Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:23 

Стальные Осколки. Пролог

Me mortuo terra misceatur igni.
Автор: darknes13angels
Фэндом: Rurouni Kenshin
Персонажи: основные персонажи арки "Битва за Киото" + несколько моих
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, Драма, Экшн (action), Даркфик
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, ОЖП
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе написания

Закончив свой рассказ о Джупонгатановцах, Чоу умолчал об одной личности, которую так и не смог найти. В последний раз она скользнула мимо него подобно тени, слившись с потоком киотских прохожих неделю назад.
-Э-э-э-э… рассказ становится слишком скучным… Мне пора идти. – Потянувшись, Чоу встал из-за стола, про себя решив, что дело не стоит шума. Он никогда не видел настоящего лица этой женщины, и знал лишь, что у неё сильное кен-ки.
«Что ж, - подумал он, - она скроется как и мальчишка Соджиро. Если ей будет выгодно, найдёт придурковатого “стража порядка” и выдаст ему информацию взамен на какое-то благо. А если нет… да ну её, даже если окажется преданней Юми!»
-Ах да, как я мог забыть, - добавил Чоу уже в дверях, - На свободе остались ещё двое… полиция так и не сумела их разыскать. Соджиро они никогда не найдут, если только он сам этого не захочет. И ещё один… Ивамбо исчез, но пока им никто не руководит, он безвреден как ребёнок.
Мисао и Каору понимающе кивнули, внутренне содрогнувшись при воспоминании о голове с глупой ухмылкой, повёрнутой на все 180 градусов.
Вся компания вышла на улицу, провожая собирателя катан. Чоу уже махнул им рукой и направился по улице на восток, когда его окликнул Кеншин.
-Человек, лишивший себя жизни в тюрьме, самый преданный сторонник Шишио… как было его настоящее имя?
-Садоджима Ходжи.
Чоу бросил свой ответ бесстрастно, даже сухо. Он вдруг вспомнил, где видел среди прохожих женщину, похожую на тень: она возвращалась со стороны тюрьмы. В самом деле, подумал собиратель мечей, тень лучшей в Японии, разведки Шишио-самы.

Она крепко сжала кулак, так, что ногти глубоко впились в ладонь. Многолетний опыт куноити не дал ей проявить ни одну из своих эмоций на лице, в то время как в сердцах бушевала огненная буря ненависти, зависти и желания мести. Она видела, как бывший воин Джупонгатаны спокойно рассказывает врагам об их группировке, также спокойно прощается и уходит.
«Мерзкий предатель!»
Она позабыла было, что прикидывалась покупателем в соседней от ресторана Широбеко лавке и напрягла слух, чтобы уловить каждое слово, сказанное главным врагом. Химура Баттосай. Нет, Химура Кеншин. Она не ослышалась?
-Макото Шишио, Комагата Юми, Садоджима Ходжи… - говорил рыжеволосый воин философским тоном, - эти имена не запомнит история. Но я сохраню их навсегда в своём сердце.
«Уж постарайся» - чёрные глаза зло сверкнули на невыразительном как маска лице, без макияжа более подходящего миловидному юноше-аристократу.
Кеншин говорил, что эпоха, в которой сильный живёт, а слабый может лишь умереть – несомненно, не может быть правильной. Каору решительно кивнула. Подул лёгкий ветёр, растрепав её чёрные, собранные в хвост волосы. Девушка повернулась вполоборота, краем глаза скользнув по соседней лавке, за стойкой которой стоял озадаченного вида продавец. Ни одного покупателя в лавке не было.

@темы: Стальные Осколки

20:49 

Стальные Осколки. Глава 1

Me mortuo terra misceatur igni.
«Каге. Моё имя – моя сущность – всего лишь тень»

Первые рассветные лучи озаряли розоватым оттенком безоблачный горизонт. Бедная японская деревушка, затерянная в лесах Хоккайдо, вскоре должна была ожить. В воздухе витал запах утренней свежести. Выйдя на крыльцо крайней в деревушке хижины, миловидный юноша, на вид лет не старше четырнадцати, вдохнул полной грудью. День начался удачно.
Юноша надел поверх собранных в низкий хвост чёрных волос соломенную шляпу и неспешно завязал её под подбородком. Под бирюзовыми хакама и тёмно-синей накидкой никто бы не представил туго стянутую бинтами женскую грудь. Чёрные глаза в последний раз скользнули по хижине, прежде чем ранний путник отвернулся и встал на тропу, ведущую на юг.
«С этим всё. Крайне просто» - розоватые губы скривились на долю секунды в усмешке.
В покинутой хижине догорала свеча. Её жёлтоватый огонёк тускло освещал единственную комнату, вырывая из темноты очертания предметов скудного интерьера. Через щель в двери просочилось лёгкое дуновение ветра. Огонёк задрожал, будто вскочил от неожиданности увидеть своё отражение. Остекленевшие, широко распахнутые глаза покойника с перерезанным горлом оказались оптимальным зеркалом.

