• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
22:11 

Из коллекции мыслей

торгую догмами и эскапизмами.
с каждым годом она всё дальше и дальше отдалялась от мужа и погружалась в книги.
истории и персонажи на страницах стали для неё чуть ли не важнее собственных воспоминаний.
дневник, который она вела с десяти лет, постепенно превратился в сборник выдумок, а потом и вовсе опустел.
вместо него она достала несколько тостых тетрадей, в которыестала записывать биографии героев.
она проделывала это с такой тщательностью, что казалось будто кроме неё с этим никто не сможет справиться.
муж не перечил ей и лишь иногда касался её плеча когда она слижком уж поздно засиживалась за очередным романом.
она стала рассеяной и перестала отвечать на его вопросы, сосредоточив всё своё внимание на буквах.
первое время он ещё чувствовал её близость, читая тетради от корки до корки заполненные её каллиграфическим подчерком,
но потом она придумала свою собственную грамоту и начала заполнять страницы каракулями, которые он уже не мог понять.
сама перемена врядли была связана с её нуждой в секретности,
скорее ей просто стало удобнее отвечать своим языком на какие-то свои внутренние вопросы.
он загрустил и начал скучать по ней, не смотря на то что она была рядом и даже до сих пор спала с ним в одной кровати.
пока она читала или писала он приносил ей еду, а вместе с ней старые фотографии – то её, то его собственные
она не смотрела на них и лишь задумчиво крутила ручкой, беззвучно бормоча что-то сухими губами.

@темы: отрывки, проза

09:57 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.
Мне приснилась очень длинная история.


Бассингтон просыпается как будто после долгого сна, хотя, на самом деле, он помнит, что проспал всего лишь пару часов – не так уж и давно началось его дежурство. Справа, со стороны тюремного корридора, слышатся зычные голоса заключенных. Среди общего гама Бассингтон легко различает голос Уэлша, тот вещает что-то о туманах Ливерпуля. «Ну и ладно, ну и пусть,» - думает Бассингтон и устраивается на своём жёстком стуле поудобнее; этот тюремщик никогда не вмешивается в разговоры между арестантами, считает что, что-что, а поговорить им, бедолагам запрещать нельзя, особенно перед смертью.

Кто только не сидит во Второй Эдинбуржской; тут и отравители, и насильники, и поджигатели, и детоубийцы. Правда, тюремщики, как и большая часть населения Эдинбурга знают, что у за крепкими каменными стенами сидят только заговорщики, революционеры и прочие несогласные. Тут бывает по разному, кто сидит годами – как старый Лэнгли, проведший в камере добрую часть своей жизни – а кому достаётся лишь неделя и следующая за ней, леденящая пятки вечность. Казнили во Второй Эдинбуржской часто. В хорошие времена – стреляли, в плохие – вешали. Заправлял этим абсолютным правосудием преданный вассал короны, Р.А. Рибсон. Среди заключённых ходили слухи, что звали Р.А. Робертом Агатой, но подтвердить догадку не решались даже смертники.

Потерявшийся луч света скользит вверх по красноватому лицу Бассингтона и останавливается точь-в-точь на его глазах. Проходит минута и страж сновапросыпается. Он, нехотя поднимается и идёт к камерам, где сидят уже поумолкшие мужчины; женщин здесь не держат. Бассингтон останавливается около камеры №6 и заглядывает внутрь.

Уэлш, который прежде сидел на полу и разглядывал стенку, поворачивает голову к тюремщику. Заключённому едва не больше тридцати. Голова у него покрыта густыми русыми волосами, а глаза светятся редкой, даже по Эдинбуржским меркам, разновидностью грусти. За годы службы Бассингтон приметил, что ко дню казни почти все заговорщики теряют свою спесь и превращаются в вполне обычных шотландцев, точно таких, каких он видит на улице, шагая от домика к тюремной крепости, разве что гораздо более несчастных. Тюремщик успел перевидать всё: и слёзы, и яростные мольбы, и полное скрытого страха молчание, и напускную браваду, и обыкновенный звериный ужас. Бассингтон проводил многих и иногда по ночам ему снился нескончаемо длинный тюремный корридор, по которому он, один за одним, ведёт их всех снова. И все заключённые в одинаковых грязно-бежевые лохмотья заключённых идут на смерть как будто нищие.

- Уже пора? – спрашивает Уэлш. В его голосе не слышно ни страха, ни усталости, хотя он, как и сотни своих предшественников, наверняка не смыкал ночью глаз, пытался в последний раз поймать взглядом месяц.
- Нет, ещё пара минут, - отвечает Бассингтом, внутренне желая окозаться подальше от этой камеры и от этой тюрьмы, - Ты прости, преподобного сегодня не будет, у него какие-то срочные дела в Лидсе.

