Записи с темой: примите наш отзыв! (список заголовков)
11:43 

Рецензия на мангу «Призрак тьмы».

Рецензия от wicomix
МНЕНИЕ: "ПРИЗРАК ТЬМЫ И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ"
wicomix.wordpress.com/2019/03/19/%D0%BC%D0%BD%D...
Как и «Пёс», «Призрак тьмы» представляет собой сборник манги от Го Танабэ по мотивам более коротких рассказов Говарда Филлипса Лавкрафта. Как и все другие рассказы американского классика литературы ужасов, те, что можно прочесть здесь, выполняют свою двойную функцию: дают понять, что в мире вокруг нас и во Вселенной в целом существуют вещи, неподвластные человеческому разуму, которые обреченные, сумасшедшие и избранные всё же стремятся постичь, принося себя в жертву, и, в то же время, не вывешивают предупреждающую «красную ленту» с надписью «Ни в коем случае не переступать!» перед читателем, а подогревают к этим вещам интерес, вызывая желание узнать о них всё больше и больше. И если уж простому смертному не суждено прикоснуться к переплетённому человеческой кожей сочинению безумного арабского оккультиста аль Хазреда «Некрономикон», то ничто не помещает взять с полки очередной том сочинений самого Лавкрафта, может быть, обошедшийся без переплётных изысков, зато содержаний космические порции притягивающей к себе бездны и тьмы.

Короткая история «Дагон» в чём-то перекликается с рассказом «Храм» из сборника «Пёс»: там во времена Первой Мировой немецкий подводник в последние мгновения жизни открывал для себя тайны океанских глубин, здесь же моряк, сбежавший из немецкого плена на лодке без припасов, оказывается «случайным посвящённым» в эти самые тайны. Дагон, центральная иррациональная фигура истории, перекочевала сюда из семитских мифов, это божество упомянуто в Библии (где ему отведена роль получеловека-полурыбы, русала короче), но в более ранние времена оно было известно как покровитель плодородия и земледелия, в частности, его славили как изобретателя плуга. У Лавкарфта же это некто вроде морского царя, гигантский монстр, которого главному герои рассказа «посчастливилось» увидеть на загадочном островке.

Но одного монстра Говарду оказалось мало, писателю было важно показать его созданием неимоверно древним, ещё одним в череде бессмертных существ, у которых есть своя иерархия и свои мифы – и это автору удалось. Герой, увидевший то ли ритуал, то ли просто ставший свидетелем визита Дагона, мог бы вполне сказать в духе классика «есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», если бы не закончил свои дни в сумасшедшем доме, в полной мере передавая этим грустным финалом главный постулат лавкрафтианства: есть то, что человеческий разум осознать и принять не способен. Зато можно попытаться дать волю фантазии, родовой памяти и всяким архетипам и попытаться всё это изобразить, что мангака и делает, в очередной раз смешивая угрожающую тьму и восстающих из неё чудовищ, по японской традиции принимающих образы кайдзю.

Титульный «Призрак тьмы» — произведение чуть большего размера, история из 1935-го года напрямую связана с миром Ктулху. Но при этом сюжет вполне самостоятелен: в городе Провиденс найдено тело писателя художника Роберта Роберта Блейка, умершего, по официальной версии, в арендуемой им мансарде от удара молнии. Хотя все двери и окна были закрыты. Дневниковые записи молодого человека списали на бред сумасшедшего (опять маячит столь «любимый» Говардом диагноз, выступающий у него защитной реакцией на потусторонее), но дальше мы, читатели, будем ориентироваться лишь на них, разбираясь в причине смерти погибшего. Кстати, прототипом главного героя стал писатель Роберт Блох, именно ему посвящен рассказ. Блейк же являет собой типичный пример персонажа, «которому говорили, но он не послушался». Говорили ему не приближаться к заброшенному чёрному храму, стоящему посреди города, но тщетно. Знаете, сейчас во всевозможных триллерах культивируется идея «ограничения чувств» — нельзя смотреть на что-то страшное, нельзя слышать что-то страшное или наоборот, шуметь. Эффектный приём, работающий с подсознательными страхами. У Лавкрафта тоже здесь есть нечто подобное – нельзя оставаться в полной темноте и нельзя допускать, чтобы во мраке оставалось то, что обитает в том храме, готические шпили и изломанные чудовищем внутренности которого благодаря Танабэ наводят необходимый ужас. В «Призраке» собраны основные кирпичики прозы Лавкрафта, или, если угодно немного пафоса, все чёрные дыры его Космоса: «Некрономикон», секты и сатанинские культы, артефакты, реалистичные видения других миров, чудовища, боги, чьи имена бормочут перед смертью, нарастающая паника, безумие и гибель как итог неподчинения простым правилам, возникшим из древних суеверий. Образцовая, одним словом вещь, детали которой превосходно переданы в сложной и тёмной графике. Как Альфред Доре стал для Данте и Вергилия незримым сопровождающим, представив затем в своих гравюрах все уровни рая и ада «Божественной комедии», так и Го Танабэ отправился вслед за Лавкрафтом в его миры, чтобы изобразить их потом на бумаге во всех деталях.

Изданием манги Танабэ занимается «Фабрика комиксов». В данном сборнике 164 страницы (4 в цвете), есть суперобложка. Титульный лист с эффектом металлизации. Тираж не указан. Читать обязательно.

@темы: примите наш отзыв!

16:54 

Рецензия на комикс "Косплееры".

Рецензия от anna-23-11
anna-23-11.diary.ru/p217267583.htm

"Непарадная обложка непривлекательных 'Косплееров'"

Это собрание комикс-историй в твердом переплёте и с замечательной плотной бумагой. Истории интересны как увлекающимся субкультурой косплея, так и не вовлечённым в неё.

Но автор словно не стал мудрить над особенной обложкой, а взял и вынес на неё обычный кадр. У Дэша Шоу специфическая графика, которую нельзя назвать гламурной. «У нас с Энни есть целый год между школой и колледжем» (с.11) – юные девушки изображены тётками среднего возраста. Может, это стиль такой у автора, что все персонажи изображены заплывшими обывателями неопределённого возраста. Это создаёт контраст между тем, что косплеят, и теми, кто косплеит.
Весь комикс цветной. Вообще, знакомство с несколькими американскими комиксами создаёт впечатление, что в них цвет и сюжет доминирует над рисунком.
Энни и Верти – косплееры старой гвардии. Которые ценят индивидуальность изображающего, его несходство с изображаемым. Тогда как сегодня в мировом косплее модно точное сходство косплеера с персонажем, вплоть до абсолютной копии.

«Косплееры» - это ода самому живописному ритуалу фэндома» - гласит аннотация. Не совсем. Суть оды как жанра – это идеализация воспеваемого. Дэш Шоу любуется косплеерами, но не идеализирует их. Они не лучше других, обычных людей. Автор честно показывает, что косплей не всегда совмещается с социальным успехом. Год между школой и колледжем Энни и Верти растягивают на несколько лет подработок и видеокосплея (а может, и на всю жизнь).
Бен Бакстер – тяжёлый случай. Никому не нужный фанат Тэдзуки Осаму питается на помойке и писает в кустах после своей лекции, потому что не может справить нужду в общественном туалете.
Кого точно идеализирует автор, это родителей Энни и Верти. Они с пониманием относятся к их увлечению и даже финансово им помогают. В реальности родители косплееров часто против того, чтобы громоздкое хобби наносило ущерб социальной самореализации детей – образованию, карьере, семье.

Сон Бакстера про юношу, который выбирает между комиксом и зонтом, между желаемым и нужным товарами – один из двух самых пронзительных моментов в «Косплеерах». Второй момент – это когда после аниме-фестиваля Верти заглядывает на выставку лоскутных одеял. Случайно? Любопытство зеваки? Или ей действительно интересно? Две страницы, ни одного слова.

«Ещё я должен поблагодарить… - стандартные благодарности неожиданно завершаются. - Плюс слегка извиниться перед Дэниэлом Клоузом». Его «Призрачный мир» ранее был выпущен тем же издательством, что и «Косплееры». Между ними есть сходство в стиле рисовки, в композиции: набор историй о двух девушках, которые берут годовые каникулы перед поступлением в колледж, тратят время на злословие и никуда в итоге не поступают.
Только эскапизм различается. Энид и Бекки бегут от реальности в никуда, прикрывшись голыми сплетнями. Энни и Верти уходят в творчество с головой. Поэтому «Призрачный мир» заканчивается не трагично, но грустно. А «Косплееры» оставляют светлое ощущение после прочтения.

@темы: примите наш отзыв!

19:26 

Рецензия на мангу "Сияние извне Г. Ф. Лавкрафта"

Рецензия от wicomix
"МНЕНИЕ: СИЯНИЕ ИЗВНЕ"
wicomix.wordpress.com/2019/03/06/%D0%BC%D0%BD%D...

В сентябре 1927-го года в журнале «Amazing stories» был опубликован рассказ Говарда Филлипса Лавкрафта «The Colour Out of Space», название которого на русский в разное время переводили по разному, но вариант «Сияние извне» мне, как, очевидно, и «Фабрике комиксов», кажется самым подходящим. Этот рассказ впоследствии сам автор называл своим лучшим произведением, с чем не особо и хочется спорить, хотя есть и «Хребты безумия», описывающие историю выдуманного американцем мира древних существ, и другие отличные вещи, после чтения которых особо впечатлительные натуры могут начать выискивать у себя на голове седые волосы. Но, помимо субъективных авторских и читательских оценок стоит отметить и то влияние, которое оказал рассказ на развитие «фантастики» и «хоррора». Он был первопроходцем популярного жанра «out of space», подарившего тьму палповых поделок и несколько трэшовых голливудских шедевров, эксплуатировавших тему странных инопланетных вторжений, когда пришельцы (до этого отыгрывавшие либо типаж злобных захватчиков с бластерами, либо типаж посланников мира в сияющих одеждах) оказывались малозаметной и малообъяснимой напастью, предельная иррациональность которой доводила до ужаса. И вот в 2015-м японское издательство «Kadokawa» выпустило очередную мангу Го Танабэ, основанную на этой классической нетленке. И тут, казалось бы, перед японским художником сразу возникла неразрешимая проблема. Дело в том, что это самое сияние, которому уделяется в рассказе так много места – совершенно неописуемо, человеческий глаз никогда ничего подобного не видел, это что-то находящееся за гранью привычного глазу спектра. Как его изобразить? Открывающие мангу несколько цветных вставок демонстрируют попытки это сделать, но тут художник явно за неимением лучшего варианта уходит в «призрачный синий», кстати, тоже весьма эффективный в плане нагнетания потустороннего страха. Но потом эти попытки бросает, полностью сконцентрировавшись на стремлении изобразить максимально достоверно не сам свет, а его последствия. И вот тут же всё получается великолепно.

Коротко о сюжете: недалеко от городка Аркхем, прямо возле дома фермера Нэйхема Гарднера падает метеорит. Прибывшие из Мискатоникского университета учёные отметили несколько странностей небесного гостя: его состав непонятен, он уменьшается в размерах и внутри него находится сияющий неземным светом шар. Однажды после сильной грозы метеорит исчезает. И с этого начинается фирменный Лавкрафтовский кошмар. Автор использует классический приём «нарастающего напряжения»: в начале странности проявляют себя слегка, вода там становится неприятной на вкус, яблоки, огромные, наливные, невозможно взять в рот. Возле фермы и в лесу появляются странные звериные следы, домашние животные (собаки, лошади) начинают вести себя неадекватно. Появление зайцев-переростков заставляет подумать, что Лавкрафт что-то слышал в середине двадцатых о мутациях организмов в следствии воздействия радиации, или просто предугадал этот момент, да и радиация, как оказывается, была бы ещё милосердным вариантом. Вскоре сосед Гарднеров, Эмми Пирс, который спустя сорок лет рассказывает эту историю, понимает, что с Нэйхемом и его семьей что-то не так. Но уже поздно. Несложно заметить приметы «изоляционисткого триллера», исследующего замкнутые пространства и невозможность из них выбраться: фермеры находятся в «плену» своих угодий, им очень сложно их покинуть и бросить хозяйство, поэтому люди оказываются в безвыходном положении. Сияние сводит с ума, вот уже кто-то запирается в приступе сумасшествия (так Лавкрафт использует еще один приём жанра, «что-то страшное прячут на чердаке подальше от свидетелей»), а кто-то теряется или умирает жуткой смертью, успев, однако, увидеть перед гибелью массу таинственных вещей, вроде гигантских цветов и насекомых, светящихся, как и вся округа, по ночам тем самым сиянием.

