Комментарии
2011-12-25 в 03:47 

~1000 сл.
Заявке соответствует хм... буквально.
Если заказчик решит, что буквального соответствия недостаточно, - готов радостно перенестись в СнТ.

«602, 1 июня, на борту Энтулессэ*.
Даже в самых дерзких моих мечтах я не мог помыслить, что мне выпадет эта честь – первому повести свой корабль на северо-запад, к тем землям, откуда когда-то наши предки…»
Юноша остановился, немного повертел в руках перо, затем зачеркнул конец фразы, а ниже, на том же листе дневника записал:
«Курс – чистый север.
Скорость – 15 узлов.
Если ветер не прекратится, прибудем через 20 дней»
.
После этого он промокнул написанное, захлопнул дневник и, заперев его в ящике стола, вышел из каюты. Молодой капитан желал за всем следить сам, он был исполнен чувства гордости, но и осознавал степень своей ответственности. Ему было поручено отправиться к побережью материка севернее залива Лун и исследовать береговую линию и ближайшие острова, узнать, живет ли кто-то в этих землях… в общем, всё, что можно узнать за один рейс и что может быть полезно. Дайразир, или Амардиль,* – так звали юношу – был самым молодым капитаном на Острове, по линии матери он приходился родней королевскому дому, но был решительно настроен всего в жизни добиться самостоятельно. Поэтому он был готов сокрушить любые препятствия, возникшие у него на пути, и выполнить поручение безупречно.
Но, к счастью, этого ему не потребовалось. Уйнен, морская дева, была благосклонна к капитану и его кораблю, и через двадцать три дня после начала плавания, когда они проходили мимо залива, раздался голос впередсмотрящего:
- Крепость! На восточном острове!
Капитан, стоявший на мостике, хоть и не мог пожаловаться на плохое зрение, решил воспользоваться подзорной трубой – подарком матери в честь его назначения. Он некоторое время всматривался, боясь поверить словам матроса, но тот был прав, и Дайразир ясно видел это.
- Неужели? – прошептал он, а затем отдал приказ: – Курс – к острову! Первая высадка там!
В ответ на его слова раздались команды боцмана, и матросы принялись поднимать часть парусов, чтобы изменить курс.

К вечеру следующего дня они бросили якорь у берега острова. Они приготовились спустить на воду шлюпки, и двадцать человек – две трети команды – во главе с самим капитаном должны были отправиться ночевать на берег. Возможно, разумнее было бы заночевать на борту, но Амардиль мечтал об этом миге все двадцать семь лет своей жизни и не хотел больше ждать. Но перед тем как отправиться на остров, он решил обратиться к своей команде.
- Друзья мои! – начал он, когда все собрались на палубе, – сегодня мы все участники великого события! Я не зря дал своему кораблю его имя, я надеялся – и сейчас моя надежда стала явью – однажды я приведу его сюда. Здесь наши предки строили корабли, отсюда уходили они к Эленне, и светлый Эарендиль указывал им путь. Здесь они сражались с Врагом – и вы знаете, что за их доблесть и отвагу в этих битвах, получили они Андор, Землю-Дар, что мы унаследовали. Больше пятисот лет никто из нас не был здесь, так не пришла ли пора вернуться? Да, я знаю, как каждый из вас любит Эленну, и я прошу вас – полюбите так же и эту землю, ведь без нее у нас не было бы нашего дома!