Молчат. Бассингтону неловко за отсутствие священника, но он не знает какие слова могут его оправдать. Уэлш, наверное, пытается переварить услышанное, хотя в этой тюрьме заключённые каким-то образом всё всегда узнают первыми. Стены им, что ли, нашёптывают. А может быть, Уэлш всё ещё надеется что сюда вот-вот вбежит курьер с королевским помилованием. Или может быть он надеется что в эту минуту начнётся шотландский мятеж. Хотя, вообще-то, что ему до шотландцев, наверняка он думает о Ливерпуле.

- Так ты из Ливерпуля, да? – спрашивает Бассингтон, прерывая затянувшееся молчание.
- Да, сэр, - кивает парень.
- Бывал я там… Такие... Такое...
- Да, сэр.

Тюремщик вздыхает и понимает что дальше оттягивать бессмысленно. Он гремит связкой ключей, находит нужный и открывает камеру Уэлша. Заключённый поднимается в последний путь.

Бассингтон ведёт Уэлша по тусклому корридору. Руки пленника закованны в кандалы, а голова опущенна в молчаливых раздумьях. Ему осталось жить совсем немного, сейчас вот вперёд, потому направо и по лестнице вниз, а там уж выход в тюремный двор и… Откуда ни возьмись, у Уэлша в руке появляется нож («Кто же сумел его протащить?» – не успевает подумать тюремщик) и он по самую рукоятку вгоняет его Бассингтону в грудь. Бассингтон, не успевши опомнится, падает на спину, у него широко открываются глаза, он умирает. Уэлш наклоняется к покойнику, вынимает у него из груди нож, опускает мертвецу веки и крестится, почему-то, двупёрстно. Потом он, с завидной бодростью, вскакивает на ноги и бежит дальше по корридору.


Бассингтон просыпается как будто после долгого сна, хотя, на самом деле, он помнит...

@темы: проза, сны

06:22 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

fading faces by vaporiss

сандра паникует. она дёргает вещи из шкафа и кидает их в открытую сумку.
она мчится на кухню и бросает в сумку колбасу, хлеб и йогурт. у неё ускоре
нно дыхание и болит спина, но она не останавливается и продолжает летать
по жилплощади как клочок ветра и лёгких осенних туч. внизу, около обшарп
анной двери, сандру ждёт нетерпиливый таксист. его руки пахнут кожей и де
шёвыми сигаретами. он перебирает пальцами по баранке руля и хочет уехать,
но понимает что обязан подождать ещё немного, тем более что следующий в
ызов на другой стороне города. сандра мельком выглядывает в окно, резко от
одвигая клетчатую занавеску, и удостоверивается в том, что такси всё ещё ж
дёт. широкими полупрыжками она несётся в ванную комнату, сгребает с полк
и все умывальные принадлежности и пихает их в полиэтиленовый пакет из вол
марта. она хватает сумку и в одних рвущихся шлёпанцах бежит вниз, выбегает
на крыльцо и ошалело вваливается в такси. таксист, его кстати зовут роберт,
полуоборачивается чтобы узнать адрес, но вместо этого сталкивается глазами
со своей сандрой, потерянной и ненаглядной. она глуповато ему улабыется и о
н, наконец оторвав взгляд, едет прямо не юг, через город и из города. он приво
зит сандру в маленький городок под названием лэйк крик. они оба выходят из
такси. счётчик показывает пятьсот долларов и семь с половиной лет ожиданий.

@темы: проза, персонажи, истории с картинками

08:02 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

this will become a memory 1 by riotstar


ну вот и замечательно. ты родилась где-то в начала мая и с самого первого дня
дала всем понять, что ты совершенно особенная, своеобразная такая, что даль
ше уж некуда. ты родилась где-то посреди шестидесятых в девоншире. ты часто
писала письма маленьким коммунистам в москву, носила юбки ниже колена и в
сю жизнь слушала битлз. ты родилась, кажется, в конце дня. твоя мама точно з
нала бы когда, но она как-то умудрилась потеряться. дело было к концу твоего
пятого лета и она просто не вернулась домой. вы с папой сидели и ждали её на
диване, а потом заснули, а потом снова ждали, а она так и не вернулась. иногд
а на каникулы ты ездила к бабушке на побережье. там ты гоняла ветер, дружила
с мальчишками и напрочь отказывалась пить молоко. став старше ты начала игр
ать на трубе. замечательно, кстати, играла, но бросила всё, потому что тебе вс
ё это наскучило. ты всегда очень громко смеялась и никогда не испытавала нед
остатка в друзьях. они все как будто бы сами находили тебя, а найдя, уже не от
пускали, не пропадали. в мужчинах тебе всегда нравились ноги и важнее всего д
ля тебя было как человек танцует. это был глупый фетиш, но тем не менее, ты н
икогда не оставалась в проигрыше. много позже, уйдя на пенсию, и просиживая
свои дни в загородном пансионе, ты любила разглядывать свои старые фотографи
и и, никого на них не узнав, тыкать пальцем в ту, что когда-то была тобой, и гово
рить остальным постояльцем, что эта твоя дочь, которая скоро приедет погостить.

