чедия погиб на месте, но и бандиты понесли потери — пуля Владимира Гасояна поставила точку в биографии Гии Табидзе.

Сражение на борту

На помощь Гасояну пришел Ахматгер Гардапхадзе, также открывший огонь. Находившийся за штурвалом Станислав Габараев пошел на отчаянный шаг — стал выполнять фигуры высшего пилотажа. Была опасность, что Ту-134 не выдержит перегрузок, но самолет справился. Благодаря маневрам пилота, бандитов физически отбросило в глубину салона. Летчикам удалось закрыть дверь в кабину, и сообщить на землю о нападении.

Ситуация была ужасающая. Пилоты не знали точно, что происходит в салоне, но понимали, что пассажиры и стюардессы в руках бандитов, готовых на все. Один из террористов был уничтожен, но и экипаж потерял двоих. На руках у товарищей умирал раненый Завен Шарбатян. Слабеющей рукой он достал из кармана деньги и документы, протянув их Гардапхадзе: «Передай жене».

Когда самолет стал снижаться в Тбилиси, стюардесса Ирина Химич передала по внутренней связи: «Командир, летите в Турцию, они взорвут самолет! Достали гранаты!» Гардапхадзе ответил, что они уже садятся в Турции. Было пасмурно, шел дождь, и какое-то время захватчиков удавалось вводить в заблуждение.

«Над бортпроводницами, как звери, измывались»

В это время в Москве по тревоге была поднята группа «А» КГБ СССР — спецподразделение «Альфа». Но спецназу нужно было время, а его у оказавшихся в заложниках людей практически не было.

Штурман Владимир Гасоян о том, что творилось в салоне:

- Я позже узнал, что они в салоне творили. Как только мы взлетели, стали ходить туда-сюда, курить, пить шампанское. Наш штурман Плотко сделал им замечание. Они его запомнили, а когда напали на бортпроводниц, подошли к нему. Один несколько раз выстрелил в спину, другой - в грудь. Плотко пытался закрыться рукой, у него потом из предплечья несколько пуль извлекли.

Убили двух пассажиров - Соломония и Абовяна, над бортпроводницами, как звери, измывались. Когда Валю Крутикову мертвую нашли, то волосы на голове повыдергивали. Вся в крови, без волос, лежала. А Ире Химич голову рукояткой пистолета пробили. Вот такие "борцы за свободу".

Когда бандиты поняли, что они все еще на территории СССР, они потребовали немедленно заправить самолет, и лететь в Турцию.

Пассажиров заставляли ходить под себя, на кресла («Все равно все умрут, поэтому нечего стесняться»), захватчики целились в полуторагодовалого ребенка! Ставили людей живым щитом, обещали расстреливать раз в пять минут и заставляли прикрывать иллюминаторы руками.

Ирина Кундеренко, пассажир:

— Когда самолет приземлился, на мое сиденье сел Паата Ивериели. Я легла на пол… Он спросил: «Что, ранена? Покажи, где ранение, я сам врач». Он посмотрел на рану и сказал: «Это тяжелое ранение, ты, наверное, уже не выживешь… Если хочешь, я тебя пристрелю, чтобы не мучилась!»

Двигаясь от кресла к креслу, я просила помощи. И вот мне навстречу выскочил худенький, молодой человек. Пули тут же просвистели над ним. Двигаться в салонах преступники запрещали. Молодой человек раскрыл свое кресло, освободил переднее место, и меня положили. Он осмотрел мои раны. Ползком пробрался между кресел, прося чистые платки, духи. Он обработал мне раны, перевязал и уложил себе на колени. И тут я потеряла сознание.

Ираклий Киладзе, так его звали, организовал сидящих рядом сделать массаж сердца, сам делал искусственное дыхание. Когда я пришла в себя, его руки неотрывно следили за моим пульсом. Боясь, что у меня повреждено легкое, он просил дышать ровно и сдерживать кашель. На короткое время оставлял меня, чтобы оказать помощь другим пострадавшим от пуль пассажирам. Не раз приходилось ему возвращать меня из-за темной пелены, застилавшей мне глаза. И всякий раз, когда свистели пули, он заслонял меня своим телом, говоря, что у меня есть дочурка, и я должна оставаться жить ради нее.

