• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:58 

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Грустно как-то... На этой неделе наедине с собой тяжело. Особенно сегодня... Особенно когда все вокруг на контрасте показывает, как я одинока. Так и книжка грустная попалась...
Ну ничего, всегда можно спрятаться в компьютерной игре... Или сшить себе что-то, не задаваясь, впрочем, вопросом, куда я это надену.
Парадокс: мне одиноко и грустно, но, на самом деле, очень немногих хочется видеть...

Пару дней назад, когда я была у родителей, я нашла одну из своих школьных записок. У меня всегда были даже стопки маленьких бумажек. В далеком детстве они были игровыми деньгами, потом записками, потом шпорами... Будут ли они чем-то теперь?
Так вот, эта записка... Ну да, очередное безответное признание любви, которое безошибочно можно датировать началом-серединой весны моего 10 класса... Все-таки я питала надежду. И делала первый шаг сама. Что ж, мой счет неплох: шесть неудач, три из которых в не слишком серьезную школьную пору, на две удачи... Но это все в прошлом. А все равно, как стыдно за саму себя, что надеялась... Впрочем, что-то не изменилось: я всегда требовала конкретного ответа. И только в худшую пору избегала его сама.
О чем это я? Да просто о себе... Поговорим, дорогой дневник?
Сколь униженной я почувствовала себя, найдя эту записку. Повторная попытка выяснить, нужна ли я человеку, которому, на самом деле, просто льстили мои чувства...
Вопрос доверия... И, кстати, вопрос подчинения. Я читаю сейчас Ирвина Ялома "Когда Ницше плакал"... О человеке, который не принимал протянутую ему руку дружбы, боясь подчиняться хоть в чем-то воле другого человека. Инициатива наказуема... Вот и я... Разве не привыкла я сама проявлять инициативу. Только тут другое, наверно... Впрочем, есть ли разница?
А я привыкну. Уже почти привыкла... У меня никогда не будет лучшей подруги, потому что у тех, кого я называла так для себя, всегда была подруга лучше... Даже когда для меня это было важнее всего. Да нет, я не обижаюсь. Просто проговариваю, чтобы запомнить, чтобы лучше привыкнуть.
То, что мне сейчас плохо, не значит ничего. Гормоны, знаете ли...
А потом я снова буду молчать не потому что обиделась, а чтобы не мешать мужу сидеть за компьютером. А в поездке - за телефоном...
Это сегодня мне плохо. Завтра все будет хорошо.

19:02 

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Что-то изменилось во мне. Странно, раньше я нескольких часов не могла провести в одиночестве, мне постоянно нужно было общение...
А сейчас и не нужно как будто. Сижу со своей книжкой и, вроде как, хорошо.
Сережа вчера очень удивился. Он думал, что я молчу, потому что злюсь. Третий день молчу. А я просто хотела оставить его в покое, не мешать...
Раньше я бесилась, что со мной не хотят общаться. А сейчас часто и самой не хочется. Только ляжешь, начнешь читать, как "бжжж" - опять кто-то в аську написал. Это ж думать надо! Отвечать...
Может быть, я просто повзрослела. Но мне наконец-то хорошо наедине с собой. С Сережей, правда, еще лучше...

