Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:16 

Солнце в полнеба

Сегодня было совершенно удивительное солнце - огромное, яркое, невозможное. Выйдя из университета, я не смогла смотреть в ту сторону, где оно была - тот кусок неба весь был наполнен его светом, сиял невероятно. И дорога, уходящая вдаль, тоже светилась. А потом я шла домой, а вокруг был снег - белый-пребелый. Я никогда раньше не видела такого белого снега и такого света - он был как будто материальный, он облил людей и улицы, как вода. Я постоянно оглядывалась назад, на это словно в два раза увеличившееся солнце, а вот люди вокруг ничего как будто и не замечали. Я думала, что это какое-то природное явление, но, зайдя в интернет, не нашла ничего.
Чудо!

@темы: реальность, радости, природа

22:50 

"Посторонний"

Он - Посторонний (так и буду называть героя), потому что по ту сторону добра и зла. Он посторонний миру, посторонний людям, он - не человек, он - тело без души, страшное и ненормальное чудовище. Сначала он напомнил мне Коллекционера (но Коллекционер - еще вполне себе человек по сравнению с ним), а потом напомнил Ставрогина - героя, который так же существует по ту сторону добра и зла. В конце книги Посторонний говорит священнику: "Я уверен, что жив и что скоро умру". Но он не жив, он не живет, он уже мертв! "Мертвец" - это не священник, а он сам. Ему абсолютно безразлична смерть матери; ему безразлична Мари, он видит в ней только "чудесную плоть", которой ему хочется; ему безразлично, кто будет его другом, он и убивает-то из безразличия - все равно, убить или не убить, и не чувствует за собой абсолютно никакой вины (для сравнения вспомнить еще тут Раскольникова...). "И не все ли равно, если Мари сегодня подставит губы какому-нибудь другому Мерсо?" - он говорит это не от отчаяния, а потому, что ему действительно все равно. Это действительно страшный человек.
Автор предисловия к сборнику Камю написал, что здесь осуждается лицемерие общества, и сам жестоко осудил участников суда. Боже мой! Да эти люди со своим лицемерием, своей ненавистью, своими убеждениями, поисками и ошибками - они все-таки люди!.. Они милы и близки на его фоне. А Посторонний - словно и не человек.
Еще, мне кажется, несколько нереалистично в устах Постороннего выглядят все эти описания природы и в самом конце - даже философские выкладки. Очевидно, что это уже голос не Постороннего, а самого Камю.

@темы: литература

03:10 

"Энн из Зеленых крыш"

А вчера я досмотрела прекрасный фильм - "Энн из Зеленых крыш" (1985г.) Надо показать его Лизе (если ей не будет скучно), Насте и, может быть, дяде Леше с тетей Викой. Впрочем, думаю, и им должно понравиться - ведь "Энн" во многом (ну, уж точно - "по духу", как говорит дядя Леша) напоминает "Маленьких женщин". Энн - такая чудесная, такая милая, рыжая и мечтательная с воображением совсем как у меня. И сам фильм - такой добрый, хороший и милый, что, смотря его, очень часто радуешься и умиляешься. Ну, и забавный еще. Чего стоит хотя бы то место, где тринадцатилетняя Энн говорит воспитательнице: "Моя жизнь - это кладбище разбитых надежд. Я где-то вычитала это предложение и теперь утешаюсь им в трудные минуты". (Ну прямо-таки я). А еще он, хотя и снят в Канаде, немного английский, а я очень люблю "английскость".

@темы: радости, фильмы

03:01 

"Мастер и Маргарита"