До 31 декабря 1983 года я находилась на лечении в госпитале. После выздоровления мы опять встретились и подружились. Я познакомилась с его семьей. Это очень внимательные, теплые, душевные люди. Оказалось, что Ираклий мечтал стать врачом.

А. ГАРДАПХАДЗЕ:

- Сели. Нас поставили в самый конец зоны аэропорта, рядом со стоянкой военно-транспортных самолетов. Вижу: с двух сторон самолета солдаты с автоматами. Угонщики заставили открыть аварийный люк, а рядом с люком сидел пассажир - молодой солдат. Он выпрыгнул в люк на крыло, с крыла на землю. По нему из салона стреляли, и оцепление открыло огонь, думая, что террорист убегает. Очередями и по самолету прошлись. Габараева в ногу ранили. Я подключил аккумуляторы, кричу по радио: "Уберите этих дураков! " А тут и связь пропала, при стрельбе повредили радиостанцию.

У Гасояна в штурманской кабине - убитый Чедия и раненый Шабартян. Я приказал Гасояну покинуть самолет. Он вылез через форточку. Поворачиваюсь к Габараеву - он к ноге склонился: "Командир, я ранен". "Давай, Станислав, вылезай", - говорю. Тот тоже вылез.

В кабине остались я и Шабартян. У него лицо все в крови, глаз вытек, кричит, просит: "Не могу, страшная боль, дайте лекарство. " И двигаться уже не мог.

- Шабартян пришел в себя, кричит: "Володя, посмотри, у меня глаз вытек или нет? " Глянул на него и содрогнулся: все лицо в крови, во лбу пулевое отверстие, в горле рана - из нее кровь так и хлещет. Я достал платок, прижал его к ране на горле. Платок сразу пропитался кровью.

Что творилось в салоне, не видел. Только через форточку слышал: они одного пассажира вытолкнули к двери: "Говори наши требования". Парень вырвался, выпрыгнул, ногу сломал.

Тогда у женщины взяли ребенка, толкнули ее к двери: "Говори наши требования. Если выпрыгнешь, убьем ребенка". Она кричит: "Заправьте самолет, отпустите их в Турцию, а то они убьют всех пассажиров и взорвут самолет".

Заместитель начальника Управления гражданской авиации Грузии Кадзаная подошел к двери, стал вести переговоры, а я в форточку крикнул женщине: "Скажите им, что мы заправимся и полетим в Турцию". Я уже видел, сзади к нам подходил автозаправщик. Понял: решили слить топливо.

Арушан ГЕВОРКЯН, авиатехник по самолетам и двигателям Ту-134 Тбилисского авиапредприятия:

- Ночью, где-то между 23. 00 и 24. 00 у меня состоялся разговор с командиром 347-го летного отряда Григолашвили. Он попросил: надо пойти на захваченный самолет, помочь раненым и выполнить некоторые технические работы. Сказал, что это дело добровольное и связано оно с риском. Я согласился.

Меня отвели в комнату особого отдела. Там были председатель КГБ Грузии генерал Инаури, офицеры спецподразделения, еще какие-то люди.

Мне сказали, что надо помочь раненому флагштурману Шабартяну, подключить электропитание и выполнить работы, необходимые для слива топлива с самолета.

На машине поехали к стоянке самолета: я, начальник управления Кадзаная и три милиционера. Подошли к самолету. Кадзаная начал переговоры с угонщиками. Они требовали дать свет в салон и заправить лайнер. Кадзаная сказал, что для этого нужно пропустить техника в кабину.

Бандиты потребовали, чтобы я разделся догола у них на виду. Пришлось подчиниться.

