Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Маленький подвальчик секты Людей в Чепчиках

12:15 

Alex Refling
жизнь продолжается
Саеки/Матсумото, Высокий рейтинг. Взбитые сливки слизывать с тела, сравнивать со вкусом кожи.

@темы: Организационное, Фест 1: Шинью в студию!

Комментарии
2011-05-15 в 19:31 

Автор три раза чуть не совершил харакири тапком, пока писал это. Ангсто-хуморо-флаффно-стеб.
Порно с сюжетом!!! Но без смысла.
Мутный стиль написания автора + заказчик не указал, что наличие других актеров не желательно, поэтому они тут есть + 3.528 слов бреда + НЦа слита автором, он не умеет описывать рейтинг + флафф + небольшой уход от заявки + текст не вычитан, так как автору стыдно читать это еще раз + автор - идиот.

Прошло уже достаточно много месяцев с их первой встречи. И началось все достаточно невинно. И никому в голову даже не могло прийти, что все обернется именно так. Теперь каждый день для них был как праздник и как испытание одновременно. А минуты расставания превращались в целые годы ожидания. Они были безмерно счастливы вместе. И каждый из них в душе надеялся, что так будет всегда, и их маленькому счастью не придет конец. Как в каком-то идеально-романтичном литературном произведении. Но были и свои недостатки в этих отношениях. И терпение одного из них подходило к своему логически-трагическому концу. Серебряная чаша с алой жидкостью терпения была переполнена. Она едва ли могла вместить в себя хотя бы еще пару капель. И его можно понять. Им все время приходилось прятать свои отношения от других. Оба боялись яростного осуждения со стороны общественности, стараясь не показываться на людях, и держаться на безопасном расстоянии друг от друга. Но иногда он перегибал палку. Свою роль он играл слишком хорошо, тщательно вживаясь в образ. Настолько тщательно, что от его слов становилось обидно. Где-то в глубине его души поселился тот самый вредный маленький скептик, который буквально съедал его изнутри, безжалостно убивая здравомыслие, внушая ужасные мысли, основанные на тех фактах, которых вообще не было и в помине. Он уже не раз хотел поговорить об этом с ним. Но как только они оставались наедине, он уже больше не мог себя сдерживать и, ни о каких задушевных разговорах просто не могло идти и речи. Хотя, дальше поцелуев и обыкновенных ласк – так дело и не доходило. Нет, только не сейчас. Они знакомы всего несколько месяцев. Нет, его «малыш» еще не готов. Он так решил для себя, увидев его, нервно лопочущего: «Давай, быстрее», с ужасно испуганным лицом. Его дрожащий голос до сих пор отзывается в его ушах ужасающим эхом. Нет, так не пойдет. Он будет сдерживать себя столько, сколько нужно. Ради него. Ведь он не хочет причинить ему боль. Ни моральную, ни физическую. И тогда, как он думал, их маленькое счастье не дойдет до своего конца. Но…
- Нет, серьезно. Саеки-сан, что это у вас за наклонности такие? Прекратите приставать ко мне и держитесь от меня подальше! Все что нас связывает – это роли в мюзикле. Остальное – это лишь Ваши глупые фантазии, которые никогда, слышали? Никогда не перейдут на границу реальности. Забудьте об этом. Мы с вами друзья только на сцене. Прошу Вас, помните об этом всегда и не стройте пустых надежд в виде карточного домика. Слишком неустойчивая это конструкция. Один порыв ветра – и все. Я думаю, я ясно выразился. Всего Вам хорошего. – И юноша поспешно покинул гримерную, аккуратно закрывая за собой дверь.