22:58 

Историк всея Соловков

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Я хочу рассказать вам об Олеге. Нет, это не мой друг, это не мой знакомый, это, знаете ли, историк и писатель.
Зовут его Олег Кодола. Работает он гидом на замечательном Соловецком архипелаге, богатом своей историей и природой.
Если поедете на Соловки и хотите получить оригинальную трактовку происходивших в этих местах событий, свободную (по мнению некоторых, чересчур свободную) от религиозности, обратитесь к Олегу. Ну, или хотя бы почитайте его книги. Хотя, как по мне, так рассказы его, конечно, более интересны. Наверно, за счет более смелых предположений, четких доказательств которым он, видимо, еще не нашел.
Сначала я подумала, что у этого человека очень хорошее образование, так разумно он рассказывал, так много он знает. Однако же, как выяснили въедливые члены нашей группы, у Олега нет высшего образования. Все его знания - это самообразование, копание в хрониках, критическое осмысление написанного в официальных источниках. Основной предмет его изучения - Соловки, дополнительный - Архангельская область.
Сейчас приведу вам несколько примеров того, что рассказал Олег.
1) Слышали ли вы о СЛОНе? Нет, не об огромном животном с хоботом, а о Соловецком лагере особого назначения - первом из череды других лагерей СССР. А знаете, что этот самый СЛОН крепко-накрепко вошел в жизнь каждого современного жителя нашей страны? И что говорим мы не на русском языке, а на лагерной фене?
Вот входите Вы в приемную. А Вам и говорят: '... занят, присаживайтесь, пожалуйста'. Что делать? Присаживаться? Но позвольте... На стул садятся, а не присаживаются. Присаживаются, извините, в тюремной камере, где стульев нет, поэтому сидеть не на чем, кроме как на корточках. А на корточки именно что 'присаживаются'.
Второй пример туда же:знаете ли, почему у нас сейчас купюры 500-рублевые нового образца выпускают? Не замечали? А вы сравните. А вот вам в помощь статеечка Ну как вам?
2) Соловецко-английская война 1854 г..Пафосно звучит, правда? Речь идет об обстреле Соловецкого монастыря двумя английскими кораблями 'Бриск' и 'Миранда'. Вот официальная версия этого события. Молитвою спасся монастырь! Чудо! 1800 ядер за 9 часов.
Олег смотрит на это скептически. Его мнение состоит в том, что вот эта раздутая история - только пропаганда середины XIX века, времени, которому позарез нужны были победы после всех военных поражений в Крыму. А что же на самом деле? На самом деле два маленьких рйдерских корабля за 9 часов могли выпустить не более 1000 ядер, да и то, если пушки не охлаждать. Да и обстрел, согласно документам, длился, на самом деле не более четырех часов, потому что за это время монахи не успели закончить молебен о спасении...
Вкратце мнение Олега Кодолы таково: два английских корабля зашли заправиться водой, передали просьбу флажковой азбукой, которую монахи не поняли. Затем англичане дважды выстрелили из сигнальной пушки, а монахи, приняв сигнальные выстрелы за боевые, ответили огнем боевых зарядов допотопных времен, пробив при этом борт 'Миранды'. После этого англичанам, не представляющим себе, как вообще воевать с церковью, не оставалось ничего иного, кроме как все-таки потребовать сдачи крепости. Таковы правила английской войны, и вышколенные офицеры не могли вести себя иначе. Архимандрит на требование сдать крепость ответил отказом, после чего англичанам пришлось открыть огонь. Да и палили они не по монастырю, а по гостинице вне его стен, ибо не мыслили воевать с домом Божьим.
Выбирайте версию по вкусу.
3) Филипп Колычев - русский Леонардо да Винчи. Личность, совершенно нераскрытая в русской истории - митрополит Филипп Колычев, человек, сделавший, считайте, первую 'стиральную машину' на Соловках (а звалась она 'портомойней'), устроивший там систему каналов, напитавших монастырь водой и изменивших его климат и растительность (доля псевдотундры уменьшилась, кажется, с 70% до 5%), практически уничтоживший своими нововведениями необходимость ручного труда в монастыре во времена... Ивана Грозного! Но этот святой еще и хитрый, изворотливый политик, не стеснявшийся перечить самому царю. Интересна история его ухода в монастырь. Олег считает, что не все в ней так просто. Не просто так боярский сын ушел, не попрощавшись, да в простом платье, да в северный монастырь, исстари скрывавший в своих стенах бегущих от наказания. Итак, боярский сын бежал на Соловки в крестьянском платье и скрывая имя не потому, что хотел быть монахом, а потому что скрывался от интриг против своего прославленного рода (которому Романовы, кстати, родственны)... И игуменом его предложили, потому что старому игумену он назвался, почуяв, что его крови уже не желают. Да и поплатился за дела свои политические в конце жизни. Ишь ты! Презрев завет церкви, что вся власть от Бога, посмел намекать Ивану Грозному, что и он смертен. Не бывало такого ни раньше, ни позже!
Так что Олег пишет о Колычеве-человеке, а не о Колычеве-святом. Да, это интересно. Воитину.
4) Церковный раскол. В церковном расколе, произошедшем при Никоне, Олег Кодола склонен видеть вражду монахов Соловецкого монастыря, а, вернее, игумена монастыря и его монаха Елеазара Анзерского, что основал на острове Анзер скит, добился его независимости от монастыря и, на радостях, постриг трех монахов с корнем 'Ника' (победа) в имени: Никифора, Никодима и Никона (того самого). Вот почему монастырь воспротивился реформе (т. н. 'Соловецкое сидение). Ах да, еще и потому, что исправлять церковные книги Никон позвал себе в помощь Арсения Грека, бывшего заключенного Соловецкого монастыря...
5) Лабиринты. О, это вообще благодатная тема для размышлений. Жаль, сами лабиринты мы с Сережей, отчасти по причине моей травмы, повидать не успели... Но какая стройная теория, в которой лабиринт становится символом первой монотеистической религии, символом 'Единого'. Религия зарождалась на Севере (и не только на Соловках, в Швеции, на других северных землях также найдены такие же лабиринты) за три тысячи лет до рождения Христа, когда средняя температура на Соловках была такой, как сейчас в Подмосковье. Когда же началось глобальное похолодание, стала 'цивилизация лабиринта' кочевать на Юга, аж до Греции добралась, да и до Армении. И там тоже сейчас эти священные лабиринты находят. А на Юге тогда жила другая монотеистическая цивилизация - 'Цивилизация Великой Богини' (книга есть такая за авторством Марии Гимбутас, нам о ней на культуре речи рассказывали) или 'Цивилизация Быка'. Почему Быка? А из-за сходства женской матки по форме с головой этого животного. Как вы понимаете, была эта цивилизация матриархальной. По мнению Марии Гимбутас, войн цивилизация Великой Богини не знала и была достаточно развитой.
Однако пришли с севера патриархальные народы цивилизации лабиринта и покорили их. Заточили, так сказать, быка в лабиринт. Чем вам не миф о Минотавре? Вот именно это миф и символизирует, по мнению Олега Кодолы. Тем более, что лабиринт, в котором якобы жил минотавр, не существует на самом деле и никогда не существовал.
На самом деле, именно эта часть Соловецкой истории кажется мне наиболее интригующей. И как интересно соприкоснулась она с тем, что я слышала раньше. Да, я о цивилизации Великой богини.
Ах да, вот еще видюшка, на которой итальянские полицейские на мотоциклах выстраивают разные фигуры. В частности - элемент одного из старинных танцев-лабиринтов.

Ну что, убедила я вас, что Олег Кодола - выдающийся историк Соловков? Кстати, не беспокойтесь, он всегда сначала дает легенду и только потом ее развенчивает.
У меня есть четыре его книги. Если кому-то интересно, могу дать почитать)))

@темы: путешествия, книги

12:57 

Не понос, так золотуха

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
А вот и я.
Жаловаться пришла.
А чего так нескоро и жаловаться? Знаете, зараза-телефон повадился убивать все мои вдохновенные посты. Они почему-то не отправляются. А комп включать мне незачем сейчас обычно.
Ах да, всех ненавидящих жалобы невежливо прошу удалиться. Очень невежливо. Еще невежливее. Потому что выливать на мужа свой негатив я сейчас не собираюсь. А на "учителей жизни" - за милую душу.