И тут Танабэ задействует весь свой талант, превращая некогда обычную ферму, с её серыми, предельно-рациональными постройками и обитателями в полигон космического ужаса, обилием деталей и образов доводя уровень иррациональности происходящего до абсолюта. Растения, животные, люди проходят сквозь череду трансформаций, тела превращаются даже не в тлен, а в во что-то неописуемо мерзкое. Но японец не хочет вызвать у вас рвотные позывы от взгляда на полуразложившихся, но ещё живых людей – он хочет вызвать страх и у него это получается, причем некоторые последовательности кадров словно говорят о том, что он не прочь прибегнуть к помощи кинематографической раскадровки, пытаясь оживить изображение, сделать его в глазах читателя и в его воображении подвижным. Сцены с женой Нэйхема и с колодцем, незаменимым атрибутом хоррора, как покажут всякие «Звонки» гораздо позднее, получились просто отличными, все страницы чёрно-белой манги под стать атмосфере рассказа скорее чёрные, нежели белые, здесь множество теней, в которых копошатся создания, порождённые неземной силой.

Как и положено в хорошем ужастике, историю сложно назвать законченной и добро нельзя записать в победители, оно здесь и не участвовало в извечном поединке с более сильным оппонентом. Даже спустя сорок лет велика вероятность, что зло (А зло ли это? Или просто некая форма жизни, находящаяся за пределами этих привычным только нам представлений?), присутствие которого как раз более ощутимо, никуда не делось. Да и какие сорок лет, если почти что вечный Космос может хранить такие древние тайны, которые человек в силу своей «молодости» и «особенностей развития» не сможет ни понять, ни даже увидеть? Мир вокруг нас гораздо интереснее и страшнее, вот основная тема «Сияния», рассказа, действие которого происходит в пределах литературной вселенной Лавкрафта (Аркхем, Мискатоникский университет). Писатель это блистательно описал, художник отлично перевёл в формат манги, ни грамма ни потеряв напряжения и жути первоисточника. Издание на русском вышло в суперобложке (на основной обложке передняя… то есть, задняя сторона украшена чудным артом в золотом свете, другая половина обложки с названием чёрная, и на ней легко остаются следы от пальцев), есть, как уже говорилось, цветные вставки. 188 страницы.

@темы: примите наш отзыв!

18:43 

Рецензия на 1-й том серии "Странная жизнь Субару".

Рецензия от wicomix
МНЕНИЕ: СТРАННАЯ ЖИЗНЬ СУБАРУ. ТОМ ПЕРВЫЙ
wicomix.wordpress.com/2019/02/24/мнение-странна...

На первый взгляд, в жизни Субару (он же Су-сан) и Мио, героев манги Нацуко Такахаси, нет ничего странного: для окружающих они сестра (старшая) и брат (младший), которые живут в маленькой квартирке, как и миллионы японцев, измученных квартирным вопросом. Мио работает в цветочной лавке, а Субару сидит дома, прибирается, неплохо готовит еду для себя и любимой сестры… и, эээ, курит и иногда сетует, что нельзя пропустить пивка под вкусную рыбку? Нет, мангака не спешит обличать пороки общества и демонстрировать неправильные методы воспитания, просто тут как раз и проявляется титульная странность персонажа. На самом деле Субару – вполне взрослый юноша, который однажды, в самый романтический момент своей жизни, превратился в мальчика, которому на вид лет десять. А Мио – его возлюбленная, поклявшаяся заботиться о нём и сделать всё для того, чтобы однажды он снова стал большим.

Первый том манги включает в себя шесть глав, знакомящих читателей с жизнью странной парочки. Много совсем обычных, бытовых деталей: «брат» будит по утрам «сестру», помогает ей собраться, и, пока они обмениваются весь день заботливыми сообщениями, следит за хозяйством и выходит из дому как можно реже, чтобы не «запалиться». Попутно мы становимся свидетелями ситуаций, с доброй иронией демонстрирующих, легко ли быть молодым, если ты уже успел побыть взрослым: Су-сан вынужден одевать перед походом в магазин ненавистную детскую одежду, выслушивать умилительное сюсюканье продавщиц на тему «какой помощник растёт!» и буквально отбиваться от навязчивого внимания соседской девчонки, которая достанет кого угодно. Также его раздражает отношение взрослых к нему, доброе и отзывчивое, но малоподходящее к его непростой ситуации. Если у Субару и есть небольшие радости, доставшиеся из прошлой жизни, так это еда (перед тем, как с ним случилась неприятность, он работал в ресторане, где определённо подавал надежды как повар) и бейсбол, в который можно поиграть в парке с местными пацанами.

Да, и сигареты так просто не купишь. И стесненные жилищные условия, вынуждающие героев спать рядышком на полу, на татами, тоже заставляют парня вздыхать на тему того, как можно жить рядом с такой милой и симпатичной девушкой, любить её, испытывать определенные желания, не имея ни малейшем возможности их реализовать. А ещё нужно отваживать от Мио надоедливых женихов, шастающих в магазин каждый день, для этого иногда следует забыть про рост и возраст и немного побыть крутым. В общем, будни малолетнего пацана сложны, если вы уже забыли, каково это, самое время вспомнить. В финале первого тома, когда перед читателями раскроется вся предыстория пары, молодые возлюбленные, дождавшись подходящих условий, вновь попробуют всё исправить. Но, сами понимаете, это только первый том, поэтому им нужно подготовиться к фиаско и как-то жить дальше. До следующей «туманной» попытки. А там как пойдёт, манга ещё продолжается и автор «Алого Фруктового взрыва» пока выпустила только два тома.

На первый взгляд кажется, что перед нами очередная версия «Загадочной истории Бенджамина Баттона», но очень быстро все подозрения в этом отпадают. Хотя бы потому, что главный герой не растёт в обратную сторону. Манга у Такасахи акцентирует внимание на повседневности, приглядываясь к обычным моментам и ситуациям, из которых складывается никуда не спешащая, но целиком и полностью зависящая от одной непонятной тайны жизнь главных героев; тайны, которая и разделила их по-максимуму, и, в то же время сблизила. Настрой истории романтичный, с легкими комедийными моментами. Большеглазые персонажи живые и обаятельные, к ним проникаешься симпатией, типажи «ухажёров» (как явно переживающего гормональный бум школьника, так и назойливой, но по своему доброй соседки) забавны и узнаваемы, общая атмосфера очень светлая и добрая. Рисунок приятный, можно сказать, душевный. Если скучаете по таким вот неспешным и трогательным историям (всё-таки больше) для девочек, то «Странная жизнь Субару» вам понравится.

Русское издание от «Фабрики комиксов» вышло с цветной суперобложкой, здесь 192 страницы, тираж не указан.
vk.com/wall-38568553_40327

@темы: примите наш отзыв!

18:37 

Рецензия на 1-й том серии "Путешествие к центру Земли".

Рецензия от wicomix
"МНЕНИЕ: ПУТЕШЕСТВИЕ К ЦЕНТРУ ЗЕМЛИ. ТОМ ПЕРВЫЙ"
wicomix.wordpress.com/2019/02/25/%D0%BC%D0%BD%D...

С недавних пор российские издатели комиксов обратили внимание на неистощимый потенциал, заложенный в многочисленных, хорошо всем знакомых и всё ещё увлекательных, несмотря на то, что с момента публикации большинства из них прошло уже больше, чем полтора века, романах великого французского писателя Жюля Верна. Как ещё ранее обратили на них внимание авторы и художники, берясь за адаптацию классических приключенческих сюжетов. Не так давно на русском вышел красочный графический роман «Дети капитана Гранта», ну а сейчас вам предлагается ещё одна работа по мотивам, открывающая Верну путь в мир японской манги. Норихико Курадзоно взялся за «Путешествие к центру Земли», второй роман писателя, увидевший свет в 1864 году. Стоит заметить, что это относительно новая манга, «Kadokawa» выпускала её в Японии в 2016-м.

Как и «Хребты безумия», о которых я рассказывал чуть раньше, «Путешествие» начинается с короткого и «спойлерного» пролога, демонстрирующего неприятную ситуацию, в которой оказались герои истории; ситуацию, которая приводит их на грань гибели и непонятно, как им удастся выжить. На самом деле цветные вставки этого пролога нужны ещё и для того, чтобы разжечь любопытство читателей завораживающими подземными видами. Всю фантастическую красоту, если я правильно помню сюжет романа, нам покажут, конечно же, позднее, в следующих томах (но ожидание того стоит, фантазия Верна сработала как надо, доведя до совершенства популярную в те году теорию полой Земли), пока же первый том знакомит с главными героями, рассказывает, с чего всё началось. Героев, надо заметить, не много. Вот один из них — Аксель, молодой и образованный человек, племянник и помощник профессора Лиденброка. Вначале Аксель кажется совсем подростком, так заставляет думать и рисунок Курадзоно, и поведение этого персонажа, но скоро выясняется, что перед нами вполне зрелый юноша, к тому же обручённый с другой воспитанницей профессора, красавицей (и тут снова отдадим должное рисунку японца) Гретхен. Сам Лиденброк – колоритнейший господин, образец импульсивного, да наверное даже и сумасшедшего учёного. Его внешность, словно «вылепленная» из грубых и острых черт, поначалу отталкивает, заставляет видеть в нём не самого положительного персонажа, но очень быстро это отношение меняется на прямо противоположное. Перед нами предстаёт занимательный чудак, готовый сидеть сутками без сна и еды над старинной загадкой. Хотя, если честно, на первых страницах выглядит он чисто Алукард из культового «Хеллсинга». Ещё к героям присоединяется проводник Ганс, немногословный громила, своего рода образец гордого индейца из приключенческих романов о покорении Дикого Запада, всегда готовый прийти на помощь и найти выход из безвыходной ситуации. Но присоединиться он к профессору и Акселю чуть позже, в Исландии, а для начала героям нужно разгадать зашифрованное послание и подготовить экспедицию, которая по замыслу Лиденброка должна совершить величайшее открытие в истории. К счастью, нас вообще не утомляют рассказами о сборах, непоседливая и напористая натура профессора помогает избежать рутины и долгого ожидания, поэтому очень скоро на страницах манги, действие которой начиналось в Гамбурге, появляется доказательство того, что Норихико – лучший кандидат на роль художника этой серии. Ему отлично удаются холодные, минималистические, занесённые снегом и чуть присыпанные меланхолией безжизненные пейзажи Исландии, в чём-то абсолютно космические, иномирные. Да и подземные лабиринты, понятное дело, никогда не существовавшие в реальности, дают его фантазии разгуляться, пока герои, разглядывая в лучах электрических фонарей окружающие их своды, созданные причудливыми движениями лавы, выдают весьма интересную научную информацию (впрочем, надо держать в уме, что эти данные с момента действия романа могли сильно устареть) о происхождении каменных пород, геологических эпохах, первых обитателях планеты. В изображении всего этого ощутимо влияние чёрно-белых гравюр, служивших иллюстрациями к оригинальным романам.

Первый том подготовил героям смертельное (то есть, обязательное по меркам приключенческой беллетристики) испытание на пределе человеческих сил, помогающее лучше раскрыть их характеры, но самое интересное, разумеется, впереди. Пока же манга производит крайне положительное впечатление: рисунок приятен глазу, персонажи симпатичны, к первоисточнику автор подходит с необходимой аккуратностью, беря из него всё самое интересное и отсеивая тормозящие моменты, уместные в книге, но способные пагубно сказаться на темпе нарисованной истории. Есть ощущение, что автор рассчитывает на интерес молодых читателей, любящих приключения также, как и их старшие родственники, зачитывавшиеся в свое время романами Верна. В томике шесть глав, есть, как сказано выше, цветные вставки. 232 страницы, цветной «супер».
vk.com/wall-38568553_40326

@темы: примите наш отзыв!

10:28 

Рецензия Anna-23-11 на последние три тома серии "Таймасин".

anna-23-11.diary.ru/p217140809.htm?oam#more1
"Вы точно люди? - А что, не похоже?"

Узоры на клапанах суперобложек обманчиво одинаковы. На самом деле они различаются от одного тома к другому.

Словесные пузырьки сильно путают читателя, особенно начинающего читателя комиксов. По логике в пузырьке рядом с персонажем – текст его речи. В «Таймасине» же когда в кадре два персонажа говорят, то в пузырьке одного персонажа текст речи другого. На это указывают едва заметные стрелочки.