Погружённая в ночную тьму чаща сотряслась от громкого раскатистого смеха. Держа в одной руке кусок жареного мяса, хохочущий юноша шлёпнул себя по колену другой и чуть не повалился спиной назад.
-Будешь так ржать, свалишься с дерева, - спокойно произнесла девушка, примостившаяся слева от него на бревне. Та самая, что утром того же дня покинула деревушку, обеднив её на ещё одного жителя.
-Или подавишься, - вставил другой парень и сел справа.
-Или подавишься, когда свалишься, - не уступала она. Из всей группы из семи человек, она единственная ещё не притронулась к еде. Все они собрались вокруг костра, на котором жарилась следующая порция мяса, распространяя вокруг аппетитный запах. Молодые люди, одетые как один в тёмные мужские кимоно, с собранными в низкие хвосты волосами, обсуждали выходку весельчака Дзюу на прошедшем Танабата Мацури.
-Харе меня обсуждать! – возмущённо вскочил со своего места самый шумный в семёрке, - Особенно ты! – Он ткнул куском мяса на девушку на бревне. Та изогнула левую бровь. – Каге, ну ты-то чего? Тебе же нравятся такие расправы!
-Не тогда, когда слышу о них четырнадцатый раз, - фыркнула она и наконец откусила кусочек мяса.
-Ты женщина, ты должна слушать! Смотри на Кое и бери пример!
Каге высокомерно смотрела на то, как Дзюу тряс перед ней мясом, уверенный в величественность своего изречения. Тем временем Кое подняла голову и вопросительно посмотрела на спорящую парочку.
-Да пошёл ты! – фыркнула Каге, поставив тем самым точку в бесплодном разговоре. Пробурчав под нос «Женщины…», Дзюу сел на своё место и принялся угрюмо разжёвывать пищу.
Его имя означало «свобода». Ленивый, свободолюбивый, весёлый парень семнадцати лет, Дзюу родился в бедной крестьянской семье. Ни имени, ни фамилии своей он товарищам никогда не называл – впрочем, такой политики придерживались все.
Кроме одной.
Девушка с пустым взглядом, Каге умела вселить страх в того, на кого направляла свой взор вдруг вспыхнувших опасным пламенем глаз. Она утверждала, что это у неё перешло от знаменитого предка, даймё Мацумото.
Вторая женщина в группе – Кое («голос») – держалась более скрытно. Высокая и тонкая, она казалась слишком хрупкой для активной деятельности, однако тёмноватая кожа, которую она тщательно скрывала за слоем пудры, доказывала, что девушка – не изнеженная аристократка. Её серые глаза казались пустыми и холодными, если только она не изображала наивный взгляд.
Соседями Каге по бревну были Юки – крайний справа, чьё имя означало «снег» - рождённый зимой уроженец Хоккайдо, и Сора – «небо».
Сора вскочил с места и, изобразив сальто посреди поляны, относительно удачно приземлился в нескольких сантиметрах от костра. Мясо выпало из рук и теперь потрескивало в огне.
Кое-где послышались приглушённые смешки.
-Что бывает когда обезьяна стремиться к небу… - с важным видом прокомментировала Каге. Утверждение основывается на игре японских слов «сора» (небо) и «сару» (обезьяна).
Сора медленно выпрямился, сверкнув глазами на дерзкую женщину. Воспользовавшись случаем, некто сзади нарочито громко хихикнул – Кое.
-Я всё слышал!