- А ну стой! Ты все делаешь совсем не так! Поставь его на место лучше.
- Да вы такими темпами все свечи растеряете, умники.
- Ну и не надо мне тут мешать и я ничего терять не буду. Отойдите вообще!
- Дайте и мне посмотреть, изверги! Это же я его купил, мне надо знать, что вы там с ним делать будете.
- Эй! Не толкайся, а то труп этого торта будет на твоей совести, и призрак его будет приходить к тебе каждую ночь.
- Так, ладно. Разойдитесь все, а то и, правда, от торта ничего не останется, и поздравление будем писать на столе и свечи втыкать в него же.
- Ух, ты! Как же он аппетитно выглядит!
- Так. Кто привел сюда ребенка?
- Он сам пришел…
С самого утра над общей гримерной нависла поражающая воображение кутерьма. Почти вся труппа решила собраться тут, за два часа до начала генеральной репетиции. Все так же неумолимо близится конец их гастролей. В глубине души у каждого поселился все тот же маленький человечек со скептическими наклонностями. Они больше никогда не встретятся, никогда не сыграют эту потрясающую постановку. И в последние дни атмосфера и общее настроение всего актерского состава – оставляло желать лучшего. Неоправданное напряжение, раздраженность, грусть и сожаление. Все эти эмоции были настолько сильными, что создавалось ощущение, что все эти чувства принимают вполне себе реальную материальную оболочку. Вот на подоконнике сидит и нервно курит Грусть вместе с Напряжением. А на стуле с удобством расположилось Сожаление. А вот, по гримерной, из угла в угол нервно бродит Раздражение. И продолжается это до тех пор, пока к ним в гости не заглянет краткосрочное веселье. Вот прямо как сейчас. Сыпались шутки, раздавался звонкий смех, яростные обсуждения чего-то важного и в то же время пустякового. И никто не думал о том самом концерте. О том самом последнем концерте, который они сегодня должны будут отыграть. Никто. Кроме одного мужчины, который стоял в сторонке и наблюдал за всем происходящим. Он с ужасом осознавал, что после окончания их выступлений, он больше не сможет увидеть своего возлюбленного. Профессия актера коварна и тотально опасна для человеческих взаимоотношений. А что случится, если он уедет на гастроли со своей труппой? А что будет, если по воле случая, они больше никогда не увидятся. Нет, он этого не переживет. Он будет отчаянно цепляться за их отношения и никогда не сможет спокойно оставить своего любимого. Он даже подумал об уходе из профессии. Но его вовремя остановили, зарядив мощную вправляющую оплеуху. И сейчас, когда все собрались у стола, на котором красовался большой торт, он наблюдал за всеми со стороны. Его взгляд остановился на горячо любимом и обожаемом человеке. Сейчас, он был безмерно счастлив. По крайней мере, так казалось. Он звонко смеялся над какой-то шуткой, которая прозвучала минутой ранее. Такой красивый. Жизнерадостный. Самый лучший из всех. Иногда Саеки очень хотелось изолировать Шинью от всех. Он такой хрупкий на вид, что хочется оберегать его даже от слабого дуновения ветра. И он даже думать не хотел, что, возможно, больше никогда его не увидит. Спустя минуту раздался какой-то странный и громкий звук. Как будто кто-то сорвал дверь с петель.

URL
2011-05-15 в 19:31 

- Я их принес! – радостно вещал юноша, с силой захлопывая за собой дверь. В одной руке этот индивид держал баночку взбитых сливок, за которыми его, собственно говоря, и послали около получаса назад, в магазин, до которого идти не более пяти минут. Юношу встретили радостными возгласами, все были безумно рады его возвращению. И с тех самых пор в Японии появилась новая народная мудрость. «Посылать Нагаоку за сливками – все равно, что за самой смертью».
- Слава Богу. Давайте уже скорее! А то Юя скоро придет и никакого сюрприза не будет.
- Чур, поздравление пишу я!
По воле его величества Случая, день рождения исполнителя главной роли мюзикла выпал на дату их последнего выступления. И никто уже не знал: радоваться им или грустить. Тайске Саеки – исполнитель роли Эрика Слингби, все так же стоял в сторонке, достаточно флегматично за всем этим наблюдая. За все те несколько часов, которые они провели тут, он не проявил никакого желания участвовать в организации тотального сюрприза, предназначавшегося исполнителю роли Себастьяна. Но вот кто-то бережно и ласково похлопал его по плечу, словно желая вернуть его в реальный мир.
- Тайске-сан? Тайске-сан, с Вами все в порядке? Вы неважно выглядите.
- А? Что? Нет, все в полном порядке. Я просто не выспался. Все в полном порядке. – Сказал Саеки с улыбкой. Улыбка лишь для того, чтобы за него никто не переживал. С ним и, правда, все в порядке. Просто им не понять причину его переживаний. Никому не понять. А объяснять – долго и нудно. И не желательно.