Мне кажется, что меня сглазили прямо на свадьбе. Нет мне с нее покоя. То мама в больнице, то я, то еще какая хрень. И каждый раз ровно в тот момент, когда думаю, что все наладилось. Когда уже просто непонятно, что может случиться.
Из больницы-то меня выписали. Так и не определившись, правда, туберкулез у меня, али что еще. Обрадовалась, что в отпуск попадаю. Уехали мы с Сережей в Питер, оттуда на теплоходике на Соловки. Ну что, вот скажите, могло случиться???
Нет же, я нашла бетонный блок высотой 20 см, красиво упала, спускаясь с него, минут пять орала как резанная, потом с трудом доползла на распухшей ноге до теплохода. О мытарствах в поисках эластичного бинта умолчу - они достойны поэмы. Прошло две недели. Я все еще хромаю. Далеко ходить не могу, даже в ортезе. Ну хоть опухоль спала.
И вот сейчас, когда я строила радужные планы по тому, как буду бегать через несколько дней, пришел вроде как уехавший на работу Сережа. Ночью у нас угнали машину. Я поражаюсь хладнокровию моего удивительного мужа, который ничем ровно не проявил еще своего огорчения. Я стараюсь тоже молчать, а не вести себя, аки курица-наседка. Тяжко. Ну ничего, поистерекую, пока его нет.
Ах да, наша доблестная милиция полиция работает с удивительной скоростью. Участок у нас тут под боком. Сначала приехал участковый, убедиться, что его не обманули и хозяин украденной машины существует. Затем еще часика через полтора появились те, кто занимается угонами. Увезли Сережу писать заявление. Но принять его уже два часа как некому. А сегодня еще ехать в страховую. Потрясающе!!! Я просто в афиге!

Ах да, эту запись мой милый телефончик тоже похерил. И вот после этого у меня началась истерика. Ничего, включила комп, написала. Жду с нетерпением комментариев типа "зачем ты пишешь негатив", как раз злость сорвать не на ком)))

@настроение: хреновое

17:21 

новости с поля битвы за здоровье

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Итак, в понедельник у меня было 38,1. Во вторник было прекрасное самочувствие и слегка пониженная температура. Я обрадовалась, решила, что жизнь прекрасна, и легла спать после полного прогулок, анализов и капельницы дня.
Как бы не так. В среду ударило снова. 38,2 утром. Парацетамол, капельница... Перепуганная врач отменила все противотуберкулезные препараты, назначила что-то для защиты желудка и печени. Решено меня больше не лечить, подождать два месяца и посмотреть, что там у меня в легких будет.
В среду было хуже, чем в понедельник. Измотанная уже искуственно сниженной температурой, я весь день провалялась в полудрёме, найдя в себе только немного сил выйти вечером к маме и Серёже.
Вчера все опять было прекрасно... я снова надеялась на чудо. Но чудес не бывает. Утром было 36,9, сейчас 37.5. Спасибо Васе, что помог добраться из больницы домой - уж очень не хотелось оставаться там на выходные...

12:38 

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Опускаая матерные комментарии, прямо задаю вопрос: вам что, денег на телефон кинуть, чтобы вы мне позвонили?
Напоминаю, что самой мне звонить кому-то по психологическим причинам очень трудно. ОЧЕНЬ! Еще повторить? Ужасно трудно. Да, даже друзьям.
Поэтому в двадцатый раз на все лады прошу: пожалуйста, позвоните. А если вам этих копеек и пары минут времени на меня жалко, то так и скажите, чтобы я вычернула вас из списка тех, на кого я могу расчитывать в трудную минуту. Вы мне не друзья в таком случае.

18:15 

Виш-лист на день рождения

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
По немногочисленным просьбам:
1. Шляпка-канотье. Из светлой соломки. Простая. Очень нужна.
Во такая примерно:
шляпка
можно, кстати, такую:еще шляпка (кремовую)
2. Украшения в виде цветов из ткани. Цвета: бежевый, белый, морской волны, ярко-синий, светло-голубой.
3. Украшения в стиле стимпанк. Не слишком крупные.
4. Украшения в виде нот и скрипичного ключа. Только не аляповатые. Лучше построже и одноцветные.
прелесть)
5. А литопс я по-прежнему хочу)
6. не откажусь от такой вещички)))
7. Настольные игры типа Cluedo. Только НЕ карточные.
Вероятно, список неокончен.
запись создана: 22.06.2012 в 16:51

18:06 

температурный апофигей

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Вчера вечером приехала в больницу. Померила температуру. Температура была нормальная. Довольная, закончила отделку платья, почитала и легла спать.
Посреди ночи проснулась с диким сердцебиением. Взяла градусник. 38.5. Откуда??? Как??? Не поверила сначала - такой температуры у меня уже лет пять не бывало.
Кое-как уснула в слабой надежде, что к утру все пройдёт.
Утром было 38.2. Соседка позвала медсестру, та дала мне парацетамол. Теперь температура не превышает 37.3.
Причина неизвестна. Завтра сдавать анализы. А к моим 16 таблеткам прибавился еще противовирусный препарат.
А еще мне сегодня делали капельницу. Не понравилось:(

Господи, только бы все-таки уехать в отпуск!!!

13:31 

Oh! laisse-moi rien qu’une fois...