Двое путников шлёпали по размокшей земле под непрекращающимся с утра моросящим дождём. Их лица скрывали широкие соломенные шляпы, они были одеты одинаково бедно. Мелкие торговцы, которых дождь застал в пути. Один из них нёс плетённую корзину на спине.
-Такими темпами, мы будем на месте в час свиньи, - произнёс мальчишеским голосом свободный от ноши путник и посмотрел вверх, на тёмное небо, затянутое тучами.
-Мы пока не торопимся, - второй усмехнулся, - Кодзиро.
Кодзиро выдавил улыбку на бледном миловидном лице.
К часу собаки, однако, они уже достигли Киото. Дождь прекратился, и идти стало легче.
В 1868 году в стране произошла реставрация Мэйдзи и новый Император объявил о переносе столицы Японии в Эдо, переименованного в Токио. В связи с переездом Императорского двора Киото утратило свой тысячелетний статус японской столицы. Но не духовную ценность.
«Город цветов» являл собой огромное скопление домов, его улочки плелись в затейливые угловатые узоры, как в лабиринте. В Киото сталкивалось величие дворцов и храмов и простота деревянных домов простолюдинов.
Двое путников погрузились в море почти одинаковых построек с бумажными стенами. Их целью была скромная гостиница Ябу-сана, мужчины средних лет, обладавшего хитростью, но не обременённого умом. Почувствовать вместо приевшегося запаха мокрой земли аппетитные запахи с кухни показалось старшему путнику неописуемой радостью. Кодзиро же равнодушно принялся снимать шляпу, пропустив тихий облегчённый вздох.
Гостиница Ябу-сана была не столь богата, чтобы встречать своих клиентов изысканными благовониями, здесь были всего две комнаты с красиво расписанными стенами, и очень мало персонала. Трепещущий огонёк фонаря обдавал бумажные стены неровным жёлтоватым светом.
Сама приёмная дочь Ябу вышла навстречу посетителям, натянув вежливую улыбку. Маленькая и хрупкая, она скользнула заинтересованным взглядом карих глаз по новым клиентам и поклонилась. Старший путник в ответ тоже склонил голову, заворожено глядя на её простое сиренево-синее кимоно, подчёркивающее её миниатюрность.
-Ябу-сана сейчас нет, потому вежливо прошу обращаться по всем вопросам ко мне, - пролепетала тонким голоском Марико и, ещё раз поклонившись, развернулась, - Прошу, следуйте за мной.
-Не заглядывайся, Ичиро, - прошептал Кодзиро и первым последовал за юной Марико. Его спутник насуплено разулся и тоже пошёл им вслед.
Девушка провела их в одну из лучших комнат, расписанную узорами райских птиц и цветов сакуры. Она пояснила, что вторая комната, украшенная рисунками тигров, придержана для не менее важного постояльца. Кодзиро строго кивнул со скрещенными на груди руками.
-Господа пожелают отдельные комнаты? – уточнила Марико.
-Да. Мой брат ужасно храпит.
Ичиро с удовольствием подметил, как Кодзиро недовольно скосил на него взгляд.
-Впрочем, - он вдруг встал, - прошу меня извинить, я скоро вернусь.
Ичиро жестом намекнул на оставленную у входа корзину, и Марико понимающе кивнула. Теперь она обратилась к Кодзиро:
-Желаете увидеть вашу комнату прямо сейчас?
Парень наигранно заинтересованно огляделся. Тем временем шаги на дощатом полу удалились настолько, что можно было предположить, что Ичиро уже пересёк весь коридор до самого выхода.
-Я её уже вижу, - на миловидном юношеском лице появилась улыбка.
-Но… - смутилась Марико. В пустом взгляде чёрных глаз Кодзиро вдруг сверкнул недобрый огонёк.
-Принеси мне саке, - велел он. – И футон получше.
-Ябу-сан приказал, чтобы мы не сильно тратили саке.
-Я достаточно заплатил! – вдруг рявкнул парень, - Тащи саке, женщина!
Марико внутренне содрогнулась, но сохранила спокойствие. Хамы встречаются всюду, особенно молодые, вроде этого.
-Может я и женщина, но я всё же человек! – нарочито вежливо возразила она и была готова развернуться, когда чужая рука тяжело легла ей на плечо.
Кодзиро издевательски улыбнулся.
-Люди не равны, - улыбка на миловидном лице померкла, сменившись гримасой раздражения: - Делай, что тебе говорят! Быстро!

Настал час крысы, а высокий, такой привлекательный Ичиро не вернулся. Марико вздохнула и погасила последнюю горевшую в гостинице свечу. Она опустила голову на футон и медленно закрыла карие глаза представляя, как смотрит в его, изумрудные. Интересно, зачем они с Кодзиро – не похоже, что они родственники – здесь?
Ничто не нарушало тишину ночи. Через бумажную стену слабо пробивался лунный свет, вырисовывая из тьмы очертания спокойного лица спящей. Вдруг, его покрыла тень.
Марико вздрогнула и пыталась вскрикнуть, но рот её был зажат чей-то рукой. Появившийся будто из ниоткуда пришелец схватил её за горло и рванул на себя одной рукой, а другой заткнул ей рот. Широко распахнутыми глазами Марико в ужасе пыталась различить какие-то черты чёрной фигуры перед ней. Незнакомец склонился к ней с ехидной улыбкой.
-Ну что, человек, - полушёпот показался знакомым, - сменила твоё отношение?
Марико попыталась дёрнуться. Она его узнала.
-Как глупо – Кодзиро презрительно фыркнул и отбросил девушку от себя. Та глухо ударилась о деревянный пол и тихо закашлялась. Только приступ кашля прошёл она, всё ещё массируя шею, подняла испуганный взгляд на высившуюся над ней фигуру. Парень осклабился. – Давай, развлекай меня!
Марико торопливо забилась в угол, поджав к груди ноги, и пролепетала испуганное «нет». Оскал Кодзиро потерял любой намёк на весёлость. За два широких шага он оказался перед ней. В руке сверкнуло короткое лезвие ножа. Девушка хотела вскрикнуть, позвать на помощь, но он молниеносно зажал ей рот рукой. Его лицо вдруг оказалось в нескольких миллиметрах от неё – она сильнее съёжилась, ощутив на себе его тёплое дыхание.
-Будешь шуметь – отрежу язык.
Марико испуганно закивала. Оскал исчез с лица Кодзиро, сменившись выражением задумчивости. В следующий миг нож полоснул по груди девушки. Она вся напряглась: тонкая ткань её одеяния оказалась изрезана, а под ней алела длинная ровная царапина точно между грудями. Марико принялась усердно мотать головой, с мольбой глядя на насильника. Безрезультатно. Нож Кодзиро куда-то исчез, и он обеими руками сорвал одежду с девушки. В порыве он схватил её за волосы и, прежде, чем порванная ткань приземлилась бесполезной тряпкой на пол, отшвырнул Марико в центр комнаты.
Она упала плашмя, издав приглушённый всхлип. Она почти физически ощущала его полный презрения взгляд. Насильник повернулся лицом к ней и смотрел сверху вниз. Девушка торопливо встала на колени и повернулась к нему, отвесив низкий поклон.
-Прошу вас, не надо… прошу…
Мольба и безуспешные попытки подавить всхлип позабавили Кодзиро. Он приблизился к ней и снова схватил за волосы. Девушка послушно встала. Её тело била мелкая дрожь.
-Слабачка, - отвесил Кодзиро и, теперь взяв жертву за плечи, толкнул её в угол.
Марико больше не шевелилась. Сжавшись беззащитным комочком, она прикусила губу, чтобы не всхлипнуть, а из глаз всё равно покатились слёзы.
Кодзиро развернулся и подошёл к раздвижной двери.
-Ни слова, женщина. Для твоего же блага.
Девушка еле выдавила из себя короткое «да», больше похожее не болезненный выдох, и сильнее вжалась спиной в стену. Очередной холодок пробежал по её телу, когда раздвижная дверь закрылась, и тень стала постепенно удаляться.