Острые зубцы его косы смерти нещадно рвут сначала одежду, а потом и кожу юноши, оставляя глубокую рваную рану. Смертельную рану. Он уже не в силах остановиться, слишком поздно. Уже ничего нельзя исправить, невозможно повернуть время вспять. Юноша даже не успевает вскрикнуть от боли, которую причинил ему его лучший друг. На его лице застывает улыбка. Теперь уже навсегда. Он встретил смерть достойно. Как равную. Напарник подхватывает бездыханное тело друга, нервно теребя его за плечо, надеясь, что это – лишь его невинная шутка.
- Алан? Алан! АЛАН!
Режиссер с особой жестокостью ударил себя по лбу сценарием, который был методично свернут в опасную трубочку. Вот уже пятнадцать минут они отыгрывают эту сцену и никак не могут добиться нужного результата. Терпение мужчины подходило к концу. Он стремительно приблизился к двум актерам и угрожающе замахал сценарием.
- Стоп! Разошлись! Нет-нет-нет-нет, так дело не пойдет! Ну, вот скажите мне зачем. Зачем так сильно и близко его к себе прижимать!? Юные зрительницы могут немного не о том подумать. Вы тут не парочку возлюбленных играете, между прочим! Если вы забыли, то я напомню еще раз. Эрик и Алан – лучшие друзья! Все ясно?
- Ясно.
- Вполне.
- Я надеюсь. Итак, продолжаем! Юя, твой выход!

Шинья совершенно не привык к такому отношению. На него редко кричали режиссеры постановок. Хотя бы потому, что попадались ему только тихие и спокойные личности. И мало кто критиковал его актерские способности. Нет-нет, он не ставил себя выше других. Наоборот, на словах он в разы преуменьшал свои способности, усердно критикуя свою игру. Он всегда пытался максимально вжиться в роль. Полностью довериться своему персонажу, позволить себе плыть по течению. Но сегодня все было по-другому. Репетиция то и дело прерывалась, и на актеров сыпались многочисленные шишки, предварительно утяжеленные отборным чугуном. На этот раз Шинья решил серьезно поговорить с Саеки. Ведь именно из-за его недочетов прерывали репетицию.
- Саеки, мне надо с тобой серьезно поговорить. – Произнес юноша, заходя в гримерную, в которой одиноко заседал Тайске, устроившись на стуле, в самом углу помещения.
- О чем поговорить? – Мужчина практически моментально оживился и, поднявшись со стула, вплотную подошел к Шинье. Он и сам хотел поговорить с ним о чем-то очень важном. Но сейчас все мысли вылетели из головы, полностью освобождая сознание.
- О том, что сегодня происходило. Это что вообще такое было? Ты… - но он не успел закончить свою пламенную речь, оборвав ее на полуслове. Саеки стиснул юношу в объятьях, прижимая к себе. Свободной рукой нагло и без разрешения взъерошивая волосы, перебирая шелковые пряди, с чрезвычайно задумчивым и отрешенным видом. – Э? Саеки?
- Разве тебе не понятно? Я просто не в состоянии думать о работе, когда ты рядом. Прости… - Тихий вздох. На несколько минут над помещением нависла напряженная тишина. Тайске ждал хоть какой-то реакции от Матсумото. Он должен был сказать хоть слово. Не нужно долгих речей, сложных предложений. Всего лишь слово, и этого будет достаточно. Однако, он продолжал молчать, словно испытывая терпение Саеки. Снова. Опять. В который раз. А, может, он просто в чем-то сомневался? Отстранившись от любимого, постепенно выпуская его из плена объятий, мужчина заглянул в его глаза, пытаясь найти в них ответы на все свои многочисленные вопросы. И, заметив в его глазах проблеск сомнений, он готов был провалиться под землю.
- Шинья… - Прошептав на выдохе, быстро, словно задыхаясь от чувств. Особо не задумываясь о последствиях, Тайске коснулся губами губ своего возлюбленного. Сначала осторожно. Нежно, будто боясь чего-то, но, не встретив никакого сопротивления, он прижал юношу к себе, углубляя поцелуй. Вкладывая все свои чувства, всю свою страсть к этому человеку. Но вдруг дверь гримерной со скрипом приоткрылась, впуская в тихую обитель помещения, неизвестного гостя. Шинья отреагировал моментально: с силой и без раздумий отталкивая от себя Саеки, с максимально возмущенным выражением лица.
- Тайске-сан! Что Вы себе позволяете!? Нет, серьезно, что это у вас за наклонности такие? Прекратите приставать ко мне и держитесь от меня подальше! Все что нас связывает – это роли в мюзикле. Остальное – это лишь Ваши глупые фантазии, которые никогда, слышали? Никогда не перейдут на границу реальности. Забудьте об этом. Мы с вами друзья только на сцене. Прошу Вас, помните об этом всегда и не стройте пустых надежд в виде карточного домика. Слишком неустойчивая это конструкция. Один порыв ветра – и все. Я думаю, я ясно выразился. Всего Вам хорошего. – И юноша поспешно покинул гримерную, аккуратно закрывая за собой дверь.
Саеки сел на стул, полностью сбитый с толку и ошарашенный такой выходкой Матсумото. Возникло такое чувство, что Шинья только что ранил его не словами, а подошел и залепил звонкую пощечину. Значит ли это то, что впредь он должен будет держаться от него на расстоянии? Может, ему это стало противно?