@темы: проза, персонажи, истории с картинками

08:26 

Из коллекции маленького

торгую догмами и эскапизмами.
вчера, а может быть сегодня

мы сидели в твоей новой квартире
смотрели как ночь растекалась за окном
и разговаривали
обо всём по немногу

"пацаны", "мужики", водка, танцы звериные, разговорчики глупые, мини-юбки, подвески-сердечки, пикаперы, мсн... В мире совсем не осталось романтики - говорила я.

неправда, - говорил ты и улыбался каким-то мыслям. а ночью, засыпая в подушку, вздыхал о чём-то своём.

ты удивил меня.



ps. помните такой дизайн?


@темы: проза, ночные мысли

05:18 

Из коллекции капитана

торгую догмами и эскапизмами.
"мне кажется, что я для него недостаточно женщина..." - говорю я капитану.
"что за чушь ты опять говоришь, касатая," - он качает головой.
а потом гладит мою лохматую голову. он меня всегда понимает. а если и не понимает, то замечательно притворяется.

*

я крепко обнимаю его, царапаюсь его жёсткой щетиной. а он вроде бы и тоже обнимает, но смотрит вдаль. живёт где-то за горизонтов и лишь иногда приходит погостить.

*

"отчего мы не летаем как птицы, капитан," - спрашиваю я
"это вы не летаете" - говорит он

*

капитан - загадочник

@темы: проза, персонажи

23:42 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.
Эта история начинается в тот самый солнечный день когда мама готовит шарлоттку. Мама как раз нарезает яблоки, когда на подоконник запрыгивает полуголый мальчуган. «Не зевай,» кричит он и хватает пару яблок у мамы из под носа. Она пытается поймать его за руки, но он слишком быстр и хитер, отпрыгивает от подоконника и убегает по дорожке куда-то в глубь сада. Мама задумчиво смотрит ему в след и бормочет себе под нос, «Андрей».

Эта история начинается в Латвии, где достопочтенный почтмейстер Ситц, проходя мимо дома №7, роняет из сумки несколько писем. Их поднимает подозрительно оглядывающийся юнец. подросток тут же распечатывает корреспонденцию и жадно читает её. Откуда-то со стороны четвёртого дома слышится крик и мальчик начинает двигаться в сторону центральной площади, на ходу скомкивая письма. Ему навстречу попадается друг его отца, он удивлённо говорит, «Андрей».

Эта история начинается когда я лежу в кровати, стоящей посреди маленькой комнатушки в каком-то богомзабытом районе. Я провожу ногами по простыне, и вся собираюсь в маленький комочек, втягивающий в себя всё тепло комнаты. Дверь со скрипом открывается и на пороге стоит молодой человек со шрамом чуть выше правой брови. Я встаю с кровати и обнимаю его. Он не обнимается обратно. Я шепчу в его губы, «Андрей».

Эта история начинается когда Андрей садится напротив меня. Говорит, «Почему ты сегодня такая озабоченная?» А я достаю блокнот и начинаю писать.

@темы: проза, жизнь, персонажи, незабвенный

08:34 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.
look at him, she says, look at him, isn't he beautiful



masturbath by m_i_s_a

последний раз ты написал что-то серьёзное где-то в конце 2005ого февраля.
в те дни каждое твоё слово значило гораздо больше, чем ему самому казало
сь. мы все воспринимали тебя очень близко к сердцу и это немного тебя бес
покоило, потому что ты никогда не хотел становится серьёзным писателем, т
ы просто игрался с понятиями и с самовыражением. тайком, ты рисовал каран
дышные скетчи и учитался читать по-японски, но позже забросил эти занятия
и полностью посвятил себя глупостям своей головы. ты швырялся своими мысл
ями налево и направа, в совершенной уверенности, что твои оригинальности
никога не кончатся, совершенно не заботясь о том, что подумает о тебе чит
атель и почему он подумает о тебе. ты упивался собственной молдостью и мы
все об этом знали. в том феврале я очень часто писала тебе, получая в отв
ет лишь молчание и пустоту. мне, впрочем, совсем не было обидно и я поним
ала, что тебе некогда, что у тебя много важных дел, что тебе нужно написа
ть за ночь десять тысяч слов, а потом их всех забыть; забыть каждое. в те вр
емена я надеялась однажды увидеть тебя на своей кухне, сидящим за чашкой
чая или этой проклятой арабике, которая снова была в моде в наших круга
х. не знаю о чём думал тогда ты, но в конце февраля ты почему-то сник, пе
рестал писать и начал целыми днями шататься по дому, объясняя это тем, чт
о ты хочешь "больше жить" и "испытывать на своей шкуре". мы все отпустили
тебя, но, по правде говоря, ждали когда ты вернёшься к своей машинке и к
своим лучшим в мире рассказам. но ты конечно же, но ты всё ещё, не вернулся.



