• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: elements (список заголовков)
02:11 

про "Стихии"

летописец " Hunting words I sit all night."
Волевым усилием не назвала проект «От лириков – физикам, с приветом с любовью», или «О науке – красиво!» и обошлась нейтральным Elements.
Когда я писала Календарь, то из внешних источников использовала мифы и ресурсы по легендам и кельтским праздникам – главным образом, чтобы подтвердить, что и в каком месяце было и с какими растениями-ритуалами связано. В «Стихиях» об этом речи ни шло; мне совершенно не хотелось рисовать уже всем известные вещи про то, что земля связана с надёжностью, а огонь с эмоциями и тд. Ведь об этом уже много раз сказано, повторять было бы скучно. Так что подобный вариант я отмела сразу и стала думать: конечно, без магии и нечисти не обойтись (просто уже настолько вплелось в моё мировоззрение, что не могу разделить). И тут я поняла, о чём на самом деле этот проект! Это и не должна быть сказка, миф или пересказ легенды.
Так что в качестве материала на вдохновение я читала научно-популярные сайты, энциклопедию natural science (для детей школьного возраста, ага =)) и статьи по нужным предметам. Потом, конечно, всё это я скомпоновала, переставила и переписала в соответствии с образом и ассоциациями, но – это основано не на традиционных мифо-представлениях, а на чём-то очень от них далёком.
Проще всего было писать про электричество: его обычно не считают за стихию и повесить какие-то определённые стереотипы не успели. Землю, в принципе, тоже описывать нетрудно, главным образом из-за того, что её образ чаще всего и оказывается самым скучным: простора для воображения полно. Вот с воздухом я уже определилась с трудом, а с водой задумалась. Дело в том, что старалась опираться именно на физические данные и статьи, а не мифологию. Получилось, например, что вода у меня стала символизировать индивидуальность и стабильность, а огонь - вечность и созерцание-)
Проект получился совсем коротким, всего пять зарисовок - по одной на каждый элемент. Но думать и раскладывать на отдельные образы каждую стихию было ужасно интересно, ведь раньше у меня не возникало никаких ассоциаций с ними. И, конечно, спасибо всем за комменты и поддержку ^^!
Тексты можно традиционно найти по тегу Elements или по прямым ссылкам вот здесь:
Огонь
Вода
Воздух
Земля
Электричество