URL
2011-05-15 в 19:31 

- Это… я, кажется, не вовремя… Ну, ничего, я потом зайду. – Нагаока Такуя имел особый талант: он всегда появлялся в «нужное» время и в «нужном» месте. Не желая конфликтовать с Саеки, исполнитель роли Уильяма со скоростью бешеного жнеца ретировался из гримерной.
И снова он остался один. На свидании со своими мыслями, домыслами, фантазиями, безжалостно отданный им на растерзание.

Остаток дня прошел на удивление гладко. Шинья успешно избегал общества Саеки, ни на секунду не оставаясь с ним наедине. По правде говоря, ему было ужасно стыдно за свои слова. Хотелось вернуться тогда в гримерную, выставить незваного гостя за дверь и...А вот что сказать, что сделать, чтоб Тайске его простил – Шинья не знал. Поэтому, он выбрал для себя идеальную стратегию. Он, не решая проблемы, просто убегал от нее. Трусливо, да. Но, зато это было безопасно. Репетиция подошла к концу. В скором времени начался концерт. Нужно было выходить на сцену. Нужно было лицом к лицу встретиться с ним. Но, актер остается актером всегда и никакие личные проблемы не должны мешать блистательному исполнению роли. Вот, они мило беседуют с Эриком на сцене. Вот, Алана настигает первый приступ за всю постановку. Вот, Алан с Эриком в поместье Фантомхайв. Вот драка Эрика с Аланом. И, наконец, финал. За все это время у них не было и минутки свободной. Они ни разу не пересеклись за кулисами. А на сцене они вынуждены были играть свои роли, совершенно забыв о недавнем инциденте. Прошло два часа с начала мюзикла. Все артисты дружно выходят на поклон. Шинья, выбегая на сцену, улыбаясь, кланяется зрителю, поспешно же отбегая в сторону, желая затеряться в той небольшой толпе, которая собралась на сцене. Фоном играет поздравительная мелодия. Все радостно поздравляют «Себастьяна» с днем рождения, вынося тот самый торт, из-за которого с раннего утра в театре царила атмосфера кутерьмы. Еще какое-то время они стоят на сцене, наблюдая за зрителем. И вот, толпа постепенно расходится и исчезает за кулисами. Все обнимают друг друга, поздравляют, делятся впечатлениями. Позже – собираются в гримерках и вспоминают все яркие моменты их выступлений.
- А? Тайске-сан? Уже уходите? Как жаль, как жаль.
- Да вот. Дела кое-какие остались. – Попрощавшись с труппой, Саеки поспешно вышел из помещения, чем вызвал прилив волнения со стороны Шиньи. Что же эта за дела-то такие посреди ночи? Ну, практически посреди ночи.
Спустя минут десять после ухода Тайске, основной актерский состав стал потихоньку расходиться по домам. И вот, ни осталось почти никого. Шинья, томно вздохнув, покинул гримерку самым последним. И только на выходе из театра он вспомнил, что оставил свою куртку там на диване. Ночью было на удивление холодно, так что уходить в одной майке – как-то не очень разумно. Да и оставлять свои вещи в том месте, в которое больше никогда не вернешься – тоже не очень разумно. Пришлось возвращаться. Мысленно чертыхнувшись, юноша развернулся на все сто восемьдесят градусов и направился бродить по пустым коридорам театра. Опустив голову вниз, внимательно изучая напольное покрытие, и о чем-то думая. О чем-то важном. Как вдруг, его размышления прервались на самом интересном месте. Матсумото врезался во что-то. Или в кого-то. При этом больно стукнувшись головой. Недовольно потирая лоб, он пробормотал что-то нечленораздельное. Ну, явно извинился перед человеком, в которого врезался. Или перед стенкой, с которой только что «поздоровался». Подняв свой взгляд и узрев то самое «препятствие» на своем пути, он успел раз сто пожалеть о том, что не ушел-таки из театра в одной майке. Ну, замерз бы немного. Ну, простудился бы чуть-чуть. Перед его взором предстал Саеки, который, как казалось, минут двадцать назад уехал домой, решать очень важные дела.
- А… Я, кажется, ошибся поворотом. Прошу прощения. – Шинья снова лихо развернулся на сто восемьдесят градусов, намериваясь тут же ретироваться с наибольшей скоростью, которую может развить простой смертный. Но его остановили. Грубо, сильно, до боли сжав запястье.
- Стой. Мне кажется, нам нужно серьезно поговорить.
- Мы уже поговорили сегодня. Или мне показалось? Отпусти меня, пожалуйста. Мне больно. И вообще… ты, кажется, ушел решать какие-то дела. Почему же ты все еще здесь?
- По той же самой причине, по которой и ты все еще здесь.
- Тоже куртку забыл в гримерной? – Хохотнул Шинья, ехидно взирая на мужчину.