К концу 6-го тома возникает вопрос: почему Тайма всё никак не соберёт всех мастеров вместе? Очевидно, они сильнее вместе. Вместо этого Тайму продолжает перебрасывать от одного к другому силой случайности. В финале они правда собрались, но не благодаря Тайме.

Авторы любовно соблюдают все клише сёнэна и сэйнэна. А клише – это традиции с ускользающим смыслом. В то же время авторы иронизируют над жанрами и над своей любовью к ним:

«- Я вызываю вас на бой!
- Ты такой старомодный. «Вызывает» он нас.»
Авторы иронизируют и над святым для жанров, как традиционная сексуальность. Превращая мононормативность в цирк и гоморру, то есть полинормативность. Мужчины западают на Тайму, женщины западают друг на друга, Мондо безответно влюблён в свою хозяйку, Кадзахая разглядывает фоточки актрис, Курусу флиртует с Саори и Маки и подумывает сблизиться с Таймой, «нетрадиционный» биолог-монстр Дзюкэй истерит при упоминании геев.
И тентакли.
Это пример манги, вышедшей за рамки своего жанра. О ней шла речь во втором выпуске сборника «Манга в Японии и России». Она содержит элементы и мужской, и женской манги. Но для кого такая манга? Готовы ли женщины к элементам жесткого порно для мужчин? А мужская аудитория примет ли черты сёнэн-ая, пусть изображенные в шутку? Манга, вышедшая за рамки своего жанра, требует аудитории, вышедшей из своей зоны комфорта.

В первом томе было противно смотреть на тентакли изо рта. А в последних томах смотрится уже равнодушно, почти привычно. Вот она, опасность изображения недопустимого в искусстве.

Неспроста монстры выглядят как голые рты, желудки, щупальца с отверстиями для поглощения и выделения пищи. Такой вид воплощает единственную потребность примитивных чудищ – жрать. Даже свадьбы у Загны – это поглотить и слиться. У человека потребность есть – тоже важная, но не единственная и не в столь примитивной форме.

Манга хороша тем, что в ней динамичный сюжет вместе с хорошей графикой и четыре мастера с их феерическими диалогами. Каждую главу хочется процитировать. Быстрый конец в 7-м томе оставляет сожаление. Такие главные герои – не идеальные, по-своему очаровательные в лени, скупости, хитрости или наивности – заслуживают более достойного сюжета. Получше, чем беготня половину сериала по лаборатории туда-сюда, вверх-вниз.

Бонусная глава «Закатный меч» - та ещё жутятина. На фоне которой у главных героев неожиданно обнаруживается консервативная система ценностей семьи и преемственности. После многотомного ужаса и гоморры это такое возвращение к вечному и простому.
Сёстры Кисараги зеркально похожи на Тайму и Аякаси внешне и характером. Подобное притягивается к подобному.
А ещё в «Закатном мече» стало ясно, кого напоминали постоянно препирающиеся Тайма и Аякаси. На кузенов, которые давно надоели друг другу. И это за несколько дней.
«- Ты специально больно меня уколол! Я видел, как при этом ты был доволен.
- Зато от твоих игл не было никакого толка, лидер школы Аякаси. Не стыдно перед предками?» (т.7, с.26-27)

Дополнительные материалы и цветные арты в конце 7-го тома не представляют ценности.
Удивилась, что художник «Таймасина» - женщина. Я думала, мужчина – очень уж чувственно нарисована женская грудь в манге.

Удачно выбран 7-томный формат издания, а не стандартный 11-томный. Конечно, цена покусывает за каждый потолстевший томик. Зато не растянуто и не успевает надоесть.

А имя Таймы так и осталось тайной.

@темы: примите наш отзыв!

17:02 

Рецензия на мангу "Клуб Личи Хикари".

Рецензия от wicomix.
МНЕНИЕ: КЛУБ «ЛИЧИ ХИКАРИ»
wicomix.wordpress.com/2019/02/15/%D0%BC%D0%BD%D...

(Внимание! Данный текст и изображения предназначены для лиц старше 18-ти лет. Если вы младше, пожалуйста, не нажимайте.)
На промышленной окраине города, в неблагоприятном районе, куда «приличным» детишкам лучше не соваться, на фоне непрерывного, вгоняющего в транс гула из фабричных труб несколько пацанов основали нечто вроде закрытого клуба. Назвали его «Хикари» (взяв для этого иероглифы, которыми пишутся их имена) и стали встречаться в заброшенном помещении, куда постепенно стали приходить их приятели и заинтересованные новички. Знакомо и где-то даже буднично? Совсем не так. Не перешагнувших ещё даже отметку в четырнадцать лет молодых людей связывали очень странные интересы, оформившиеся в итоге в ужасающую и эксцентричную фигуру лидера этого клуба, Зэру, каждое слово которого – это приказ, а каждый взгляд на которого – это повод для сумасшедшего обожания, подкреплённого фанатичной решимостью на любой поступок. И вот об этом клубе, о его деятельности и его ужасающем финале рассказал в своей манге Фуруя Усамару, вдохновившись в юном возрасте (под стать возрасту своих «героев») пьесой токийского андеграундного театра «Гран-Гиньоль», задействовавшего эстетику парижского театра ужасов и доведшего её до предела с помощью типичного японского культурного экстрима.

Манга начинается со сцены дикой охоты, когда участники клуба преследуют подростка, чтобы расправиться с ним. Выглядят эти молодые люди провокационно-стильно: школьная форма на них смотрится так, будто её пошил Хуго Босс по своим же выкройкам формы для СС, фирменные кепки со звездой выглядят проявлением фетишизма и намёком на сатанинскую символику. В подтверждении своих интересов персонажи активно используют немецкий язык. Но редкие комментарии и намёки, которые читатель может выловить из хаоса этой погони и последующей расправы, заставляют увидеть в этой компании тех, кого одноклассники обидно и надменно называют «задротами». Участники клуба начинают мямлить и робеть, когда дело доходит до общения с противоположным полом, настоящей terra incognita, при этом демонстрируют недюжинный ум и эрудицию «заучек». Достаточно сказать, что они… создают вполне себе функционирующего робота (ну а кого ещё могут создать японские подростки?), чтобы он приносил им самых красивых девушек, которые и есть высший идеал и совершенство. Наверное. Потому, что парни из клуба никогда этот идеал вблизи не видели и не трогали, а, с другой стороны, за стильными челками и чувственными пухлыми губами этих персонажей в нацисткой форме вначале сложно разглядеть парней, уж больно они женственны, да и поведение их выдаёт. Страшно сказать, кое-кто из них выглядит как мечта извращенца – юные и нежные мальчики, не перешагнувшие порог изломанных голосов, волос на теле и прочих атрибутов взросления, которого эти персонажи бояться как огня, с отвращением разглядывая обнаженную учительницу, попавшую в их плен.

И убивая её самым жестоким образом, со всей той жестокостью, которую психологии приписывают неокрепшему детскому сознанию, плохо различающему границы между между «садизмом» и «а как всё устроено изнутри?». Да, манга начинается с обнажёнки и кишок, и это разогрев. Если вам покажется, что автор всего этого – «поехавший», то знайте, это не так, история хранит массу примеров подобного поведения. Например, Зэра – фанат римского императора Элагабала, гораздо более известного как Гелиогабал, который вошел на трон в 14 лет и устроил такой эпический разврат, что его быстро убили, а тело изваляли в нечистотах. Но для членов клуба «Хикари» девиз «живи быстро, умри молодым» не подходит, они хотят жить вечно и не взрослеть. Может, поэтому в сюжете занимает столь много места личи, или же «китайская слива», красивый и очень вкусный плод, полезные свойства которого, как говорят, помогают продлить молодость. Зэра обожает личи. И шахматы, для него, непобедимого стратега, всё вокруг – это бесконечная партия, где окружающие выполняют ту или иную роль, защищая его, чёрного короля, помешанного на сатанизме и считающего себя кем-то, кто даже «выше» Гитлера и прочих мрачных персонажей истории. Вся эта женственность, самопожертвование и молодость действующих лиц в некоторых сценах выливается в понимание того, что девушки Зэре особенно-то и не нужны, поскольку в его окружении есть ребята, которые, скажем там, взять на себя эту роль. Да, манга содержит откровенные сцены секса между парнями, но это тоже пока разогрев. Настоящее «пекло» начинается тогда, когда человекоподобный робот Личи (эти плоды служат для него топливом) начинает приносить с улицы похищенных людей, не очень понимая критерии настоящей красоты. Тогда гениальный программист Дэнтаку (в переводе «калькулятор», с помощью которого парень и загружает в Личи всю информацию) делает так, чтобы робот ощущал себя живым человеком. А уже с этим «живым человеком» красавица Канон, ставшая пленницей и объектом вожделения членов клуба, быстро сумеет договориться, взяв с него обещание никогда не убивать людей и заставив очень быстро его нарушить.

В этой фетишисткой гуро-манге за парадом извращений и насилия всё же не сложно разглядеть мысли и идеи, щедро разбросанные по закоулках завода, гулкие, пустые лабиринты которого так напоминают тёмные уголки души. В «Клубе» много внимание уделено проблемам перехода из детства во взрослую жизнь со всеми сопутствующими остановками вроде излишнего максимализма и нигилизма, размышлениям о том, может ли красота быть связана с насилием, вопросам сексуальности, но, пожалуй, главный момент, на котором акцентируется автор, не отрываясь от бледных юношеских тел и зловонных куч дымящихся внутренностей – это рассуждения о том, что значит быть «человеком», как формируется эта самая человечность и насколько далеко её «носитель» может зайти. Когда в манге появляется Канон, срабатывает старая схема про женщину, которая приносит несчастье не только на корабле, в клубе начинаются дрязги, предательства, интриги, расправы – всё то, что проявляется в начале конца любой тоталитарной системы, когда она начинает гнить с головы. История клуба, начавшаяся, в общем-то, с невинного эскапизма нескольких мальчишек, показана как крушение империи, которую пошатнули две вещи: вечная красота и новые технологии. Манга очень символична, и дело не только в фетишистском почитании Гитлера, в сатанинских шестерках и жутковатой форме, это как раз всё на поверхности. Очевидны отсылки к «Франкенштейну» Мэри Шелли и к сказкам вроде «Красавица и чудовища», здесь даже присутствует знаменитый танец из диснеевской экранизации. Но глубже автор прячет аллюзии на Христа, правда, с трудом разбираясь, кто же подходит на эту роль. В одной из сцен Зэра в новозаветном порыве пророчествует своим «апостолам», что один из них вскоре его предаст, отречётся, чем вызывает волну ужаса и запускает механизм этого самого предательства. В другой сцене Зэра самолично венчает Личи беспроводным интерфейсом, слишком похожим на терновый венец.

В послесловии Усамару сетует, что в его мангу не попали такие важные детали пьесы, как «Железный пенис» и «TV&Fuck», но, сдаётся мне, финальное убийство унитазом на фоне столь же тщательно и изобретательно проработанной вакханалии смерти не далеко ушло от этих придумок театральной богемы. Так или иначе, в итоге Гелиогабал всегда получает свою Большую Клоаку. Кстати, афишу для вдохновившей Фурую постановки рисовал Суэхиро Мауро («Ад в бутылках», «Томино в аду»), чьё влияние в этой манге хорошо ощутимо: фирменной психоделии уже нет, зато предельно детализированный рисунок в наличии, со всеми своими жуткими и порочными сценами, выведенными на передний план. И с бесподобной красотой Канон, красота же вечный спутник смерти, верно?

«Невероятно совершенная пьеса» (как гласит ремарка критика на задней странице обложки) получила очень стильное и качественное издание на русском от «Фабрики комиксов», смело берущейся за самые провокационные вещи. На твёрдой обложке золотыми буквами расписан устав клуба, цветной глянцевый «супер» знакомит с основными персонажами драмы. В послесловии рассказано об оригинальной пьесе, есть редкие фотографии постановки. 330 страниц, плотная бумага, тираж не указан. У манги есть приквел под названием «Бокура Хикари Клуб», его тоже обещают издать в 2019 году.

@темы: примите наш отзыв!

16:58 

Рецензия на 1й и 2й тома манги "Хребты безумия".

Рецензия от wicomix.
МНЕНИЕ: ХРЕБТЫ БЕЗУМИЯ. ТЕТРАДИ ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ
wicomix.wordpress.com/2019/02/17/%D0%BC%D0%BD%D...

