00:44 

Дзюнъитиро Танидзаки, "Снежный пейзаж" ("Мелкий снег")

имбирный кот
книжный червяк


Дарите книги - подписывайте, от кого они и когда. Я вот, например, забыла.

Бумажная книга, простоявшая в шкафу n лет, это всегда немного личное. Поэтому я буду и про личное тоже.

Я бодалась с матерью, как могла, потому что книжного шкафа так и нет (есть икеевский, расползающийся уже под тяжестью моих и русланьих фолиантов), но она все-таки выслала мне все мои книги. И еще немного сверху. И Дзюнъитиро (только вооружившись книгой, я могу написать его имя правильно) Танидзаки тоже. Я открываю книгу.

Был у меня когда-то друг Артемида. В мои мятущиеся семнадцать он пил со мной вино и ряженку, лазал на шатающуюся вышку, вытирал сопли по поводу неудавшихся любовей, я вытирала сопли ему по поводу его неудавшихся любовей (удавшихся, понятно, в этом возрасте не бывает, хотя бы он и был несколькими годами старше). Потом мы потерялись и не особенно искались (скорее: совсем не искались). Так вот, где-то между этими двумя отрезками времени он подарил мне книгу. Исходя из дарственной надписи на форзаце это был 2008й. Тот прекрасный 2008й, когда я впервые поехала на Грушу. Тот прекраснейший 2008й, когда я впервые отправилась в Питер без родителей. У меня была поездка от университета для особенно одаренных шилозадых потрудившихся во благо оного, двое друзей-старшекурсников разного полу, идиокретиническая пижама с цветком и оранжевыми шортами ("Доченька, тебе же нужно в чем-то быть в поезде, этот домашний костюмчик так хорошо на тебе сидит") и привычка брать в дорогу самую толстую книгу из имеющихся в доме (покетбука-то не было). Всю поездку я кляла несчастного Артемиду, как могла. Я прочитала 500 страниц из 724, и, представьте себе, дочь семейства, которая собиралась замуж в первой главе до сих пор, блядь, не вышла, а ничем иным, кроме ее личных дел, члены семейства и не занимались.

Мне потребовалось девять лет, чтобы добраться до этой книги вновь. И оценить, насколько она хороша. Наверное, я стала старая и нудная, а только в списках моих любимцев - старые и нудные немцы вроде Гессе и Манна (который Томас). И "Снежный пейзаж" зашел. (А хрен ли ему не зайти после "Будденброков"-то?)

Что касается самого романа, помимо скрина с "привычкой жить на широкую попу", которым я уже делилась (привычка таскать с собой фолианты исчезает, когда я таскаю с собой ребенка), то вот что я имею сказать.

Прошло 9 лет, и читать мне интересно, легко. Танидзаки, не торопясь, выписывает мирный уклад жизни четырех сестер. В самом начале, конечно, на читателя обрушивается ворох имен - четыре сестры, дочь, служанка, и еще многочисленные второстепенные действующие лица, а еще несколько различных домов в разных городах: шутка ли - не запутаться. Но размеренно течет роман, и уже не перепутаешь одну сестру с другой, все они разные, у всех своя судьба, представляешь "главный дом" в Осаке, дом Сатико в Асии, студию Таэко, где она делает своих японских кукол.

Основная линия сюжета - выданье замуж одной из сестер, происходящее практически без участия оной, тем не менее, не выглядит скучной. Ведь писатель ведет судьбы остальных троих девушек, а также отображает другие важные вещи. Для современного русского читателя это выглядит экзотически, и, тем не менее, все очень бытовое, будто лично знаком с семейством Макиока.

Помимо всего прочего, интересна и сама судьба. Понятие судьбы. Танидзаки вроде бы и не тычет нам в лицо этой судьбой, однако ж вот оно - предзнаменования предвещают исход той или иной сцены, сестры верят в счастливые и несчастливые годы, а уж попытка пойти против судьбы не остается незамеченной мирозданием. События накаляются - вот уже война, безденежье "главного дома", слухи и сплетни, неудачи, недостойное, компроментирующее поведение... И вот развязка. Признаться, неожиданная с точки зрения восприятия вершащихся событий Юкико и предзнаменований. Последние страницы удивили меня.

Ах да, из любопытных совпадений - героини читают "Ребекку". Ту самую, которую я прочла в конце мая.

И, кстати, довольно много общего с "Будденброками". А Танидзаки точно буду читать еще. "О вкусах не спорят" - в список.

Я нарочно не говорю о любовании красотой, исчезающей красотой, исчезающим мгновением, ностальгии по утраченному (или заранее - по тому, что предстоит утратить), это было бы слишком банально в данном формате. В предисловии к моей книге даже сравнивают в этом отношении "Мелкий снег" с "В поисках утраченного времени". Повезло мне с предисловием, но пересказывать все это не буду. Лучше сами все прочитайте, если интересно.

Вышло немного сумбурно, как всегда бывает, если записываешь отрывками. Но я, оказывается, люблю неспешные семейные саги.

@темы: кадзе - книгофил

URL
Комментарии
2017-08-10 в 02:19 

Цвет времени
Однажды ты станешь таким взрослым, что снова начнёшь читать сказки (К.С. Льюис)
Спасибо, скачала, буду читать.