Саеки, услышав в последней реплике нотки нескончаемого и обидного сарказма, окончательно вышел из себя. Вот она, та самая последняя капля, которая переполнила чашу его терпения, которое ему казалось просто безграничным. Мужчина в буквальном смысле прижал Матсумото к стенке, снова пытаясь заглянуть в его глаза и отыскать там ответ на вопрос. На тот самый единственный вопрос, который его по-настоящему интересовал. Любит или нет. Саеки без лишних слов и церемоний впился в губы Шиньи. Последний явно был не против, хотя из последних сил пытался вырваться и оттолкнуть от себя Саеки. Подобная реакция только еще больше распалила интерес мужчины. Он точно должен знать о чувствах своего любовника. Любит или нет. Хочет или нет. Свободной рукой Тайске скользнул под футболку своего любовника. Медленно, теперь уже испытывая его терпение, водя рукой по траектории «вверх-вниз». Вверх, задевая пальцами соски, как бы невзначай. И снова вниз, останавливаясь внизу живота, цепляясь пальцами за пояс штанов, с явным недовольством.
- Саеки..,!
Полувздох, полустон. Он никогда не произносил его имя с такой интонацией, с таким количеством умоляющих ноток в голосе. Саеки увлеченно покрывал шею юноши осторожными, нежными поцелуями, краем уха прислушиваясь к учащенному дыханию юноши. Ну же, произнеси имя еще раз. Всего один раз. Руки Шиньи упираются ему в плечи, резко отталкивая на пару шагов назад. Отойдя от юноши, Саеки буквально поедал его взглядом. Ощущение близости, сдавленные полустоны, пьянящий аромат и вкус его кожи – все это сводило с ума. Нет, сегодня он просто так не остановится. Схватив Матсумото за руку, он совершенно бесцеремонно толкнул того в гримерную, плотно закрывая за собой дверь, и совершенно не слушая возражений своего любимого. Помещение встретило их приятным полумраком. Единственным источником света была полная луна, которая светила в окно, освещая гримерную тусклым светом.
- Саеки, что ты…?