Написанная в 1931-м году повесть Говарда Ф. Лавкрафта «Хребты безумия» стала одним из самых известных произведений этого сумрачного гения «литературы ужасов». На фоне Антактиды, бывшей тогда terra incognita для мирового учёного сообщества и крайне опасным, но при этом романтическим местом, о покорении которого мечтали смелые первопроходцы, стёршие к тому времени с карты Земли почти все белые пятна, Говард представил стройную и пугающе-убедительную космологию выдуманного им мира Древних, в очередной раз доказав сразу несколько истин: 1) не стоит приближаться к тайнам человеческой цивилизации, грозящим великой катастрофой, 2) никто лучше него не может описать парализующий, хтонический Ужас, усиленный страшным холодом белого континента, на котором порталом в ад высятся чёрные хребты безумия.

Повесть с её загадками, трагедиями, открытиями и противостоянием с неземным разумом откровенно просилась и продолжает проситься на большой экран, но по разным причинам этого не произошло; то ли нужно слишком много денег и очень высокий рейтинг, то ли Древние действительно существуют и препятствуют тому, чтобы их существование было раскрыто. Если сюжет Лавкрафта и пробирался в залы кинотеатров, то окольными путями, вдохновляя режиссеров и продюсеров на такие культовые фильмы, как «Нечто». А вот в формате комиксов, манги, «Хребтам» повезло гораздо больше, когда за дело взялся японец Го Танабэ, снискавший славу как один из лучших художников, адаптировавших рассказы и повести Лавкрафта. Из выпущенных трёх томов его «Хребтов безумия» на русском в данный момент доступны два, хотя структуры и оригинала, и адаптации таковы, что очень хочется воспринимать их как единое произведение и читать именно в этом виде, без отрыва. Поэтому я расскажу сразу о двух изданных томах, они того стоят.

Это история об экспедиции Мискатоникского университета, направившейся в Антарктиду с исследовательской миссией. В составе группы учёных было четыре видных профессора: геолог Дайер, механик Пиболи, биолог Лейк и физик Этвуд. Сама экспедиция была оборудована по последнему слову техники, оснащена несколькими самолётами, новейшей буровой установкой, большим количеством припасов и прочей нужной техники. В этом «техническом превосходстве человеческой цивилизации» можно увидеть горькую усмешку, особенно на фоне того, что произошло в итоге. А произошло следующее: во время исследований с помощью бура и динамита обнаруживаются образцы сланца, содержащие следы развитой доисторической и неизвестной науке жизни. И профессор Лейк становится одержим этими образцами, требует организовать отдельный поход ради их поисков. Первое правило классического «хоррора» — «разделяться нельзя», но здесь и условия другие, и обстановка благоволит, и ничего странного не происходит. Разве что во время перелётов между двумя лагерями пилоты и пассажиры видят огромные миражи, словно показывающие неземные города, но кого обманешь этими видениями. Между тем уже немного забегающий пролог демонстрирует, что дела у группы Лейка пойдут не очень, несмотря на то, что первые исследования подножья загадочных чёрных хребтов принесут им величайшее открытие. Сложновато не разглядеть в произведении тридцатых годов прошлого века зловещей символики пятиконечной звезды, но факт остается фактом, эта фигура играет заметную роль, её форму принимают организмы, которые остаются неразложившимися десятки миллионов лет. Учёные из Мискатониксого университета, в библиотеке которого, как известно всем фанатам Лавкрафта, хранится оригинал «Некрономикона», начинают подозревать, что это за организмы, но уже поздно – древнее зло и леденящий холод никого не отпустят живыми.

То, что Лавкрафту в этой повести удалось всё, что он запланировал, увидев в своих снах и галлюцинациях, думаю, не вызывает споров. Что же удалось сделать в своей версии Танабэ? К счастью, тоже всё, чтобы эта адаптация считалась удачной и максимально приближенной к оригиналу, прежде всего, по атмосфере. Японец очень здорово передает белое безмолвие Антарктиды, слепящий снег и убийственные метели, замечательно рисует бескрайние просторы, вселяющие трепет, уважение и страх. Холод от рисунка – почти осязаемый, и это не шутка; в моменты, когда члены экспедиции летят над хребтами на самолёте, не сложно при наличии воображения услышать скрип и грохот фюзеляжа, борющегося с морозом и ветром. Напряжение нарастает от странице к странице, автор грамотно складывает «тревожные моменты» в объемную мозаику. Даже без Древних, Старцев, шогготов и прочих существ мифологии Лавкрафта (речь о которых ещё впереди, под этих тварей отведён не изданный пока на русском третий том) у Го получился отличный «северный триллер» — то, с чем, к примеру, гениально справился Дэн Симмонс в своем романе «Террор» и чего так и не смогли сделать те, кто взялся за сериал по мотивам. Это я так, на тему экранизаций, может быть, их отсутствие и к лучшему. Во втором томе достоверно выглядят сцены препарирования, буря и уничтожение лагеря, физиологичные последствия чего Танабэ заботливо присыпает снегом, но все равно нервишки читателя дергаются от обилия изуродованных тел.

Два томика манги очень хороши, осталось дождаться главного, третьего. «Фабрика комиксов» выпускает работы Танабэ в едином оформлении, но у «Хребтов» свой, отличающийся от «Пса», «Призрака тьмы» или «Сияния извне» дизайн корешков. В первом томе есть несколько страниц с цветными артами, на их фоне кратко рассказывается история создания повести и о влиянии на неё одного романа Эдгара Аллана По. Суперобложки двух томов несут на себе стильное «серебрение», «основная» обложка придерживается лаконично-чёрного света с золотым квадратом с названием. Поклонникам качественных «ужасов» категорически рекомендуется к прочтению.

@темы: примите наш отзыв!

17:55 

3-я часть рецензии на книгу "Манга в Японии и России. Вып. 2"

3-я часть рецензии Anna-23-11 на книгу "Манга в Японии и России. Вып. 2" (ред. Юки Магуро)
anna-23-11.diary.ru/p216926949.htm
"Теория о довольном читателе и девушка в мужском костюме. Наконец".

Сплошное удовольствие рассматривать таблицы об оформлении флешбэков. Научные статьи и сухие таблицы совсем по-другому читаются, когда в них примеры и иллюстрации приведены из любимых, популярных «Евангелион», «Волейбол!», «Атака на титанов», «Ван Пис» и других. Да и сами популярные манги прибавляют себе значимости, когда становятся предметом серьёзного, научного исследования с кучей примечаний и длинным списком использованной литературы.
Невероятно полезен словать терминов на трёх языках – русском, японском и английском. Конечно, в первом выпуске тоже был словарь – но терминов, связанных с созданием манги, её выразительными средствами. А во втором выпуске термины в словаре связаны с изданием манги.

Приятно видеть, как статьи и части перекликаются между собой. Несколько статей с разных ракурсов рассматривают теорию Ито Го и кинематографичные, литературные приёмы в манге. Один автор кратко пересказывает другого, чтобы дополнить в своей статье своими изысканиями. Это значит, что исследователи не плавятся сами по себе в своём соку, а знакомятся друг с другом, взаимодействуют и любопытно дополняют. В чем и прелесть сборника.
С Новым годом!

Прим.:
Страница сайта: www.armchair-scientist.ru/maguro-manga/
Книга в Буфете: www.russian-cards.ru/#!/p/97416299/

@темы: примите наш отзыв!

17:47 

2-я часть рецензии на книгу "Манга в Японии и России. Вып. 2".

2-я часть рецензии Anna-23-11 на книгу "Манга в Японии и России. Вып. 2" (ред. Юки Магуро)
anna-23-11.diary.ru/p216926929.htm
"Теория о довольном читателе и девушка в мужском костюме-2".

После первой части как приятно и легко читать Фудзимото Юкари. Её последовательную, четко структурированную статью, написанную простым языком. Тихое потрясение узнать, что Такахаси Макото, родоначальник стиля сёдзё – мужчина. Это он ввел в обиход «модную картинку» и звёздочки в глазах. Вообще в 1950-е годы мангу для девочек рисовали и придумывали мужчины. В основном. Ещё одним маленьким сюрпризом было узнать из примечания переводчика о манге напрокат в послевоенной Японии. Рассматривая иллюстрации, я заметила, что в старой сёдзё-манге кадры нумеровались. Такая покадровая нумерация не помешала бы в современной сёдзё-манге, в которой не понятно, как и куда читать. Учитывая все эти «модные картинки», наслоения кадров и исчезающие кадры.
Также Фудзимото Юкари делится личным опытом – как она сделала открытие, перечитывая журналы для девочек, как задавала вопросы самому Такахаси Макото, который отвечал просто. Ненаучно, зато живо и всё сразу понимается-запоминается. Вместе с простодушным заключением – эта статья одна из лучших в сборнике.

Не согласна с утверждением на с.242 о «сильном гендерном давлении на сёдзё-мангу с целью удержания её в определённых тематических рамках». Удивительна логика, с которой принят такой вывод после вышеизложенных фактов. А факты таковы, что девочки не интересовались исторической мангой. А раз нет спроса – нет и предложения. Это закон экономики. Ну откуда «шовинистической» редакции знать, что «Роза Версаля» станет непредсказуемым исключением?
Один-единственный случай даёт автору говорить о целой «гендерной проблеме», что не очень логично. «Авторы-мужчины свободны в способе изображения своих героинь-девушек, в то время как авторам-женщинам не дозволена халатность в изображении мужчин, отчего им сложнее за это браться» (с. 245). Проблема и правда есть, только следует добавить: авторы-мужчины изображали идеальных героинь, так как сёдзё-манга развлекала и воспитывала девочек, какими должны быть идеальные женщины. А авторы-женщины боялись допустить халатность в чём-либо угодно – после того как им с таким трудом удалось достигнуть публикаций в журналах. Кроме того, эта «гендерная проблема» не мешает сегодня дамской масскультуре культивировать идеального современного рыцаря. А также женщинам-художникам создавать дзёсэй с парнями и мужчинами в главных ролях.
Тон статьи предательски выдаёт в авторе преданную поклонницу Икэды Риёко. Что ж, это интересно и важно.

Статья о гендере в манге и исследованиях манги отрезвляет холодной беспристрастностью, объективностью и широтой взгляда: «Чтобы манга как товар могла состояться, ей следует быть понятной, то есть символический язык должен подчиняться общему для читателя и автора набору правил, включая так называемые штампы» (с.305-306). «За счёт нарушения гендерных стереотипов создается новый сюжет – скажем, о неженственной женщине или о переодетом мужчине» (с.292). В пример можно привести Аптекаря из «Мононоке» - он в женском кимоно и гриме не просто так, а чтобы сбить с толку злых духов. Или доктор Тайма из «Таймасин». Чья феминная внешность не мешает ему быть вредным, хитрым и чертовски живучим. «Извини, каждый сам за себя» - и доводить до белого каления своих товарищей, также обманутых его имиджем.
Ещё одна из лучших статей сборника.

Хорошую статью о «Корзинке фруктов» совершенно нетерапевтично читать тем, у кого плохие отношения с родителями и не испытывают к ним позитива. Легче не станет, несмотря на мудрые выводы о семье и о сёдзё-манге.

Статья о «Кабукумон» выявляет проблему терминологической неустойчивости слов «сёдзё», «сёнэн», «дзёсэй» и «сэйнен». Не только в статье, на протяжении сборника и, есть подозрение, в теории вообще. Дзёсэй и сэйнен то рассматриваются как отдельные понятия, то включаются в понятия сёдзё и сёнэн. Они в последнем случае обозначают как женские и мужские жанры вообще.
Так и завершающая статья о «Кабукумон» называется «Сёдзё-манга, вышедшая за рамки». Хотя «Кабукумон» в самой статье называется мужской мангой с элементами женской. Настала пора чётко разграничивать. Сёдзё и сэйнен – это жанры для детской и подростковой аудитории. А дзёсэй и сэйнен – это жанры для взрослой аудитории. Вполне подходят - женская манга и мужская манга. (Кстати, женскую мангу не путать с дамской – их разница прекрасно показана в статье о гендере).

Вторая часть сборника – это тот случай, когда анализ сёдзё-манги интереснее самой сёдзё-манги.

Прим.:
Страница сайта: www.armchair-scientist.ru/maguro-manga/
Книга в Буфете: www.russian-cards.ru/#!/p/97416299/

@темы: примите наш отзыв!

