16:08 

Драбблы Этого_Сучьего_Шримпа

Этот_Сучий_Шримп
При этих мыслях лицо с легкими чертами лицо приобрело зеленую ухмылку. ©
Происхождение ника частично объясняется тем, что комплект неполон...

Пост для драбблов автора Этот_Сучий_Шримп

Комментарии
2010-08-17 в 16:10 

Этот_Сучий_Шримп
При этих мыслях лицо с легкими чертами лицо приобрело зеленую ухмылку. ©
На вызов от Аместрийская Роза, тур 1, круг первый
Персонажи: Лин Яо, Грид, Ран Фан за кадром
Ключ: танец; герои: Лин
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр: ...ангст?
Дисклеймер: все коммерческие права не у нас
Архивирование: с уведомлением автора

Когда-то давно так начиналось каждое их утро. Они выходили под старые узловатые сливовые деревья, завязывали глаза прохладным шёлком, вставали спиной к спине. Это был не один из многочисленных наборов боевых упражнений а, скорее, дыхательная гимнастика. Или что-то вроде того.
Они стояли, почти соприкасаясь лопатками, глубоко вдыхая свежий и душистый рассветный воздух. Они двигались синхронно: задержать дыхание, руки в стороны, свести, правая вверх, левая вниз, присесть на одной ноге - дерево. Слива, конечно. Переход в стойку всадника, руки согнуты, открытые ладони вверх. Выдох. Снова глубокий вдох, перед глазами темнота, скользящий шаг вперёд, руками как будто удерживая воздух. Пауза, три удара сердца, плавный перекат из одной стойки в другую - и четыре резких удара в пустоту, одновременно выдыхая через нос. В груди ещё оставалось немного воздуха: мягкая остановка, глубокий выдох через сжатые зубы: «Сссссс». Это было похоже на танец: то быстрый, то медленный, причудливый и красивый, под музыку дыхания и биения сердца. Шёлк повязки то развевался от стремительных движений, то струился по плечам, и был нужен им только для красоты. Хотя зачем красота тем, кто ничего не видит? Они скользили то в противоположных направлениях, то навстречу, синхронно перенося вес тела с ноги на ногу, иногда почти касаясь друг друга и нанося удары по воздуху в сантиметрах от лица партнёра. Вдох, задержать дыхание, выдох. Они чувствовали друг друга с точностью до миллиметра, куда точнее, чем просто течение Ци, они были единым целым и дышали в унисон, даже когда их разделяло несколько метров мокрой, шуршащей под ногами травы...
Вдох, задержать дыхание, выдох.
Ран Фан давно уже нет, но юный император Сины каждое утро выходит под развесистые сливы и завязывает глаза. Зачем? Конечно, он не откроет их и так, но шёлк - такое красивое воспоминание. Вдох, задержать дыхание, выдох. Когда зрение не работает, все остальные чувства обостряются. Мир наполняется запахами росы на смятой траве, влажного после дождя песка, цветов сливы. Слышен еле заметный шелест листьев, шорох одежды, слышно скольжение шёлка.
Они чувствуют друг друга так же хорошо, как когда-то он чувствовал Ран Фан. Они единое целое, но каждый знает границу себя. Они чувствуют тело. Они давно уже поняли, что тело - это не квартира, где нельзя одновременно сидеть на одном стуле, как нельзя быть сразу на балконе и в ванне. Тело - это сосуд, который наполняют две жидкости, и Грид ощущает, как его грудь вдыхает ароматный утренний воздух, как он весь, словно вода, перетекает из одного положения в другое, как ноги щекочет трава. Вдох, задержать дыхание, выдох.
Быстрый, но невероятно плавный переход: поставить вторую ногу на землю, поворот, ещё, перенести вес на левую.
«Мать моя, какой красивый танец! Молодцы вы всё-таки в своей Сине!»
Остановиться. На том же месте, где и начал, сантиметр в сантиметр, и лицом в ту же сторону. Закончить в начале. И - ритуальный поклон невидимому, несуществующему партнёру.
«Спасибо...»