@темы: Elements

10:47 

Вода - H2O

летописец " Hunting words I sit all night."
Это моря, почти на три четверти покрывающие землю. Это кровь, бьющая неустанным пульсом в наших венах, это белые громады ледников и влага тропических лесов, грохот водопадов и вековая неподвижность подземных озёр. Так или иначе, её можно найти почти везде: сквозь землю пробиваются тонкие ручейки, дождь моросит за окном, туман спускается в долины с побелевших гор. Вода везде, привычна и знакома, но она же – уникальна. В космосе ещё много металла, тонны горящего газа, где-то живут электрические разряды, перемещаясь в вакууме, а вода редка.
Она же единственное вещество, которое легче в замороженной фазе: глыбы льда плывут в океана, качаются осколки в реке, подхваченные течением. Холодность стихии воды не обжигает и не разбивает сердца: она скользит как кубик льда по разгорячённой коже, успокаивая и умиротворяя. Быть льдом – естественно для неё, и непроницаемая прохлада не несёт в себе тайного гнева и злого умысла. А вот от жара ввода белым паром поднимается в воздух, и эти пушистые облака обжигают горячей струй кипятка: такой ожог больнее всего. Она кажется нежной как лепесток хризантемы: чуть холоднее воздух, и вода обращается глыбою льда, чуть жарче – и вот уже облако дышит, плывёт по небу, чтобы истечь дождём. Но там, над поверхностью океана завихрения ветра насыщаются штормом, там начало ливня, рождение оттепели и корень заморозков.
Вода не любит вражды и отчуждения, она одинаково миролюбива и к земле, которую наполняет реками и глубинными источниками, и к воздуху, влажному и ещё помнящему тёплые океаны, и даже к неуправляемому потоку электричества она находит путь – или он находит путь к ней. Разве что огонь, вечный отшельник, не приемлет её неизменной приветливости. Но соль и металл, камень и глина находят рано и поздно приют в её объятиях. Каждая поверхность отражает иную стихию: горы, небо, лес, звёзды. Кому-то кажется, что со своим постоянным стремлением вписываться в любое общество и подстроиться под любую атмосферу, вода аморфна и лишена стержня, что её сила – лишь случайная мощь бездумной стихии. Да, вода мало внимания уделяет внешним отличиям, жарким спорам и отстаивании своего мнения.
Но именно вода видит и ценит настоящую индивидуальность: нет даже одинаковой снежинки, нет одинакового облака, даже реки меняют течения, а рябь волн никогда не повторится. Если огонь – это бог внутри своих избранных, то вода – внимательный и терпеливый наставник, бережно и осторожно открывающий ученикам мир во всём его бесконечном многообразии и постоянном изменении. Вода учит видеть мелочи, принимать любую форму и отражать разные лики, но под внешними трансформациями оставаться собой. Вода – мудрый и терпеливый покровитель: прими чужеродное, говорит она, преломи его в себе и через него познай себя. Однако от неё не следует ждать пышных речей и тяжеловесных изречений – её истина простая и понятная как стакан воды: она нальёт вам чая в чашку из неокрашенной глины, и вы будете молчать вдвоём, глядя на танцующие в течении листья. С первого взгляда кажется, будто вода – учитель снисходительный и нетребовательный. Она не гонится и не сражается, она равнодушна к поражениям и победам, она не бранит за ошибки и не выбирает любимчиков. Но ей и не нужно ругать и оценивать – она показывает, как учиться у самого себя. И нужно ли упрекать лесной пруд в том, что нет в нём течений горных ручьёв, а град – что тот убивает урожай, а не помогает ему, как тёплый июньский дождь?
Люди воды, прохладные и простые в общении, спокойны и ненавязчивы. Они умеют заваривать чай, перевязывать раны, рассказывать древние притчи и улыбаться уголками рта; они вливаются в любую компанию без напряжения и ускользают от столкновения. У них на лицах выражение доброжелательной вежливости, а в глазах отражается то небо, то камень, то цветущие клёны. Сражаться с ними всё равно что биться с дождём или стрелять в реку.
Жизнь и смерть не имеют ничего общего с тем, что мы есть на самом деле, – такова философия воды. Кто подсчитывает снежинки, пляшущие на глухих перевалах? Кто любуется на их звёздные формы, кто разглядывает филигрань инея и колонны сталактитов в пещерах таких глубоких, что свет не осмелился войти под их своды? Высокое искусство, наполненное духом и сознанием мастерство исчезает невиденным, неоцененным. Но вода не повторяет своих узоров, не устаёт, не отчаивается и не опускает рук. Она умеет ценить неприметную иным красоту, гибнущую и ускользающую, хрупкую и краткосрочную, проявляющуюся в вещах обыденных и привычных: простого и чёткого кроя одежды, убранных в узел волос, трогательного несовершенства в надколотом крае чашки и незамысловатой мелодии старинной песни.
Присядь со мною, говорит вода, и оглядись вокруг. Мы были всем, мы будем всем, мы и есть – всё. Мир рождался в сердце одного человека, а сердце одного человека создано целым миром. Неважно, сколько лиц ты носишь и как глубоко меняешься; суть неизменна и неповторима.