17:41 

1-я часть рецензии на книгу "Манга в Японии и России". Выпуск 2.

1-я часть рецензии anna-23-11 на книгу "Манга в Японии и России. Вып. 2" (ред. Юки Магуро)
anna-23-11.diary.ru/p216909190.htm?oam#more1
"Теория о довольном читателе и девушка в мужском костюме-1".

Если первый выпуск построен по историческому принципу, то второй выпуск по жанровому. По правде говоря, формально. Жанр сёдзё достаточно развёрнут во второй части – история возникновения, анализ классических работ «Роза Версаля» и «Корзинка фруктов», тенденция универсальной, «бесполой» манги. А вот сёнэн такой чести лишен. Вместо него в первой части рассматривается теория и критика манги – постмодерн, «база данных» моэ-элементов, виртуальные миры и Вторая мировая, адаптации… Дискриминация. С другой стороны, это сборник статей, а не учебник, обязанный раскрыть каждый урок. Какие нашлись статьи по подходящей теме, такие есть в сборнике. Тем более, в первом выпуске подробно рассматривалась история современной манги, включая мангу для мальчиков.

Наряду с статьями русских авторов – есть переводы с английского и японского. Что вызывает серьёзное уважение к составителю и переводчикам. Они предоставляют возможность знакомиться не только с русской, но и зарубежной критикой манги. Эта возможность формирует русскую теорию комикса.

Чем ценен сборник статей, так тем, что в нём представлено разнообразие научного стиля изложения. Есть сложная статья, в духе Бахтина. Когда во-первых, во-вторых и в-третьих мало связаны друг с другом и не ясно, что их объединяет. Есть доступный, простой, живой научно-популярный язык, например у Вершинина о виртуальных мирах.
Кстати, он выразил важную мысль: виртуальные миры – это новая религия, новая мифология.
Невероятно, но в Японии выходят серьёзные книги по теории манги. (Звучит как теоретические пособия по изучению рока и рэпа для студентов консерватории.) Берндт, Магера и Копылова на косточки разбирают модную там теорию о «реальности читательских эмоций и ощущений» (с.59), изложенную в книге Ито Го с броским названием «Тэдзука мертв». На их фоне выделяется статья Коямы Масахиро. В ней кратко описаны наиболее авторитетные концепции в критике манги за последние полвека, а не только смерть Тэдзуки.
Некоторые авторы рассматривают мангу как часть культуры. И это приводит к внезапным выводам. Копылова находит и доказывает операторские приёмы из кино в сёнэн-манге. В сёдзё – литературные приёмы. Татаркин предъявляет налицо сходство американского комикса с античной мифологией плюс классицизмом. А в манге – сходство аж с романтизмом и реализмом. Приведённое в качестве примера сравнение «Full Metal Panic!» с «Капитанской дочкой» Пушкина порождает неоднозначные мысли и чувства, но точно не равнодушие.

«В условиях игрофикации и цифровизации манга – то есть печатное графическое повествование, состоящее из спокойной, приглушенной, черно-белой последовательности страниц – устаревает и вместе со своим закатом (о чем свидетельствует снижение тиражей манга-журналов) она, что положительно, входит в область истории японского искусства». (с.15) Это утверждение Ито Го, процитированное Жаклин Берндт и переведенное Юлией Магера, вызывает вихрь мыслей. С одной стороны, что подчеркнуто положительного во вхождении в историю? В том, что это доказательство серьёзности? Эротические фрески в древнеримских туалетах – тоже часть истории. С другой стороны, это правда – печатные издания устаревают, в том числе манга. С третьей стороны, она не столько устаревает, сколько переходит в электронный формат – веб-манга, веб-комикс – и становится частью медиа-продукции.
Мы живем в интересную эпоху. Традиционный печатный и новый электронный виды информации актуальны одновременно и одинаково.

Способность персонажа меняться, автономность, уникальность, непрозрачность – «наличие у персонажа потайных уголков души, в которые у читателя нет прямого доступа. Наконец, важно, чтобы персонаж обладал бессознательным, то есть оставался непостижим сам для себя». (с.60) Трудно поверить, но речь идёт о характеристиках типичного главного героя типичной манги. Вот вам и примитивизм поп-культуры.
Ещё поразительна мысль Татаркина о том, что манга с элементами компьютерных игр – благодаря особенностям подвида этой манги – участвует в формировании мирового гражданского общества. И ведь не поспорить с приведенными автором аргументами.

«Уже к 1930 гг. от летчиков требовали участия в последующей войне (кадры сопротивления пролетариев против фашистов). Но все это не стало поводом прекращения деятельности летчиков. К тому же их терпеливо поддерживали женщины того времени». (с.171) Написать статью на иностранном русском – невероятный подвиг для японца-русиста.

Отсутствие кавычек в названии статьи о «манга хёгэнрон» вводит в заблуждение, заставляя думать, что речь пойдет о жанре манги. На самом деле это термин, который короче его перевода на русский.

При всех достоинствах вся эта теория препарирует мангу, как труп, на линии, знаки, символы. Чтобы выяснить, как манга доставляет удовольствие. Вот чем ученый отличается от читателя.

Прим.:
Страница сайта: www.armchair-scientist.ru/maguro-manga/
Книга в Буфете: www.russian-cards.ru/#!/p/97416299/

@темы: примите наш отзыв!

09:50 

Рецензия wicomix на книгу "АТЛАС И АКСИС. ТРЕТЬЯ КНИГА САГИ"

Рецензия wicomix на книгу "АТЛАС И АКСИС. ТРЕТЬЯ КНИГА САГИ"
wicomix.wordpress.com/2018/11/27/%D0%BC%D0%BD%D...

Атлас и Аксис-3

Две дружелюбные и мирные собаки Атлас и Аксис совсем не жаждали приключений, но последние стремительно их настигли, в результате чего в жизни друзей «загостили» потери близких, смертельные опасности, дальние дороги и встречи, многие из которых могли закончиться самым печальным образом. В конце второго тома герои попали в очередную переделку, приведшую к тому, что они оказались среди огромного воинства, плывущего воевать с опостылевшем всем жителям этих земель кланом Маков. Да, забыт на время фэнтезийный и откровенно детский сюжет про волшебную кость, спрятались, выжидая своего часа, динозавры, и комикс вновь стал предельно историчным и аутентичным, погружая читателей в эпоху, когда на севере Европы шли сражения за власть между кланами, армии штурмовали замки и переправлялись на драккарах, отпетый разбойник с чёрной душой мог стать свирепым и агрессивным, но по своему справедливым правителем.

Фактически, испанский автор и художник Пау действует по заветам Борхеса, описавшего четыре основных сюжета литературы: а что, герои находятся в поиске, возвращение им только снится, но наверняка мы увидим его в последнем, четвёртом томе, осада крепости отлично описана здесь. Есть, правда, пункт «самоубийство бога» (роль которого в мире разумных собак и прочих животных отведена его женской ипостаси по имени Пангея), но, согласитесь, до него и в «большой литературе» не часто добираются. А вот осада выглядит гораздо интереснее. Пау воссоздает схемы это действа, описывает процесс подготовки, осадные оружия и принципы их работы, да и батальные сцены, призванные показать весь ужас и бессмысленность устроенной бойни, выглядят у него очень убедительно, даром что сюжет рассказывает про собак. Но замени слово «собаки» на слово «люди», и всё встанет на свои места. Война – это когда «нет ни плохих, ни хороших, есть только война» и «или ты, или тебя». Так что, спасая свои шкуры и стремясь вырваться из кровавого круговорота, Атласу и Аксису приходится убивать, привнося в комикс жестокие сцены; отрубленные конечности даже самых неприятных типов можно отнести к «шок-контенту», особенно если комикс окажется в руках совсем юных читателей.

При том, что войне Пау говорит решительное «нет!» и использует её как драматический полигон для дальнейшего развития сюжета, серьёзным испанец остаётся не всегда, выдавая порой забавные шутки. Так, собаки используют для бомбежки крепости с помощью катапульт не ядра или зажженные шары, а овец, которые в этом мире имеют привычку взрываться (кстати, объяснения этому никто не даёт) с мощностью бочки с порохом. Вместо тарана используют барана, и тут даже переводчику не нужно обыгрывать очевидное сходство образов игрой слов, всё и так понятно. Во второй части комикса, где сбежавшие с поля боя герои выслушивают долгий и полный «жизненной жести» рассказ очередного знакомого, одноглазого и могущественного волка, возникает элитный военный отряд пуделей-коммандос (сложно, конечно, найди более несочетаемые слова), и автор успевает пошутить на тему культового сериала «Побег». Да, и неожиданно, в самом конце, выясняется, что Пау прятал на страницах комикса нарисованных мышек, и теперь предлагает интересно провести время в поисках этих грызунов. Может быть, это такой способ привлечь внимание к рисунку, который и так первым делом бросается в глаза обилием красочных пейзажей (в данном томе особенно удались горные виды) и проработанных деталей, достаточно посмотреть на обложку, чтобы понять, насколько всё круто и какой отличный из всего этого получился бы мультсериал. В батальных сценах задействована, как и положено, целая толпа персонажей, и всем им художник старается придать хоть немного индивидуальности, делая их отличительной чертой не только внешность и предметы амуниции, но и лай. Ведь собаки разных пород лают по-разному, это всем известно. А вот разбираться с тем, почему всё-таки воют волки, Атласу и Аксису предстоит ближе к концу тома.

Серия перевалила экватор и близится к завершению, играя с жанрами приключенческой литературы и всё еще не определившись, для детей она (иногда очевидно «да») или же для более взрослых читателей, не боящихся редких, но всё же присутствующих сцен насилия, полностью соответствующих описываемому историческому периоду. Впрочем, эту неопределенность лично мне, взрослому читателю, сложно записать в минусы, и с точки зрения сюжета и визуальной составляющей комикса я вижу гораздо больше плюсов. До конца остался один том и он уже сдан в печать, а значит, финал близко. Книги Пау выпускает «Фабрика комиксов», выходят они в твёрдой обложке, в формате 197х280мм. В книге под номером «3» 64 страницы, тираж у неё 2000 штук. На обоих форзацах есть нечто наподобие стереокартинок, когда нужно свести глаза особенным образом, чтобы увидеть трехмерное изображение, но либо это просто «обманка», либо я этот навык давно утратил. Из допов – пара артов и упомянутое предложение считать мышей.

@темы: примите наш отзыв!

23:53 

Рецензия Anna-23-11 на сериал "«Магазинчик ужасов»"

"А Вас, мистер детектив, я попрошу остаться"
Рецензия Anna-23-11 на сериал "«Магазинчик ужасов»" anna-23-11.diary.ru/p216704771.htm

Переиздание – это реактуализация произведения. «Магазинчик ужасов» стоит того, чтобы перечитать.
За 10 лет некоторые вещи переоцениваются. Некоторые главы казались важными, а теперь уже не кажутся такими. Некоторые как были любимыми, так и остались. А некоторые главы, которые сначала казались проходными, теперь оказываются интересными. Например, 26-я глава «Диета». Школьники, находящиеся на полном попечении родителей, едва прочувствуют слова Ди о голоде и жажде. Они скорее затронут тех, кому приходилось экономить на еде, ограничивать себя в ней. Кроме того, эта глава позволяет увидеть, как Ди по-разному относится к людям. Кому-то искренне поможет, как толстушке Эмеральде. В чью-то жизнь не вмешается, ограничившись лишь продажей питомца – как в случае боксёра Нэша. А кому-то хладнокровно, вполне осознанно принесёт беду, как модели Айрин.

Акино Мацури иногда чрезмерно сентиментальна, как в 25-й главе «Долг». А иногда прекращает сюсюкать и удивляет жестокостью в своих историях – как в главе 30-й «Дуэль». Что напоминает, что рейтинг манги 16+.
В истории «Дежавю» (29-я глава) Ехидна Хьюри скрывает своё прошлое. Потому что поклонницы её книг не захотят узнать, что Хьюри сначала накопила средства, затем сделала пластическую операцию, заработала больших денег, только потом у неё появились поклонники. А не в обратном порядке, как в её любовных романах. Иронично, что именно на них и разбогатела Хьюри, имея в прошлом нереспектабельные способы заработка. Наконец, за 10 лет некоторые истории банально забываются.