2010-08-17 в 16:14 

Этот_Сучий_Шримп
При этих мыслях лицо с легкими чертами лицо приобрело зеленую ухмылку. ©
На вызов от Absolutism, тур 1, круг второй
Персонажи: Каин Фьюри, НЖП, все остальные за кадром
Ключ: каштаны; герои: Каин Фьюри
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр: POV ни о чём
Дисклеймер: все коммерческие права не у нас
Архивирование: с уведомлением автора

По пути домой Фьюри случайно смотрит на часы. Совершенно случайно, ведь ему, по большому счёту, всё равно, сколько сейчас времени. Снова задержался на работе допоздна, но его никто не ждёт: хозяйка квартиры, комнату в которой он снимает с недавних пор, куда-то уехала на все выходные. А чего задержался? Да так, как обычно. Фьюри любит свою работу и уделяет ей почти всё время, а тут ещё и Эдвард попросил помочь...
А Эдвард, кстати, уже подполковник и вырос за прошедшие полтора года - о-го-го! Они с братом всё никак не успокоятся, ищут чего-то, куда-то уезжают, возвращаются. Весёлые, глаза блестят. А Хавок наконец нашёл себе девушку, и они уже решили, когда она повезёт его под венец: души друг в друге не чают.
Фьюри улыбается, вспоминая, как счастлив Хавок, как планы строил, на свидания ездил, даже курить пытался бросить ради неё, как обзванивал всех по нескольку раз и приглашал на свадьбу. Фьюри улыбается в пустоту, просто радуясь чужой радости, но немногочисленные прохожие и продавщица каштанов улыбаются ему в ответ.
Фьюри подходит к небольшому лотку на колёсиках, протягивает девушке мелочь: «Мне как обычно». Он часто покупает жареные каштаны, почти всегда; даже когда жил в другом месте, заглядывал в эту улочку и покупал... одно и то же. Время идёт, а Кайн всё такой же «тихоня» и «добросердечный малый», и всё «как обычно». Говорят, мелкая собачка - до старости щенок... Правильно говорят. Фьюри не знает, что он об этом думает, и изо всех старается не думать об этом. Лучше уж думать о работе, а ещё лучше пойти домой и лечь спать.
Может, завтра что-то изменится?
Фьюри благодарит, забирает бумажный тепло и вкусно пахнущий кулёк, и уходит, не замечая, как смотрит ему вслед, дыша на озябшие пальцы, девушка с каштанами.

2010-08-17 в 16:16 

Этот_Сучий_Шримп
При этих мыслях лицо с легкими чертами лицо приобрело зеленую ухмылку. ©
На вызов от Эариэль, тур 1, круг третий
Ключ: изображение; герои: Шрам
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр: флафф
Дисклеймер: все коммерческие права не у нас
Архивирование: с уведомлением автора

Шрам умирал.
Он лежал на полу, вернее, на уцелевшем куске пола в коридоре под зданием Центрального штаба, рядом с активированным кругом преобразования, и чувствовал, как с каждым ударом сердца его горячая кровь выплёскивается из ран.
Шрам умирал почти счастливым.
Он понимал, что у него уже не хватит сил перевернуться на спину, чтобы умереть, глядя в небо, но и просто умереть тоже было неплохо. Он отомстил за всех ишваритов, он не дал усилиям брата пропасть напрасно, он, возможно, поучаствовал в заложении основ другого, нового мира, где найдётся место и для его возрождающегося народа. Пора бы уже и...
С новым ударом сердца Шрам провалился в красную темноту.
Шрам умер.
Смерть оказалась очень похожей на то, как он её себе представлял. Вернее, в точности такой. Путешествуя без времени и скорости через бесконечный тоннель, сквозь неясные сполохи и видения прошлого, Шрам осознал свою смерть, и всё существо его затрепетало от счастливого и волнительного предвкушения. Может быть, он увидит Бога?.. Может, душа, свободная от оков бренного тела, от всех условностей пространства и времени, способна постичь Господа? Может, Великий Ишвара позволит ему, отступнику, предавшему основные постулаты своей религии, но сумевшему понять их снова, увидеть Его? А может быть?..