URL
2011-05-15 в 19:31 

Буквально одним ловким движением, мужчина опрокинул Шинью на диван, склоняясь над ним и смотря прямо в его до ужаса хитрые и красивые глаза. Черт возьми, да у этого хитреца все на лице написано!
- Неужели тебе это настолько противно? – С легкой издевкой поинтересовался Саки, и в то же время на полном серьезе. Теперь он просто не может не ответить на заданный вопрос. Ответ последовал практически мгновенно. Без лишних слов, без объяснений и извинений. Только действия и поступки сегодня имеют цену. Юноша слегка робкими движениями стянул с Саеки футболку, и, не менее робко и смущенно, а так же обрывисто поцеловал. О да, этого ему будет достаточно. Самый лучший ответ на все волнующе вопросы. Бросая в сторону ненужные элементы одежды куда-то в сторону, мужчина услышал звук удара чего-то железного о гладкую деревянную поверхность стола. Он сразу же вспомнил про ту самую баночку взбитых сливок, которую утром принес Нагаока. Для надписи на торте понадобилось не так много сливок, поэтому банка была больше чем наполовину полная. В голове Тайске возник грандиозный и коварный план.
Мужчина покрывал шею юноши легкими, обрывистыми поцелуями, не редко аккуратно прикусывая нежную кожу, заставляя Матсумото вздрагивать. Постепенно спускаясь все ниже и ниже. Языком, лаская соски, посасывая их, от чего юноша стонет еще громче, совершенно не сдерживая себя. Он вновь и вновь произносил его имя. На выдохе, в полустоне, буквально задыхаясь от нахлынувших чувств. Мужчина поймал себя на мысли о том, что готов слушать его стоны вечно. Аромат и вкус его коши опьяняли сознание, сладостные стоны просто сводили с ума, выбивая из сознания остатки здравомыслия. Вооружившись баночкой взбитых сливок, Саеки «написал» на груди юноши всего одно слово. «my»
- Мой. – Тихо прошептал он на ухо своему любовнику, размазывая руками сливки по обнаженному торсу юноши. Прикусив губу, Шинья тихонько простонал, выгибаясь, подаваясь вперед, навстречу движениям мужчины. Ему хотелось большего, возбуждение возрастало, а реальность пропадала где-то там, в свете луны. Этой ночью существуют только они, только вдвоем. Мужчина скользил вниз по груди, по накачанному прессу, останавливаясь внизу живота. Намеренно, испытывая терпение своего любовника. Шинья непроизвольно подался бедрами вперед, сгорая от нетерпения и желания. Саеки жадно слизывал сливки с тела юноши, рукой лаская член Матсумото. Снова и снова вслушиваясь в сдавленные стоны юноши. Чувствуя, что терпеть он больше не в силах, мужчина скользнул рукой вниз, огибая линию бедер. Беспорядочными поцелуями, отвлекая Шинью от неприятных болевых ощущений, он начал медленно растягивать его внутри. Юноша, сцепив руки на шее мужчины, страстно поцеловал его, теперь уже совершенно не сдерживая свои стоны, свои чувства. Он выгибался в пояснице, подаваясь бедрами вперед, еще больше насаживаясь на пальцы, желая большего, гораздо большего. Однозначно решив, что он уже готов, мужчина, раздвинув Шинье ноги пошире, медленно, стараясь доставить ему как можно меньше дискомфорта, вошел в него. Юноша дернулся, слабо вскрикнув от боли. Постепенно вскрики превратились в стоны. Стоны, срывающие голос, застревающие где-то в горле. Наслаждение, приливной волной накрыло их практически одновременно. Саеки опустил голову на грудь Шиньи, заворожено слушая мелодию его сердца.
- Я люблю тебя – прошептал Шинья, перебирая непослушные, взлохмаченные пряди своего любовника. А больше ничего для счастья и не надо. Ведь так?

P.S.
Спустя примерно полчаса, вернувшись в реальность, оба актера сильно пожалели о том, что местонахождение душа так и осталось ими невыясненным.

P.P.S.
Некий черноволосый юноша в очках сидел под дверью гримерной, невольно вслушиваясь во все то безобразие, которое там творилось и густо-густо краснел. Он даже пытался заткнуть себе уши, но это было более чем бесполезно. Выкрики Шиньи невозможно было не услышать. Тем более, сидя под дверью. Юноша оглядывался по сторонам, словно выслеживая кого-то. Или что-то. Согласно небольшому их договору, тут никто не должен проходить до глубокой ночи. Ни охранник ни уборщик, вообще никто. И пока они там не «помирятся», как он выразился, юноша должен сидеть под дверью и добросовестно охранять этот коридор.
- Ну, Саеки… ты у меня за это до конца жизни не расплатишься. Подумаешь, всего один раз не в то время ворвался в гримерку… я же не заслуживаю такого сурового наказания!...
- Аааах! С…Саеки!
- Ну, за что это мне!?

