• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: подменыши (список заголовков)
23:58 

Подменыши: Люди Осени.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
эпилог

Мальчик Том читает старый затёртый том
Про деревню, заключенную подо льдом
Про охотников, про ведьму, про сон и крик
Про богиню, про пожары и январи
Про тюрьму, где в каждом зале по сто ножей
Про чудовище в гараже.

Том читает, морщит лоб, потирает нос
Про ответ, что ищет парень на свой вопрос,
Про пирата, что пират, но и вроде бог
Про механика, часы и игру с судьбой
Про загадки, про заклятья и циркачей
Всё в таком ключе.

Он вздыхает, убирает рассказы в шкаф
Вот сошло бы, только не было бы душка
Этой патоки вот, сахара в серебре
Этой вялой демагогии кружевной
Этой старенькой дидактики, боже мой,
ох и бред.

С каждой буквой всё слащавей и всё грустней.
Ну, второй дисней.

Том идёт, его встречает реальный мир
С фонарями, тротуарами и людьми
Стайкой офисов и краскою на стекле
Институтом с перспективами в двадцать лет
Кандидатской диссертацией в тридцать лет
Крупной фирмой и доходами в сорок лет

Во дворе, где Том живёт, всё всегда кипит
Под качелей - тролль, в разломанной ванне - кит
На машине - гоблин, джинн - молчалив и сед
Они машут, если Том открывает дверь.
Он не видит, те смеются - ну что ж теперь
Вот такой сосед.

@музыка: The Dartz - Дорога дурака

@темы: заклятья, подменыши

22:17 

Кризалис

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Как эпиграф к циклу, пожалуй.


Они всё плетут паутину рабочих мест,
Гудящих экранов, холодных бетонных плит
В сценарий записаны жалость, любовь и месть
В отчётах за прошлый месяц одни нули.

Живи по минутам - обеды и перерыв,
Смотри по ночам легенды про план работ
Не смейся в парадной, ходи на корпоратив
"Взрослей, выкинь глупости!" - шепчут- "И...будь собой!"

Однажды за ланчем вдруг трескается стекло
На офисных окнах; нарезка летит с ножа
Врывается ветер, холодный лихой циклон
Спускаюсь наружу и скидываю пиджак.

Почти успеваю - такое не пропустить
Становится флюгером башенный старый шпиль
Становятся эльфами чеки в твоей горсти
Вино в автомате, что бы ты там не пил.

В нетёсанный камень одет арбитражный суд
И в нём секретарша раскладывает таро
Стальные машины пасутся в сыром лесу
Подходы к макдональдсу занял глубокий ров

С огнем светофора играются сфинкс и рысь
Играю на флейте (у рыси прекрасный альт)
Но люди не смотрят, их взгляды пусты, серы
Как будто я вижу землю, они - асфальт

Как можно не видеть - недолго совсем пропасть!
Вот старый троллейбус - большой земляной дракон.
Я чувствую жар, захожу к нему прямо в пасть.
На всякий пожарный - с мясом и молоком.

@темы: заклятья, подменыши

14:22 

Подменыши: Паки.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Эй, юные малютки и строгие отцы
Останьтесь на минутку - мы приглашаем в цирк!
Бегите к нам скорее - смотрите все на нас!
Здесь есть живые феи и маленький пегас,
Здесь ведьма из окраин предскажет вам пути,
Нигде - мы точно знаем - такого не найти!
И если вам не жалко немного золотых
Покажем вам русалку - небесной красоты!
Князья и конокрады, принцессы, подлецы,
Мы всем извечно рады и приглашаем в цирк!
***
Кто поставил здесь шатёр - я не знал и сам. Я пришел и в старой кассе купил билеты. Свет мигающих фонарей застилал глаза, было жарко, сухо, душно - как будто летом.

Я - работник корпорации "Джон Дилхал". Смыслю в бизнесе, как повар в хорошем тесте. Мы хотим построить маленький филиал, и решили, что он будет на этом месте.
Но я здесь, не чтобы сделки крутить, о нет! Не болтать про сумму спроса и график спроса. У меня с собой набитое портмоне, и купюры в нем - древнейший и верный способ. В каждом доме есть душа, что совсем слаба, что предаст, коль ты достаточно ей предложишь.