думаю, ты пытался.

@музыка: tin hat trio - same shirt, different day

@темы: проза, истории с картинками

11:14 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

frame by FredG

мир встречается тебя цветами. ты герой и тебе положена слава. много и цветов и много
славы. как будто это поможет тебе забыть долгие часы, дни, годы, проведённые в космо
се. как будто это поможет твоему телу вспомнить всё то, что оно раньше знало о грави
тации. как будто ночью тебе прекратят сниться разумные моря у комнаты полные соверше
нно пустых людей, которые молчаливо на тебя смотрят и судят. судят тебя. ты герой; т
олько вдумайся, ты теперь идол поколения, пример для молодёжи, картинка в учебнике п
о сверхновой истории. ты увековечен, твоё имя не умрёт в забвении, твой день рождени
я и день твоей смерти будут справлять всей страною и на каждой кухне будут говорить,
"ах какой мастер, ах какой молодец." все будут вспоминать час и минуту, когда они вп
ервые услышали о твоём подвиге: "я убирала хлам на антресоль." "а я искала кошку под
диваном." они прямо сейчас начнут вспоминать, тренироваться, чтобы быть готовыми ког
да придёт время. они хотят буть готовыми, прямо как ты. они так и рвутся. а может бы
ть они и правда рвутся. может быть они все - ненастоящие бумажные люди. может быть о
ни - пустышки из твоих снов. тебя непонятно, тебе уже ничего не понять. у тебя сейчас
болит голова и ты просто хочешь сесть в своё любимое кресло, подозвать любимую собаку
и почесать у неё за ухом. ты думаешь, ты хочешь, и туту ты вспоминаешь, что твоей со
баки уже нет, как нет и жены, детей, внуков, правнуков. у тебя нет никого. ты никого
не знаешь на этой безумной планете, вертящейся вокруг накалённого солнца. поколения
следившие за тобой менялись так часто, что ты быстро потерял им счёт. ты забыл, что
здесь никто никого не ждёт. все эти аплодирующие, ходящие, дышущие люди будут любить
тебя; нет, не любить, а даже обожать, узнавать везде, всегда узнавать. они будут тар
ащиться на тебя на улицах, шептаться друг с другом. самые смелые будут отдавать тебе
честь, благодарить, задавать тебя совершенно глупые вопросы. и ты будешь рад им отве
тить, да не сможешь найти с ними общий язык. ты теперь в новом времени и новом мире.
здесь другие технологии, другой язык, культура, политика; здесь даже другая реклама.
и это, мой друг, почему-то волнует тебя больше всего. момент. ты махаешь толпе рукой,
проходишь под ливнем цветов и громом оваций, садишься в чёрную машину и наинаешь ждать.




я, честно говоря, не знаю что обо всё этом думать.
может быть это меня ночью бредит, а может я напишу о нём ещё.
я ничего о нём не знаю и это очень интересно.

@темы: проза, бред, истории с картинками

03:53 

Из коллекции зимнеснов

торгую догмами и эскапизмами.
из чего состоит моя осень?


моя осень состоит из разговоров с разными женщинами. они в это время года почему-то становятся глубже, открывают мне свои странные тайны и делятся впечатлениями о самом неожиданном: то о собаках во дворах, то о событиях трёхнедельной давности, то о, то о...

осень состоит из викторианского университета среди разноцветных лесов, проходит между каменных зданий и башен, поджидает за маленькими и неудобными партами, теряется между тысячами библиотечных томов, сидит на мягких стульях с откидывающейся спинкой, пьёт чай в зале у камина когда за окном холода.

осень состоит из кукушки, которая живёт в парке около мутной реки и кукует только по ночам. быть может я единственная, кто различает её голос в темноте, вдалеке. а может быть, я вовсе не одна и сотни людей слушают эти последнии птичьи песни.

осень, вчера я наконец призналась себе, что потеряла часы (подарок от бабушки, но это уже не важно, правда?). теперь на моём запястье ничего не надето и всякий раз, когда я бросаю на него взгляд, я натыкаюсь на отсутствие. время так долго крутилось возле моей руки, что оно до сих пор не может привыкнуть к нашей разлуке.

осень состоит из низких облаков и дождей, всё время куда-то движущихся, но никогда не кончающихся, продолжающихся в моём сознании. это - движение в статике, среди тумана - дыма от сырых костров; потенциальное солнце, слабо светящее где-то в вышине, и не играющее абсолютно никакой роли.