@темы: Стальные Осколки

21:08 

Стальные Осколки. Глава 2

Me mortuo terra misceatur igni.
Кодзиро вернулся в свою комнату, исписанную рисунками райских птиц. В темноте были еле различимы их утончённые очертания. Он прошёл внутрь, закрыв за собой раздвижную дверь. Взгляд чёрных глаз метнулся влево-вправо.
-Что надо?
В темноте шевельнулась и выпрямилась фигура, постепенно обретая очертания тонкого женского силуэта. Серые глаза без всякого выражения остановили свой взор на Кодзиро. Её голос чем-то напоминал кошачье мурлыканье.
-Друзей проведываю, - Кое чуть повернула голову в сторону собеседника и слабо улыбнулась, - Оказывается, ты развлекаешься без меня.
-И твоё сердце, конечно, разбито! – усмехнулся Кодзиро. Он распустил свои длинные чёрные волосы, и они упали тёмным каскадом на мальчишески узкие плечи.
-Переживу. Мой заказчик мёртв, и мне сегодня нечем заняться. Составишь мне компанию?
Левая бровь Кодзиро вскинулась.
-Я же родилась под счастливой звездой, помнишь? – улыбнулась шире Кое.
-Да ну, - усмешка Кодзиро тоже перешла в широкую улыбку с оттенком издевательства, и быстро померкла. – У меня нет на тебя настроения.
Он развязал пояс и сбросил с плеч серо-малиновое кимоно. Ткань небрежно упала к его ногам. Вернее, её. Под складками ткани скрывалась изящная женская фигура с грудью, туго стянутой бинтами. Девушка не стала их развязывать, только поправила кое-где, и спокойно направилась к разложенному на полу футону.
-Значит, Мацумото-сан не соизволит составить мне компанию? – улыбнулась Кое. Её сцепленные впереди руки постепенно поднялись и скрестились на груди.
-Нет.

На небе не было ни облачка. Бледный серп луны путешествовал по усыпанной звёздами тёмной дали, выявляя контуры близких друг к другу построек. В непроглядной темноте под сводом шатровой крыши храма притаился человек. Он ждал часа дракона, когда его цель, уверенная, что под лучами утреннего солнца ей ничего не грозит, зайдёт в храм, помолится.
Неожиданно мелькнула из-за угла короткая тень. Он напрягся. В руке появился кинжал.
Из-за угла послышался короткий стрекот цикады.
Парень озадаченно опустил нож. В лунном свете вырисовалась высокая тощая фигура незнакомца в серо-фиолетовом - при свете дня, скорее всего, малиновом, - кимоно.
-Не ждал? – подойдя вплотную, мурлыкнула полушёпотом незваная гостья.
-Не тебя, - Ичиро внимательно осмотрел пришелицу с ног до головы. – Опять глупостями занимаешься?
-Я? Как ты мог такое подумать? – Кое улыбнулась своей самой обезоруживающей улыбкой. – Знаешь, я… - она плавно подошла вплотную к собеседнику, и тут же холодно бросила: - У вас проблемы с планом.
-Ага, - Ичиро махнул рукой, - Ябу нет. Но его приёмная девчонка не должна быть проблемой. Её даже Каге может соблазнить.
Кое широко улыбнулась.
-В этом вся проблема. Глупостями, как ты скоро поймёшь, занимаюсь отнюдь не я.