Он нашёлся сам - потрёпанный акробат, с размалёванной гуашью опухшей рожей.

Оказалось, что он сам ненавидел цирк, что давно мечтал скорее с ним разобраться. Уговор был прост - директор отдаст концы, мне достанется земля, а ему - богатство.

Так и вышло. Я теперь на большом счету. Что за жизнь пошла - блестящая, как монеты!

...Каждой ночью слышу в холле какой-то стук. Будто где-то не смолкают апплодисменты. Выхожу - всё тихо, всё продолжает спать, только капает на кухне вода из крана. Но как только собираюсь опять в кровать, слышу - трубы, крики, взрывы и барабаны...
Сон приходит через час, я сомкнул глаза. На соседей завтра в суд - надоело, хватит!
***
Темнота внизу, ботинки уже скользят. Балансирую под куполом на канате. А напротив - он, смеется, бросает в жар, свет прожектора отражается на гуаши.

Черной птицею несётся в меня кинжал. Я лечу во тьму, и знаю, что будет дальше.

По щелчку хлыста я прыгаю через круг, не пускает к людям клетки стальная стенка. Я стою в плаще из звезд и горящих рун, и с пилой в руках идёт ко мне ассистентка. Я силач, поднявший к куполу ввысь слона, я смешу людей, теряю свои ботинки. Я глотаю меч, иглу от веретена, говорю на птичьем смело и без запинки. Я жонглёр, быстрее молний мои мячи, я - сверкающий жёлтый мячик в руке жонглера. Я толпа, что смотрит, охает, ждёт, молчит,
я арена,
я шатёр,
я уснувший город.
***
В большом бетонном доме, в квартире двадцать три,
Сегодня представленье - приди-ка посмотри!
На сцене выступает - вдруг кто-то не узнал,
Для вас один работник из фирмы "Джон Дилхал"!
Начало - поздно ночью (билет купи сперва!)
Из мест еще свободны кушетка и диван,
Есть гардероб в прихожей, напитки у окна,
Мы всем извечно рады и приглашаем к нам!

@музыка: Ундервуд - Товары и услуги

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

00:34 

Подменыши: Тролли.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Кто несет войну, кто счастье, кто просто бред, кто погряз навеки в злате и серебре, кто не может в темноте отыскать следа...
Ну а мне, увы, досталась моя беда.
Я встречал людей, живущих в тени баллад, я встречал людей, искавших драконий клад, я встречал людей, чьи жизни - огонь и дым,
А моя - быть вечно стражем моей беды.
Ни врачам, ни магам тяжесть не снять с плеча - мне моя беда является по ночам. Открывает дверь, без спроса приходит в сны...

****

Мы поймали ведьму где-то в конце весны. Видно нам удачи кто-то послал с небес - против этих бестий слаб, бесполезен крест, не берут таких удары священных стрел - словно дьявол помогает своей сестре! Не спасает от чужой ворожбы броня - в волосах у них поют языки огня, и когда танцуют - мир начинает тлеть...а они уже верхом на своей метле. Улетит - гадай, поймаешь, увидишь ли?...
...Но она была слаба, и ее нашли.
Инквизитор Рик - искуснейший из ловцов. Он заметит страх, увидит во тьме лицо, не пропустит след в бушующем январе...
Рик почуял запах: верба, смола, сирень.
Убегала ведьма ломким весенним льдом, расшумелся лес, скрипел, как старинный дом, в темноте срывало ветром с волос огни...Рик рванул за ней,
А мы - мы пошли за ним.
Мы охотники, и незачем нам костёр, нам достаточно того, что клинок остёр. Рик догнал колдунью, шпагу занёс над ней...
И застыл.
Блеснула сталь в молодой луне.