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Сижу и пытаюсь шить платье. А сердце гложет что-то невысказанное, что-то такое, от чего хочется плакать...
Вчера был день, чтобы порадоваться и вспомнить. Сегодня - чтобы вспомнить и оплакать.
Вчера была свадьба у моего друга Дениса из хора МГУ. Я бесконечно счастлива за него и за его теперь уже жену Ксюшу, поистине выделяющуюся из ряда других девушек хора МГУ. А как расива она была в своем подвенечном платье. Даже я оробела, когда увидела ее. Что уж, наверно, говорить о Денисе, когда он утром этого дня увидел свою невесту!
Впрочем, да простят мне новобрачные, я не об этом хотела написать...
А вот о чем. На этой свадьбе были все те люди, которые делают праздники хора МГУ такими, какие они есть. Видимо, это то самое, что дорого и Денису, и Ксюше, раз они, ничтоже сумняшеся, превратили свое свадебное застолье в банкет хора МГУ. А мне так радостно вчера было почувствовать себя в знакомой атмосфере, увидеть столько знакомых и некоторых из них даже горячо любимых лиц. Так радостно было почти весь вечер болтать с Артёмом, осознавая, как сильно я успела по нему соскучиться, слушать что-то вещающий голос Жени, видеть Лену, которая пусть и была моей подругой с самого 10 класса, осталась в душе частью и хора тоже...
И как больно сегодня осознавать, сколько всего ушло из моей жизни. Да, черт возьми, насколько это в моем стиле - оплакивать свое прошлое.
Сегодня мне больно от встречи с прошлым. От того, что все это я потеряла. И пусть обстоятельства вынудили меня порвать с хором МГУ, вчера я встретила то лучшее, с чем порвать было непросто.
Как больно все-таки осознавать, что Денис, когда-то такой близкий друг, теперь так невообразимо далеко. Это так красиво - когда молодые сидят отдельно от гостей, на престоле, как король с королевой. Но я рада, что мы сидели не так, что я на своей свадьбе всегда могла повернуть голову и заговорить с Наташей. Мне дорого то, что друзья были РЯДОМ в тот счастливый день.
Как мне хочется поговорить с Денисом просто о жизни, не шептать поздравления и восхищения, вполне искренние, впрочем, но не отражающие и десятой доли того, о чем мне хотелось бы поговорить со своим старым другом. И о чем я с ним никогда не поговорю, наверно. Потому что не хватит у меня сил позвать его просто погулять. Да, вдвоем. Я робею перед Ксюшей, как робею почти перед любым молчаливым человеком. У меня отсыхает язык и мне кажется, что ее молчание многозначительно и что под ним скрывается ее нелюбовь ко мне.
А после встречи с другом еще больше хочется с ним поговорить...
Я плачу и о другом своем друге, которого я, скорее всего, больше вообще никогда не увижу. С тех пор, как прошла боль обиды от ее недоверия, я все больше скучаю по Ане. Да, я знаю, что Денис ее позвал на свою свадьбу. И я очень удивилась и расстроилась, что Миша был один. Что ни говори, я хочу еще раз взглянуть на нее. И да, поздороваться, потому что последний раз, когда пыталась поздороваться со мной она, мне просто было слишком больно отвечать...
Вот так распалась к чертям собачьим банда 3107. И я оплакиваю ее гибель. Они оба были моими хорошими и любимыми друзьями. А что осталось от этого теперь? Что теперь? Разве решусь я сделать хоть шаг обратно? Я просто слишком боюсь быть отвергнутой и мне остается только плакать в углу. Видит Бог, мы с Аней сами бросили Дениса... Сначала она, которую мы вместе старались убедить, что наша дружба с ней, какой бы предательницей она себя ни считала. Потом ушла и я, ушла из компании Дениса, не выдержав назойливого присутствия раздражающих меня кумушек, ушла из хора... И не могу позвонить, а написать некуда - ни аськи, ни контакта у него ведь нет. И почти ничего не осталось...
Плачу я и о Мише. Нет, не о наших отношениях. Я не могу понять, кто из нас так сильно изменился - он или я? Не могло просто так настолько резко измениться отношение к человеку. Он меня теперь раздражает ровно в той же степени, в которой пять лет назад восхищал. И я пребываю в растерянности, потому что не могу найти этому объяснений. Я знаю, что он хороший человек, я знаю, на какие поступки он способен, меня восхитила его речь, речь свидетеля жениха, но, Боже мой, как меня бесит его позерство. Да и сам он как будто высох весь, и голос его тоже. Не осталось почти ничего от того юноши, которого я когда-то любила. И именно по этому юноше я тоже плачу сейчас. Я много бы отдала за то, чтобы увидеть его таким, каким он был. Исключительно из соображений эстетики. С таким, каким он был, я смогла бы общаться, с таким, каким он стал, общение кажется насмешкой над нашим общим прошлым.
Что же я с тобой сделала, Миша!!! Что я с тобой сделала?! Неужели это действительно я так изуродовала тебя?

ЗЫ:ну вот, расплакалась и снова почувствовала головокружение. Треклятая болезнь, шестиклятые таблетки! Из-за них я вчера не была на регистрации, валяясь дома с температурой, из-за них сегодня побоялась ехать на венчание, которое просто мечтала увидеть...

@темы: день из жизни, друзья, печальное, праздники, размышления о жизни, хор МГУ

18:40 

Для желающих навестить...

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Итак, друзья, с сегодняшнего дня я в больнице.
Лежу в ЦНИИТ (институте туберкулёза) на платформе Яуза. Адрес: Яузская аллея, д. 2, к.2. Это первое здание слева, если идти от станции.
По дороге от станции первая асфальтовая дорожка налево, справа будут ворота, за которыми нужное вам здание. Над входом написано: "Отделения ЦНИИТ: консультативное, приемное, детское, подростковое, I-III терапевтическое". Я лежу во втором терапевтическом отделении (от входа через дверь в дальнем углу направо, по коридору и напротив дверей с надписью "приемное отделение" налево рядом с лифтом вход в отделение), палата 8.

На эти выходные меня отпускают, дальше пока не знаю.
Время посещения: с 11 до 13 и с 17 до 19. В первый промежуток, правда, у меня могут быть процедуры. Погулять могу вечером вообще до 20:00.
Звонки и визиты приветствуются.

P.S. Большая и искренняя просьба обойтись без "завтраков". Пожалуйста, избавьте меня от бесплотных ожиданий. Лучше позвоните и скажите: "я уже тут" или "я сегодня приеду". Вариант "я когда-нибудь постараюсь постараться приехать" меня толбко расстроит.
запись создана: 28.06.2012 в 20:30

@темы: друзья, печальное, размышления о жизни

15:05 

Записки туберкулёзницы

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Наконец-то, благодаря моей бабушке, мне удалось-таки узнать, что у меня за такая форма туберкулёза.
Оказалось, что, действительно, не заразная. Так что теперь я могу не бояться за каждого, с кем общалась в течение года и не искать оправданий. Какое счастье!
Что хуже: препараты, которыми меня будут лечить, могут вредно повлиять на печень. И в течение двух недель за мной будут следить очень пристально. Кажется, поездка за земляникой накрывается медным тазом.
Зато завтра я уже не на работе и еще не в больнице. Буду шить. Подъюбник, для начала.

14:16 

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Желающие отчета о поездке в Аникеевку - звоните, расскажу. Тратить два часа на написание отчета, чтобы вы за две минуты его пробежали глазами, я не буду.