@темы: Elements, Сказки

08:55 

Воздух

летописец " Hunting words I sit all night."
Воздух везде и всюду, вокруг нас, в пустынях и выстуженных горах, даже в глубине океана, растворённый в воде и соли, он перемещается в громадах течений и жабрах рыб. Воздух слоится над плавящимся песком и раскалённым асфальтом, воздух пляшет над фьордами между морем и небом. Волны воздуха омывают мир, стеклянно дрожащие над полями, хрустко-сухие в арктических пустынях, меняется и движется всё вокруг. Это жизнь стихии, её материя, но истинное сердце – центр компаса, и куда бы ни указали стрелки, он не изменится. Воронка смерча кружится в степях, клубится над морем шторм, стонет ураган в сосновом лесу, но суть – не в пляске ветра, обдирающего лицо ледяной крошкой, не в вое метели; это точка в самом центре бури, это до миллиметра высчитанное пространство в сердце торнадо и середина всех расходящихся на лиги волн. И в этой точке под железной рукой Воздуха царит покой.
Люди воздуха хранят в себе глубокую неподвижность, непоколебимо застывшую не каплей янтаря, но глубинным знанием – умением – способностью на границе разума балансировать на волоске и паутине, возводить замок не в облаках, но на бритвенно-узком фундаменте. Да, их творения летучи, линии причудливы: кажется, что зеркальное великолепие и лёгкие башни сейчас развеет ветром, но разрушить их не легче, чем развернуть торнадо.
Что мягче воздуха? Разве он не нежнее лебяжьего пуха, не легче птичьего пера? Разве он не везде и всюду, окружающий нас всю жизнь? Да – и нет. Это власть и равновесие, это мощь знания, покой неподвижности - вокруг них кругами плывёт и гнётся пространство, приходит в неистовство материя, но и на гребне урагана, и над воронкой смерча ветер не тронет волоса на их голове. Пусть вокруг беснуются весенние грозы, рычат и кружатся вьюги, жаркие южные ветры обрушивают засухи на зреющий урожай!.. людей воздуха не трогает их стихия – они стоят в её сердце, пальцы танцуют на клавишах, а лицо безупречно спокойно. Люди воздуха не умеют сдвинуть гору. Они умеют прошептать слово, от которого родится шторм, пройдёт по морю и принесёт с собою ураган.
Это стихия, которая не терпит небрежности, не прощает ошибок и не позволяет легкомыслия. Она благоволит только мастерам, покровительствует ищущим совершенства и оттачивающим талант. Пусть весенний ветер перебирает волосы, пусть дыхание осени греет лицо – сквозь внешнюю уязвимость и гибкость манер проступает железная хватка, завёрнутая в ласковый шёлк, немигающий взгляд змеи – и тело, ускользающее сквозь пальцы. Это снежинка, потревоженная вздохом, и лавина, сходящая на город. Да, люди воздуха могут позволить себе слабость: рука, сдвигающая фигурку на шахматной доске, может быть хрупкой. Это стихия не войны, но дипломатии – аккуратных бесед, чистых рук и свободного искусства. Воздух любит мастерство в любом проявлении и не терпит незавершённости, он вечно приобретает, вечно ищет, заполняет собой любое пространство, поддерживает стремящихся к победе: птичье перо или металл в крыле самолёта – каждый достоин полёта, каждый, кто не боится учиться и не жалеет себя, покоряя неизведанное пространство.
Сейчас идёт эра воздуха – время огромных корпораций, осторожной либеральности и мгновенного оружия, время бездны и высот. Пройдут годы, ветер сточит камни до пустынь, перенесёт по капле реки в иные русла, и леса вырастут на дне былых морей. Воздух изменит мир до неузнаваемости, пытаясь сделать его лучше – как всегда: научить землю красоте, придать совершенство её формам.
Иди со мной, шелестит воздух с каждым вздохом, я покажу тебе, где рождается буря и начинается весна. Иди со мной, я научу тебя, как изменить мир.

@темы: Сказки, Elements

09:48 

Огонь

летописец " Hunting words I sit all night."
Ох, чёрт!.. Я забыла выложить уже месяц как готовый текст. В общем, простите эту задержку.
***
Люди знакомы с огнём дольше, чем с металлом: почву ещё не разрывал железный плуг, когда в пещерах уже горели костры. Не прирученный к узде и привязи, а танцующий рядом огонь обжигает протянутую руку так же, как жёг её тысячелетия назад, напоминая о своей природе. Крошечный лепесток свечи, лесной пожар, согревающее пламя очага рождены одной стихией, и она не знает о людях, она не думает о его желаниях и тщеславии. Давным-давно проложены дороги по земле и камню; сотни лет назад человечество строит корабли и странствует по морю, и уже настал день, когда и воздух покорили железные птицы. Но нет тропы сквозь огонь, не изобретена колесница, которая провезёт нас по пламени.
Говорят, что цвет огня – красный, и таков один из его ликов. Но лишь один; самые могущественные его проявления окрашены по-другому: в белизну раскалённого металла, синеву самых жарких звёзд, стеклянную слоистость пустынного воздуха. Это чистый свет, собранный в линзу, сияющий там, где темнота сильнее всего.
Изменчивость пламени обманчива, но сердце его – равновесие. Настоящий огонь, древнее пламя – это терпеливый дух с вечностью в глазах и сомкнутыми губами. Это гигантские пылающие воронки в безвоздушном пространстве, это вечное перерождение материи в шёлковый пепел и танцующий свет, это лава, кипящая в центре земли, сердце целой планеты, не останавливающееся миллионы лет. Огонь знает всё о времени; горы сотрутся в песок, а моря иссохнут в солевые пустыни, но ледяные звёзды за миллиарды километров от нас прожигают темноту, по их острому огню ориентируются капитаны кораблей в неизведанных морях, по их танцу чародеи угадывают будущее. Люди огня – истинного огня, чуждого мелким страстям – тоже хранят в сердце осколок вечности. Не ледяными буквами написано это слово, его не собрать из кусков замёрзшей воды, чья жизнь мимолётна: оно начертано на небе солнцами недостижимых планет, каждая буква – целые галактики, изгибы миров. Нет, лёд бессилен перед вечностью, не ему посягать на её величие! Это царство огня – свет вне времени, стихия, перед чьим взглядом смертность прочих становится особенно очевидна. Недаром драконы, покровители пламени – мудрые духи, провидящие будущее, недаром саламандры, пляшущие в огне, бессмертны, а фениксы возрождаются в собственном пепле.
Люди настоящего огня – пророки бессмертия. Отринуть страсти, забыть мелкие дрязги и отпустить гибель! Смертное – прах, и к праху возвратится. Им не нужно читать по звёздам, потому что небесные буквы ещё живы в их разуме, шелест огня ещё звучит в их голосе. Глубокие ночи на самом дне зимы нестрашны им, помнящим ледяные бездны космоса, и иней тает на тёплых пальцах.
Смотри, говорит огонь в глубине их зрачков. Смотри на вечность, и ты никогда не станешь прежним.