***

Говорили Рику - хватит, оставь печаль, мол, любой застыл бы вмиг от коварных чар. Убежала ведьма - скоро вернется, ведь мы же знаем племя этих лукавых ведьм. Только Рико мрачен, стал сторониться всех, позабыл молитвы, снял боевой доспех. Мы пытались быть терпимее и добрей...
Он ушёл от нас, наверное, в сентябре.
Мы не слышали с тех пор ничего о нем. Говорят, его теперь не увидишь днём. Говорят, живёт без звания и меча...Но тревожно нынче стало нам по ночам. Нам все кажется, что только погаснет свет, он вернется с войском дьявольским во главе. Так и видим - как врывается в небеса и сверкают искры в огненных волосах...

***

Кто обманет смерть, кто вовсе не будет жив, кто научится любовь отличать от лжи, кто напьется в ночь колодезною водой...
Только я один навек со своей бедой.
У моей беды горячий, суровый нрав. Я ложусь к утру и рано встаю с утра. У моей беды проклятья острей ножа. Иногда так сильно хочется убежать, иногда я чую - скоро сойду с ума...
...У моей беды в глазах расплескался май. У моей беды, как сахар, сладка полынь, и в любую стужу пальцы её теплы, и в любой жаре с ней рядом покой и тишь.
Иногда с ней рядом кажется - ты летишь.

Кто поёт про битвы, кто восхваляет мир, кто поет про фей, желающих стать людьми, кто поет дороге, кто-то поёт судьбе, кто поёт про время, что замедляет бег.
А моя беда - точёный изгиб бровей - мне поет про то, как ветер шумит в траве, про костры, вино, про звезды и про меня.

Не дай Бог её на что-нибудь променять.

@музыка: MaryJane - Моя личная Библия

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

14:56 

Подменыши: Эшу.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Повернётся штурвал - не свернуть, не проси, ураган горькой солью уснул на губах, горизонты небес одеваются в синь как полоски моряцких рубах. Ай, куда бы не плыл сумасшедший Хаким, ай, не сдвинется с курса, не сядет на риф, видно, взял кто-то сердце и спрятал в пески, от того оно так и горит! Ай, бродяга-Хаким, кто упрятал твой дом за вуалью горячих восточных очей, видно, взял кто-то сердце, укрыл под водой, от того оно всё горячей! Вай-йо, юный Хаким, сколько диких ветров, сколько вёсен украли твои паруса, видно, сердце твоё кто-то спрятал хитро, а куда - ты не знаешь и сам!

***

...Говорят, что живёт где-то царь-богатырь, что рисует миры, как художник - углём, и что наш для него - лишь пустая бутыль с заключенным внутри кораблём. А еще я слыхал, будто бог молодой, повелитель кораллов, костров и заплат, как-то очень давно полюбил его дочь, светлолицую деву Нейлат.

И унёс его память разгневанный царь, чтоб не вспомнил невесту, забыл её лик, и в бутылку навек заключил наглеца,
Видишь, парус несётся вдали?

***

Ветер щиплет лицо, забирается в трюм, сыро, скользко и холодно, руки болят. Впереди горизонт неприветлив, угрюм. Запах соли и скрип корабля.
Капитану неведомо, сколько он плыл, и какой из буранов его забёрет. Всходит солнце - кусочек застывшей смолы. Свежий ветер. Команда "Вперед!".

Капитан повидал много зла и смертей, нищету, жуткий голод, предательство, плен, отбивался от монстров в чужой темноте, слышал сладкие песни сирен, выбирался из диких ревущих штормов, был коварным проклятьем в змею обращен, замерзал в январе без надежды и дров, рвал в грозу паруса, а еще...

...А еще он смотрел, как несётся закат, золотистые брызги ласкают корму, пробивается небо из старых заплат, видел горы в рассветном дыму. А еще слышал старые сказки пустынь, плыл в затерянный город подземной рекой, видел, как создает разводные мосты из стальных шестерёнок дракон. Вот ифрит, заключённый в песочных часах, вот Гелата-колдунья летит на метле...

И чем чаще он ввысь поднимал паруса, тем вокруг становилось светлей.

***

Ай, неправду найти в переплётах строки - не под силу и древним могучим царям! Ай, попутного ветра, дружище-Хаким, бороздящий чужие моря! Ведь свободу и память не скрыть за дверьми, не укрыть в лабиринтах мерцающих лун!

Ай, Хаким, посмотри - гнётся, пятится мир, сеткой трещин бежит по стеклу.