«Интересно, она меня уже сдала Соре?»
Чёрные глаза сверкнули на своё отражение в небольшом зеркальце. Солнце уже взошло, по коридору гостиницы начала сновать прислуга. Каге скосила взгляд в сторону, откуда доносилось шарканье старческих ног.
Она встала. Зашуршала изящная ткань голубого кимоно, украшенного утончённым золотистым узором цветов. Широкий пояс в сиренево-золотистую полоску был завязан под привлекательно проступающую под дорогими тканями грудью. Лицо пудрить она не стала – она обладала натурально белоснежной кожей. Глаза утончённо подведены, приковывая на себе чужие взоры. Каге закрепила чёрные волосы двумя шпильками в небрежный пучок, оставив некоторые пряди свисать на лоб и длинную шею.
Молодая женщина с грацией истинной гейши покинула свою комнату. В коридоре она быстро отыскала обладательницу шаркающей походки – престарелую женщину из низших сословий, зарабатывающую здесь на жизнь как уборщица.
- Доброе утро, - смягчив голос, Каге улыбнулась. Женщина опешила от одного только её вида и бросилась кланяться. Клиентка хихикнула в кулак, - Не стоит, не стоит, у меня к вам только один вопрос.
-Да, конечно, госпожа, - уборщица ещё раз поклонилась и пригладила собранные в пучок седые волосы.
-Я ищу хозяина. Его вчера не было, а я так хотела его повидать…
-Так хозяина Ябу-сана не будет ещё несколько дней, - женщина призадумалась, - Может его дочь вам поможет? Она пока выполняет его обязанности.
-Ладно, - Каге показно осмотрелась, - А не подскажете, где мне её лучше ждать?
-Я могу её позвать, с вашего позволения, - уборщица поклонилась, - Если пожелаете, пойду выясню, если госпожа ещё спит.
-Да, конечно. Представьте меня как Мацумото-сан.
Каге подавила усмешку. Ничего не подозревающая женщина поклонилась и зашаркала мимо неё вглубь коридора. «Мацумото» прислушалась, убедившись, что уборщица не лукавит и направляется именно к комнате Марико.
У раздвижной стены престарелая женщина опустилась на колени и тихо позвала:
-Госпожа?
Марико не ответила. Она собралась комочком на футоне и плотно сжимала веки. На протяжении долгой бессонной ночи она не могла унять дрожь: ей всё казалось, что насильник вот-вот вернётся. Он действовал беззвучно и уверенно тогда, что мешало ему повторить свою забаву? Приглушённый голос служащей Акико напомнил ей, что агрессор является её постояльцем. Авось проснулся и хочет уйти? Марико сильнее поёжилась: она к нему не выйдет хоть за гору золота!
-Марико-сан, - повторила свой зов престарелая уборщица и была готова встать, когда почувствовала чьё-то присутствие у себя за спиной. Не успела она выдохнуть, как в основание шеи между позвонками вонзился острый продолговатый предмет. Смерть наступила мгновенно.
Подхватив за подмышки обмякшее тело, молодая женщина в голубом кимоно с длинными рукавами осторожно опустила туловище женщины на пол. Она следила, чтобы не запачкать кровью рукава, и также осторожно вынула из шеи убитой шпильку – копию той, что носила в волосах.
Марико услышала, как приоткрылась раздвижная дверь, и удивлённо подняла голову. Её глаза ещё шире раскрылись, когда перед ней предстала незнакомая женщина в изящном кимоно. Та грациозно прошла внутрь и закрыла за собой раздвижную дверь.
-Кто вы? – непонимающе пробормотала Марико, пока не спохватилась, что полулежит на футоне. Девушка торопливо села на колени.
Вместо ответа, незваная гостья усмехнулась. По спине девушки пробежал холодок: незнакомка обернулась, осклабившись.
-Продолжим, женщина? – грубым мальчишеским голосом произнесла Каге.
Марико вскочила со своего места с истерическим криком. В следующий миг мимо её щеки пролетела вращающаяся металлическая звёздочка, оставив на коже неглубокий рубец. Девушка замерла. Сюрикен врезался в деревянное основание противоположной стены.
Каге присела на корточки перед дрожащей жертвой, сжимая в руке её подбородок. В свободной руке сверкал уже знакомый нож, который она приставила к горлу Марико.
-Чем больше будешь трепаться, тем будет больнее, - с ухмылкой прошипел обратившийся в женщину Кодзиро. Жертва в «его» руках заметалась, но быстро остановилась, стоило надавить идеально заточенным лезвием на нежную кожу шеи. Острие ножа омыли первые капельки крови.
-Тебе говорили, кто должен сегодня остановиться у вас?
Марико помедлила секунду, после чего послушно кивнула.
-Я ослаблю хватку. Будешь глупить – убью. Ясно?
Девушка усердно закивала. Она с облегчением почувствовала, что нож от её горла убрали. Каге убрала руку и от её подбородка, зато вцепилась длинными пальцами в волосы. Сверкающий в утреннем свете нож оставался на виду, направленный острием в грудь Марико.
-Ты встречалась раньше с Ватанабе Акирой?
Девушка слабо покачала головой.
-Насколько Ватанабе точен? – чёрноглазая женщина сверлила взглядом свою жертву, - Правда, что он будет здесь в час дракона?
-Д-да, - дрожащим голосом выдавила из себя девушка, - Ватанабе-сан очень точный. Отец сказал…
Острие ножа приблизилось на сантиметр. Марико отвела взгляд и выпалила на выдохе:
-Он сказал, что Ватанабе-сан придёт в 7:30. Чуть раньше часа дракона.
Каге отвела взгляд влево. Остаётся надеяться, что Сора-Ичиро сторожит вторую жертву у храма.
-Почему вы это делаете?
Молодая женщина перевела взгляд на жертву. Марико прикусила нижнюю губу и заставила себя смотреть ей в глаза спокойно и решительно. Подкрашенные губы Каге растянулись в садистической усмешке. Она резко подалась вперёд – также как и ночью, остановилась в миллиметре от лица Марико.
-Что ты знаешь о своём папаше?
Судя по смене выражения лица, удивление перевесило страх в душе юной хозяйки гостиницы.
-Он поддерживает связь с падалью этой страны. С такими, как я, - Каге усмехнулась и перешла на шёпот, - Он позволяет нам останавливаться здесь и заманивает сюда будущих жертв, да и сам заказывает у нас убийства частенько. Твой папаша прославился как дезертир во времена Бакумацу, зато, как только наступил мир, высунул нос из своей норки и открыл новый бизнес. А знаешь кто ты? – молодая женщина подалась назад, чтобы видеть всё лицо прерывисто дышащей Марико, - Ты всего лишь игрушка. Как те соломенные куклы, с которыми поиграл – и выкинуть не жалко.
-Н-нет… - девушка опустила голову. По спине пробежали в очередной раз мурашки. – Не может быть…
-Знаешь, мне тебя жаль.
Марико подняла голову, не веря своим ушам, и замерла. В следующий миг она оказалась в крепких объятиях абсолютно незнакомой женщины, женщины, угрожавшей ей ножом. Однако объятия были тёплые и приятные. Каге водила ладонями по спине девушки и опустила голову ей на плечо. Марико вся напряглась, однако, следуя неожиданному порыву, на мгновение расслабилась.
Тело сковала неожиданная боль в спине. Девушка вздрогнула, но не смогла шевельнуться в жёсткой хватке соперницы.
-Тебе никто не поможет, - прошипела на ухо Каге, гадко улыбаясь.
Марико почувствовала, как женщина с силой вырвала нечто из её тела. Под новую волну боли, сильнее предыдущей, по спине засочилась тёплая жидкость, постепенно окрашивая в красный светлое одеяние девушки.
Каге отпрянула от своей жертвы и резко встала, толкнув девушку ногой в живот. С приглушённым стоном та упала спиной на футон. В широко распахнутых глазах читались боль и ужас, а из-под туловища начала тянуть свои щупальца кровавая лужа. Женщина в голубом кимоно вытерла лезвие ножа о коричневую тряпку – перед тем, как провалиться во тьму, Марико смутно узнавала в ней часть пояса Акико. Последним воспоминанием девушки стала садистическая ухмылка на подкрашенных губах.