У ишваритов не существует изображений Бога, ибо сущность Ишвары непостижима для человеческого разума. Ишвара не похож ни на что, ибо Он сотворил всё сущее, а сам не был сотворён никем и был всегда. Он един и Он есть везде, Он всё видит, и говорит с каждым верующим в сердце его. И люди не способны изобразить то, что неизмеримо выше их понимания. Но не раздвинет ли границы сознания смерть?

Шрам не думал об этом. Но вдруг он понял, что так и должно быть, и все сомнения его показались ему смешными, и весь мир вдруг стал очевидным. Конечно, он увидит Бога, ведь он покинул Ишвару, отвернулся от Его заповедей и от самого себя, но Ишвара не покидал его ни на секунду.
Конечно, Шрам увидит Бога. При одной этой мысли сознание его, вся его сущность сжались от страха и радости, и в глубине его души на миг вспыхнула самонадеянная мечта: может быть, Господь простит отступника и примет его в царство Своё? Мета вспыхнула и погасла. Нет, разумеется, нет, и то, что Шрам посмел подумать об таком, зачтётся ему вместе с остальными грехами. Но всё же, он увидит Бога... Он увидит...
Когда впереди забрезжил свет, Шрам понял, что готов, и открыл глаза.

У Бога было три лица. Шрам не мог сфокусировать взгляда ни на одном, очевидно, сияющее величие Ишвары слепило отступника. На секунду ему даже показалось, что одно из лиц похоже на Йоки, другое на старика Тима Марко, а третье, кругленькое, с длинными косичками...
Тут Бог взвыл на два голоса: «Шрам-сан!», и одно из лиц разревелось ему в грудь, забыв, что может потревожить ещё не до конца зажившие раны.

2010-08-17 в 16:21 

Этот_Сучий_Шримп
При этих мыслях лицо с легкими чертами лицо приобрело зеленую ухмылку. ©
На вызов от Синяя_звезда, тур 1, круг четвёртый
Персонажи: Оливия Армстронг, Зольф Кимбли
Ключ: сервиз; герои: семья Армстронгов, младшее поколение
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр: AU, романс, флафф
Дисклеймер: все коммерческие права не у нас
Архивирование: с уведомлением автора

— Зо-ольф Дже-ей Ки-имбли!!! — несётся крик по поместью Армстронгов, а сразу за ним слышится жалобный звон: Оливия бьёт сервизы. Багровый улыбается, глядя на разъярённую жёнушку, и медленно отступает к двери спиной вперёд.
— Во вторник годовщина свадьбы! Ты никуда не едешь, это моё последнее слово!
Багровый улыбается, миссис Армстронг свирепеет и тянется за сахарницей.
— Если ты не вернёшься через три дня, можешь не возвращаться вообще! — сахарница едва не задевает Кимбли по уху и подтверждает слова главы семейства звонким хрустом и дребезгом. Ещё бы чуть-чуть, и...
Алхимик пожимает плечами и отвечает мягко, как всегда:
— Мне больно слышать такие слова от женщины, отказавшейся покидать Бриггс на медовый месяц и встретившей прошлый новый год на учениях...
Да, Багровому есть, в чём упрекнуть любимую, но и фамильный сервиз тоже веский аргумент. И ещё какой! Алекс первое время пытался было защитить несчастный фарфор, передававшийся в роду Армстронгов из поколения в поколение, но перед Оливией все пасуют, как та саханица.
— Ну так что, милая, я пошёл? — негромко прощается Кимбли и немного наклоняет голову в вежливом подобии поклона. Там, где секунду назад был его лоб, с характерным свистом пролетает очередной «из поколения в поколение» — кажется, чайник, красивый, кстати, с шиповником и жёлтой каёмочкой — и брызгает от двери осколками.
Они оба ценят свою работу, наверное, больше всего на свете. Работу и друг друга, и именно поэтому Оливия принимает и уважает его выбор. Конечно, принимает и уважает, иначе не отпустила бы. Не отпустила бы ни за что, но нельзя же посадить Багрового на цепь, и глупо было бы ожидать, что после свадьбы его характер и пристрастия резко поменяются, и он уйдёт из армии. Конечно, не уйдёт.
Поэтому Зольф и сбегает сейчас по парадной лестнице поместья с улыбкой на губах. Он всё прекрасно понимает, но всякий раз, когда слышит позади себя хруст, звон и окрики, немного вжимает голову в плечи. И мурлыкает себе под нос еле слышно:
— А чайник жаль, красивый был...