Автор рисунка: planewalker

@музыка: Вдруг - Комета

@темы: заклятья, storytelling, подменыши

13:45 

Подменыши: Редкапы.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
А теперь представь - прошло много сотен лет,
Много страшных войн, неверия и огня.
Мир еще живет - в руинах, в грязи, в стекле,
Мир теперь другой - не вздумай его менять.

Здесь отравлен воздух, солнце - как будто медь,
Не растёт трава и пепел похож на снег...

Барракуда-Шон - охранник в своей тюрьме. Он приходит днем, пугает людей во сне. Он один из нас - нас куча повсюду здесь, коль увидишь - убегай или падай ниц. Если ты другой - поверь, ты в большой беде, ты навеки сгинешь в бездне сырых темниц.

В этом мире подо льдом позабыт апрель
Здесь вода и пища - злато и серебро...

И когда к нему доставили Изабель, на рябом лице не дрогнула даже бровь. Говорили, что светла как лесной ручей, глубока как море, радостна как река. Чернота волос, осанка, изгиб плечей...
Для таких у нас одно наказанье - казнь.

Барракуда-Шон - он лучше, сильнее нас. На рассвете - срок, девчонке уже не жить.

В этом мире никогда не придёт весна.
Барракуда курит,
Хищно блестят ножи.

А на утро взрыв, окрестности - в решето. Что случилось, я припомнить могу едва. Помню что из нас не спасся почти никто. Убежали те, кто был заключён в подвал.

Только вот вопрос. Предательство? Хорошо - как противник смог пробраться на этажи? Ведь ключи от всех дверей охраняет Шон.
Он убит, наверно.
Что же, такая жизнь.



Автор рисунка: planewalker

@музыка: Yoshihisa Hirano and Hideki Taniuchi - Kyrie (Death Note)

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

17:35 

Подменыши: Нокеры.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
В сентябре здесь, как всегда, невозможно жарко, поспевают фрукты - сладкие, как драже. Янтарём покрыты скверы, дворы и парки, свежий ветер, щекоча, забредает в арки, сонный город отражается в витраже...

...А еще война, улыбки и смех все реже, ночь осколками разлетелась на пыльном дне. Духота и страх во мраке бомбоубежищ, гул снарядов жутким грохотом уши режет, до подмоги ждать, наверное, много дней.

Старый Генри закрывает окно в поместье, повезло, что не попал ни один снаряд. Все кричат ему, что он человек без чести, продержаться, мол, способны все только вместе, но старик молчит - да к черту, что говорят.

В передышках наступает тревожный вечер. Даже мир вокруг как будто совсем другой. Из окна не видно Генри с потёкшей свечкой, он то спит, то что-то пишет, ссутулив плечи, то ругается с капризной больной ногой.

А на утро бомбы. Генри во двор не вышел. Оказалось позже - Генри совсем пропал.

Ах, какой сентябрь, ах, как сверкают крыши, поспевает рожь, и месяц на небе вышит, изумрудной нитью вьется вдали тропа.

*****
...Я слыхал, когда враги захватили город, и в разгромах добрались до особняка, то оттуда, неприступные, словно горы, вышли пумы, львы, драконы и мантикоры, все стальные до последнего винтика. Говорят, что не боялись штыков и пушек, что под силу было им абсолютно всё, что как будто это были святые души, что к рассвету враг был смят, изведён, разрушен, что к закату город полностью был спасен.

Вот такой рассказ, поверишь? Смешно и жутко. Вот же люди врут - хоть плачь, хоть пиши тома. Только если вот задуматься на минутку...Я еще слыхал - забудь, это просто шутка! - что один дракон, сражаясь, слегка хромал.



Автор рисунка: planewalker

@музыка: Linkin Park - From the inside

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

20:38 

Подменыши: Сатиры.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
За окном - мороз и вьюга, не спасают хмель и солод, и дрожит огонь в камине как сливовое вино. Может я не тот что раньше, слишком пьян, не очень молод, но могу поведать сказку, что слыхал давным давно.

