Пыльный вечер,
Трепещут свечи;
Шорох листов
Шепот заглох.
Стуки сердца
В такты пьесе,
Блеск вдумчивых очей
Стихам навстречу,
Вдох и выдох -
Вдохновение ночей
И стрелки их часов.
Витийство фраз,
Сухость слов,
Окунись на раз
В мир чужих снов.
-
Сборник жизней, мыслей, чувств,
В переплете, на страницах,
В них времен прошедших дух,
Летопись ушедшего хранится.
-
Для иллюзии полет,
Для фантазии простор,
Но переплет - рамки крыльев,
А полки - место в мире
И живем мы - книга с книгой...


Хмыкнув, Фладаир дю Руа, Ваш покорный шут и слуга, свои зарисовочки прочтя, бросил сей плод своей творческой минуты на столик в виде мятой бумажки, словно дерево свой листик, и нарушил тишину, царящую и властвующую здесь своим командым ором.
- Так, манчи, ламеры, нубы! Слушай сюда... Значит так, - Он начал расхаживать вдоль столов по направлению к библиотекарю неспешными, гулкими шагами.
Это, - Демонстрировал он тетрадь, отмахиваясь ею от духоты запаха бумаги, - Заповеди Игрока. Нечто вроде скрижалей Моисея, учения Христа - духовные и простые истины, которые, соблюдая, будешь нести свет Игры в невежественные толпы масс. Я не претендую на пророка - тщеславие у меня исключительно в добрых улыбках между людьми. Я претендую, скорее, на вашего наставника и учителя. Сенсея! Жаль, что Ри отсутствует, она была бы мне отличным коллегой и напарником. Но не отказался бы и от добровольцев в мою команду.
Остановившись и оглядев всех скупым взглядом, он мдакнул на их тупые рожи и раскрыл перед собой тетрадь, громко готовясь зачитать.
- Слушайте и запоминайте! - Отмахнувшись, увернувшись о лап взбешенного, вечно молчащего библиотекаря, у которого очки запотели от гнева, вскочил на стол, - Заповедь номер один! Игра есть Искуство и Творчество твое. Да не будет тебе Игры иной, кроме твоей собственной! Иэх!.. - Перемахнув через очередной стол и лавочку, ловко уворачивался от стражи, едва ли давая им потрогать свой мелькающий и веющий плащ, что ветром своим тревожил желтые страницы.
- Номер два! Не делай себе кумира-персонажа; не поклоняйся и не служи ему в угоду его. - Игрой своей ты строишь мир внутри и вокруг себя. - Не запыхиваясь, твердил он голосом раскатистым по потолкам и стеллажам мертвых книг, - Не смешивай Игру с оффом, отличай себя от творения своего, но не отгораживайся и принимай сердцем своим его... А-ап! - Фладаир, ухватившись за низко висящую люстру одной рукой, пролетел на той приличное расстояние, словно тарзан на лиане, и уцепился за высокую лестницу на колесиках, продолжая четвертую строчку так же громко, без устали.
- Возлюби персонажа ближнего Игрока своего как творение своё, почитай и принимай Игру других как свою, Играй и подыгрывай ради созидания Игры общей! - Оттолкнувшись подошвой от шлема почти споймавшего его, покатился на другой конец шкафа, орудуя шпагой как хирург, а словами - как оратор, - Убий и причини страдания! Делай это красиво и по договоренности персонажа как своего так и Игрока другого, но запомни - смысл Игры в смертях не кроется. В корень зри и блажен будешь! - Протыкая глаз через забрало, вытер кровь о врага своего, спрыгивая и, балансируя с бумажкой в отставленной руке, сражаясь на лавке с ловким противником, окруженный криками и лязгом стали в ловких, быстрых выпадах, однако его голос стал только громче.
- Будь искушенным, но не искушайся; играй с пристрастием, но не позволяй страсти охватить тебя - сие ведет к лукавому манчу, - Резко выдохнул он, когда пришлось получить под дых рукоятью, а после упал спиной на стол, уворачиваясь от нещадящего и протыкающего дерево клинка, - Не укради Игры чужой и да не припиши себе её, ибо плагиатство есть порок!.. - Прервавшись, оттолкнул обеими ногами занудливого стражника и в тот самый момент навстречу между его глаз неслось лезвие, которое он принял на гарду легкой шпаги, - И последняя заповедь, - Покраснел от напряжения, уводя вверх и бок меч, чтоб увернутся от следующего удара, что покрушил в щепки читальный стол вместе со свечами и бумажками, обронив свою тетрадку.
- Блюди каждый смертный заповеди сии - и блаженство, удовольствие и наслаждение обретешь ты в Игре своей!
Тут его поймали и повязали... издевались и мучили его, страдал он за грехи манча всякого и твари невежественной, расплачивался за глупость людскую, прибитый к кресту Игры своей свет несущий миру.
Но он обещал воскреснуть...

(с) Читальный зал библиотеки Эльфийского Замка «Слеза Ангела»

@темы: интересное, юмор