На аэродроме ветер, дождь, замерз, заледенел. А они стоят на том, чтобы я прошел в кабину через салон. С трудом удалось объяснить, что дверь в кабину заперта и из салона ее не открыть. Согласились. По аварийному канату я влез наверх, протиснулся в кабину. Вытолкнуть в форточку Шабартяна не удалось, он был полный мужчина.

Включил аккумуляторы, преобразователи тока, в общем, сделал все необходимое для слива топлива. Пока работал - бандиты из салона ломились, просили открыть дверь, сулили миллионы. Потом стали угрожать. Я не отвечал.

Закончил ремонт, спустился обратно по канату. В это время один из милиционеров отвлекал их разговорами. Когда я спрыгнул, он сказал: "Беги". Все время, пока бежал, милиционер (он был в бронежилете), закрывал меня своим телом. Добежал. Оделся. Рассказал о том, что видел и слышал.

Под утро узнал, что спецподразделение быстро и умело обезвредило террористов.

В. ГАСОЯН:

- Если бы еще немного у власти побыл Гамсахурдиа, то наверняка бандитов героями объявили бы, а нас судили. После того, как в 1983 году я вернулся из госпиталя, мне ночью много раз звонили в дверь. Смотрю в глазок: какие-то мужчины. Спрашиваю: "Кто? " Отвечают: "Открывайте, мы следователи КГБ, поедете с нами на допрос". Я им: "Приходите ко мне завтра, на работу". Постоят и уходят.

Я в окно гляжу: садятся в легковую машину без номера и уезжают.

Пошел сам в КГБ. Мне говорят, никого ко мне не посылали, но пообещали установить наблюдение за домом. Установили, нет - не знаю, но больше никто не приезжал.

Перенервничал, конечно. У меня ведь четверо детей, мал мала меньше.

Потом я на Кубе работал, думал, столько лет прошло, забылось. Нет. Газеты стали нас грязью обливать. Почему, мол, нам Героев до окончания следствия дали? А мы откуда знаем? С Кубы приехал, деньжат немного привез. Пошел в управление торговли, прошу: "Дайте машину как многодетному или как Герою". Там отвечают: "Ты Герой Советского Союза, а Союза больше нет, значит, и машины тебе нет".

В том, что тогда стрелял, не раскаиваюсь. Бандиты к нам ворвались, товарищей на наших глазах убили, что ж, по головке их гладить?

И все эти ужасающие подробности есть в показаниях свидетелей на суде, есть в обвинительном заключении, но - ЭТОГО НЕТ в фильме Резо Гигинеишвили.

У него террористы - грустные ребятки, которые сидят и переживают, а гадкие спецслужбы даже не пускают к ним родителей((

Гадкая страна! Гадкие правоохранительные органы! Плохие глупые советские спецслужбы уморили ни в чем не виноватых детей!

В аэропорт приехали первый секретарь ЦК компартии Грузии Эдуард Шеварднадзе, председатель КГБ Алексей Инаури, министр внутренних дел Гурам Гветадзе и рыдающие, ничего не понимающие, вытащенные из-за праздничного стола родители.



Пассажиры выпрыгивали на летное поле и ломали ноги: борт совершил жесткую посадку, один из люков разгерметизировался.

Начались переговоры, которые растянулись на несколько часов. Чрезвычайный штаб возглавил лично первый секретарь ЦК Компартии Грузии Эдуард Шеварднадзе, прекрасно отдавший себе отчет в том, что эти события могут поставить крест на его карьере. Тем более, когда стало известно, что угонщики — отпрыски грузинской элиты.

Привезли в аэропорт родственников террористов, но их увещевания и уговоры не помогли. Тем временем из пилотской кабины удалось эвакуировать членов экипажа. Выпускать Ту-134 из аэропорта Тбилиси не собирались ни при каких обстоятельствах.