осень сделана из ночей с воспоминаниями. ночей когда я встаю и хожу по комнате, строю грандиозные планы, забиваю их в ворд, а потом выключаю компьютер, ничего не сохранив. осень сделана из сегодняшних ночей и завтрашних, когда всё повторяется снова и я мучаюсь всё теми же вопросами, пытаюсь вспомнить всё те же номера.

осень - это непроизвольное надевание свитера, даже если за окном вроде-бы-солнце. жизнь, сопровождаемая жужжанием, звуком перемотки кассеты в магнитофоне. я так люблю магнитофоны. пусть они никогда не умрут.

осень состоит из шагов; из следов по почве из листьев, грязи, обрывков стихов; из тропинки к зиме.

@темы: проза, жизнь

08:40 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

every now and then by ThreeLibras

горячие дыхание коротки. лёгкие, кажется, совсем не расширяются, ты, как будто
бы дышишь внутрь. напоняешь воздухом живот. сердце стучит в два раза сильнее.
быстрее в два раза гонит кровь. кровь жидкая и красная, тут не поспоришь. ты
лежишь на кровати, крепко ухватившись за простыню. тебе кажется, что кровать
висит кверх ногами. кажется ты сейчас упадёшь. ты смотришь вниз и видишь белый
пол. он куда-то течёт. и если ты на него сейчас упадёшь, если сейчас упадёшь --
ты течёшь по белому полу, вливаясь в трещины поверхности, заполняя её, залатыв
ая пробоины. ты слышишь, что где-то играет транс и тебе кажется, что это твои
соседи включили его на своей старой магнитоле. ты растекаешься и расширяешься,
думаешь о соседях. твои мысли разбегаются. вслед за ними убегают слова. понима
ние ускользает. ты стал слишком тонкий. зато тебя теперь никто не поймает; може
шь делать что хочешь. а что ты хочешь? ты спрашиваешься себя. медленно. внятно --
перед тобой чья-то лысая голова. ты сразу понимаешь, что имеешь дело с главным.
с шефом. с дежурным по классу. "что ты хочешь?" тебя не будут спрашивать дважды.
ты хочешь ниллу в вице и диллион молларов. ты хочешь абрукадабру и банку шпрото
в. на новый год, тебе никогда не доставалось больше двух бутербродов. теперь ты
уже не помнишь почему. теперь ты просто хочешь. хочешь, то что помнишь и что нет.
"вот тебе" - говорит голова и ты превращаешься в ключ ко всем желаниям. ты в э
кстазе (или на экстази?), ты не знаешь с чего начать, не знаешь как подойти к д
елу. и тут, пока ты думаешь, появляется какая-то девочка и кладёт тебя в карман.
и вот уже несколько недель твой мир - карман, а счастье - когда девочка пробега
ет по тебе горячими пальцами. и ты уже свосем не уверен, что бывает по другому.

@музыка: massive attack - inertia creeps

@темы: проза, истории с картинками

10:36 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

autumnel by zuckerfuss

однажды на дворе стояло дождливое туманное утро, а у меня в кровати
были тепло. у меня было мягкое белое одеяло и несколько подушек. н
а одной из низ я спала, а остальные обнимала. мне так удобно, да и
приятно тоже. я лежала под одеялом и пускала вверх невидимые пузырь
ки выдохнутого воздуха. они поднимались до самого верха и лопались
о гладкую скатерть потолка, сдуваясь и выпускаясь. начинался самый
обычный день, не обещающий ничего нового. "в этом-то и находится гла
вный недостаток рутины," думала я шлёпая босиком по коридору в стор
ону кухни, "каждый день так похож на предыдущий, что постаравшись,
можно поминутно расписать все события от полдня до полночи. сейчас
я зайду на кухню, выпью чая, пойду поищу свои джинсы..." - у меня
был точный план. план, который пошёл к чёрту как только дойдя до ку
хни я обнаружила там не привычного Никого, а тебя. ты стоял там в к
аких-то нелепых шортах и разливал по стаканам сок. было видно что т
ы не брился уже пару дней и был очень доволен этой ситуацией. навер
ное ты с детства хотел отрастить бороду и только сейчас понял, что
действительно можешь это сделать. вот такой ты и стоял, довольный,
в шортах и с предвестьем бороды. "ого," сказала я просебя. "ого," ск
азала вслух. я тогда не знала ни кто ты, ни зачем пришёл, ни почему в
друг решил разливать апельсиновый сок на десять персон. да и, если за
думаться, до сих пор не знаю. ** "почему," я иногда спрашиваю тебя. "ч
то ты здесь забыл," отвлекаюсь от своих мелких проблем. ты только ра
ссеяно разводишь руками, мол, "да если б я сам знал." так и живём т
еперь, привыкаем к ново рутине. просыпаемся всегда одинаково: я в кр
овати, среди осенних листьев, а ты на кухне, с соком из американских
цитрусовых и твёрдым желанием что-то сегодня изменить. например, ты
бы хотел однажды проснуться мной, провести по моей коже своими рука
ми или по своей коже моими руками, хоть бы как. а я бы хотела завтра
проснуться апельсиновым соком. главное верить в неожиданность рутины.