Ватанабе Акира прибыл ровно через минуту после назначенного времени. Это был высокий мужчина не старше двадцати пяти, с решительным взглядом и острыми чертами лица, но узкими плечами. Гладко выбритый, он носил короткую стрижку и одевался по европейской манере. Такую же одежду носил его более низкорослый, но и более крепкий спутник – бывший военный Кодзуки Тодо. Им навстречу вышла высокая девушка в голубо-золотистом кимоно, с волосами, собранными в небрежный пучок. Окинув гостей томным взглядом, она представилась:
-Зовите меня Марико. Я рада приветствовать вас, господа, и буду к вашим услугам, пока мой отец Ябу-сан отсутствует.
«Марико» грациозно поклонилась. Поклоном головы ответили и гости.
-Благодарим, Марико-сан, - улыбнулся Акира.
-Это честь знать такую прелестную девушку, - добавил Тодо, не спуская глаз с девушки с манящими чёрными глазами. Было в ней что-то, что противоречило самому образу дочери владельца мелкой гостиницы.
Каге, подобно настоящей Марико несколько часов назад, попросила гостей следовать за ней, для начала уточнив, насколько они остановятся, нужна ли каждому отдельная комната и не хотят ли чаю. Только она знала, что в самой дальней по коридору комнате осталась настоящая хозяйка, с застывшим в гримасе ужаса лицом глядя остекленевшими глазами на лежащую напротив неё престарелую уборщицу.

Час дракона. Сора трижды раскланялся и похлопал в ладоши перед алтарём. В висках стучало, он волновался – сказывалось религиозное воспитание в детстве. Перед тем, как войти на территорию синтоистского храма, верующий должен привести себя в подобающее состояние: внутренне подготовиться к встрече с ками (божеством), очистить свой ум от всего суетного и недоброго. Сора же не только явился со скверными мыслями, но намеревался тяжко согрешить прямо в божественном доме.
«Ками-сама, молю о прощении…»
На дощатый пол аккуратно ступила лёгкая нога. Сора прислушался. Лёгкая как пёрышко, мимо него просеменила молодая женщина в скромной юката, и также преклонила колени перед алтарём. В тишине раздалась негромкая череда хлопков, и женщина поклонилась.
Парень скосил на неё взгляд, не сдержав удивления. Его цель, жена предпринимателя, занятого постройкой первой в Японии железной дороги – такая молодая и хрупкая? Чёрная родинка над левой бровью подтверждала, это она.
Каге, должно быть, занялась Ватанабе.
Сора сглотнул. Ками-сама смотрит и видит насквозь его колеблющуюся душу. Какой позор! Парень снова поклонился, незаметно вынув из-за пояса тонкую иглу, обёрнутую в кожаную ленту. Выпрямляясь, он осторожно развернул колющий предмет, стараясь держать его за притупленный конец.
Молодая женщина повернула голову в его сторону. В её глазах отразилось удивление.
На пол с приглушённым звоном упала игла и закатилась в проём между досками.
-Вы… - начала была полушёпотом женщина, и внутренне содрогнулась. Интуиция её обычно не подводила, потому она напряжённо проследила за действиями незнакомца.
Сора посмотрел ей в глаза и молча кивнул. Ками-сама его не простил за первый грех, совершённый в таком же храме. Парень засунул кожаную ленту глубже за пояс и зашагал к выходу.
На небе собирались первые тучи – сезон дождей только начинался. Сора насуплено смотрел себе под ноги, думая о том, что Ками-сама с лёгкостью мог бы наказать его сейчас грянувшей неожиданно молнией. И это было бы справедливо. Ведь он – грешник, убивший перед храмовым алтарём собственную мать.
«Глупостями, как ты скоро поймёшь, занимаюсь отнюдь не я» - эхом прозвучали в голове слова Кое.