2017-08-10 в 08:12 

Karla
"Tell him I’ve been too fucking busy - or vice versa"
Ну а Кавабата-то весь прочитан? Впрочем, не умаляю талантов Танидзаки

2017-08-10 в 15:30 

имбирный кот
книжный червяк
Цвет времени, делись потом впечатлениями.
Karla, вообще не читала. Я больше по европейской литературе, в японской разбираюсь плохо. Исигуро (хотя считать ли его японским?), оба Мураками, Танидзаки Дзюнъитиро. Подозреваю о существовании Агутагавы и Босё, Кобо Абэ, а также Повести о Гэндзи. Вот, пожалуй, и все. Так что я буду рада, если что-то конкретное порекомендуешь.

URL
2017-08-11 в 14:20 

Karla
"Tell him I’ve been too fucking busy - or vice versa"
имбирный кот, короче, три раза начинала и стирала. уже тут целый конспект накатала. прошу прощения за опечатки и ошибки.
я очень-очень большой фанат японской литературы. могу говорить часами. Особенно уважаю 1 половину 20в. (и в европейской литературе) и сразу послевоенную тоже, поэтому Танидзаки выступил триггером....
Ниже упомяну кратко самых таких мэтров этого периода. не в хронологическом порядке, про каждого можно еще и википедию почитать, чтобы определиться с интересующими темами.

Ясунари Кавабата - Снежная страна, Тысячекрылый журавль, Стон горы, Спящие Красавицы, Мастер игры в Го. Всё гениально. Cозерцательность и одновременная отстраненность, удивительно точные наблюдения за чувствами и поступками, эстетика красоты и уродства, отношение человеческого быта и природы - в общем, всё, что мы называем японской литературой)
+
Отец всей "современной" японской литературы - Нацумэ Сосэки. Находился под большим влиянием английской, французской и русской литературы (как и Акутагава, и все там). Препарировал души, но без фанатизма. Вечные японские темы: человек(чувства) и долг, личность и общество, запад или восток, традиция или модернизация. Из любимого: Ваш покорный слуга кот - это сатира на японское общество начала 20в. "Врата" и проч.
+
Осаму Дадзай - также один из отцов-основателей. Есть лиричные рассказы типа 'Листья вишни и флейта'. Есть отчетливая тема саморазрушения и зависимостей (да, тут большинство писателей или самоубийцы, или умерли от тяжелых болезней). Мне понравились "Жена Вийона" и "Неполноценный человек". (Ningen Shikkaku )
+
Акутагаву уже дважды помянули. Символизм и полное отрицание натурализма в литературе.
+
Юкио Мисиму особо рекомендовать не буду, во-первых его - это еще более темные, чем у Осаму Дадзая, саморазрушительные истории об утраченной Японии, невозможности человека выжить и принять современное общество и себя, во-вторых, очень много политики - в общем, это просто другой аспект японской литературы, который можно найти еще у Кадзабуро Оэ.
У Мисимы: самое скандальное - "Исповедь маски", самое лиричное - "Шум прибоя". Про политику и меняющуюся Японию - тетралогия Море изобилия.
Кадзабуро Оэ мне не близок (на него Камю с Достевским слишком сильно повлияли), но он Нобелевский лауреат, поэтому не упомянуть не могу.

Далее, раз помянута была история Гэндзи-моноготари - отвлекаясь от 20в - всячески рекомендую "Записки у изголовья" Сэй Сёнагон и "Повесть о прекрасной Отикубо".

Кстати, не считаю Исигуро - "настоящим" японцем, он и по-японски-то не пишет. Харуки Мураками тоже очень вестернизирован. Но они всё равно классные.
Уфффф.

В общем-то, можно просто познакомиться с творчеством Ясунари Кавабаты)))

2017-08-11 в 15:28 

имбирный кот
книжный червяк
Karla, о, спасибо большое. Я внесу в список и буду доооолго читать. Мне тяжело много японской сразу, но буду возвращаться обязательно.
Оказывается, двоих я забыла. Мисима бумажный лежит прямо на подоконнике, там и Исповедь маски, и Шум прибоя, и Золотой храм, Жажда любви, Маркиза день Сад, Мой друг Гитлер и рассказы.
А Мой покорный слуга кот скачан на ридер давно-давно, ждёт своей очереди.

URL
2017-08-11 в 20:00 

Karla
"Tell him I’ve been too fucking busy - or vice versa"
имбирный кот, стоит только поискать....
кстати. вот эта серия, из которой Танидзаки - Золотая серия японской литературы - просто расчудесная, там есть тома/сборники вообще больше нигде не изданных и не переведенных произведений.
жалко, ее не перевыпускают. мечтаю обрести её всю....

2017-08-11 в 21:03 

имбирный кот
книжный червяк
Karla, может, в букинистах на заказ? или дать объявление - мол, куплю.
я бы обменяла на другое издание, но это подарок.

URL
2017-08-11 в 21:35 

Karla
"Tell him I’ve been too fucking busy - or vice versa"
имбирный кот, да, уже посмотрела на алибе. конкретно эта книга Танидзаки у меня уже есть)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

радио кадзик

главная