Переиздание не содержит посторонных материалов. Всё посвящено только «Магазинчику» - пояснения автора (не дань вежливости, а действительно содержательные), дополнительные иллюстрации (в том числе цветные в последнем томе)… А также то, что не вошло в первое издание – юмористические сценки. Сюрпризом стало то, как Ди довёл Леона до слёз рассказом о размножении насекомых: «Самцы, самцы… Какие же мы несчастные создания!»

«Магазинчик» выигрывает у «Созвездия воображаемых зверей» тем, что центральные персонажи взрослого возраста. Взрослой аудитории интереснее читать про своих ровесников, чем про вечных школьников или персонажей другой возрастной категории.
Только сейчас дошло, что Леон изображен с лёгкой профдеформацией. Что симметрично специфичной доброте Ди. Профдеформация Леона временами перетекала в средне-тяжелую форму и так надоела Ди, что тот прибег к радикальной мере, чтобы избавиться от назойливого общества. И Хауэр, и Оркотт обижены, что Ди с ними не попрощался. Но в последную встречу Ди единственный раз назвал Оркотта по имени – вместо саркастичного «мистер детектив». «Леон, вы слишком много курите».

Несмотря на безысходность некоторых историй, «Магазинчик» оказывает интересный эффект, который можно назвать терапевтическим. Прочищает мозги. Возможно, это связано с абсолютной и в то же время гибкой системой ценностей. Превыше всего ценность жизни – своей и особей своего вида, особей других видов.
«Магазинчик» был первой прочитанной мангой и произвел культурный шок. После сотни прочитанных манг и комиксов он так и остался одним из лучших.

Жаль, что конфликт автора и японского издателя делает невозможной публикацию её следующих работ в России.

@темы: примите наш отзыв!

10:27 

"Двойная Спика. Роман воспитания с призраком и космосом".

Рецензия от Anna-23-11: anna-23-11.diary.ru/p216622702.htm

После тяжелых, увесистых «Таймасинов», альманаха и каталога непривычно держать лёгкие, тонкие томики «Двойной спики».

Ягинума-сенсей словно не может решить, что важнее – настоящее или прошлое. Из-за чего томики наполовину об учёбе Асуми в космической академии. Наполовину об её детстве в городке Юигахама, пострадавшем от вымышленной катастрофы.

На примере допглавы «Звёздный листопад» (второй томик) можно проиллюстрировать, как противоречива масскультура, совмещая наблюдательность и тупость.
Верно изображено, как заразны эмоционально-негативные манеры поведения, более заразны, чем нейтрально-положительные. Особенно между родителями и детьми. В данном случае, на примере Сибаты и её матери. Которая ведёт себя так, словно только она несчастна в Юигахаме. Хотя весь городок пострадал от катастрофы, все кого-го или что-то потеряли.

Ещё вопрос, только ли из-за обезображенной руки с маленькой Сибатой никто не дружит. Может, ещё из-за её неприятной манеры общаться. «Ну вот, из-за тебя Райка убежал!.. Сбежать решила?!.. Благодарить не буду. Он ведь из-за тебя убежал… Вот заблудимся, ты будешь виновата!» И всё это за первую встречу с Асуми, которая просто захотела с ней познакомиться. Но тупость не в этом. Асуми и после этого пытается дружить с Сибатой. И даже после того, как Сибата за вторую встречу нагрубила на всю жизнь вперёд.

Автор искренне верит, что это оттого, что «люди часто думают одно, а говорят совсем другое. Очень сложно выразить словами свои истинные чувства». Во-первых, свои чувства выразить как раз проще и яснее всего. Во-вторых, получается «хочешь друга – пошли его». Что совсем уж неадекватно. Тем не менее этот неадекватный стереотип кочует из манги в мангу, из аниме в аниме.

«Двойная спика» из тех манг, которых настигло «проклятие первого тома». Его суть в том, что первый том производит настолько бледное впечатление, что часто остаётся единственным прочитанным из всей манги. А «Двойная спика» как назло с каждым томиком становится интереснее. Всё круче тренировки будущих космонавтов. Всё больше загадок. Почему Лайон не может уйти? Только ли из-за учительницы? Зачем безбровый работает грузчиком? Кто такая Марика Укита? Умер ли мальчик? Последний томик – самый увлекательный из изданных четырех. В том числе благодаря полуужасному-полусмешному эпизоду с испытанием «рвотной ракетой».

«Двойная спика» - это старый, традиционный роман воспитания в новой форме комикса с космическим и мистическим налётом. Романтичный, идеалистичный, мелодраматичный, как полагается, когда главной героине 15 лет. Интересный за счёт учебного процесса в космической академии, больше похожего на армейские тренировки. И за счёт вопросов без ответа. Например, нужно ли осваивать космос, когда есть насущные социальные нужды?

@темы: примите наш отзыв!

10:29 

Рецензия Anna-23-11 на книгу "Романга-до. Путь русской манги"

Рецензия Anna-23-11 на книгу "Романга-до. Путь русской манги"
anna-23-11.diary.ru/p216535474.htm

Название не отображает суть. Работы отобраны не по хронологическому принципу, типа «Первая русская манга», «Романга 2000-х годов», «Романга второго десятилетия третьего тысячелетия». В каталог тематически отобраны лучшие работы романги за 20 лет – и в этом составители постарались на славу. Они пригласили авторов, публиковавшихся у разных издательств и в интернете.
Краткая историческая справка имеется в предисловии. В нём же картинка женщины-вамп в кокошнике в берёзовом лесу. Остаётся загадкой, чья это картинка.
Содержание поистине насыщенное, не заскучаете. Приятным сюрпризом стала 6 глава «Сунснего мура» Олеси Холодчук. Пять глав вышли отдельным изданием, посвященные шаманской мифологии.
Романга не боится экспериментировать, переходя из прозы в комикс или качаясь плавно с поэзией.
Информация об авторах в конце книги – первые шаги исследователей романги. А ещё поражает обширная география - вся Россия создаёт комиксы.
К минусу относится то, что множество работ представлены частично, по одной главе. Это оправдывается объемом каталога, большим, но всё же ограниченным.
Есть типографский брак – последний лист «Якутии» (первой главы) дублирован.
Японская поп-культура – мощный, но далеко не единственный фактор влияния на визуальную культуру России. Современный русский комикс вобрал в себя не только стиль манги и аниме, но и – пусть в меньшей степени – стиль советской мультипликации, традиции русской классической живописи, а также черты западного комикса. Каталожные цветные иллюстрации выдают это. Ну и разнообразные графические стили тоже.
Каталог прошедшей выставки – хорошая память о ней. И возможность ознакомиться с ней для тех, кто не смог посетить.

Romanga-do

@темы: русская манга, примите наш отзыв!

16:06 

Рецензия wicomix на книгу "Кольцо нибелунга".

Рецензия wicomix на книгу "Кольцо нибелунга".
МНЕНИЕ: КОЛЬЦО НИБЕЛУНГА
wicomix.wordpress.com/2018/10/31/%D0%BC%D0%BD%D...

Ф. Крейг Рассел хорошо известен российским любителям комиксов как мастер графических адаптаций романов Нила Геймана, ведь у нас уже выходили «Американские боги», «История с кладбищем» и «Коралина». Также американский художник рисовал некоторые выпуски геймановского же «Песочного человека». Но ещё об одной стороне творчества Рассела многие имели крайне смутное представление, как и о существовании жанра «адаптация оперных произведений в виде комикса» в целом: дело в том, что Рассел брался за такие классические вещи, как «Волшебная флейта» Моцарта и Шубертовская «Саломея», «переводя» их в формат графических романов. Но по настоящему оценить его таланты на данном поприще мы можем благодаря «Фабрике комиксов», издавшей монументальную работу художника, основанную на знаменитых операх Рихарда Вагнера.

Вообще, слова «эпический» и «монументальный» давно стали общими, расхожими и ими можно описывать что угодно, будь то гигантомания очередного мегаломаньяка в мире искусства иди же чьи-то потуги создать на коленке новый шедевр для всех и для каждого, из-за чего слова эти слегка утратили свой смысл и иногда даже приобретают сатирический оттенок. Но есть в истории произведения, которые можно и нужно описывать с помощью этих слов, и в этом случае они превосходно передают всю мощь авторского замысла. «Кольцо нибелунга» — заслуженно-первое, что приходит на ум, когда начинаешь выискивать в памяти подобные произведения. У Вагнера ушло двадцать восемь лет от первых набросков до премьеры, состоявшейся в 1876 году, сам цикл состоит из четырех опер общей продолжительностью более пятнадцати часов, и показывать всё это действо на театральных подмостках нужно на протяжении четырех вечеров. «Кольцо» считается невероятно трудной оперой как для оркестра, так и для исполнителей; к примеру, партия валькирии Брунгильды признана самой сложной для женского сопрано и взявшиеся за нее исполнительницы должны понимать, что добровольно становятся её заложницами, ведь ничего другого им теперь предлагать петь не будут, раз уж оная может вытянуть данную арию. Нелегка тетралогия и для зрителей, и для тех, кто решил послушать оперы дома. Чего далеко ходить, лично я дальше первой части так и не продвинулся. О чём жалею, в том числе и благодаря Расселу, который, оказавшись терпеливее, сумел доказать мне (надеюсь, что не только мне), что перед нами действительно интересная и масштабная история, которая, если разобрать её по частям, может претендовать на роль родоначальника всего современного фэнтези. По другому и быть не может, ведь Вагнер взял за основу немецко-скандинавские мифы и легенды, исландские саги и поэму «Песнь о нибелунгах» неизвестного средневекового автора, создав в итоге многоуровневый сюжет о богах, которые ведут себя как люди, и о людях, чья смелость и сила делают их равными богам.

Начну с ответа на главный (ну, числившийся у меня главным, пока не прочитал комикс) вопрос: кто такие нибелунги? Это один из родов карликов, проще говоря, гномы, обитавшие возле реки Рейн, в которой, по легенде, хранились несметные сокровища, доставшиеся в итоге королевскому роду Бургундии, чьи представители впоследствии и стали звать себя «Нибелунгами». На самом деле сокровища, сакральное золото Рейна, стерегли русалки, благосклонности которых добивался уродливый гном Альберих. Разумеется, тщетно, те только потешались над ним, упустив момент, когда золото оказалось в руках у карлика, сотворившего из него кольцо всевластия, ради обладания которым нужно лишь отвергнуть любовь и тогда весь мир подчинится обладателю этого украшения. Да, уродливый карлик, волшебное кольцо, вокруг которого закручивается сюжет…всё намекает, что Толкиен тоже любил послушать старика Вагнера или, как минимум, использовал те же источники вдохновения. О чём, правда, рассуждать не любил и сходство всячески отрицал. Но вернёмся к истории: в это же время бог Вотан должен расплатиться с йотунами-великанами Фазольтом и Фафнером за то, что они построили великолепный замок Валгаллу. Великанам обещана Фрейя, сестра жены Вотана Фрики, с чем последняя категорически не согласна. Так начинается история с дележом сокровищ, с запутанными интригами богов, с предательством и явными отсылками к библейскому сюжету про Каина и Авеля, после чего на сцене появляется настоящий дракон, охраняющий кольцо всевластия (и Толкин снова не при чём, как и в тот момент, когда Вотан принимает образ мудрого Странника с белой бородой, серыми плащом и шляпой, и посохом; образ того, кто наставляет героев саги и подводит их к нужному решению). Очень интересно наблюдать, как показаны главные герои, небожители. Здесь это не мудрые, седовласые старцы и их помощники, отвечающие за равновесие во Вселенной, это земные воины, обуреваемые теми же страстями, что и все мы. Вотан вечно конфликтует с Фрикой, которая буквально помыкает им и женской хитростью вынуждает принимать неоднозначные решения, в итоге сказывающиеся на судьбе дочери Вотана Брунгильды, готовой бросить вызов отцу ради смертного героя Зигмунда, влюбившегося в свою родную сестру Зиглинду (не специально, так решила судьба), на жизни их сына Зигфрида, того самого сверхчеловека, которого в легендах и мифах дожидается волшебный меч, томящийся в камне или же в ясене. Зигфрид, главный персонаж третьей оперы, тоже представлен далеко не идеальным мифологическим воином без недостатков: шестнадцатилетний юноша не ведает страха, но его самомнение и уверенность в собственной силе и избранности иногда неприятно зашкаливают, хотя по ходу действия парень, убивающий дракона и совершающий ещё кучу подвигов, всё же доказывает, что некоторые основания для «гордыни» у него были. Как и все основания для того, чтобы сплетённая норнами судьба привела его к четвёртому акту драмы, к «Гибели богов», эпическому финалу, название которого стало для многих исследователей и философов нарицательным. Кто-то услышал и увидел здесь предвестие заката Европы, кому-то уже грезились кошмары мировых войн, для кого-то опера Вагнера стала поводом разбудить в немецком народе спящие героические архетипы нордической Традиции.