11:32 

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Итак, обследование вчера прошло "прекрасно".
Во-первых, бронхоскопию мне сделать не смогли. Я слишком боюсь задохнуться, похоже, остановить свою истерику не удалось.
Хотя, начнем с того, что мне пришлось приехать голодной в 10, чтобы узнать, что раньше 11 они мной занимать не будут. Начали-то вообще почти в 12... И хорошее было начало - из кабинета вышла в слезах женщина лет 50. В СЛЕЗАХ. После этого у меня, откровенно говоря, началась паника. И, видимо, я так и не смогла ее побороть.
Ладно, не вышло.
Когда меня перестало трясти и я снова смогла говорить после вбрызнутого обезболивающего (которое, видимо, и стало причиной истерики), мы с врачом отправились к заместителю директора, которая долго трясла меня на тему того, какие у меня есть симптомы и насколько серьезно было положение Никиты, только от которого, ясен пень, я могла заразиться. Даже звонила потом в больницу, где он лежит. Узнавала.
А меня в это время таскали по всяким очередным исследованиям. И врачам. Да, кстати, я так и не поела. Когда улыбчивая гинеколог предложила мне сделать какие-то анализы с тем, чтобы я сама отвезла их в лаборатория, я поняла, что сейчас просто сдохну. Меня начинало ощутимо потрясывать. Кстати, она выписала мне штук 15 анализов. Разориться можно!
Ну и финал всего этого - меня кладут в больницу, потому что иначе мне никак нельзя давать необходимые лекарства. На сколько, спрашиваете? А, пустяки, на все лето. Интересно, хоть на выходные отпускать будут? Я же не заразна. Со мной нет ничего серьезного... Ну пожалуйста!!!
Когда около трех я выползла на платформу "Яуза", меня совсем трясло. И я все-таки смогла немного поесть...

А я хотела сшить себе костюм...
А я хотела на Соловки...
А я хотела погулять...
Я элементарно хотела съездить на дачу и поесть земляники!
Черт возьми, я ради всего этого, ради отдыха, который за два года впахивания явно заслужила, даже увольняюсь!!!
Вот такое вот хреновое лето...

@темы: печальное, день из жизни

23:43 

Просьба

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Ребят, я хочу вас попросить. Сделайте для меня что-нибудь хорошее, пожалуйста. Я буду рада, если вы мне позвоните, или напишете, или нарисуете. Мне просто очень нужна ваша поддержка, нужны вы.