Позавчера (или уже позапозавчера) дочитала "Мастера и Маргариту". Сначала, читая ту небольшую часть текста, которую я прочитала еще лет этак в 13, я наслаждалась языком и композицией и думала, что как же хорошо уже во взрослом возрасте читать произведения такого уровня. Но потом это чувство прошло, и после прочтения я поняла, что мне как-то не хватило мощи, что ли. И слишком уж много там сатиры, всех этих Варенух и Лиходеевых (хотя я не говорю, конечно, что сатира - это обязательно что-то не такое "мощное").
Я смогла читать "ершалаимские" главы, потому что в этот раз уже совсем не ассоциировала Иешуа с Христом. И ведь сам Булгаков даже на фактическом уровне, пожалуй, предельно разводит эти образы: Иешуа родился в Гамале, он не помнит своих родителей, но сообщает, что отец его был сирийцем, к столбу его привязывают веревками, а не вколачивают гвозди в руки и ноги, и так далее. И получается, что то "снижение образа", то изображение Иешуа как прекраснодушного и слабого мечтателя (причем еще простоватого) никак не может относиться к Самому Христу. Роман этот написал мастер, изобразив Христа таким, каким Он не был, и каким представляли Его себе советские атеисты. И получился не Христос, конечно, а Иешуа; вместо Бога - слабый и простоватый человек. Чего хотели, то и получили.
И, как я прочитала где-то, тут-то и появляется в Москве Воланд. Ведь если у людей нет Бога, то, соответственно, на Его место придет кто-то другой.
И еще: в нашем школьном учебнике я как-то читала, что глава, где описывается первая встреча мастера и Маргариты - самое слабое с художественной точки зрения место романа. Но теперь, прочитав его, я подумала, что Булгаков там попросту издевается над "любовью" этих двоих (что меня, конечно, обрадовало). "Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!" - ну неужели можно подумать, что художник такого уровня как Булгаков может написать такое всерьез! Это же "ваниль", это же едкая пародия на все такого рода любовные историйки, такого рода любовные романы. А эти желтые цветы! А их первый диалог!..
"И, вообразите, внезапно заговорила она:
— Нравятся ли вам мои цветы? <...>
Я быстро перешел на ее сторону и, подходя к ней, ответил:
— Нет.
Она поглядела на меня удивленно, а я вдруг, и совершенно неожиданно, понял, что я всю жизнь любил именно эту женщину!"
Ну пародия пародией.

@темы: литература

16:51 

Мне кажется, мы только тогда встретим свою настоящую любовь, когда с полной искренностью сможем сказать, что мы действительно счастливы одни, что нам для счастья не нужен другой человек. Только тогда мы сможем создать счастливую, крепкую семью, когда у нас не будет "потребности" в супруге, не будет потребности утолить жажду внимания, заполнить чем-то яму внутри - когда внутри от "ямы" не останется и следа. Тогда мы будем выбирать человека не по необходимости, не для достижения какой-то цели (ведь тогда он неизбежно будет нам должен и то, и это), а потому, что мы действительно хотим быть именно с этим человеком, потому, что мы хотим любить - именно его, просто так любить, без какой-то своей корыстной цели. Но при этом настоящая любовь, замечу, - это обязательно любовь взаимная, потому что любовь - это когда двое становятся одним целым, а в невзаимной любви это невозможно.

@темы: пространные рассуждения

03:05 

Зачем читать?

"Серебро Господа моего..." Б.Г.

Чтение (если это чтение хорошего произведения) - это всегда соприкосновение с Красотой, даже если это чтение прозы. С Красотой привыкли ассоциировать только стихи, но проза - это не меньшая, чем стихи, Красота. Красота прозы - в композиции, в построении сюжета, в идеях автора, в характерах и, конечно, в языке. И даже если сюжет состоит из непривлекательных с житейской точки зрения событий (как, впрочем, часто и бывает в литературе) - все равно это Красота, потому что в том, как эти события скомпонованы, в том целом, что они из себя составляют, в этом - Красота. И даже если характеры в произведении - характеры низкие, пошлые, морально уродливые - все равно эти характеры - Красота, потому что она - в том, как они созданы.
А подлинная Красота - не та красота, которая, как привлекательная обертка, скрывает за собой нечто уродливое, - а настоящая Красота - это Бог. Ибо Бог - это не только Любовь, как сказал Иоанн, это и Красота, потому что истинная Красота - это один из ликов Любви. Или же - одно из её имён. И даже если произведение, казалось бы, пытается доказать, что Бога нет или поспорить с необходимостью соблюдения Его заповедей - все равно оно Красотой своей покажет, что Он есть. Ведь если автор действительно талантлив, то пусть не разум и не сердце его, но талант, который всегда от Бога, не может не знать, что Бог есть.