«Альфа» сработала без потерь

Прибывшая в Тбилиси «Альфа» проводила срочные тренировки на другом Ту-134. Шеварднадзе сообщил командиру «Альфы» Геннадию Зайцеву — только что проведенные обыски в домах угонщиков показали, что они вели стрелковую подготовку и имели большой запас оружия. Это означало, что в ходе штурма преступники могут расправиться с десятками людей. А ведь в салоне было 50 пассажиров, не считая самих террористов. Нужно было действовать ювелирно.

Обстановка была накалена до предела. Террористы заявили — они будут каждый час убивать по три человека, пока не вылетят в Турцию. Пассажирам не давали воды и не пускали в туалет, говоря: это вам уже не нужно, вы все равно умрете.

В 6:55 утра 19 ноября штурмовые группы «Альфы» ворвались в самолет. Любопытно, что кто-то все-таки успел предупредить преступников — из их переговоров стало понятно, что они знают о прибытии «московских коммандос». Знание это не помогло: использовав светошумовые гранаты, спецназовцы без потерь обезвредили захватчиков.





Геннадий Зайцев в наши дни

- Штурм начался в 6.02 и закончился в 6.05. В фильме показано, как наша группа бежит по полю со стремянками, это неверно: мы с 4.00 лежали рядом с самолетом и слушали, что внутри. Ребенок орал. Террористы были вне себя, угрожали его убить. Мы вошли: на борту кровь, нечистоты, трупы. Вывели террористов, потом первым вынесли ребенка (ребенка нет в мире, созданном Резо). В фильме показано, что мы ведем задержанных коридором позора, их бьют - это неправда, на летном поле их тут же сажали в машины и отправляли в СИЗО. Мы спасли им жизнь: после штурма толпа грузин в пять тысяч человек, за сутки собравшаяся возле аэропорта, смяла кордон армейцев, смяла милицейское оцепление, и ее остановили только наши бойцы - выстрелами из боевого оружия в воздух (готовой устроить самосуд захватчикам толпы грузин нет в фильме Резо)



Давид Микаберидзе, поняв, что «райской жизни на Западе» не будет, покончил с собой. Остальных угонщиков взяли живьем.

Они хотели пойти путем Бразаускасов

Террористами были убиты три члена экипажа — Анзор Чедия, Завен Шарбатян и Валентина Крутикова — и два пассажира. Еще десять человек были ранены. Бортпроводница Ирина Химич стала инвалидом.

"Еще во время полета я успела открыть дверь самолета — чтобы не заклинила в случае, если посадка окажется жесткой. Когда самолет уже катился по полосе, я решилась на ходу выпрыгнуть из него… До земли было не менее двух метров, скорость — около тридцати километров в час, на ногах — туфли с высоченными шпильками. И я… прыгнула! В свое время была спортсменкой, выступала за сборную Грузии по волейболу, и это меня выручило в той ситуации. Оказавшись на земле, я быстро сгруппировалась, чтобы не угодить под шасси… Как оказалось потом, я повредила себе позвоночник, но зато ничего не сломала, даже каблуки остались целы! Немного моросил дождик, я ощутила приятную мягкую траву, от души отлегло.

И тут я услышала автоматную очередь и крики: «Стой! Стрелять буду!» Снова автоматная очередь. Помню, что упала в мокрую траву и что мне было очень хорошо… Нашли меня случайно только через пять-шесть часов. Мимо проходила начальница Службы бортпроводников и услышала мое бормотание: «У меня муж моряк, дочке два года, что с Валей?» С этим меня и привезли в госпиталь.

Там я пришла в себя и постоянно спрашивала про Валю Крутикову. Я пыталась заставить ее прыгнуть вместе со мной, но она так и не решилась… Позже я узнала, что тот самый раненый в шею бандит застрелил Валю в багажном отделении…



После захвата авиалайнера Ирина Химич четыре месяца пролежала в госпитале и осталась инвалидом

На суде террористам задали прямой вопрос:

«Вы — дети высокопоставленных родителей. Что стоило вам приобрести турпутевки в Турцию, куда вы и так беспрепятственно летали, чтобы спустить родительские деньги в казино? Купили бы путевки и на этот раз, чтобы спокойно, без шума попросить в заграничных райских кущах политическое убежище!»