Уходя от сюжета, пересказ которого займет лишь чуть меньше времени, чем длится каждый из четырех актов этой драмы, вернёмся к комиксу. Рассел взял в качестве литературной основы английское либретто в переводе Патрика Мейсона, а в плане визуала ориентировался на многочисленные указания самого Вагнера, который кропотливо прорабатывал все элементы постановки, в том числе и костюмы с декорациями. Дело в том, что во время создания опер сведений о том, как могли бы одеваться люди во времена, близкие к «мифическим», было маловато, поэтому пришлось додумывать героические обличья на ходу – отсюда рогатые шлемы викингов, шлемы римских легионеров на голове Вотана, «бронелифчики», ставшие расхожим и высмеиваемым штампом «героики», и другие вещи, всегда стоившие головной боли режиссерам-постановщикам и костюмерам. А вот в изображении простых «смертных» Крейг отталкивается от более приземленных образов, полагая, что во времена оно люди вполне могли довольствоваться шкурами животных и простой одеждой из грубой ткани. Вообще Рассел сознательно избегает сказочности. Понятно, что деваться от неё некуда, но тот же дракон превращается в более уместного крокодила (или кого-то похожего), да и деяния богов в целом лишены фантастичности, что поддерживает идеи «очеловечивания высших существ» и «возвышения человека». Рисунок здесь хороший, слегка «олдскульный» стиль художника вполне узнаваем; общие планы выглядят порой простовато, видно было, что большой объем произведения оказывал давление на Крейга, заставляя работать чуть поспешнее, чем это можно увидеть в других его адаптациях. Вдоволь геройской патетики, но первоисточник диктует, всё должно быть органично. На фоне ярких страниц с отличной работой колориста Лаверна Киндзерски выделяются не столь редкие монохромные кадры, словно нарисованные ручкой или карандашом и выглядящие как эскизы, которые «забыли» обвести тушью и покрасить. Как правило, эти кадры присутствуют в моменты воспоминаний персонажей и, скорее всего, такой их вид был изначально задуман, хотя и смотрятся они весьма своеобразно.

В «Кольце» много мифических архетипов, которые вы наверняка слышали с самого раннего детства, когда родители читали вам сказки: тут и дожидающийся настоящего героя чудо-меч, и спящая дева, ждущая пробуждающего поцелуя любви, и запретная любовь вопреки желанию высших сил. Присутствует легендарный радужный мост, хорошо знакомый поклонникам марвеловского Тора. А вот негров-Хьемдаллей сюда не завезли, что бы там не вещал «дух времени», здесь всё по оригиналу, где герои сплошь голубоглазые блондины нордического типа. Пантеон существ тоже вполне традиционен… для нашего времени, но никак не для 1876 года. Надо понимать, что в те годы просто так послушать музыку было сложновато, ни носителей, ни записей для домашнего использования не было. Поэтому каждый поход в оперу был событием в жизни, вызывал нереальный ажиотаж, что выливалось в чисто фанатские вещи, вроде того, что карету с Вангером неистовые поклонники после представления несли на руках. Понятно, что «Кольцо нибелунгов» производило на зрителей сильнейший эффект. И продолжало это делать спустя годы, становясь в итоге не только влиятельной и всем известной классикой, но и мощным орудием идеологической и не только войны. Поэтому до сих пор возможны варианты в отношении к данному произведению: если вы упомяните оперу в определенной группе людей, то вам скажут что-то вроде «О, да, конечно, «Полёт валькирий»! Обожаю «Апокалипсис сегодня»!». В другой группе вас после упоминания «Полёта» могут вежливо или не очень попросить выйти. Как известно, и сам Вагнер имел ввиду вполне определенных людей, когда показывал алчных и уродливых гномов, и среди поклонников композитора числился один немецкий художник и ефрейтор, закончивший Вторую Мировую с титулом фюрера, и как раз ночным факельным шествиям под его руководством космический размах вагнеровской музыки очень подходил. Но это последствия, следы на истории, и с ними ещё разбираться и разбираться. К счастью, у Рассела вышло идеальное переложение огромной оперы в графическом формате, лишенное политических намёков и сиюминутных инсинуаций. Перед нами, как и раньше, вечная история о людях, о страстях, о любви, о циклах жизни, о несовершенстве и о воплощенном героизме, о начале и конце всего сущего.

Солидному комиксу от «Dark Horse» — солидное русское издание от «Фабрики комиксов». Твёрдый переплёт, 448 страниц, мелованная бумага, формат 170х260мм; омнибус, способный стать украшением книжной полки. Тираж не указан, но где-то проходила информация, что он не большой. Бонусами представлены оригинальные обложки, предисловие Майкла Кеннеди (автора «Оксфордского словаря музыки»), введение Мэтта Вагнера (не родственника, автора комикса «Грендель»). Есть рассказ самого Рассела «Что такое адаптация?» с описанием задач художника и примерами того, как создавался визуальный мир великой оперы. Которую часто называют «мучительным испытанием» для зрителя, и это резонно. Так что перед вами – более простой и очевидный путь начать свое знакомство с историей, ставшей к тому же превосходным образцом классического героического фэнтези. Это на случай, если кто-нибудь скажет «ну что там может быть интересного, кому нужны в наше время сериалов оперы?». Нужны, и данное издание это всячески доказывает.

@темы: примите наш отзыв!

09:16 

Отзыв Anna-23-11 на MNG-15.

(Альманах русской манги. Выпуск 015)
anna-23-11.diary.ru/p216354883.htm

«Маленький книжный секрет» - это детская сказка о девочке, восторженно влюблённой в книжечки, как она их ласково называет вне зависимости от их толщины.
Духи-помощники – любимая тема Ксении Кудо. На эту тему «Фабрика комиксов» опубликовала её третью работу.
Книжный дух, душа книги – кажется милой художественной выдумкой. Но в литературоведении серьёзно есть теория о тексте и произведении. Любой набор знаков является текстом. Но не любой текст есть произведение, а становится им в процессе чтения и познавания. И как гласит эта теория, произведений столько, сколько читателей – при одном и том же тексте. То есть у каждого читателя своё произведение, своё восприятие текста. Эту теорию при желании можно распространить и на комикс, и на любой продукт искусства.
Если Ксения М.Белка не изучала филологию, то она интуитивно создала литературоведческую сказку для детей.
А как вам библиотечный страж и молодой школьный охранник? Они выглядят как герои любовно-приключенческих романов.
Мой морализм возмутило только, что девочка убежала из дома в десять вечера.

Пятнадцатый выпуск альманаха можно считать бенефисом Надзоми Хитама. В этом номере опубликованы целых три её сингла. Что любопытно, они разные. «Всё, что мы имеем» - воспитательная притча. «Руда» - психологический триллер-антиутопия, в котором метафора «груз прожитых лет» воплощена буквально. «Стремление» - почти немой сингл, на одну тему с тоже немым синглом «На плаву!» Яны Айдо (уж скорее «В глубь воды»). Мода на спорт захватывает всех. У Надзоми Хитама видны способности к созданию комиксов, автор кажется перспективным, готовым развиваться всесторонне.

По графике «Странствующего тумана» узнаётся автор «Видения Сэй». Приятно отметить маленький, но прогресс. Линда искренне старается, тщательно разрабатывая фэнтезийный мир в новом проекте. Ну и гендерная интрига ловко ей удалась.

Авторов в этом выпуске подводит чувство юмора. Они преувеличивают реакции на свои забавные моменты. «Раз ты не призрак, то давай будем друзьями?» - это смешно, но не настолько, чтобы уронить ведро и остобленеть. И тому подобное в других работах выпуска. «Таймасин» - ни разу не комедия, но бывает смешно. Потому что на полном серьезе спрашивают и говорят абсурдные вещи. Если бы у меня было право рекомендовать, я бы рекомендавала не пытаться создать юмор. Пишете романтику – пишите романтику, о юморе не думайте. Юмор – это чистая стихия, получается сам собой. Или не получается, что совсем не страшно. Главное – история и графика.

Удивительно, сколько сил и времени юные авторы готовы тратить на рисование.
Канна («Зеркало») применяет типовой романтический сюжет, чтобы мастерски показать язык манги. Все эти символы, жесты, позы – ностальгически восхитительно.

Альманах MNG – это не собрание лучших сочинений. Это лаборатория, в которую приходят начинающие и более известные. Пробуют, уходят или остаются, совершенствуются.
У кого первая глава – тем пожелаем вдохновения. Кто продолжает сериал – тоже вдохновения и сил продолжить. А у кого сингл или последняя глава – новых работ и новых путей.

@темы: русская манга, примите наш отзыв!

21:05 

Рецензия на мангу "Пёс и другие рассказы Г. Ф. Лавкрафта".

"МНЕНИЕ: ПЁС И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ", рецензия от wicomix.
wicomix.wordpress.com/2018/10/15/%D0%BC%D0%BD%D...

Не обласканный славой при жизни, после смерти Говард Филиппс Лавкрафт снискал невероятную популярность, став одним из прародителей «литературы ужасов». Он создал из тёмной материи своих рассказов непротиворечивую вселенную, в которой превалирующий ужас обретал формы древнейших чудовищ (бестиарий и его «родословная» были проработаны очень тщательно и внушали веру в реалистичность этих оживших ночных кошмаров автора) и вызывал душевные потрясения, пробивая любую рациональную защиту. Сила прозы Лавкрафта в его абсолютном понимании того, чего на самом деле боится среднестатистический человек – иррациональных порождений осевших в родовой памяти мифов, деструктивных образов, в которые подсознание перемалывает привычную повседневность, смерти и темноты, хранящей подчас что-то гораздо страшнее смерти. Вокруг произведений американского писателя сложился культ, многие последователи Говарда несут свою хоррор-вахту, называя себя как-нибудь вроде «адептов непознанного». Одним из этих адептов является японский художник Го Танабэ, посвятивший себя созданию адаптаций классических историй Мастера в виде манги. Результат этого «служения» можно увидеть в первом сборнике работ Танабэ изданном на русском языке и называющимся «Пёс и другие рассказы».

В книгу вошли чёрно-белые версии новелл Лавкрафта первой половины двадцатых годов прошлого века. В «Храме» и «Псе» доминирует идея, красной нитью проходящая через устное народное творчество, передаваемое тихим шепотом: не стоит связываться с миром мёртвых и брать у его «обитателей» какие-либо вещи. Но, отталкиваясь от этой идеи, сюжеты историй развиваются по самостоятельной и ещё не накатанной в то время колее нарастающего ужаса. В «Храме» читатель оказывается… не в храме, а внутри немецкой подводной лодки, бороздящей океан в годы Первой Мировой. Однажды экипаж столкнулся со странным человеком, которому капитан судна принял решение не помогать. Так всё и началось: медленно закипающее в замкнутом пространстве субмарины безумие, неповиновение приказу, депрессии и суицид, галлюцинации и паника. Даже сейчас раздумья о подводной лодке, находящейся на глубине под чудовищным давлением, вызывают клаустрофобию, а в те годы, когда всё это было ещё в новинку, я даже не знаю, как люди реагировали на подобные условия. Всё обостряется, когда подлодка превращается в медленно дрейфующий гроб с неотвратимо тающими запасами воды, еды и электричества. Но, кошмар, казалось бы, достигший своего пика, ещё набрасывает оборотов, когда для одного из членов экипажа, хранящего веру в рациональность до последнего, побег из плена этой клаустрофобии оканчивается встречей… впрочем, не стоит раскрывать тайн, достаточно сказать, что здесь Лавкрафт использует свой любимый приём, используя Древних. Рассказ реально пугает атмосферой и обстановкой, рисунок добавляет липкого страха обилием тёмных цветов, теней, из которых каждую секунду стоит ждать гостей. Главного героя, капитана подлодки, Танабе изображает с вечной холодной миной, но и этого носителя нордического спокойствия найдётся чем удивить.