Ночью капитану не спалось, и он, потихоньку, чтобы никого не разбудить, выбрался из лагеря и решил добраться до крепости, которая притягивала и будто манила его к себе. Часовых и дозорных в лагере не было – здесь их было незачем назначать – и Амардиля никто не заметил. От побережья к крепости он шел уверенно, хотя от берега крепость была скрыта небольшим лесом. Ветви деревьев качались над ним под порывами ветра, налетавшего с моря, и, когда он почти вышел из перелеска, ему под ноги упало маленькое, еще зеленое яблоко. «Надо же! – подумал он, – Кому понадобилось сажать здесь яблони?..»
- Ты правда хочешь это знать? – он услышал тихий голос.
- Кто ты? И как ты узнал, о чем я думал? – воскликнул юноша.
- Дух этих мест, - его случайный собеседник рассмеялся. – Я нолдо, который здесь когда-то жил. А узнал… я просто услышал, что ты думаешь, прости.
- Где ты? Я не вижу тебя.
- Я здесь, у стен…
Амардиль прошел вперед и увидел говорившего с ним. Эльда стоял под аркой ворот, будто не решаясь войти в крепость.
- Я Амардиль, сын Анардиля, из Нуменора… я рад встретить тебя здесь.
- Меня зовут Россэ, Войдем?..
Юноша кивнул и последовал вслед за нолдо. Тот провел его в дом, находившийся почти у ворот, там на полу лежал плащ, на который Россэ указал своему гостю, предлагая присесть, вынул из сумки флягу и завернутый в тонкую ткань хлеб, уселся сам и положил снедь на пол рядом с собой.
- Из Нуменора… - эльда вернулся к разговору. – Но каким ветром тебя сюда занесло?..
- Я по приказу короля отправился исследовать эти земли – побережья и острова, чтобы составить точные карты. Мы достигли большого мастерства в мореходстве, и теперь настало время, чтобы использовать это мастерство – узнавать новое. А, кроме того, эта земля, то, что осталось от этой земли, – родина наших отцов. И мне хотелось бы знать о ней не только из книг. Вот этим ветром и…
- Вот как…
- А ты? Зачем вернулся ты?
Эльда некоторое время молчал, затем отпил из фляги пару глотков и протянул ее юноше.
- Я каждый год возвращаюсь сюда примерно в это время… Мы оставили Химринг вскоре после Нирнаэт. Вернуться мне довелось только в начале второй эпохи, волею случая – тоже вскоре после дня середины лета.
Амардиль отпил вина и ответил:
- Ясно… Скажи, могу ли я тебя попросить… знаешь, я всегда мечтал узнать как можно больше о Белерианде, мне всегда казалось очень важным знать это. Можешь ли ты уделить мне время для беседы и рассказать – о вашей и о нашей истории?
- Хорошо. Я расскажу тебе о нашей… жизни. Но только не сегодня. И тебе стоит поспать, и мне хотелось бы побыть одному. Возвращайся к себе, завтра я приду в ваш лагерь…
- Благодарю тебя, Россэ!
- До встречи…
Он проводил юношу до выхода из крепости, затем вернулся к себе – в тот дом, который когда-то был здесь палатами исцеления. Он сидел на полу, смотрел в окно, в котором давно уже не было стекол на звездное небо, пил вино и размышлял: «Те, кто останутся,… устанут от мира… и станут подобны скорбным теням печали для юного народа, что придет позже. История. Представь себе, - обращался он к тому, кто его не услышит, - твоя жизнь уже история…»
«Но мы еще живы», - закончил он без радости и без печали.
___________________________________
* Еntulesse – квенья, «возвращение».
* Имя на адунаике и синдарине соответственно, образовано от корня daira / amar – «земля».

URL
2011-12-25 в 04:29 

kemenkiri
"Тюрьма и ссылка по вас плачет, журнал, разумеется". (Маяковский, "Баня") // Лучше молча proscrire
Ох ты ж.... Мысль, однако, материальна - моя заявка про посещение Тол-Химлинга так и лежит пока в файле для заявок, а тут - вот!
Интересно, что эльф оказался таки вполне живым эльфов, а сначала показалось - кто-то вроде ветра, бродящего в саду...

И люблю такую нетривиальную буквальность! У меня вот тоже есть рассказик по фразе "про Маэдроса и пленных"...

Мышь-не-заказчик;-)

2011-12-25 в 13:01 

Неплохо, хотя конец предсказуем, и эльф явно не абориген (вот если б авари!). Капитан очень трогательный в своей наивности.
Спасибо!
Заказчик.

URL
2011-12-25 в 13:15 

kemenkiri, спасибо еще раз! А стихотворение - да, я его вспоминал, пока писал. :)

Заказчик, спасибо.
Эльф - да, все же не совсем абориген, и даже, скажу оффтопиком, не из строителей крепости, но все-таки прожил там значительную часть своей жизни...

Автор.

URL
2011-12-25 в 13:38 

Норлин Илонвэ
Архивный персонаж
Внезапно очень неплохо.

2011-12-27 в 22:24 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Классно. Вот просто очень.
Спасибо, автор. :)

     

Драббл-Фест в Арде

главная