@темы: пространные рассуждения, литература

17:36 

Концерт и радостный город

Вчера ходила на концерт проскуринского оркестра (это уже второй раз). Жалко, что я не запомнила (и не нашла сейчас в интернете) называния концерта Вивальди, который они играли. Конферансье сказала, что концерт этот, из-за технической сложности, никогда раньше не исполнялся в России. Еще мне понравилось, как пел тенор из "Модерн-оперы" - Анатолий Паленка. Жалко, его я в инете тоже не нашла, и не получится показать Насте, что вот такое исполнение оперных партий мне нравится - без "выкрутасов", такое, что (ну неужели?!) даже слова понятны.
***
Сегодня мне снилось много разных снов, в основном, с прибавлением чего-то неприятного. Но был один чудесный, точнее, не весь сон, а момент сна. Кто-то (старушка какая-то, что ли) звал посмотреть на небо из окна, говоря, что там надвигается серая туча. Я выглянула и увидела сначала утренний город - почему-то во сне это был как бы Петербург, хотя на самом деле он скорее напоминал Геленджик, причем вид Геленджика из нашей квартиры на Молодежной. Только город этот был необыкновенный какой-то - с голубыми тенями, ясный, чистый, радостный, а небо было тоже голубое-голубое, радостное, просторное и, когда я на это смотрела, меня охватило какое-то прекрасное чувство - то ли безграничной, блаженной свободы, то ли чего-то еще. А потом я и облака увидела (точнее, почти сразу) - не тучу, как обещала старушка, а маленькие, легкие, продолговатые, разбросанные по восточному краю неба. Еще они, кажется, были подсвечены уже почти вставшим солнцем. А потом оказалось, что это не облака, а маленькие розовые шарики, которые вылетали из здания-машины, эти шарики производившей (это власти города устроили в честь какого-то праздника, чтобы порадовать людей). Я не уверена, но, возможно, этим праздником была Пасха. Эти шарики разлетались во все стороны, и к нам летели тоже. Они были уже у окна нашей квартиры, и я стала махать руками, чтобы направить их через окно в дом. И они действительно залетали - розовые такие, маленькие, а за окном было все то же небо - голубое-голубое.

@темы: сны, реальность, радости, искусство

01:59 

Андреев

Еще на прошлой неделе я читала "Рассказ о семи повешенных" Андреева. Ира говорила, что это страшный рассказ, а мне вот... было скучно, а страшно не было. Мне не хватило там наполненности мыслью, что ли. Ведь в итоге - ну, ждет их смерть, ну, страшно им, ну умрут они - и что? Что из этого? Ведь в основном рассказ - это сплошное описание страха смерти. И даже Мусю, которая ощутила бессмертие, автор как бы "срезывает" - нет, мол, никакого бессмертия, умрешь завтра - и всё. Я сказала Криволаповой, что мне не нравится эта "все угнетающая и угнетающая атмосфера, из которой нет выхода". Да, она мне не нравится, безусловно, но конкретно в этом рассказе мне, пожалуй, не понравилось больше всего это отсутствие мысли, какая-то неодухотворенность, нагнетание почти чисто животного страха. Скудная проблематика, пожалуй... Прорыв к каким-то другим темам был только однажды: когда к Сереже Головину и Василию Каширину приходят родители. Кстати, мне понравилось, как Андреев описывает Сережу и эту его гимнастику в камере - так мило и трогательно... Лучше бы Андреев побольше трогательного писал. И да, вот: это постоянное, скучное повторение. Андреев постоянно указывает на это несоответствие обычности окружающего мира и того, что должно совершиться. Нет, я понимаю, что это несоответствие "имеет место быть" и понимаю, зачем он его нагнетает, но, наверное, когда ты пережил две смерти (хотя вторую из них так не осознав до конца), то это несоответствие становится для тебя таким общим местом, что столько раз встречать в тексте указание на это - просто скучно.
***
Да, и про "трогательное": прочитала-таки я еще и "Баргамота и Гераську" и "Кусаку". Последний рассказ по сравнению с первым несколько померк, но над "Б. и Г." я умилялась до невозможности. А в конце так вообще, натурально, расплакалась - от жалости и умиления.