Что такое любовь?
Оливия никогда не задумывалась над этим. Не об этом должны думать молодые карьеристки, и уж тем более не об этом думают коменданты неприступных крепостей на северной границе. А Кимбли... О чём тут размышлять? Она любила его, он любил её, тут всё ясно.
Но если бы миссис Армстронг задалась этим вопросом, она бы, наверное, пришла к выводу, что любовь — это сплошной парадокс. А как ещё назвать чувство, сделавшее её настолько сильной, что теперь она легко может позволить себе проявить любую слабость?
Может, например, догнать его, обнять, уткнуться в плечо и прошептать чуть слышно:
— Я буду волноваться...
А он может осторожно поцеловать её сначала в лоб, потом в губы:
— Всё будет хорошо.

Что такое любовь?
Зольф Кимбли никогда не задумывался над этим. Сначала не до этого было, а потом он сразу узнал ответ, и надобность размышлять над вопросом отпала. Он выходил из поместья Армстронгов, жмурился от утреннего солнца и трепетал одновременно от предвкушения работы и возвращения домой.
Солнце светило, Оливия крушила сервизы, Кимбли размышлял, что привезти любимой из поездки.
А любовь — это разбитый чайник.

2010-08-17 в 16:25 

Этот_Сучий_Шримп
При этих мыслях лицо с легкими чертами лицо приобрело зеленую ухмылку. ©
На вызов от Этот_Сучий_Шримп, тур 1, круг шестой
Персонажи: семейство гомункулов
Ключ: подслушивать; герои: гомункулы
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр: вялые потуги на хумор
Дисклеймер: все коммерческие права не у нас
Архивирование: с уведомлением автора

Гомункулы никогда не подслушивают.
Они понимают цену информации, живут среди секретов, дышат загадками и утайками, из которых состоит весь их мир.
Глубоко-глубоко под Центральный город, глубже кабинетов с высокими окнами и плотными, надёжно запертыми дверьми, глубже подвалов исследовательских лабораторий, хранящих память о том, чего никто никогда не узнает, глубже неизвестных трупов, навеки похороненных в городской канализации, бегут по проводам и трубам секреты, соединяясь в одну большую тайну. Одну из тайн, спрятанных за тайнами.
Гомункулы хранят секреты не только от людей, но и друг от друга. За века они научились пренебрежению, спокойствию, своего рода уважению к скелетам в чужом шкафу. Они обмениваются секретами, но не крадут их.
Энви никогда не подслушивает. Он стоит, прислонившись спиной к косяку двери, за которой Отец и его любимый мелкий уродец Прайд обсуждают что-то, не предназначающееся для ушей Зависти, но, кажется, очень важное. Или не очень... Да хоть какое! Энви, по сути, всё равно. Он просто проходил мимо, устал и остановился отдохнуть. Он никогда не подслушивает.
И Ласт никогда не подслушивает. Когда громкий цокот её каблучков затихает перед дверью, из-за которой доносится шепчущий разговор, можете быть уверены: она всего лишь... проверяет... как смазаны петли. А вдруг скрипят?
Гнев уж точно не подсушивает. И даже не подглядывает, даром что Абсолютное Око. Настоящие фюреры вообще подобными неприглядными вещами не занимаются, а только проводят разведывательные операции с целью выяснения определённых сведений, могущих пригодиться в дальнейшем. Так-то!
Лень никогда не подслушивает тоже. Ему и копать-то лень, куда уж там за семейством шпионить.
А Прайд не подслушивает принципиально. Какой дурак стал бы подслушивать, имея столько глаз, проникающих куда угодно, даже на чужой «пост» у двери? К радости остальных, его часто выгоняют жить в тоннель.
Подсушивает только Жадность. Внаглую, прислоняясь ухом к двери и отпихивая ногой тихо фигеющего Прайда. Ну да что с него взять? Грид же.

   

Пиала с черешней: fma drabble challenge!

главная