Молодая хозяйка слабо улыбнулась и поставила поднос с чайничком и двумя чашками перед двумя мужчинами. Она поправила длинные рукава голубого кимоно и, опустившись на колени, с утончённостью гейши стала наливать тёплый чай гостям. Первым чашку взял Тодо.
-Отмечу ещё один плюс вашего заведения, - сказал Акира, поднеся чашку к губам и вдохнув приятный аромат. – Что это за чай?
-Секретный рецепт Ябу-сана, - вежливо пояснила «Марико», - из нескольких трав.
-Марико-сан, - Тодо отпил глоток чая, - не сочтите за оскорбление, но вы – слишком утончённая девушка, чтобы состоять в родстве с Ябу-саном. Я его знал в молодости, знал его женщин.
-Я его приёмная дочь, - «Марико» чуть приподняла уголки рта, - У меня был очень хороший учитель.
-Да, он постарался на славу, - вставил Акира, широко улыбнувшись, и девушка изобразила смущение, - Я много путешествовал за последние годы, и глядя на вас понимаю, что лучшего символа нашей страны не найти!
-Что вы…
«Марико» кокетливо отвернулась и прикрыла улыбку ладонью. Взгляд чёрных глаз не сходил с лица Ватанабе. Этого человека можно было читать как открытую книгу, особенно для Каге.
«Я перегнула палку»
Его глаза блестели живым интересом с примесью восхищения.
«Выпивай уже свой чёртов чай и дело с концом!»
Акира поднёс чашку к губам и был готов взять глоток, когда его жестом остановил Тодо. Лицо Кодзуки походило на каменную маску. Каге скрылась за маской удивления.
-Какой, говорите, рецепт этого чая? – холодно осведомился мужчина. Акира на него посмотрел вопросительно.
-Не знаю… - «Марико» отвела взгляд с задумчивым видом, - Не знаю, извините. Ябу-сан не рассказывал о нём даже мне.
-А где остальные постояльцы?
-У нас в это время мало постояльцем, - девушка негромко вздохнула, - престарелый Комацу-сан отдыхает у себя в комнате, молодая пара скорее всего гуляет по городу… К вечеру здесь будет более людно, - она услужливо улыбнулась.
-А прислуга?
-Все дела улаживаются ранним утром, потом мы отпускаем наших работников до вечера, тогда приходит кухарка.
-Вы с Ябу-саном близки?
-Что за вопросы, Кодзуки-сан! – возмутился Акира, поставив чашку на поднос.
-Я хочу знать.
Каге поймала на себе его пристальный взгляд и поняла, что недооценила этого мужчину. Как и саму Марико. Сердце забилось было чаще, но молодая женщина заставила себя успокоиться.
-Я очень благодарна и сильно уважаю Ябу-сана. Он – лучший отец, какого могла бы себе пожелать простая девушка вроде меня.
Тодо хмыкнул. Обе чашки теперь стояли на подносе, внутри темнела жидкость, выдаваемая за чай. Вдруг, мужчина резко встал на одно колено, а когда задетая керамика на подносе звякнула, уже приставил к шее «хозяйки» острие меча. На пол упали несколько отрезанных волос, однако девушка не шелохнулась.
-Что ты делаешь?! – вскрикнул вскочив на ноги Акира.
Мужчина и женщина сверлили друг друга взглядом, острее меча, приставленного к шее последней.
-Это не Марико. Я видел ту мышку раньше и слышал её голос.

@темы: Стальные Осколки

21:28 

Стальные Осколки. Глава 3 -незакончена-

Me mortuo terra misceatur igni.
Кое с лёгкостью перепрыгнула с одной крыши на другую. Она собрала волосы в тугой пучок, нижнюю часть лица скрывал малиновый, как и удивительно удобное кимоно, шарф. Серое небо над головой напоминало о скором дожде, также как и лёгкий ветерок, принёсший с собой запах влаги. И не только.
Кое бросила быстрый взгляд через плечо и торопливо скрылась. Она спрыгнула с крыши в узкую безлюдную улочку и поспешила скрыться за ближайшим углом. Вскоре девушка мелькнула под окном небольшой забегаловки, осторожно оглядываясь, и снова исчезла. Она запрыгнула на крышу с новым порывом ветра, и еле заметным движением поправила шарф. Ледяные серые глаза просканировали взглядом местность дважды. Не заметив искомую тень, Кое вся напряглась, и ветер ей показался неожиданно холодным. Она сделала шаг влево, осторожно ступая по наклонной глиняной поверхности, и замерла: слева и справа неё возникли двое мужчин.
«Онивабан-сю?» - догадалась Кое, вспомнив о том, что Киото был территорией другой группы ниндзя. Отряд Онивабан-сю существовал ещё при сёгунах Токугава, в его задачи входил сбор информации, шпионаж, а также охрана сёгунской резиденции. Хотя с наступлением эры Мейдзи отряд был распущен, часть его сохранила шпионскую сеть, раскинутую над «городом цветов».
Мужчина слева, более высокий, сделал ей знак не двигаться, пока его партнёр справа - узкоглазый и грузный, так что было сложно представить его в быстром движении, - не выпрямился.
Кое быстро попыталась представить себе карту города. Впервые за долгое время никакого плана у неё не было.