23:38 

Купала на Рожайке

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
В этом году не свершилось Пустых Холмов, что, конечно, печально.
Однако, по-прежнему гадая, почему отпустила Сережу одного в прошлом году, в этом я решила посетить фестиваль Купала на Рожайке.
Ехали мы туда с дачи, потому что утром там были дела. Мда, посему не выспались, конечно... Заехали в магазин купить еды и, конечно, расчитали все с огромным запасом. Впрочем, мы же ждали приезда голодных друзей. Да и Костя, который там с четверга волонтерил, наверняка не отказался бы разделить с нами трапезу.
И все-таки мы чуточку спешили. За неделю до фестиваля мне в группе вконтакте попалось расписание "Раскопа" (одной из четырех сцен). В нем значилось, что в субботу, в 16:00 выстпает Филипп Барский. Кажется, год назад, после ПХ, я писала (а я писала?), что нежданно-негаданно, решив пройтись на ярмарку, услышала божественные звуки своего любимого инструмента. Потом я узнала, кто это был. Арфа у него, естественно, не классическая (еще бы, таскать с собой такую дуру с 48 струнами), а кельтская, которую, в сущности, уже реально с собой брать. И музыку он играет собственного сочинения, такую мелодичную и успокаивающую. А сам он - преподаватель на психфаке родного МГУ. Такой невысокий, тихий человек, внушающий доверие своей несколько застенчивой манерой поведения. Арфа очень ему подходит...
Итак, в 14:30 мы прибыли на стоянку фестиваля. Беспрепятственно проникнув на стоянку, с удивлением узнали, что, оказывается, нас должны были встретить, дать нам номер и взять с нас денег за стоянку. Костя проследил, чтобы это было сделано)))
После этого мы направились искать место, прихватив палатку и еще какое-то количество вещей (из-за продуктов и мангала в неудобной коробке взять все сразу не удалось). Костя к этому моменту убежал собирать какую-то очередную сцену.
Около дороги место не оказалось, поэтому, взабравшись на холм, где устраивал лагерь в прошлом году, Сережа углубился в лес. Уже в нескольких шагах от дороги, за первым рядом палаток, было пока совершенно пусто. Мы легко нашли ютное место для палатки, втиснув ее между несколькими молодыми деревцами. Чуть подальше в лес нашлась и полянка я упавшим деревом, на которой мы позже поставили мангал и подаренный Д'Аверком складной стол.
Мы не торопились, времени было достаточно. Однако, несмотря на цветовую маркировку элементов каркаса палатки, сначала мы умудрились собрать ее неправильно. Ну ничего, повернули на 180 градусов и все было сделано.
Уже хотелось кушать, но готовить что-то не было времени. Прихватив пакет с баранками, мы отправились искать сцену "Раскоп". Обошли всю территорию фестиваля кругом, чтобы обнаружить ее почти у самой парковки. Впрочем, арфой там еще и не пахло. Да и вообще, как я поняла, расписание тут оказалось вещью, скорее, формальной. Для начала, программа, которая была расписана с двух часов дня, на деле стартовала только в четыре. В связи с этим произошли и другие перетасовки, я так понимаю, потому что некоторые музыканты торопились. Так что, проклиная мысленно все эти перемещения, из-за которых мы не можем приготовить себе горячей еды, мы с Сережей пошатались туда-сюда, встретили еще раз Костю, который, впрочем, сумел только пару слов на бегу сказать, перенесли из машины вещи, погуляли по Ярмарке (чего-то хотелось, а чего - я так и не поняла, удовольствовавшись леденцом). Встреченный нами Филипп Барский сказал, что его выступление перенесли на шесть часов. На деле оно состоялось где-то в половину седьмого.
Меня очень волновал вопрос, приедет ли сюда на фестиваль Антон. Но я так расслабилась, что звонить куда-то сил уже не было. Спасибо дорогому Сереже, что он избавил меня от этой воистину непосильной задачи. Антон сказал,что едет вместе с Мишей, Таней и Димой Я.
Естественно, приехали они как раз в тот момент, когда мы слушали долгожданную арфу. Наша встреча состоялась под последние аккорды, исполненные Филиппом Барским на сцене "Раскоп". И, ура-ура, можно было идти готовить ужин.
Кстати, в процессе всех наших шатаний мы встретили внезапного, как всегда, Д'аверка, который искал, вопреки правилам фестиваля, возможность пробраться на территорию на своей громадной "Делике". Зная его упорство, мы с интересом ждали, удастся ли ему это. Он исчез на достаточно долгое время, но, возвращаясь к своей палатке с Мишей и Антоном, мы обнаружили стоящую на дороге "Делику". Профессионал, однако! Потом выяснилось, что кто-то из волонтеров попросил его что-то подвезти, он помог... Ну и, собственно, воспользовался тем, что оказался на "запретной" территории. Все просто.
Итак, мы отправились пытаться развести костер. Почему я говорю пытаться? Да потому что ржать над неудачными попытками его развести у нас получалось несравненно лучше. Миша, Дима и Таня ушли, вслед за ними ушел и Антон, оставив нас с Сережей над костром вдвоем. В этот момент мне тоже безумно хотелось уйти от костра, поболтать с Антоном. Но я все-таки пыталась разжечь этот дурацкий костер, пыталась быть хозяйкой. Боже мой, как я иногда устаю думать обо всем, заботиться обо всем... И почему я не могу приехать вот так, как ребята: без палатки, на великах, с ковриками, кучей печенья, сыра, семечек и глбоко закопанными в рюкзаке бутербродами от мамы. Без мангала, без сосисок на всю компанию, без еще тучи еды... Ну почему я не могу просто?
Доразжигались мы до того, что костер, несмотря на все ухищрения, практически потух. Сережа советует полить его средством для разжигания. Поливаю. От души поливаю. Он все не разгорается, не разгорается, а потом как пыхнет мне в лицо. Бутылка вылетает из рук, я сама отбегаю подальше, чтобы хотя бы отдышаться. Обошлось, к счастью, без ожога. Но этот случай заставил меня все-таки плюнуть на обязанности и формальности, плюнуть даже на чувство вины, и пойти к Главной сцене. Антона я нашла легко - он сидел, охраняя велики знакомых. Собственно, у него оказалась куча знакомых на фестивале. С кем-то он меня познакомил даже. Какой-то парень со значимым для меня в далеком детстве именем Стёпа, кажется, уже начал возлагать на меня свой глаз, когда Антон так небрежно (научи меня так, а, Тош?) сообщил ему, что я тут с мужем. Глаз был немедленно убран.
Через некоторое время мы с Антоном, по моей тихой просьбе, отправились обратно к костру. Я просто поняла, что одна я туда нескоро пойду. А Сережу одного бросать тоже не дело. Степа с глазом пошел за нами.
С костром было немного получше. Тут еще Д'Аверки (Андрей и Оля) подтянулись. И первую партию сосисок мы на углях все-таки поджарили. А вот чай вскипятить не удалось. Посему Андрей с Антоном бодренько отправились за ветками. Хм... и бревнами. Надо сказать, что пыл, с которым они взялись за работу, меня даже несколько напугал. Андрей, кстати, взялся за пилу и напилил таких здоровенных бревен, что я всерьез испугалась за соохранность мангала. Да, разводить костры на земле было запрщено, поэтому пришлось жечь в мангале.
Тут вернулся остальной народ, и Таня отправилась встречать Наташу Б. Миша, между тем, резонно заметил, что мы устроили мангал под сухимм деревом и что, видимо, такие труды по поиску веток были и не очень нужны. А веток накопилось много уже...
Как только пришла Наташа, ребята дружно как-то исчезли, оставив нас с Сережей и Д'Аверками дальше колдовать над костром. А чай все не хотел закипать... А потом опять мне стало как-то нереально тоскливо. На самом деле, просто сказывался недосып. Это я теперь понимаю. Мне просто хотелось спать. Но спать в десять вечера тут было рано. Часа через два мы ждали на главной сцене группу "Адриан и Александр", которую я очень хотела послушать.
Посему, намаявшись сидеть у костра, я пошла искать счастья. Пошла я Др. сцене, куда,как я слышала, направился народ. Конечно, искала я Антона, потому что из этой мифически-согласной компании я, в сущности, дружу только с ним. По пути я увидела Филиппа Барского, в окружении фанатов под деревом игравшего на арфе. Если бы мне не было так одиноко, я бы послушала. Через несколько шагов мне навстречу попались Наташа Б. и Таня. Как я потом поняла, они тоже потеряли Антона. О неуловимый Антон!
Около Др. сцены обнаружились Миша и Дима Я. Впрочем, первый быстро смотался, и мне предоставилась уникальная возможность поболтать с Димой. Хм, странно, но Димой он для меня стал, пожалуй, только после этого разговора. До этого я привыкла думать о нем исключительно по фамилии. Так его Сережа с Костей величают.
Грустно, что я раньше не замечала такого воспитанного и интересного человека. Очень душевно поболтали, я считаю. И наконец-то мне удалось узнать с точностью, что Аникеевка будет! через неделю. Дима очень удивился, что мне вообще могло прийти в голову, будто ее не будет.