Будто бы на этом месте раньше были только горы, и плела свои узоры быстроглазая метель. Снег, не тая, шёл годами, приносил беду и горе, одинокую деревню заметая в темноте. Знали жители - кто выйдет за ограду - точно сгинет, станет маленьким алмазом на заснеженном венце. Говорили, где-то рядом бродит Зимняя Богиня, что живёт весь лютый холод, как щенок, в её дворце. Говорили, что белее серебра её запястья, тоньше инея на стёклах завитки её волос. Коль её не встретишь - счастье, если не увидит - счастье, прячься за дубовой дверью от её застывших грёз.

А в деревне жил Густаво, смуглокожий и поджарый, рыжий, словно опалённый в жарком пламени костра. Танцевавший, словно дьявол, верный лишь своей гитаре - говорили, он приехал из далеких южных стран. И когда ночами крыши прогибались от метели, он деревню звал на танцы, океаном лил вино; где бы ни бывал Густаво, в чьей бы не был он постели - рядом с ним стихала вьюга, холод уходил на дно.

Но беда пришла внезапно, налетела злым бураном, и настигнула Густаво на заснеженной тропе. Поднялись стальные тучи, потемнело слишком рано - и до наступленья ночи он вернуться не успел. Он погиб бы, как случалось уже с многими другими - кровь почти застыла в жилах, сердце прекращало бег...

Но его среди метели вдруг заметила Богиня, и на лёгких крыльях ветра унесла его к себе.

Спросишь, что же было дальше? Я не знаю, я там не был. Знаю только, что на утро вдруг растаяли снега. На тропе пробилась зелень, бирюзой сверкнуло небо, осветились пьяным солнцем ледяные берега. А Густаво не вернулся - хоть искали, но не вышло. Кто его считал за бога, кто считал за дурака - слышал только краем уха: говорили ребятишки, мол, видали, как от речки отходил его драккар.

Говорят, его потомки с каждым днём сильней и краше, веселятся до упаду и живут по сотне лет. И еще, слыхал, болтали, будто холод им не страшен - но не слушай - что не скажут, если брага на столе! Та деревня - нынче город. Пьет, гуляет, как придется, даже снег совсем приручен - вот, сожми его в горсти.

...Но теперь, когда зимою вдруг жарой пылает солнце, шепчут "Зимняя Богиня по любимому грустит!".

Что-то я заговорился. Глянь-ка, потемнело жутко! Верно говорят - "У браги всё идет на поводу". Что ж, пошёл домой, пожалуй...Куртка? А зачем мне куртка?
Говоришь, там лютый холод?
Не волнуйся, я дойду.

@музыка: The Weepies - World Spins Madly On

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

00:37 

Подменыши: Богганы.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Старый город наполнен дождем и мечтами о лете, ветер пахнет весной, тротуары не могут остыть. Крыши тают на солнце, звенят, отражаются в Тэде. Тэд идет налегке, Тэд минует дворы и мосты. Тэд уходит домой посреди годового отчета, что конечно само по себе - неоправданный риск. Завтра вызовет шеф, надо будет придумать чего-то...

У него в гараже второй месяц живет василиск.

Как попал - неизвестно, откуда - да черт его знает. Просто как-то пришел и улёгся огромной горой. Может кто-то изгнал из его василисьего края, или просто в бою победил безымянный герой. Вот теперь он лежит, и ночами скрипит как корыто, слишком слабый, похоже, чтоб было куда убежать.

Тэд сначала боялся - глаза хоть всё время закрыты, только зубы и когти длинней и острее ножа. Но живой же вон, дышит - теперь уже поздно брыкаться. И прожорливый, пакостник, наглый! - не дать и врагу...
Тэд обставил гараж, и назвал василиска Гораций. (Иногда, если злится - "Мой пятый рабочий прогул")

Тэд готовит весь день, забывает про ланч и про ужин, на работе огрёб замечанье и кучу проблем.
Но когда он бежит к гаражу по мостам и по лужам, даже смерть ему кажется только пылинкой в золе.

***
ночью в небе рассыпана кем-то алмазная крошка;
два огромных зрачка светят сквозь темноту гаража -
сколько можно, лежишь здесь, как старая сытая кошка,
звуки ночи зовут, кровь играет, пора убежать,
убежать! разорвать эти хрупкие петли и скрыться
ведь поправился где-то, наверно, неделю назад...