@темы: проза, истории с картинками

10:05 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

touching the hole by electrofreek

иногда нам задают такие вопросы, нас настигают такие вопросы, т
акие вопросы расстёгивают блузки, что мы и не знаем, что на них
сказать. прагматичное "да" не лезет, не вылазиет изо рта, почему
-то предпочитает сидеть тихо и иногда прятаться в шкафу. возможн
о оно что имеет против тебя. быть может вы раньше встречались и
ты сказал ему что-то пошлое. а может быть у вас, как раз, всё бы
ло серьёзно, но на ответственную встречу с родителями ты принёс
жёлтые гвоздики. сейчас уже никто не узнает. понятно лишь одно,
"да" тебя не любит. возможно, вопрос в том, почему я не могу ск
азать тебе "нет", доброе старое "нет", столь часто гостившее у
мня летом. почему "нет", с которым знаком каждый, кто знаком со
мной, не желает предстать под твои светлы очи. хотя подожди, уж
у кого у кого, а у тебя они тёмные. тёмные очи. может быть поэто
му. ты слушаешь меня, смотришь как на дуру и всё не поймёшь о ч
ём я, к чему, почему несу околесицу. это мой защитный кокон, мой
план Х, понимаешь? это моё "не знаю". верное "не знаю", которое
в былые времена решало много больше чем этот наш с тобой вопрос.

это так, рассуждения вслух, а на самом деле мы все - слепые мыши,
и никакого выбора нет. тыкаем лапками в пустоту, а она уж сама ре
шает кому что. мы не видим, не слышим и не догадывыемся, а потому
не имеет значения что мы выберем, не важно что именно я скажу. по
крайней мере мне очень хочется в это верить. the coward's way out.

@темы: проза, истории с картинками

09:35 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

the latinist by 728

"п" - это "печатные буковки", это букашки, ползающие на страницах книг, на а4
из магазина или принтера, на пачкающей пальца газете, на документах, на личн
ых письмах дантона робеспьеру, на моих ладонях и дальше. чтобы раздобыть эти
буковки хочется купить дребезжащую печатную машинку. купить её, отнести в ко
мнату с большим окном и снегом на подоконнике, поставить музыку французкую и
набить "si tu n'etais pas la, comment pourrais je..."*. набить и смотреть на
буковки долго-долго и пытаться понять что ж они всё таки значат. до обеда см
отреть, потом сходить заварить себе чаю, вернуться, снова смотреть, думать, м
ыслить, размышлять, грызть карандаш и ручку, отходить и смотреть в окно, шага
ть туда-сюда по комнате, искать тёплые носки... целый день тратить, а потом
вспоминать, что tu, и так, n'est pas la, и что je очень даже peux. буковки-
букашки придуманные. качаешь головой. такое бывает. но почему же тогда всё вр
емя хочется выражать эмоции буквами, а не скажем голосом, картинками, цифровы
ми жестами. почему буквы на бумаге или компьютерном экране столько значат? ты
знаешь, да, что значат они потому что ты сам даёшь им смысл, что считаешь их
чуть ли не альтернативной правдой. но всё ж таки, но всё же, что за глупые зв
уко-буквенные порывы, что за несостоявшиеся чувства, неосознанные выдумки, а?

вы заметили, да? я стала задавать так много вопросов. не к добру это, нет.



* "Если бы не было тебя, как бы я..."

@темы: проза, истории с картинками

07:44 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

margaret by pixiefangs

"н" - это "никогда не будем настоящими", это такое особое настроение,
мнение, возможность, мания, желание. это эскапизм крайней степени, ко
гда ты ты не играешь ненастоящего, а ненастоящим являешься, когда фаль
шивишь правдой и врёшь уже совсем незаметно; нетинебудет особой ра
зновидности. "н" - это когда ты настолько отличаешься от всего прочего,
что выгдялишь картинкой без контекста. а ведь даже у сирот есть контек
ст, у эскимосов и отшельников живущих в австралийских пещерах. "н" - эт
о когда ты - персонаж куда больше, чем человек, когда тебя не зовут по
имени и ассоциируют не с воспоминаниями и фотографиями. "н" - это скол
ьжение между условностями, мысли о том, что ты сейчас - не ты, поэтому
тебе всё можно. ...чувство свободы на утро после; спокойствие почтенного
завсегдатая английского клуба. "н" - это "нет волнений", "нет риска", "нет
проблем". удобно. понятно. но все всё равно предпочитают говорить правду.

да, все предпочитают говорить правду. и вам меня не переубедить, да.


p.s. да, я не подписываюсь своим собственным именем. это дургое.