Здесь же, около ДР. сцены, внезапно обнаружился старый знакомый по хору МГУ. Тоже Дима. Только Н. Давненько не виделись!!! Приятная встреча. Дима Н. принес мне воистину сокрущающую новость: ОНИ здесь. Кто они? Ну... э... ну... в целом... короче... катаклизм прошлых наших ПХ, три милые девушки из хора МГУ, которые сделали наше с Наташей Е. (как жаль, что она заболела и не поехала) существование на ПХ в прошлом году невыносимым. После ухода Димы Н., удивившегося, где это мой муж, я постаралась в красках расписать Диме Я., почему это "катаклизм". Увы, кажется, мне это не удалось.
Однако, разговор потихоньку затух, и я снова почувствовала себя неприкаянной. Посему я извинилась перед Димой и вернулась к костру.
Вскоре мы ушли оттуда уже вдвоем с Сережей. Мне, конечно, было очень стыдно оставлять костер на Андрея с Олей, но находиться на одном месте было выше моих сил. Либо спать, либо гулять. По пути мы встретили друга нашего Кости, странного мальчика Ваню Е., который приехал сюда в кожаной маске. Пришлось проводить его к нашему костру. Я, правда, не поняла цели этого действия, ведь больше я не видела ни его, ни его девушку.
И все-таки мы снова пошли гулять. На этот раз около главной сцены нам попалась сережина знакомая по имени Маша, которая была преисполнена страстного желания бросить в чей-нибудь лагерь рюкзак, чтобы не мешался. Вот ее мне, откровенно говоря, захотелось убить. *старушечьим голосом* "шляются тут всякие, покоя нге дают!"
Сказав, что мы сделаем только небольшой круг и потом покажем ей наш лагерь, мы с Сережей отправились к сцене "Раскоп", около которой еще раз встретили Диму Н. Антона нигде не было.
Вернувшись к главной сцене, мы обнаружили, что "Адриан и Александр" уже выступают, хотя мы ожидали их на час позже из-за сдвига графика. Впрочем, мне было уже почти не до них. Так хотелось спать... Но разве я могла не послушать про контрабас?!
А вот еще одни знакомые. Сережины и Костины. Вернее, знакомый. С девушкой. зовут его Коля. А прозвище, данное ему нами с Наташей Е. - "Коля-лампочка". Потому что при виде симпатичной девушки у него в голове загорается лампочка и мозг отключается. Но он-то еще ничего, а вот его громила-брат, который лез ко мне два года назад на ПХ... Бррр...
В общем и целом, насладиться "Контрабасом" мне не дали. Ровно после песни про Машу (да, это мое имя, блин), которой Сережа любит меня постебать (а, следовательно, она мне не нравится), он заявил мне, что обещал заскучавшему Д'Аверку через 10 минут быть в лагере. Я, естественно, заторопилась, но Сережа, что н менее естественно, начал тормозить. Ушла без него, а на подъеме обнаружила, что, стоило нам уйти, как заиграли мою любимую песню. Убить хотелось уже всех. Особенно эту Машу.
Было темно. Почему-то Сережа всегда забывает, что я очень плохо вижу в темноте. И дко удивляется, когда я об этом напоминаю. Еще раз: у меня куриная слепота. Я НИЧЕГО не вижу в темноте. И да, Андрей, я не взяла фонарик, потому что собирала вещи опять же я и в течение всего получаса.
В общем, умоталась я окончательно. Сережа, как всегда, был еще бодр и весел. Я завидую ему и другим, кто может не спать и веселиться всю ночь. Я сейчас этого совсем не могу, и чувствую себя ущербной.
Весь накопившийся негатив вылился, когда я поняла, что у меня нет сил даже лечь спать. Я наорала на Сережу, села в темноте и тупо уставилась на один из своих поев, настроив его на режим, когда у него медленно меняется цвет. Еще одно расстройство: во втором, кажется, сели батарейки. Ну да ладно.
В этот момент мне было вообще ни до чего. По-моему, такого со мной не было никогда раньше. Просто вообще нет сил. Предложение пойти спать кажется издевательством, потому что для этого нужно встать, сходить к костру и взять кофту, залезть в палатку, придумать, куда деть телефон и украшения... Непосильная задача. Честное слово, непосильная. Поэтому я просто сидела и пыталась хоть как-то восстановить силы. А еще мне хотелось чаю... Но, для начала, хотелось найти силы. Кому я нужна такая беспомощная, в конце-то концов?
Вот я нашла силы доползти до костра за кофтой. И тут, очень вовремя, вернулся Антон. Вернулись и другие. И мы вместе все-таки попили чаю. С приходом Антона жизнь стала проще. от есть такие люди, которые идут по жизни легко и приносят эту легкость в жизнь окружающих. Поэтому к ним так тянутся окружающие. Мне всегда легче, когда я с ним общаюсь. Не спокойнее, как с Сережей. Просто легче. Веселее. С ним так по душам не поговорить, потому что он смеется надо всем. В этом его плюс. В этом и минус, потому что с серьезной проблемой я к нему не пойду. Но использовать общение с Антоном в качестве антидепрессанта мне нравится. И я очень ценю этого человека и его хорошее ко мне отношение.
И все-таки чуть позже мы с Сережей пошли спать, хотя мне уже, кажется, и расхотелось почти. Но пора бы. Час ночи.
На удивление, мне удалось уснуть без берушей под вой музыки с главной сцены. И я настолько устала, что не могла даже завидовать тем, кто не спал...
Проснулись мы, когда программа фестиваля закончилась и воцарилась тишина. Было около девяти утра. На коврике у мангала спал то ли один, то ли двое людей. Все четыре велосипеда были на месте,но ими явно пользовались. Потом оказалось, что спали Таня и Миша. Наташа Б. уже уехала, Андрей с Олдей спали в "Делике", а Тоша с Димой так и не ложились и сейчас где-то шатались.
Выйдя на короткую прогулку в места не столь отдаленные, мы с Сережей встретили нашего дорогого волонтера Костю, уже гораздо более живого, чем вчера, и бодрого как никогда Антона.
На самом деле мы не планировали использовать мангал утром, потому что сбирались везти его домой. Кончилось все тем, что мангал остался Андрею с Олей, которые, после того, как на решетке были поджарены оставшиеся сосиски (две пачки, добрую треть которых изголодавшийся по горячему Костя искупал в золе), бутерброды, которые Дима выкопал из своего необъятного рюкзака (бутерброды были собраны мамой на неопределенное количество народу, так что судите сами, сколько их там было), а затем и шашлыки, припасенные Д'Аверками напоследок...
Дима успел поупражняться в битье себя по голове и прочим частям тела моими поями. На полученных в процессе фотографиях (снятых на мой фотик, заправленный карточкой Антона, ибо свою я забыла) видно неописуемое выражение лица человека, впервые взявшего в руки пои. Кстати, у него неплохо получалось!
Мы болтали, шутили, веселились... И вдруг как-то внезапно, не помню, почему, я сказала в ответ на какой-то вопрос, что ухожу с работы. На вопрос "почему" ответила, что лечиться. И черт меня дернул быть такой честной и делиться с ними своими проблемами... Своими анализами и подозрением на туберкулёз. Не стоило им этого знать. Я знала, что не поймут.
Страшное слово - "туберкулез". Ужас, смешанный с отвращением и ненавистью, на лице Тани. И безобидные шуточки ребят вдруг становятся обидными издевательствами для меня. Злости нет. Мне не хочется никого бить, не хочется расцарапать себе руки, ка обычно во время истерик. Мне страшно, грустно, больно и невыносимо одиноко. Слезы льют ручьем, и я не могу остановиться. Как будто самое страшное уже случилось, и я снова изгой. Напряжение страха последних полутора месяцев, страха не столько даже за свое здоровье, а страха диночества, которое обрушится на меня, если я не смогу делать что-то для своих друзей, ездить к ним, срываясь за минуты с места только чтобы увидеться, - все это тяжелым грузом рухнуло на меня, все это предстало передо мной во взгляде Тани. Да, именно так посмотрят на меня друзья, если у меня туберкулез. Именно так посмотрят, и отвернутся...
Им все равно, что нужно общаться со мной постоянно и иметь очень слабый иммунитет, чтобы заразиться. Им все равно, что будет с мной... Они просто уйдут. Потому что я буду бесполезна. Потому что я ничего не смогу для них сделать... А за все надо платить...
Обнимающий меня Сережа, ласковый голос Андрея, Антон, который искренне не понимает, что можно сделать,и все-таки подошедший... Сережа шепчет на ухо, что вот и распознаются друзья. И я могу сказать сейчас только одно, на самом деле: спасибо, Антон, что и ты был где-то рядом. Спасибо именно тебе, потому что именно тебя я сейчас боюсь потерять больше всего. Я не смогла бы сказать это словами. Я пыталась, но ты обратил все в шутку. Просто это очень важно для меня.
С грехом пополам я успокоилась, переодевшись и начав спешно собирать вещи. Вроде, инцидент был исчерпан. Но тут пришел Костя, видимо, не нашутившийся на эту тему, сказал что-то, и мне чуть не стало снова так же плохо. Я едва сдерживалась, меня трясло и хотелось просто сбежать ото всех. Чтобы только больше никогда не видеть Таню и этот ее взгляд... А досталось за это Мише, обладающему потрясающим умением сказать что-то очень невовремя. Да, я вытираю от земли колышки от палатки. Я просто не хочу таскать с собой кучу земли, вот и всё)))