...но когда тэд приходит, он пахнет дождём и корицей
и гораций, тихонько вздохнув, закрывает глаза.



Автор рисунка: planewalker

@музыка: Fatboy Slim - Toe Jam

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

20:24 

Подменыши: Ши.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Что ты оставишь, когда уйдешь,
О чем ты будешь жалеть?

В Лондоне сумрак, туман и дождь, бутылка пуста на треть. В Лондоне сходятся все пути, как будто хотят тепла...
Ричард приходит домой к шести, снимает промокший плащ. Ричард приходит домой в закат, не видный в такой туман. Ричард талантливый адвокат, неслыханный интриган, слушает вечером старый джаз, играет весной в крокет, носит, как мантию, свой пиджак, мобильник, как меч, в руке, слушает возгласы - "ну ты крут!", признания, смех коллег...

Только корона - блестящий круг - лежит у него в столе.

Кто-то идет - выходи встречать, тоску предавай золе. Ричарду видится по ночам страна в голубом стекле. Ричарду снятся напевы строк огромных библиотек, старые слуги, высокий трон, суровый король-отец, небо, прозрачное, как вода, дороги из серебра.

Но нет покоя тебе, когда за царство воюет брат. Но нет покоя, когда война, и нужен двоим престол, братским боям - велика цена, огнём озарен восток. Так продолжалось, смеется сон, наверное сотню дней. Брат был талантлив, силен, умён, но Ричард - его хитрей.

Магия, вообщем, обычный блеф, скучнейшие чудеса. Рич заточил его на Земле в больших городских часах. Только судьба, как сказанья птиц, колеблется на свету: чтобы не вырвался недруг-принц, сам Ричард остался тут. Столько воды уже утекло, как кровь на конец ножа...но как увидит во сне стекло - и руки опять дрожат...

Что ты оставишь после себя
О чем ты решишь смолчать?
Бегают двое смешных ребят
По замку, всё хохоча
Вот серебром отливает путь,
Украсть бы, да взять себе...
Полночь. Скорее бы отдохнуть.
Двенадцать раз
бьет
Биг-Бен.



Автор рисунка: planewalker

@музыка: Руслан Муратов - Дорога Цветов

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

22:54 

Подменыши: Слуаги.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Будь дома, путник, в нашей родной деревне, но только не ходи в направленьи мыса. Там сыро, и почти не растут деревья, и там в глуши лачуга Акачи-Сфинкса. Одежда - цветом словно кофейной гущи. Его боятся, шепчут, глядят со опаской: повсюду шрамы, тощий, глаза чернющи, похож на лиходея из старой сказки. И слава звездам - видеть всех нас не хочет, почти не ходит дальше своей оградки...

Но хуже смерти встретить Акачи ночью, когда он загадает тебе загадку.

Ты можешь быть умнейшим, сильнейшим, мудрым, но это бесполезно, как слушать ветер. Он спросит - "Что же видят горгульи утром?", и ты не сможешь что-то ему ответить. Смолчишь, застынешь - помни, придется туго. Беги скорей, быстрее дождя и пули.
Не тронет, нет. Отделаешься испугом. И только долго снятся потом горгульи.

Ну ладно. Я сказал и забудь про это. И лучше не болтай-ка при ком попало. А то была здесь девушка - Мариэтта. Была с Акачи, раз - а потом пропала. Я сам не видел, так что не верю даже - что только не болтают вруны-пьянчуги!
Но говорят, что после её пропажи не светит солнце рядом с его лачугой.

***
Акачи-Сфинкс сидит с Мариэттой рядом, укрыл шарфом, тихонько поправил платье. Мария смотрит мимо стеклянным взглядом - пленяет, не пускает её заклятье.

Пройдут года, стрелой пролетят минуты, когда-нибудь я всё разгадаю, слышишь?

"-Акачи, что же видят горгульи утром?
-Людей?
-Рассвет?
-Поля?
-Водопады?
-Крыши?"




Автор рисунка - planewalker

@музыка: Люмен - Сколько.

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

Не верь в худо.

главная