@музыка: blue man group &venus hum - i feel love

@темы: проза, истории с картинками

12:09 

Из коллекции мыслей: остальной цирк

торгую догмами и эскапизмами.
запись про мимов = -2 читателя. это интересно. теперь, видимо, придётся писать и про остальной цирк.

*

моя мама - это трусливая канатоходка. она уже который год сидит наверху, около белого плетённого каната и никак не отважится по нему пройти. вниз слезть она тоже боится. у неё, наверное, боязнь высоты, да только об этом её не спросишь, уж большо далеко кричать. с ней уже давно никто не разговаривал, но весь цирк всё ещё уверен, что она у нас - замечательная.

мой папа - дрессировщик львов и тигров, а ещё, меня. он меня с детства дрессировал, чтобы я была такая, какая ему нравится. не то что бы тапочки приносила, но чтобы молчать умела правильно, слова подбирать умела грамотно, и бегать быстро-быстро. всё время он меня учил, пытался сделать умной кошкой. и я ведь сама училась, слушала его внимательно, за кусочки рыбы прыгала-мяукала. а однажды просто голову наклонила в сторону, на него посмотрела, моргнула, развернулась и ушла.

моя бабушка - это кассирша. она сидит в своей маленькой будочке и, якобы, продаёт билеты. только, конечно, не продаёт совсем, а разговаривает с покупателями через малеькое окошечко, рассказывает им сказки какие-то, сплетни, а продавать - не продаёт. бедные люди только и успевают от окошка уходить, удивлённые и уставшие.

мой дедушка - йог. он однажды ушёл из цирка в поисках нирваны или сразу нескольких нирван. с тех пор его никто больше не видел. он не пишет нам писем, но никто о нём не волнуется. я тоже не волнуюсь. честно.

мой брат - это фокусник. недавно он совершил свой самый дурацкий фокус и извлёк себя из призрачной ткани вселенной. теперь никто никогда не докажет что он есть или был. о нём в цирке шепчут, "он никогда не существовал... но это не значит что его не существует."

моя сестра - дресированный мопс, то есть - совершенная глупость.

моя отдалённая родня - это акробаты. их много и они умеют делать разные трюки. например, кидать друг друга, бросать на произвол судьбы, но всегда ловить, а если не ловить, то по крайней мере ставить сетку и потом друг друга из неё вылавливать огромными зелёными сачками.

мои друзья - клоуны. грустные и весёлые. тонкие и толстые. просто странные и cовсем уж странные. они умеют плакать в своих темных маленьких каморках и смеяться над миром под ненастоящим светом цветных прожекторов. иногда после представлений они садятся со мной, выпить виски и рассказать о неприметных непонятных людях, зрителелях первых рядов.

@темы: проза, жизнь, персонажи

08:45 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

meza by tricki

"с" - это "становится трудно". становится трудно, читать выдумки других людей.
видимо, своих выдумок уже предостаточно. на улицах меня встречает фрэнк, а ино
гда, бывает, гордон, а иногда даже... но это уже так, beside the point. волшебники,
сказочники, безработные актёры, бестолковые писатели, беспечные художники, мои
будни полны таких людей, таких случайностей, что придумывать совсем легко. насто
ящему становится некомфортном, у настоящих начинает сосать под ложечкой. они ход
ят среди моих выдумок и пытаются понять, кто же здесь они. сейчас я очень люблю
И., сейчас он - главный герой. я не люблю когда эту роль заполняют настоящие, по
тому что сними трудно. они умеют разочаровывать, говорить и трогать. они умеютя
смотреть очень внимательно, очень пристально смотреть, а потом смеятся. очень гро
мко. а магнитофон в это время играет песни, играет мысли, "love of mine some day
you will die, but I'll be close behind, I'll follow you into the dark."
и я думаю глупости
я думаю радости и я начинаю выдумывать, но потом спохватываюсь, останавливаюсь
и просто смотрю на тебя. очень долго смотрю на тебя, а ты всё ещё смеёшься. вот.

@темы: проза, истории с картинками

07:45 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.

if i was caught in between by ivorylily

"д" - это "до свидания", это прощания разные. бывают тёплые, дружеские, как прощаются
солнце и море каждый вечер или как дети, уезжая из артека. тёплые, это когда обнимаю
тся, друг к другу прижимаются, сердцами вместе стучат и дышат близко-близко, так что
чувствуют друг друга углекислый газ, ну и ещё друг друга запах, но это уже совершенно
другая песня. это - прощания со слёзами, прощания с улыбками, прощания со смехом в гл
азах. и с родиной. по крайней мере, так часто вспоминают иммигранты, сонно толкаясь
у прилавка старбакса, потягивая обессахаренное латтэ, и одновременно сумбурно бормоча
thanksnhavagooday. бывают прощания холодные, как февральские ночи, когда звёзды бл
естят, но так далеко и невероятно, что на них можно только смотреть и дивиться. холод
ные прощания, это - я и тень моего отца на вокзале. это - одинаково спокойный отстран
ённый взгляд и тонкие бледные губы, это - "пока" и "ну, пока" на пару дней или на дол
гие годы. может быть даже навсегда, но это не играет никакой разницы, потому что холо
дно, пусто, мёрзло. изморозь на сердце. ну и наконец, бывают прощания такие, как у нас
- частые, беспорядочные и совершенно беспричинные. самые странные. самые замечательные.