@темы: литература

01:23 

Сны про Чехова, меня-невидимку и лес

Уже который день хочу записать сюда свои сны, да все ленюсь.
Несколько дней назад мне приснился сон про Чехова. Ну, почти про Чехова. Мы (не знаю точно, кто "мы") пришли в зал театра или кинотеатра, напоминающий зал Курского театра и уселись в мягкие кресла. В зале шла постоянная циркуляция людей - они сидели минуты три, смотрели на экран, а потом вставали и уходили, а на их места потом садился кто-то еще. Причем ходящих было больше, чем сидящих. Кажется, и на нас, и на окружающих, были наряды из ХIХ века - я помню пышные бордово-бежевые платья. На экране были данные о том, сколько Чехов написал романов (!) и рассказов за последние три года. А потом вдруг появился сам Чехов и сказал, что у них неправильные данные: на самом деле он написал поровну.
А потом меня сделали невидимкой, и я была невидимым другом какого-то ребенка. Я помню ярко раскрашенную детскую площадку, где я с ним играла. Но взрослые не знали, что невидимый друг у этого мальчика - настоящий, и поэтому начинали подозревать его в некотором безумии. Кажется, из-за этого я решила покинуть этого ребенка и уйти. Помню, как я боялась, что кто-нибудь из людей натолкнется на меня - ведь, хотя я и была невидимой, но тела не потеряла. А потом я пришла к феям, у которых были разные волшебные материи (причем они все были похожи на разные виды тюля). Меня вдруг осенила идея - ведь если есть ткани, которые делают человека невидимым, то можно создать ткань, которая помешает еще и не только видеть, но и "ощущать" этого невидимого человека - и так всем станет легче и спокойнее.
А сегодня мне снилось, в числе прочего, как я путешествую, а вернее - мчусь по какому-то лесу на каком-то, кажется, голубом паровозике по красным рельсам (кажется). Я встретила в этом лесу дядю Лешу и тетю Вику. Кто-то (может быть, как раз они) предостерегал меня насчет волков, но я над этим предостережением только смеялась в процессе катанья - мол, смотрите сами, никакие волки ко мне не пристают. А потом на нас с дядей Лешей и тетей Викой напали не волки, а люди, но нам как-то удалось освободиться. А еще перед этим сном было купанье в море, я прыгала с какой-то скалы, что ли, в воду, и там было еще много всяких людей...
***
Вообще, надо сказать, почти к каждому моему сну, даже если это сон очень интересный и без каких-то страшных событий, всегда примешивается что-то неприятное, какая-то неприятная деталь, или место, в котором немножко страшно или общее легкое ощущение чего-то неприятного... Увы.

@темы: сны

15:12 

"Будденброки"

И действительно Томас Манн гениален. Хотя бы из-за тонко прорисованных полутонов, в которые так часто окрашена жизнь. (И никогда я не смогу писать так, как Томас Манн)
Сначала я не очень втянулась в роман, но потом не могла оторваться. Мне показалось, что в Манне (то есть в Манне именно "Будденброков", другого-то я у него пока не читала) есть что-то от Теккерея. Хотя, может быть, это просто общая такая литературная традиция. Пишут, что на Манна оказал влияние Толстой - и действительно, в "Будденброках" он чувствуется.
Больше всех, наверное, мне было жалко Тони, которая сама же себя лишила счастья. Она была слишком слаба для того, чтобы бороться с мнением родителей и общепринятым представлением о том, что брак - это прежде всего выбор положения, а не человека. Но и желанного уважаемого и обеспеченного положения, ради которого Тони, по сути, предала Мортена, она в итоге не получила и всю жизнь помнила этого человека, хотя и не раскаиваясь в совершенном.
И Томас - точно так же лишил себя счастья, точно так же пошел про проторенной дорожке, где все, казалось бы, так просто и понятно, где ты в безопасности. А Ганно? Жертва чего? Или не жертва?.. Кто-то рождается для того, чтобы умереть в пятнадцать лет.