-Это не Марико. Я видел ту мышку и слышал её голос.
Каге изогнула левую бровь.
Акира положил руку на обратную сторону лезвия катаны, чьё острие почти дотрагивалось до белоснежной шеи девушки. Ни один мускул Тодо не дрогнул. Он не отводил орлиный взгляд от лица самозванки.
-Ты, - Акира сосредоточился на чёрных глазах Каге, - Назови своё имя.
-Моё имя – моя сущность, - левая бровь молодой женщины опустилась, - всего лишь тень.
-Кто тебя прислал?
Каге молча опустила голову. Выбившиеся пряди волос отчасти скрыли правую сторону лица. Тихо вздохнув, она медленно вытащила из-за пояса нож с толстой деревянной рукояткой. Она сжала рукоять обеими руками, направив острие ножа на собственный живот.
Акира всё ещё удерживал меч Тодо, ожидая, пока молодая женщина не исполнит свой долг.
-Меня… - полушёпотом произнесла Каге, и еле заметно изменила угол наклона ножа, - прислала судьба.
Послышался щелчок. Выпущенная игла молниеносно рассекла воздух и вонзилась в лоб Кодзуми. Мужчина успел только вздрогнуть, и его неожиданно обмякшее тело повалилось на застигнутого врасплох Акиру.
Каге вскочила с места громко хохоча. От былого изящества не осталось и следа: только хищный блеск глаз и садистический смех.
-Это судьба, Ватанабе Акира! – закричала она, отступив на безопасное расстояние, прежде чем броситься на него с ножом с разбега. – Это судь…
Акира рванулся к ней неожиданно быстро. Каге подалась влево вдоль стены, развернув нож к нему задним концом рукояти. Ловкое движение – незаметная крышечка открылась, приведя в действие остальную часть смертоносного механизма.
Однако игла не вылетела. Каге бросила взгляд испуганного зверя на пустое оружие в миг до того, как противник выбил его ей из рук. Молодая женщина попыталась извернуться, но Акира ловко поймал и скрутил обе её руки. Каге стиснула зубы, лихорадочно скользя взглядом по комнате.
Хищник пойман добычей.
Неожиданно, хватка Акиры ослабла. Молодая женщина сразу метнула взгляд на его лицо, отметив выпученные глаза с остекленевшим взглядом. Под левым ухом мужчины торчала игла. Вторая игла секунду спустя вонзилась посередине затылка.
Недолго думая, Каге отбросила от себя обмякшую тушу ударом ногой. Молодая женщина поправила ворот испорченного в рукавах кимоно и направилась к раздвижной двери. Откуда пришло спасение.
Сора ждал за дверью, покручивая в руке необычно узкую дудочку.

Кое поправила за ухо прядь волос, выбившуюся на ветру. С храмовой крыши был хорошо виден путник, спешно покинувший Киото. Девушка сощурила глаза, в попытке лучше разглядеть мужчину и его гнедого скакуна, пока не убедилась окончательно, что это её товарищ. Значит, две победы есть. Кое задумчиво посмотрела через плечо, на тёмные заострённые крыши, напоминавшие волны в начинающейся буре.
«Если будет буря…» - уголки губ потянулись вверх.

Молодая пара покинула заведение Ябу-сана через задний вход. Зелёноглазый юноша замедлил шаг, подстраиваясь под свою напарницу в кимоно, но та лишь скосила на него недружелюбный взгляд. Каге наскоро переоделась в зелёное кимоно – первое, что нашла у Марико. Одежда заметно стесняла в движениях, так как прежняя её обладательница была намного уже в плечах. Как ребёнок. Выбирать было некогда. В рукаве кимоно покоился заветный свиток, изъятый у Ватанабе Акиры.
-Ичиро, - Каге постаралась смягчить голос.
Юноша, до сих пор не проронивший ни слова, лишь повернул голову в её сторону.
-Нем как рыба, - молодая женщина изобразила загадочную улыбку и отвернулась. Впервые за много лет она не заботилась об эффекте своих женских чар. Всё внутри неё кипело от злости – на себя, на Ватанабе, на этого придурка Сору, который вместо того, чтобы выполнять своё задание, ходит за ней хвостом! Как в замедленной съёмке, она видела перед мысленным взором, как её хватает Акира, выбивает из рук оружие, а потом появляется Сора…
«Я в жизни не была так унижена!»
-Да, - после небольшой паузы ответил Сора, - Ты тоже.
Каге не потрудилась ответить. Пламя внутри загорелось с большей яростью.
Они друг друга заслужили. Неудачники.

@темы: Стальные Осколки

Abstractum pro concreto

главная