@темы: проза, истории с картинками

08:11 

Из коллекции историй: so close to my skin

торгую догмами и эскапизмами.

bring sweet light by iamkatia

я говорю, "ты мне ближе, чем любой другой человек, ведь ты произносишь вслух
мои мысли и говоришь обо всём точь-в-точь как я, пишешь моей ручкой, читаешь
мои любимые книги, пьёшь чай на моей кухне, на моей кровати норовишь уснуть.
по ночам ты играешь на сцене моего театра и, ты не знаешь, но иногда я смотрю на
тебя так... так смотрю, что включи г.а. свет, ты бы почувствовал себя неловко. я тебе
никогда не рассказываю, но после таких ночей я хожу по улицам города и бормочу се
бе под нос некоторые твои строчки, пытаюсь понять как же ты всё узнал, как дога
дался, да и откуда ты вообще взялся, такой искренний, такой непонятный. ты меня
задеваешь, находишь во мне какие-то неровности, заполняешь их до краев и через
край переливаешься. во мне тебя так много, а в тебе так много меня, что нас ино
гда бывает трудно различить. бывает, иногда, мы сами путаемся (и тогда уже я пы
таюсь заснуть в твоей тёмной комнатке у бульвара. мы часто путаемся, но ещё чаще
находимся и тогда ты хватаешь меня за руку и говоришь, "ты мне ближе, чем любой
другой человек,"
а у меня живот сводит и голову, потому что я всё равно одна.
скамейки в парке, кофе в шесть утра, красный шарфик и много много одиночества."

и от этого никуда. может быть когда-нибудь, но почему-то не сейчас.

@темы: проза, истории с картинками

08:36 

Из коллекции историй: между старостью и молдостью

торгую догмами и эскапизмами.
ты гадаешь где я. ты не знаешь кому звонить и куда идти искать, не зна
ешь как такое получилось и как ты оказался в этой ситуации. мы всегда го
ворили только о тебе. точнее, ты всегда говорил о себе, а я просто улыбал
ась в ответ. пару раз ты пытался задавать наводящие вопросы, но мои ответ
ы где-то терялись и отправившись к тебе, попадали в какое-то кругосветное
странствие. так что, ты не знаешь кто я, почему была здесь и почему говорила
с тобой. ты с трудом можешь вспомнить мои черты и уж никак не можешь вспо
мнить мой голос. я пять лет ждала возможности поговорить с тобой. я обдум
ала все детали нашей свадьбы, придумала имена всем нашим детям (элизабет,
уильям, энрике и коржик) и присмотрела симпатичный домик на берегу. прои
знеся "привет", я уже была готова представить тебя своей старой матушке.
и вот теперь ты сидишь один в портовом трактире, а я сижу дома с книжкой.
это всяко интереснее, чем с тобой и пивом. надеюсь мы больше не увидимся.

blue

by greyblue

ты хочешь знать почему я ночью гуляю по городу? ну представь себе такое:
темно, светят оранжевые фонари, а я иду от тени к тени, в курточке и кр
оссовках. у меня в ушах плеер; играет том вэйтс. мне сегодня тоскливо,
но мне тоскливо так часто, что никто уже и не обращает внимание. я похо
жа на скелет с бледной кожей, и мешками под глазами. я меньше сплю и всё
потому, что мне уже не снятся дивные сны. моя жизнь проста и оттого мне
снятся проблемы, которых не было и нет. мне часто снишься ты и твои угрю
мые глаза. ты всегда мне снишься посреди сахары. вот так вот, например...
я плачу в пустыне, представил? я плачу с закрытыми глазами. а когда открываю
их, вокруг меня уже океан. я сижу на маленьком песчаном островке-барханчике.
вокруг плавают бедуины и верблюды, плавают молча, но я не слушаю даже их тиш
ину, потому что думаю о том, что скажешь мне ты. "мне не нужна такая слабая,
такая плачущая женщина"
, ты говоришь. "но бывают ли женщины без слёз", спра
шиваю. ты пожимаешь плечами. я вытираю слёзы и молчу. мне ведь действитель
но необязательно плакать. и так вот мы сидим на бархане, а пустыня сушится.
я бы хотела, да не умею, создавать моря. а у тебя пустыни хорошо выходят.

@темы: проза, истории с картинками

all the men you'll never get to kiss

главная