@темы: Elements, Сказки

11:29 

Земля

летописец " Hunting words I sit all night."
Когда я писала эту серию, последнее, чего мне хотелось - это следовать традиционным представлениям о стихиях: огонь = страсть, воздух = изменчивость и так далее. На мой взгляд, больше всего достаётся именно земле: она кажется самым скучным и наименее привлекательным элементом. В основном считается, что она символизирует надёжность, неизменность, прочность и постоянство. В общем, все только хорошее, но интересного мало) как-то не чувствуется искры. Мне кажется, пора сказать кое-что ещё!
***
Глубокая зелень малахита, раскачивающегося в подвеске юной девушки, отражается многолистьем фруктового сада; текущая по стволу смола ловит отблеск солнца, чтобы сквозь года улечься янтарём в убор королевы. Земля – это художник в вечном поиске, форма, вечно ищущая воплощение: красные пустыни, отражающие раскалённый закат, и колонны сталактитов в глубоких пещерах, где вода стала камнем. Вдохновение земли – бесконечный поиск алхимика, квест ради бессмертия, ради трансформации материи, ради одушевления неживого, полёт разума, у которого бездна идей, но где найти время на исполнение? Но сердце земли – магма, кипящая лава, спирали жидкого камня в потоках пламени.
Земля – это надёжность горной громады. Сотни лет она возвышается над перевалом, увитая плющом и поросшая травой, сотни лет птицы свивали на ней гнёзда и дети собирали ягоды у её подножья, а ручей протекал в трещине и лился в долину. А потом крошечная песчинка упадёт в основании, ящерка проскользнёт в нору, лисица оступиться, охотясь за мышью – и каменная крепость обрушится в мгновение, погребая под собой всё вокруг. Художник обрисует углём летучий силуэт, чёрная крошка ляжет тенью в удивлённом изгибе брови, очертит упавший на шею локон… Сколько лет нужно, чтобы рассыпающийся кусок угля переродился и превратился в алмаз, чтобы сама его материя под весом лет стала чем-то иным? Но мгновение требуется, чтобы от упавшей искры уголь в очаге вспыхнул, даря тепло и свет. А если заглянуть на много-много лет назад, то секунда огня оплачена гибелью древнего дуба, упавшего, быть может, от удара молнии или просто от старости. Люди гордятся покорёнными вершинами, ведь их святые достигают просветления на ледяных утёсах и в бесплодных пустынях. Но древесина, пролежав в земле и темноте, ставшая углем и камнем, не прошла ли путь дольше? Не сотни ли жизней прожиты ей, не колесо ли богов от семечка в почве – до полнолиственного древа – до плодородной почвы – до куска торфа и наконец секунды света? Одни уроки записаны в хрупких свитках и человеческих сердцах, а другие рассыпаются в кулаке пригоршней крупинчатой влажной земли.
Люди земли – загадка сфинкса, умершая клинопись на гробнице короля исчезнувшего народа. Кто они, зыбучий песок или уголёк, утёс над морем или плодородная почва? Маска раскрашенной глины позолочена вязью узоров, поёт металл и звенят яшмовые бусы. Сердце людей земли – часовой механизм, бронза, латунь и сталь шестерёнок, ручная работа мастера: вертятся колёсики, скользят цепочки, сходятся и расходятся диски. Не спрашивайте их, не задавайте им вопросов – у них нет ответов. Камень крошится в песок, песок становится стеклом, кости мёртвых животных, похожих одновременно на птиц и ящеров, а ещё больше – на монстров из книги колдуньи – превращаются в бирюзу, смерть распадается в пыль и становится почвой для новой жизни. Шелест праха, бывшего жизнью и в жизнь возвратившегося, звучит в их шагах; шуршат, перекатываясь, минуты под стрелками часов.
Доля железа, сохранившая в нашей крови, придаёт ей алый цвет и металлический привкус. По ней, текущей в венах, до сих пор нечисть чует людей в любой ночи. Однажды ты вернёшься ко мне, обещает земля, и я придумаю тебе новую жизнь!..
Ртуть перекатывается в пробирке, кипит лава, пыль вздымается облаком с формул на странице.