И они ответили:

«Если бы мы таким путем сбежали за границу, нас бы приняли за простых эмигрантов. Чего стоят наши фамилии, влияние и деньги наших родителей там, за границей? Вот когда отец и сын Бразаускасы улетели с шумом, со стрельбой, стюардессу Надю Курченко убили, так их там в почетные академики приняли, невольниками совести нарекли, из Турции в США переправили. Чем мы хуже?..»
Приговор — расстрел

Грузинская «золотая молодежь» сотворила такое, что даже все связи влиятельных родственников не могли спасти участников угона от сурового наказания.

До 1983 года в Советском Союзе не было столь кровавых захватов воздушных судов.

Сосо Церетели при неясных обстоятельствах умер в следственном изоляторе.

Верховный суд Грузинской ССР в августе 1984 года приговорил к смертной казни Каху и Паату Ивериели, а также Гегу Кобахидзе. Смертный приговор вынесли и идейному вдохновителю — Теймуразу Чихладзе. Президиум Верховного Совета Грузинской ССР отклонил просьбу приговорённых к исключительной мере наказания о помиловании, приговор был приведён в исполнение 3 октября 1984 года.

Тинатин Петвиашвили, которую спецназовцы обезвредили в тот момент, когда она намеревалась подорвать себя гранатами, приговорили к 14 годам лишения свободы. Сотрудница Тбилисского аэропорта, которая помогла пройти террористам на борт без досмотра, получила три года лишения свободы условно.

6 февраля 1984 года за мужество и героизм, проявленные при задержании особо опасных преступников, указом Президиума Верховного Совета СССР командиру экипажа Ахматгеру Гардапхадзе и штурману Владимиру Гасояну было присвоено звание Героя Советского Союза.



В авиагородке Тбилиси был установлен памятный знак в честь погибших членов экипажа Ту-134.

Жюри фестиваля "Кинотавр" вручило награду за режиссуру Резо Гигинеишвили (фильм "Заложники")



В апреле 2013 года на страницах московского журнала «Караван историй» вышел рассказ Ии Нинидзе «Небесные защитники».

Вот что вспоминает Ия Нинидзе:

«В августе 1984 года муж поехал в женскую колонию с выездным спектаклем. Идет по зоне и вдруг слышит: «Серё-ё-ёжа, Серё-ё-ёжа!» Он опешил: кто может здесь его знать? Оглянулся — бежит девочка. Ежик волос, бушлат с номерочком. И прямо с размаху на него прыгает, ногами-руками обхватывает, как маленькая обезьянка. Пригляделся — да это же Тинатин!

— Серёжа, умоляю, скажи: что с Гегой?

Следствие продолжалось многие месяцы. А потом матери угонщиков начали получать сообщения о смерти сыновей. Всех четверых расстреляли. Но в день встречи с Тиной Сергей еще об этом не знал. Он сказал:

— Ты здесь живешь в клетке. Мы — снаружи, но тоже за проволокой.

Тинатин плакала, сказала, что была беременна. Умоляла начальство колонии оставить ребенка, но ей сделали аборт.

Когда артисты уже уезжали, она отдала Сергею их с Гегой свадебную фотографию: просила, если удастся, передать мужу. Серёжа ее обнял и поцеловал.

Тинатин я больше никогда не видела. Знаю лишь, что сразу после освобождения она вышла замуж.

Только Серёжа вернулся домой, к нам пришел человек в штатском: «Что за послание передала вам Тинатин Петвиашвили?» Кто-то из артистов «настучал» в КГБ. Всех, кто входил в актерскую бригаду, вызвали на допрос».

Выходит, чтобы прорваться за проволоку нужно было убивать, калечить ни в чем неповинных людей и вести себя подобно взбесившимся скотам?..

