Дарья Нечаева
Петербург, конечно, очень красив, но из-за того, что построен он весь преимущественно в классическом стиле, пожалуй, выглядит несколько однообразно. Петербург - это как строгий классический стиль в одежде: стильно, со вкусом, опрятно, по-европейски, но все-таки немного скучновато. Везде колонны, везде античные статуи. А я люблю этно и бохо, это - Москва, разная, яркая, русская, сочетающая несочетаемое, носящая красный сарафан и расшитую рубаху, меняющая наряды и настроения. Но все-таки я была очень счастлива, бегая по музеям и архитектурным памятникам и приходя вечером домой к Асатиани наполненная впечатлениями и красотой, хоть и с ноющими от боли ногами. Попробую вспомнить, что я делала конкретно по дням.
9 января. Приехала, поговорили с Аней, а потом (уже стемнело) я поехала в центр, на Невский проспект, увидела Казанский собор, зашла в книжный и купила путеводитель (и блокнот с котами), погуляла по Дворцовой площади, через Дворцовый мост перешла на Васильевский остров (кажется), а потом уже на метро домой.
10 января. Главный штаб Эрмитажа. Правда, я ожидала, что импрессионистов все же будет больше, что я увижу много Моне, Ван Гога, Ренуара, но Моне было маловато, Ван Гога - тоже, а Ренуара вообще, кажется, не было. Зато там были мундиры ХVIII, кажется, века и кафтан Петра I. И выставка венецианца Фортуни (я написала в книге отзывов "Больше платьев!!"), и Джованни Больдини - прекрасный. А потом я еще побежала в сам Зимний (оставалось у меня на него часа полтора) и там немножко побыла, рассматривая интерьеры. Как я прекрасно подошла к Малахитовой гостиной!..
11 января. День был, что удивительно для Питера, солнечный, небо - голубое-голубое. Увидела Адмиралтейство вблизи, полюбовалась на Исаакиевский собор (внутрь, похоже, не пускали в тот день), потом прогулялась до Медного всадника (и, конечно, со всеми - дурацкие селфи), а потом уже - до Дворцовой площади и на автобусе - к Русскому музею. Там было чудное: над Русским музеем, в голубом-голубом, как весной, небе летали чайки (это уникальная радость Петербурга - я все не могла привыкнуть, что чайки, настоящие чайки, те самые чайки - и кричат так же! - летают в таком большом городе, над коробками многоэтажек). Белые-белые, я следила за ними взглядом, пока не начинало казаться, что они не высоко там, а близко-близко ко мне, так, что рукой можно достать. А потом я пошла к входу и увидела, что какая-то тетечка кормит голубей, и они едят прямо с рук. Я подумала, что она их все время так кормит, но тетечка стряхнула голубей с рук (ну хватит, мол, надоели, я вообще-то в музей пришла!) и, открыв дверь, зашла внутрь. У меня было немного хлеба, и я тоже их покормила, и они тоже садились мне прямо на руки. Но оказалось, что в музее не было бесплатно для студентов, только скидка, и мне немного не хватило денег, да и, к тому же, времени оставалось маловато, и потому я решила ехать к Достоевскому. Чуть не потеряла сережку - увидела, что ее нет, только в метро, и побежала обратно искать. И нашла! Она спокойненько так себе лежала у касс. А потом к Достоевскому поехала, хорошо там было. Только мало. А совсем вечером - снова Эрмитаж, но опять я успела не все, а только залы с доисторическими штуками (и, как истинная девочка, фотографировала бусы, раздумывая над тем, какие бы себе заказать). Приехала счастливая с открытками Князева с рыжим Федором Михалычем.
12 января. В этот день Аня поехала со мной в Русский музей. Мы так насмотрелись на Айвазовского на временной выставке, что я уже потом просто не могла видеть море на других картинах. И ноги у нас болели, но когда мы поели в столовой, то сил прибавилось, и хватило еще на залы с передвижниками, авангардистами (правда, мы не долго там задерживались, но на фоне абстракционистов, оказывается, интересно фотографироваться - о да, девочки ходят в музей, чтобы фоткаться), советским искусством. Нам понравились больше всего, пожалуй, пятидесятники, Поленов, Нестеров. Я ждала картину Репина "Какой простор!", потому что купила открытку в музее, но ее там не было. Еще я спрашивала всех про Сомова и Бенуа, но их было маловато, а половину их зала я случайно пропустила - победитель по жизни((( Но вообще было хорошо. Надо тренировать ноги.
13 января. День отъезда. Все быстро так промелькнуло и быстро закончилось, но этот день еще оставался. Я поехала к Петропавловской площади, погуляла там, попала на выставки петербургского модерна и упаковки и рекламы. Понравилось очень. Какие люстры, какие платья, какие гарнитуры, какие сумочки! Ну, а реклама, понятно, в конце ХIХ - начале ХХ (и раньше, наверное, тоже) была искусством, не тем, на что больно смотреть сейчас. Потом я опять поехала к Федору Михалычу - купить книжку с картинками Князева.
Не успела я многое, много где не побывала, и я еще надеюсь приехать весной или летом, в пору белых ночей. Когда-нибудь.

@темы: реальность