Только однажды Тони Будденброк, казалось бы, бунтует против лицемерной морали:
"Иными словами, позор и бесчестье только то, что выплывает
наружу, становится всеобщим достоянием? О нет! Тайное бесчестье, которое в
тиши грызет душу человека и заставляет его не уважать себя, куда страшнее!
Разве мы, Будденброки, из тех, что хотят на людях казаться "тип-топ", как
вы тут говорите, а в своих четырех стенах готовы во имя этого терпеть
любые унижения?" И дальше: "...Словом, полностью отречься от себя
только для того, чтобы люди полагали, будто я счастлива и довольна?.. Все
это, да будет тебе известно, я и называю недостойным, называю
бесчестьем!.."
Но, увы, Будденброки на самом деле именно таковы. Они отрекаются от настоящих себя для "того, чтобы люди полагали, что они счастливы и довольны".
Я не люблю, когда какое-либо произведение называют "социальным" и указывают на то, что во всем якобы виновато общество. Но общество-то состоит из людей. И плыть по течению или бороться - человек всегда выбирает сам.

@темы: литература

23:06 

Мне сейчас пришло в голову, что так называемая "православная" литература - это не просто сомнительное, порой нудное и очень низкого качества явление, а прямо-таки страшное и вредное. Ведь мало того, что художественная литература по сути своей не может быть соединена с открытым поучением, это делает ее очень низкопробной и вообще лишает права на принадлежность к искусству; мало того, что низкопробная "православная" литература профанирует своей некачественностью и отсутствием красоты христианство, которое она якобы пытается "проповедовать". Действительно страшно то, что такая литература, напечатанная "по благословению" такого-то или такого-то епископа и продающаяся в церковной лавке в глазах очень многих людей является неоспоримым носителем истины, выразителем того, как сама Церковь видит этот вопрос, а ведь пишется она самыми что ни на есть простыми людьми, у которых вполне могут быть искаженные представления о христианстве, которые точно так же, как все мы, могут ошибаться в своих суждениях, и ошибаться часто, но их точка зрения, их субъективное мнение ставится на своеобразный пьедестал, где, по-хорошему, могут стоять только Библия и творения Св.Отцов. И человек, ища ответы на какие-либо вопросы, ищет их не в Евангелии, не у Павла, не у Иоанна Златоуста, например, а, скажем, у Юлии Вознесенской. И даже откровенная ересь будет воспринята им как нечто равное Евангельской истине. И это-то - страшно. И сколь многие люди считают такое чтение "духовным", "душеполезным" и читают Вознесенскую вместо того, чтобы читать Святых Отцов! И вот такая "литература" ставится на одну ступень с литературой духовной и выше литературы, так сказать, душевной - то есть по-настоящему художественной. В итоге человек и духовный вред получает, и от "воспитания души" художественной литературой отказывается - комбо!

@темы: пространные рассуждения

23:05 

Планы на рождественские каникулы

1. Перечитать ВК; прочитать Проппа (обязательно!), из Ибсена кое-что, "Записки Пиквикского клуба" и что-нибудь еще из англичан и наших (благо, список обширный).
2. Дочитать Лизе ХН и прочитать еще что-нибудь; читать Насте вслух Тэффи и Вудхауза.
3. Пересмотреть с тетей Викой, дядей Лешей и Настей ВК.
4. Показать Насте "Хористов". Посмотреть с Настей и Лизой "Головоломку" и "Дэвида Копперфильда" (думаю, Лиза уже доросла до таких фильмов. Ну, уж первая часть ей точно будет понятна). Может быть, и "Холодный дом" Насте показать.
5. Прийти в воскресную школу на Рождество с испеченным пирогом и присоединиться к застолью учителей. Вообще, можно подумать о том, чтобы и какое-нибудь выступление на Рождество приготовить.
6. Экспериментировать с выпечкой (вместе с Настей, конечно).
7. Продолжать смотреть старые домашние видео и Ералаш нашего детства.
8. Думать над "Розой Ветров" (и писать, соответственно).
9. Смотреть и читать "Арзамас" (ну конечно же).
10. Слушать (и заставлять Настю играть), как она переигрывает на еврейский лад известные мелодии. И особенно ёлочку!
11. Попробовать сделать кружку и украшения из глины и обжечь их. Кружка должна быть древней, неровной, покрашенной зеленым, но так, чтобы коричневость глины тоже была видна. На ней будет рисунок (по глине) - звезда, скорее всего. Звезду можно раскрасить белым внутри. Это - Ригель в лесу.
Украшения - кружочки и звезды.
12. Рисовать рисунки, связанные с "РВ" и стихами. Выкладывать вк. Обязательно - звезда Ригель, упавшая с неба и запутавшаяся в ветвях.