В грузинских источниках националисты скорбят по поводу «хороших ребят», убитых за то, что они были новым поколением грузин, которые, в отличие от своих родителей, не были послушными конформистами и примиренцами, и «лишь хотели покинуть коммунистический концлагерь».

Сочинитель Дато Турашвили сочинил об убийцах вдохновенную сагу «Побег из СССР», тут же ставшую в Грузии бестселлером. В ее основу лег спектакль того же автора «Джинсовое поколение». Как написал один из рецензентов: «Зрители… плачут, билеты загодя раскуплены, сидят аж на полу на подушках».
Оправдания нет и не будет

В период распада СССР это знак был осквернен вандалами. Новый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа в 1991 году амнистировал Тинатин Петвиашвили.

Над летчиками, остановившими террористов, стали сгущаться тучи. Их обвиняли в том, что они действовали в сговоре с КГБ и убили «грузинских патриотов». Впрочем, после возвращения к власти в Грузии Эдуарда Шеварднадзе эти разговоры поутихли.

Желающих оплакать горькую судьбу грузинской «золотой молодежи» и сегодня немало. Как водится, вспоминать о погибших членах экипажа, убитых пассажирах, искалеченных жизнях тех, кто стал инвалидом, плакальщики не желают.

Резо рассказал нам новую грузинскую сказку. Где черное это белое.

Мог создать новый «Экипаж»: героизм раненого пилота Габараева, во время стрельбы совершавшего резкие маневры самолетом вверх-вниз, чтобы сбить террористов с ног, это позволяет - но! - у грузин болит другое. Какая ими руководила плохая Россия! Какой плохой была страна, где пришлось мучиться бедной Грузии.

На суде бывшая диспетчер Анна Варсимашвили, которая провела молодоженов без досмотра, вскрикнула в отчаянии: «За что? Что я вам сделала…»

Также могли крикнуть и все остальные жертвы, живые и мертвые. И им теперь отвечают: виной тому — «испепеляющая страсть к свободе». Ну и, конечно, проклятый советский режим.

Зачем ты это сделал, Резо?

Посмотри нам в глаза, тебе не стыдно? Ведь не умерли еще люди, которые знают правду.

Посмотреть полностью: www.spletnik.ru/blogs/pro_kino/148248_o-chem-re...



URL записи

:ps: Да с этим фильмом еще поганей, чем думалось. Снимался-то он не на грузинские деньги, а на российско-бюджетные. Режиссер Резо Гигинеишвили - зять Михалкова, муж его дочки Нади. Достойный тестя преемничек.
:bull: :chainsaw:

@темы: возлеисторическое, социальное

URL
Комментарии
2017-09-27 в 20:40 

Eldija
There's no alternate universe. That's this one right here.
Если бы мы таким путем сбежали за границу, нас бы приняли за простых эмигрантов. Чего стоят наши фамилии, влияние и деньги наших родителей там, за границей? Вот когда отец и сын Бразаускасы улетели с шумом, со стрельбой, стюардессу Надю Курченко убили, так их там в почетные академики приняли, невольниками совести нарекли, из Турции в США переправили. Чем мы хуже?..» прямо так и сказали? вот сволочи
если уж снимать про побег из Союза, то меня в свое время впечатлила история Станислава Курилова, который спрыгнул с парохода в Тихом океане и три дня плыл до Филиппинских островов. он еще и ученым был, океанографом, занимался йогой, у него очень интересная книга есть, Один в океане называется.

2017-09-27 в 21:25 

Ingris
Eldija, Один в океане что-то где-то слышала...

URL
2017-09-27 в 21:48 

Eldija
There's no alternate universe. That's this one right here.
Ingris, была статья на тему, можешь почитать www.kulturologia.ru/blogs/181215/27648/
я к себе цитаты выписывала eldija.diary.ru/p207460852.htm

2017-09-27 в 22:04 

Ingris
URL
   

Слънчево е днес

главная