URL
2011-05-16 в 04:59 

~Аяра~ [DELETED user]
На свидании со своими мыслями, домыслами, фантазиями, безжалостно отданный им на растерзание.
Вот это предложение смутило сильно оО"

А так очень даже очень) Хотя все равно есть, к чему прицепиться. Но Скай - личность параноическая, так что на это можно не обращать внимания)

2011-05-16 в 15:08 

Alex Refling
жизнь продолжается
А мне нра)))

2011-05-17 в 21:01 

*вусмерть довольная лужа*
Автор, вы-прелесть. Прямо, как я хотела=)))
заказчик

URL
2011-05-18 в 20:00 

-Shiniko-
We shall never surrender.
Супер! Мне очень понравилось :white: А конец - таки добил Х)

2011-05-18 в 20:28 

Вот это предложение смутило сильно оО"
Люблю я метафоры или как их там... разновидность какая-то и активно злоупотребляю ими х.х
А так очень даже очень) Хотя все равно есть, к чему прицепиться.
Да там к каждому слову можно претензии предъявлять смело и без зазрения совести @_@

А мне нра)))
*автор в шоке*

*вусмерть довольная лужа* Автор, вы-прелесть. Прямо, как я хотела=)))
О_О *автор в коме*
Вот чего-чего, а такого отзыва на свой бред от заказчика я не ожидал.
Очень-очень (over9000 раз "очень") рад, что угодил. ^__^ Вот прям прыгаю по комнате. ^__^

Супер! Мне очень понравилось.
Цветочки? Мне? х) Спасибо, Ши ^___^ *расплылся в довольной улыбке* рад, что понравилось)
А конец - таки добил Х)
автор очень любит Нагаоку, да :-D
А конец, собсно говоря, навеян одной из десяти мини историй, исходящих из этого фафика .D

Автор.

URL
2011-05-18 в 21:43 

Гость:red: Автор, вы не представляете, как угодили:squeeze:
:tost: За вас=))

URL
2011-05-21 в 19:58 

Tiru
Forgive me, you ignorant fuck, but sarcasm is all I've fucking got
Конец больше всего порадовал) Вот только почему Нагаока-то страдать должен, автор так не любит Уильяма?)

2011-05-21 в 20:45 

Kichire, Не-не-не-не автор серьезно очень любит и Уилла и Нагаоку. Поэтому и всунул в фик Таку-чана Просто эта концовка родилась в процессе стараний совершить харакири тапком придумывания сюжета к началу фанфика. А там мы, с моим вдохновителем, над всеми поиздевались % ) Это еще самый безобидный вариант получился.)

URL
2011-05-21 в 21:04 

Alex Refling
жизнь продолжается
БЕЗОБИДНЫЙ?!
Флудю: А я тоже Есь)))

2011-05-21 в 21:09 

Да-да, по сравнению со всем что мы напридумывали... этот конец еще самый безобидный .D
Обошлись без: Без внезапной проверки сливок на срок годности, без внезапных появлений охранника, без падений лицом в тортик и без связывания Ниши :-D
Никогда не пишите НЦу вместе с друзьями % )

URL
2011-05-21 в 21:32 

Tiru
Forgive me, you ignorant fuck, but sarcasm is all I've fucking got
your little Leeloo нас много, да)

Обошлись без: Без внезапной проверки сливок на срок годности, без внезапных появлений охранника, без падений лицом в тортик и без связывания Ниши :-D
Жуть о.о Хотя... было бы и с этим весело)

2011-05-23 в 12:17 

Alex Refling
жизнь продолжается
А можете отдельно все концовки выложить? Плиииииииииииз...
Kichire это мы у Алана нахватались)

2011-05-23 в 16:50 

А можете отдельно все концовки выложить? Плиииииииииииз...
Я как раз сейчас работаю над шутливым фанфиком из серии "За кулисами". Про то как мы с моим вдохновителем все это писали. Там все перлы и концовки. Скоро выложу, если будет желание, на у-мыло скину ссыль на пост в дневнике)

URL
2011-05-24 в 12:24 

Alex Refling
жизнь продолжается
Уря!
И да. Откройтесь, все равно потом всех открою.

   

главная