Список будет пополняться.

@темы: планы

19:29 

Волшебная сказка и ее трансформация в литературе

Пожалуй, вот так бы мне хотелось назвать свой курсач/диплом/диссертацию/курс.
Уже дня два-три назад хотела об этом написать сюда.
Я, в восторге от "Арзамаса", поняла, что мне бы очень внести свою лепту в этот проект, и стала думать: а что бы я такого могла интересного прочитать, на какую тему? Ну, и пришел ответ: про сказку. А именно, про волшебную сказку и ее развитие, ее "модификации", "трансформации", если можно так сказать, уже в литературе. Тут бы были и Толкин, и Льюис, и Астрид Лингрен, и Андресен, и Роулинг и еще много-много кого. Потом я полезла в лекции по УНТ (устному народному творчеству) - проверять, имеет ли такая тема право на существование. И читаем, собственно: "Волшебная сказка начинается с нанесения ущерба или вреда". Очень даже все сходится, и с Толкином, и с Льюисом, и с Роулинг тоже (хотя само это событие в литературной сказке может находиться и за пределами произведения или в другом произведении). У Льюиса это, например, - в "Племяннике Чародея". Еще: ""Пропп показал, что таким общим структурным элементом является поступок героя - "функция действующего лица" и "Сталкиваясь с силами судьбы, герой решает проблему выбора". Снова все так! Собственно, и так понятно, что литературная сказка вышла из фольклорной волшебной, но вот если все это как следует показать, разобрать поподробнее и на конкретных примерах - то ведь может получиться нечто интересное, пожалуй. Другое дело, что, наверное, эта тема в науке и так уже разработана достаточно, но ведь я для курсовой/диплома/диссертации могу выбрать и какого-то одного автора, в котором ученые еще не очень покопались (например, тех же Льюиса или Роулинг. Ну, в Толкине они, наверное, тоже копались еще мало). А "курс лекций" для Насти можно прочитать уже на более обширном материале (точно как и предполагаемый курс на "Арзамасе" - ну а вдруг бы это было возможным?). NB: Сейчас почитала определения разных исследователей для термина "литературная сказка" и нигде не было сказано что-то про связь с волшебной фольклорной, про "функцию действующего лица". Но есть литературные сказки, которые явно основы не на этой "функции"?.. Например, те же муми-тролли Янссон. Или это скорее исключение? В общем, тут еще думать и копаться. И да, во всяком случае, мне обязательно надо почитать Проппа наконец-то (уже года два собираюсь это сделать).

А потом мне еще пришло в голову, что ведь история нашего мира строится по тем же законам, что и волшебная сказка, или, скорее уж, волшебная сказка - по законам истории нашего мира. Ведь началось все с нанесения ущерба... И, может быть, иначе быть не могло? И человечество не могло не пройти через все это, без всего этого - страшного, больного, ужасного - невозможно было бы свободное счастье в раю? Поэтому было нужно это Дерево, и все это - естественное следствие свободы воли, без которой мы бы были лишь бездушными роботами, неспособными на грех? То есть, последнее-то понятно, но важно то, могло ли этого не быть? Надо поискать высказывания Св.Отцов по этому поводу.
И "функция действующего лица" - тут тоже все сходится. И еще: "выдержав испытание, герой получает волшебную вещь или помощника, с помощью чего добивается искомого". Помощника?..
Пропп полагал, что такая композиция волшебной сказки произошла из обряда инициации. Но, может быть, она куда древнее и сакральнее?..

