озяблик
легко по снегу босиком, если души чисты
Открытыми держать глаза больно, они как стеклянные, какие-то неживые и все время сохнут. Закроешь - раскаленные веки выжигают белки. Сердце бьется как-то натужно, будто нехотя, будто заставляя себя биться, и все тело слегка подрагивает в такт пульсации крови. Я просто сижу. Час, два, три. Смотрю вперед и ничего не вижу. Вокруг непрекращающийся звон, он льется в уши и остается внутри головы, звон как после сильного удара, только не проходит со временем - ни от прижатых к ушам подушек, ни от криков. Я это знаю, хотя даже не пыталась кричать, я могу только открывать и закрывать рот, как выдернутая из воды рыба, и шумно вдыхать воздух, вот так мало во мне функций, я поломанная кукла, следующая модель будет способнее, сможет даже поднять руку и бросить ее в оконное стекло, как МНЕ хочется, но я не могу, - а она сможет, она точно сможет, и ей станет очень больно, и ей станет легче.
Это четвертые похороны в моей жизни, но я еще не была ни на одной свадьбе.

Isn't it strange
That we're falling apart
From the day that we started
Isn't it hard
Knowing these things are unspoken
We're born to be broken
And isn't it strange
That we're living our lives
On the borrowing time
And isn't it hard
Getting through this