P.S. Знаете, а я ведь хотела написать веселый пост о том, как клево я провела время на фестивале. Только от пишу и понимаю: грустно получилось. Потому что честно. Всегда честно. Иногда кажется, что я разучилась радоваться. Хотя нет, я радуюсь друзьям. Спасибо тебе, Андрей, спасибо тебе, Тоша, спасибо тебе, Костя, спасибо тебе, Дима. И больше всего спасибо любимому Сереже. За то, что вы есть. За то, что поддержите, когда плохо. Спасибо.
Поверьте, я действительно хорошо провела время в компании друзей. Просто у меня не получается написать об этом так весело, как прежде. Извините уж. И радуйтесь, что я убрала из тем "позитив", которое там стояло раньше)))

@темы: день из жизни, друзья, размышления о жизни

21:58 

Я сегодня спамер)))

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
После долгого перерыва во мне проснулось желание писать, писать и писать.
Нашла сегодня в рабочем блокноте эскиз костюмчика, который хотела сшить. Очень функциональная и удобная планировалсь вещь.
На Аникеевку планировалась. А Аникеевка когда? В следующие выходные, что ли... мдя...
Ну, то есть если я не поеду сейчас на Купалу-на-Рожайке, а поеду за тканью и сяду шить, то успею...
Но я все-таки выбираю пообщаться, а не выпендриться, а посему сейчас на дачу, а завтра - на Рожайку.

14:17 

пара фоток

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
От страстной жажды действия выложу-ка я пару фоток с тя-но-ю.
Эх... Преследует меня проклятие фотографа. Никогда не успеваю кого-нибудь хорошенько поэксплуатировать, чтобы получились фотки, которые утсраивают лично меня:amur: Ну ладно...
фото

@музыка: Laenllir - Deyvira

@темы: чудеса, позитив

10:36 

Ода дресс-коду (с)

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Недавно, приглашая меня на свадьбу, на мой вопрос о дресс-коде, мой друг ответил: "Только не приходи в белом платье с фатой"
Хммм... А это мысль!

Шучу, конечно.
На самом деле, это печально, что в России не прижилась пока традиция дресс-кода на свадьбу. И приходят гости в черном, как на похороны. Нет, я понимаю, не все так богаты, чтобы покупать новое платье на свадьбу каждого друга. Хотя, я бы сказала, почему и нет. Можно ведь найти приличное платье в цвет за, прямо скажем, небольшие деньги. Особенно если свадьба летняя.
Ну, и уж, продолжая эту тему, не обязательно даже весь наряд в том цвете. Уж купить брошку, шарфик, галстук или еще что в нужном цвете никто вам не мешает. Просто чтобы обозначить. Это реально красиво.
Вот, например, радужная свадьба:

Или сиреневая. Или бирюзовая. Или зеленая. Последняя, кстати, - самое тематическое название, потому что, помимо годовщин (льняная, деревянная, серебряная, золотая), у самой "первой" свадьбы тоже есть эпитет. Как раз "зеленая".
Собственно, вот вам ссылочка на некоторое еще количество фотографий:
www.brusnika.info/forum/viewtopic.php?f=9&t=119
С моей свадьбы, кстати, там тоже кое-что есть. С ленточками)))

@темы: размышления о жизни, позитив

00:38 

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Мне вернули мою драгоценную книжку Алексея Шадринова.
Сшила платье или, вернее, сарафан...
Заявление об уходе принято доброжелательней, чем ожидала.
Завтра Сережа возвращается из командировки.
В общем, всё супер, только не спится, что-то.

17:53 

Супер-неделя

Свобода — это художник в человеке (с) Гилберт Честертон
Заметочка о прошлой неделе, которая выдалась весьма богатой событиями. Наконец-то пишу.
Понедельник
Вторник
Среда
Четверг
Воскресенье

@темы: путешествия, позитив, звездочки, друзья, день из жизни

Et gaudium, et solatium...

главная