@темы: литература, пространные рассуждения

17:47 

"Бережно"

К практической по мопассановской "Пышке" мы должны были сделать конспект монографии Ю. Данилина. И там, в числе прочего, была приведена такая цитата А. Франса: "он пишет так, как живет хороший нормандский фермер - бережно и радостно". "Бережно" - вот хорошее слово. И сейчас, записывая отрывки к "Розе Ветров", я, мне кажется, почти бессознательно стала пытаться следовать этому принципу бережливости. Ведь очень просто меня может унести в пустую описательность, в ненужную "многобуковость". Пусть тебя "распирает" от идей и образов, но написать это нужно так, чтобы парой фраз выразить всё, а то, что можно дочувствовать и доприставить, пусть читатель додумывает сам. Нет, это не означает, что из романа должен выйти рассказ, но пусть в романе в каждой паре предложений будет заключено очень и очень многое, а не наоборот, как порой это было у меня раньше - одна мысль, один неосложненный виток действия размазывается на много предложений.

@темы: цитаты, творчество

20:30 

Не могу

Я не могу читать модернистов - увольте. Из "По направлению к Свану" не осилила и четверти, "Миссис Дэллоуэй" со скрежетом зубовным дотянула до 90-ой страницы, а потом благополучно бросила (но это все-таки даже больше половины!) Поток сознания - это невыносимо. Сначала подкупает и радует образный и красивый язык, но потом становится нестерпимо скучно. У Вульф повествование, а точнее - поток мыслей, воспоминаний и случайных ассоциаций одного героя стремительно перескакивает к другому, причем порой никак с ним не связанному. Например, идет себе миссис Дэллоуэй по Лондону, думает о своем, а на скамейке, мимо которой она проходит, сидит супружеская пара. И тут повествование внезапно перескакивает к этой паре и начинается поток мыслей уже другого человека. И получается нечто очень странное и скучное.
У Пруста повестование так же без причины, казалось бы, перескакивает с одного события, человека, образа к другому, по случайной ассоциации. Нет, я, конечно, понимаю, что все это делается специально, что таковы художественные принципы модернизма, но в таком случае я лучше буду держаться от модернизма подальше. Причем если бы Пруст описал многое из того, что он описывает в "По направлению к Свану" в стихах, а не в прозе, то вышли бы очень хорошие и красивые стихи, но в прозе это превращается в нечто очень нудное. Например, описание старинной церкви и того впечатления, которое она оставляет в душе мальчика, очень красиво, тонко, глубоко, но в прозе это читать сложно. Не знаю, может быть, я просто еще не доросла до такой литературы и тут нужны душа, чувствующая тоньше, и больше читательского опыта.

@темы: литература

22:52 

"Детство" Горького

Я не помню, читала ли я "Детство" до этого ("Мои университеты", кажется, читала). Горького я никогда не любила, не полюбила и теперь. Однако взяться и дочитать трилогию до конца надо. Тем более, что это настолько правдивое свидетельство о жизни того времени... Меня часто мучило: кем же, кем же это надо быть, чтобы бить женщину и ребенка?! Да еще так - розгами до полусмерти или сапогом в грудь. И ведь обычное дело же для того времени. Впрочем, бьют и сейчас, хотя и сложно поверить. Видимо, меня просто всегда окружали очень хорошие люди...

@темы: литература

23:42 

Ах, ВВС, ВВС!

Ну, вот, кажется, я "подсела" на экранизации английской классики от ВВС. У них все получается таким настоящим, таким диккенсовским, если это Диккенс, таким остиновским, если это Остин. И таким английским. Даже Горького дочитать не могу. Сегодня досмотрела "Нашего общего друга" по Диккенсу. Признаться, до этого даже не знала о существовании у Диккенса такого романа, хотя мне казалось, что в бытность свою я прочитала у него всё. Теперь и роман захотелось прочитать. Плакала, переживала и радовалась.