@темы: Elements, Сказки

10:16 

Wires

летописец " Hunting words I sit all night."
Летописец просто не удержался - хотя я старалась держаться подальше от новых проектов, пока не закончу старые, всё равно пишутся истории для других циклов). Ну ладно!.. это коротенькая серия на несколько зарисовок.
***
Небесный огонь, как его называли раньше, невидим и быстр, он катится сквозь жизнь и смерть, сквозь всю вселенную. Он – в разуме птице, в шуме мегаполиса, в горении звёзд и движении воздуха, в безгранично разворачивающейся спирали вселенной. Не копьё древнего бога, но нечто более старое, простое и неодолимое, прячущееся в осях земли, в отливах и приливах, в тучах и ветре. То, что управляет ими – вечное напряжение, бездумная воля, неустанная и непобедимая. Напряжение клинка, летящего против воздуха? Смертоносной пружины смерча? Водоворота, свивающегося со дна ледяных течений? Гор перед лавиной или вулкана перед взрывом кипящего камня?
Но – нет. Это ток электричества по металлическим венам, мгновение принятого решения и сухой стук расколотого молнией дерева. Это голубоватый грозовой свет, запах озона и синяя сталь. Не струны натянуты под рукой – протянулись провода сквозь ветер и дождь, связали мили земли в один пульсирующий узел, который не развязать и не разрубить. Это чистая энергия без ограничений материи, мысль и побуждение, желание и исполнение. Говорят, что в стремительном блеске синего огня, секундах ветвящегося света – жизнь: гнев и вдохновение, любовь и безумие.
Тонкая ладонь ложится на плечо, в глазах пляшут синие искры – куда там огню, это импульсы и разряды светят ледяным отблеском. Саламандры пляшут в огне, серебряные змеи танцуют в глубинах океана, а какие создания мчатся в разрядах молний, в тонких линиях проводов, в коротких проблесках статического электричества? У них ледяные глаза и пустые узкие лица, они целуют, вдыхая жизнь – или смерть. Сердце пропускает удар – бездна пролегает в мгновение и исчезает в адреналиновой вспышке, кровь замирает и внезапно стучит в висках с неожиданной скоростью, мозг оглушён картинами слепяще-белого бессмертия.
Тишины нет: шепчет короткая трава, шелестит, поднимаясь под ветром, слюдяной песок, нарастает напряжение в горячем воздухе. Треск неостановимой мощи, прокатывающейся сквозь пространство, наполняет душу звериным страхом, хочется оскалиться и отпрянуть. Особенно слышно это на юге, где грозы сухи, воздух натянут струнами от туч до склонённой травы, электричество потрескивает в листьях, в гальке, в каждом вздохе; когда сталкиваются тучи в небе, гром раскатывается над степью.
Кто поднимет меч на него – ведь поток мгновенного холодного огня хлынет, атакуя. Потом канут в воды дни, тысячи тысяч дней, и его приручат. Не крошечной бабочкой на фитиле свечи, не подковой на счастье, не плодородным садом он ляжет под руку человека – но стихией, пойманной в мельничное колесо. Даже здесь его жизнь будет не работой привыкшей к стойлу лошади, а служением демона колдуну, заперевшего его в зачарованный круг. Переступи паутину меловых линий, ошибись в завитке буквы – и лавина мгновенной ослепительной смерти хлынет наружу. Замкнутый в тонких проводах, в переплетении металла и течении воды он живёт вне пространства и времени. Щелчок, и город накрывает сеть светящихся окон: многоэтажки и небоскрёбы, домики и уличные фонари, витрины магазинов и рекламные знаки. Разряд – и запнувшееся сердце вспоминает, как биться; норна не глядя поправляет уцелевшую нить.
Дыши со мной, говорит отмеченный им. И воздух врывается в лёгкие: горечь трав и свежесть прошедшего дождя, запах заряженного грозой воздуха.

@темы: Elements, Сказки

Замок над озером

главная