«Пёс» один из самых известных рассказов-предупреждений Лавкрафта, на русском уже выходила одна его адаптация в формате комикса в сборнике «Ужас Данвича». Предупреждений – потому что не стоит заигрывать с тёмной стороной, как бы не хотелось. Два молодых человека, например, заигрались, и получили счёт, который никак не может остаться неоплаченным. По пятам за ними следует огромный пёс и его вой – последнее, что слышат многие бедолаги в своей жизни. Рассказ выполнен в лучших традициях «готической литературы», тут и ночные походы на кладбище, и мёртвые, которые могут открыть глаза, лёжа в могиле, и мистика, и дрожащие блики свечей, и чудовищные тени на фоне луны, и безысходность ситуации, предлагающая на выбор два варианта выхода: сумасшествие и самоубийство. Также неоднократно упоминается знаменитый «Некрономикон», привязывая рассказ к общей лавкрафтовской мифологии. Рисунок здесь близок к старым гравюрам-иллюстрациям тех самых готических романов, то есть, пробирает местами до костей; заметно, что всё, связанное с потусторонними проявлениями (будь то кладбищенские пейзажи или обустройство позабытых городов), интересует Танабе-художника гораздо больше, чем внешность и одежда простых смертных, они же всего лишь пешки в игре вечности, познание которой и есть высшая цель.

Самая короткая история сборника, «Безымянный город», была написана Лавкрафтом в 1921 году. Год спустя или около того Говард Картер и лорд Карнарвон открыли гробницу Тутанхамона. Вероятно, американский писатель или предвидел это событие, или же внимательно следил за ходом раскопок в долине Царей. Что он предвидел точно, так это обрушившееся на исследователей «проклятье фараона». В сюжете замешан древний город, старше пирамид и всех известных построек древности. Его находит главный герой, мужчина в шляпе, подозрительно похожий на Индиану Джонса. Впрочем, сложно не заметить, что Лавкрафт сильно повлиял на последующие книги и фильмы про заброшенные города и страны, про древние опасные артефакты, про всё то, что нам потом показывали в «Потерянном ковчеге», классической «Мумии» и других кинолентах. Говард снова говорит «не тревожьте занесенное песками прошлое» и Го его в этом всячески поддерживает, тщательно рисуя пустынную тьму и пустоту, величественно-ужасающие своды храмовых построек ушедшей цивилизации. Страшно? Скорее волнительно, так бывает, когда прикасаешься к невероятной тайне.

В «Псе и других рассказах» не появляется Ктулху и другие известные существа лавкрафтовского пантеона, к ним Танабе обратится в своих последующих работах, взявшись за те же «Хребты безумия» (для чего нужно иметь определённую смелость, даже голливудским киношникам перенести эту повесть на экран пока не под силу). Здесь же – более камерные, изоляционистские истории в стиле «люди против непознаваемого ужаса». Хорошо заходит для ночных бдений, когда спустя пару минут начинаешь спрашивать себя «вот этот странный стук в окно – это же ветка дерева бьётся на ветру, да?». «Храм» может заставить вас испытывать некоторое время дискомфорт при поездке в лифтах и вообще при нахождении в замкнутом пространстве. Изданием манги Го Танабэ занялась «Фабрика комиксов». Томик обёрнут в суперобложку, сама мягкая обложка имеет эффект «металлизации» и легко «фиксирует» на себе следы от пальцев, так что эта книга для абсолютно чистых и сухих рук. 176 страниц, тираж не указан, из допов только короткое послесловие художника, выдающее в нём преданного ученика писателя, и реклама двух последующих его комиксов, выходящих на русском в скором времени.

@темы: примите наш отзыв!

10:39 

Рецензия от Anna-23-11 на книгу "Таймасин", том 4.

"Четыре мастера, супружеская ссора и новая куча гадов"
anna-23-11.diary.ru/p216266781.htm?oam#more1

«Всё-таки это странно…» - сказал Тайма, когда зловещая молния расколола лодку и потопила пилота. Его невозмутимость на грани патологии продолжает создавать моменты комичные до абсурда, вызывающие нервное хихиканье.
Чем дальше в лес, тем фантастичнее везение мастеров, как и полагается жанру. Тем более что ситуации возникают идиотские – не всегда по вине мастеров. Сначала Мия нанимает Тайму спасать себя и мужа, затем решает избавиться от Таймы, чтобы никого не спасал. Сначала Кадзахая утаскивает раненого Мондо из машины, чтобы не достался Фудзио. Затем встречает Тайму, и оба решают, что Мондо надо показать Фудзио, хирургу по профессии.

Кто-то сразу в первом томе понял, что Аякаси плюется иглами не только ради прикола. А кому-то пришлось пройти до четвертого тома несколько раз, чтобы понять, что у Аякаси иглы внутри него. Понятно, почему он не полетел с Таймой в Японию вместе. Не прошёл бы таможенные металлодетекторы. Понятно, о каких «опасных вибрациях» от Аякаси сказал Фудзио.
Хотя Тайма – один из мастеров и главных героев, в чем-то он выделяется. Он единственный, кто знаком лично со всеми остальными тремя мастерами. Не просто знаком, а прошел целый этап своего странного квеста. С Аякаси – Данвич в первом томе, с Курусу – столкновение с человеком-пауком и поход в деревню Красного Ущелья (второй и третий тома). С Кадзахая встретился в первом томе, а этап начинает в четвертом томе – слоны и проникновение в лабораторию.
А остальные мастера ещё не встретились друг с другом. Лишь в четвертом томе двое из них случайно сталкиваются на считанные минуты.

Перевод такой, что речь монстров почтительно-литературная, несмотря на угрожающую суть. «Нагая невеста», «даже мне не дано было их различить» (Фудзио). «Тайма повержен, Тегос-сама» (один из гадов). «Страшную внешность могут восполнить иные красоты» (Мия).
Речь мастеров проще:
«Как вариант – умрем. Если и умрем, то вместе» (Тайма),
«Эй, дедуль!», «Какое ещё «пожалуйста»?», «Ну у неё и вид» (Аякаси),
«Вот тебе и «встретимся в лаборатории»! Стану призраком и устрою тебе!», «А здоровская копия получилась!» (Кадзахая).
Лишь Курусу говорит напыщенно и витиевато. Правда, в «напускной важности» он попрекает Тайму. Если перечитать заново, окажется, что Тайма упоминает Курусу ещё в первом томе, хотя он появится лишь во втором.
Кстати, из всех значимых персонажей нет имен у двоих – Мондо и Таймы. При том, что имя его далекого предка известно – Доси Тайма.

С первого тома видна кропотливая работа над примечаниями, в том числе в четвертом томе. Есть лишь пара моментов, нуждающихся в небольших пояснениях. В третьем томе Мия говорит об Аякаси: «И фамилия необычная». Аякаси в древнеяпонском фольклоре приблизительно означают сверхъестественные явления или существа, связанные с водой. Возможно фамилия Кёго произошла от рода деятельности его предков – членов Ёгарисё, боровшихся с демонами.
В четвертом томе Фудзио говорит: «На войне я был известным врачом». О какой войне он говорит? О Второй мировой? Сколько же ему лет? Восемьдесят? Девяносто? В двадцать пять нельзя стать известным врачом.

Одна из читательниц в интернет-магазине разочарованно посетовала на «пошлости ради пошлости». Есть такое. Красавица Мия голая в каждом томе – без веской на то причины. С другой стороны, это война за территорию, в том числе в другом измерении. И монстры, не отягощенные этикой, используют все способы: и агрессивное размножение, и истребление врагов. Мастера оказываются архаичными, первобытными воинами, защищающими свою территорию, своё измерение. Выгоняющими враждебных, злых гостей вон за границы своего мира.

«Таймасин» в России выходит в 2018 году, в Японии выходил в 1990-е. Действие происходит в первой половине 1990-х годов, упоминаются «мыльный пузырь» 1986-1991 годов, эстрадные певицы 1980-х годов. Есть рассказы о периодах Нары и Хэйан в VIII-XII веках, Мэйдзи во второй половине XIX-начале XX веков. При актуальности манги такое ощущение, что – десятилетиями, нет, тысячелетиями - человек не меняется.

Taimashin-04

@темы: примите наш отзыв!

20:12 

Рецензия от Anna-23-11 на 2-й и 3-й тома сериала "Таймасин".

Рецензия от Anna-23-11: "Четыре мастера, медсестра, слуга и куча гадов"
anna-23-11.diary.ru/p216053801.htm

Сериал «Сверхъестественное», казалось, сериал неприличный. Но по сравнению с сериалом «Таймасин» приключения Дина и Сэма невинны и очаровательны.

В начале второго тома настоятель храма описывает злодеяния инобытных божеств. Это не что иное как художественная метафора сразу двух тем - агрессивная борьба за выживание и негативное воздействие зависимостей на состояние людей. Сначала на психику, затем тело.

Западная культура в виде мотивов из творчества Г. Ф. Лавкрафта причудливо и в то же время гармонично сочетается с средневековой японской мифологией и культурой. Например, семейно-профессиональная преемственность. Фантастично, что за тысячу лет семьи Тайма, Аякаси, Кадзахая и другие не прекратили своё существование, не пресеклись по линии наследования, не ушли в другие профессии, не рассеялись. Просто одни потомки сохранили своё богатство, другие обеднели…

Чувство мерзости от некоторых сцен притупляется за счет обилия ультра-комических диалогов и ситуаций. Чего стоят то ли подкалывания, то ли подшучивания между Тайма и Курусу, между Кадзахая и Мондо. Третий том – самый уморительный из трёх вышедших на данный момент.

Ещё один странный контраст. Вселенная Г. Ф. Лавкрафта антиэволюционна. Самый примитивный – самый сильный и всех жрёт. Вместе с тем японские художники внесли в «Таймасин» и примеры эволюционных механизмов. Один из примеров - кровь Кадзахая. После многих поколений употребления в одной семье яда для демонов – этот яд стал частью генома этой семьи. А кровь её потомков – ядовитой для демонов.

Ужасные сцены странно сочетаются с фабулой, свойственной старым добрым аниме для мальчиков. Главзлодей бросает вызов главгерою, в разгар схватки прибывает соратник главгероя, главзлодей скрывается до следующей встречи. «Таймасин» получается таким – «сёнэн для взрослых».

К слову о главгерое. Доктор Тайма – не главный герой сериала. Он один из нескольких главных героев. Несмотря на его присутствие на обложке первого тома и на то, что история начинается с него. Это как в аниме «Ящик нечисти» первая серия почти целиком посвящена двум девочкам, которые главными героинями в аниме не являются.

При всем своём обаянии доктор Тайма хитёр, скуп, хладнокровен. Когда надо, даст другим проявить себя, а самому отойти в безопасную сторонку. Когда можно, предпочтёт сбежать, чем бессмысленно драться. Благо, он сильный, может долго бежать и на себе потащит раненого, как жалуется хилый Курусу. Кстати, этому третьему мастеру Тайма уступит обаяние в третьем томе, превратившись в угрюмого язвительного мужика. Забавно, когда Тайму пафосно называют «лидером школы Тайма». Он единственный потомок и представитель этой семьи – там нечего быть лидером. Не брать же в расчёт Маки Тогэцу.

Вообще сериал во многом выигрывает благодаря остроумию, смекалке и непредсказуемой решительности всех мастеров – кроме Тайма, это Аякаси Кёго, Курусу Хаято (с зонтиком) и Кадзахая Сампэй (носит с собой везде фоточки любимых актрис). Они не стесняются своего страха и тошноты от отвращения.

Ещё одна особенность «Таймасин», которая отличает его от боевиков подобного рода. Главные герои стараются никого не бросать. Житель Данвича, водитель автобуса, пилот вертолёта – жизнь этих маленьких безымянных людей так же ценна, как главных героев. Последние следуют принципу «обезвреди монстра - не навреди человеку».

Наконец, оформление изданий второго и третьего томов. Страницы с кратким содержанием неудачно сбиты внутрь, так что текст с этим самым кратким содержанием читается не полностью. Но так как предыдущие тома вышли совсем недавно, то этот изъян некритичен.

Немного раздражает, что последние страницы предыдущей главы и первые страницы следующей повторяются. Зачем, если читатель только что закончил предыдущую главу и прекрасно помнит, на чём остановился? Ну конечно, нельзя проигнорировать бумажные полоски поверх суперобложек. На них напряженное интеллектуальное лицо Г. Ф. Лавкрафта. Хочется расценить это как шаг в развитии комиксопечатания. А также изящный вид цензуры.

@темы: примите наш отзыв!

Новости и планы "Фабрики комиксов"

главная