@темы: фильмы

18:45 

"Мартышка" Франсуа Мориака

Прочитала вот коротенькую повесть Мориака "Мартышка" (или это все-таки рассказ?). Несмотря на объем, "поместилось" там очень много всего, так сжато и лаконично, так быстро промелькнув, что, наверное, я даже не успела как следует всего перечувствовать.
Основная тема, мне кажется, сейчас просто безумно актуальна. Я была рада, что вот, хоть кто-то, вспомнил о "униженных и оскорбленных" детях. Взрослые, сломав свою жизнь, ломают заодно и жизнь своих детей, причем порой даже не замечают этого - им просто не до маленьких, глупых, ничего не понимающих человечков, которые болтаются где-то у них под ногами. "Что могут значить страдания этих существ по сравнению с моими? - где-то в глубине души, не признаваясь, может быть, и самой себе в этом, думает некая мать. - Ведь они же ничего еще не понимают!" И дети оказываются забыты, заброшены, отвержены; родители казнят их за свои собственные грехи.
Так и бедный Гийу. Он похож не ненавистного Поль отца, за которого она вышла по расчету - значит, ему придется расплачиваться за это. Мама не ладит с папой, не ладит она и с бабушкой - Гийу и за это несет наказание. Он морально прибит, "пришиблен" матерью-ненавистницей, он привык считать себя идиотом, он привык, что все считают его таким. Но при этом Гийу вовсе не умственно отсталый: он умеет выразительно читать, у него есть любимые книги, он умеет фантазировать и сочинять истории. Гийу восторгается моментом из "Таинственного острова", когда один из героев говорит: "Ты плачешь, значит, ты снова стал человеком". Он обращает внимание учителя на то, как хорошо это сказано. Согласитесь, что не каждый ребенок в двенадцать лет умеет так тонко чувствовать.
А дальше Гийу страдает вновь - уже из-за убеждений учителя. Мертвая схема, приложенная к человеческой жизни, разрушает её. Ребенок погибает. У Робера Бордаса не находится для него ни жалости, ни любви, а только сухие постулаты о классовой борьбе.

"Не княжеские дети! Много, Ваня, на свете... не княжеских детей!"

P.S. Сейчас вдруг вспомнилось, что мне, как возможная тема для курсовой или диплома, приходила в голову тема об униженных и оскорбленных детях в мировой литературе. Тут и Гюго, тут и Достоевский, тут и Диккенс, тут и, как оказывается, Мориак.

@темы: литература

01:56 

"Дэвид Копперфилд" 1999г.

Еще я досмотрела "Дэвида Копперфилда" 1999 года (экранизация ВВС). Особенно мне понравилась первая часть с маленьким голубоглазым Рэдклиффом. Во второй части актер, игравший взрослого Дэвида, немножко портил фильм. Он мне не понравился и казался "бревнышком", как однажды назвала Оля одного актера. Но в остальном фильм прекрасен! У них получился самый что ни на есть настоящий Диккенс, диккенсовский дух в фильме предельно ощутим. И это неизменно присущее Диккенсу сочетание драматизма и сочувствия к героям с мягким, добрым, "умиляющимся" юмором тоже есть в фильме. И сколько подлинного чувства и никакой слащавости, никакой сентиментальности, все настоящее. А какой Микобер! Какая тетушка Бетси Тротвуд!
Надо еще посмотреть экранизации от ВВС.

@темы: радости, фильмы

01:42 

"Над кукушкиным гнездом"

Дочитала Кизи. "Над кукушкиным гнездом" - это тот редчайший случай, когда я могу сказать "фильм лучше". Хотя, конечно, это субъективно. Думаю, что тем, кто любит книгу, фильм не нравится, а те, кому понравился фильм, не будут любить книгу, очень уж они разные. Фильм в некотором роде потрясает, хотя, конечно, и не вызвал ощущения "своего". Впрочем, сейчас не об этом.
Атмосфера в "Кукушке" - душная, ведь против Комбината там, в мире романа, "не попрешь". Хотя Вождь и сбежал-таки из больницы, но племя его - рассеяно, почти уничтожено... Племя его победил Комбинат. Макмёрфи хотя и "достал" сестру, но в итоге - она все-таки победила, даже после многих и многих его побед. Да и то, что остальные обитатели больницы стали "свободней" - тоже весьма сомнительно. Получается, что выхода нет, помощи нет, миром правит одна сила - Комбинат, и нет никого выше и сильней. Да и как, собственно, Макмёрфи и другие больные под его руководством бунтовали против старшей сестры и утверждали свою "свободу"? Карты, выпивка, драки, проститутки... Возможность беспрепятственно заниматься всем этим - разве и есть свобода? Тот, другой полюс, другая сила, сила Макмёрфи не намного лучше самого Комбината...

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет...
Н.С. Гумилев.

@темы: литература

"Во всём мне хочется дойти / До самой сути"

главная