Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:24 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Здравствуйте, мистер Джекилл.
Позовите, пожалуйста, к телефону мистера Хайда.
Здравствуйте, мистер Хайд.
Позаботьтесь, пожалуйста, о мистере Джекилле.
Сегодня у него депрессивно когнитивный резонанс.
Дайте ему две таблетки валиума и стакан хлорированной воды.
Переведите стрелки на его часах. А еще подмените листы на календаре.
Пусть он думает, будто сегодня ноябрь.
Вы знаете, мистер Хайд, мистер Джекилл очень любит ноябрь.

@темы: Fairytales, Fanfics

17:20 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Меня пугают сообщения в группе ролевиков на манер "ищу мужа". Такие люди вызывают во мне странный подсознательный холостятский ужас. Умей я различать их на улицах, не подходил бы ближе, чем на метр. Кажется, их отчаянная готовность любить первого встречного распространяется воздушно-капельным путем.

11:27 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


Susanna: What the fuck are you doing, Lisa?
Lisa: Playing the villain, baby, just like you want. I try to give you everything you want.
Susanna: No you don’t.
Lisa: You wanted your file, I found you your file. You wanted out, I got you out. You needed money, I found you some. I’m fucking consistent; I told you the truth, I didn’t write it down in a fucking book! I told you to your face. And I told Daisy to her face - what everybody knew and wouldn’t say, and she killed herself. And I played the fucking villain, just like you wanted.
Susanna: Why would I want that?
Lisa: Because it makes you the good guy, sweet pea.

@темы: ©, Visual

18:23 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Это прекрасно. Спасибо.

02.06.2013 в 18:00
Пишет giarossin:

МорМор, АУ Страны чудес, падение в кроличью нору.
спэшл фо Caelibem

Лицо зла в сердце тьмы. Идеально. ©



URL записи

@темы: MorMor, Sherlock BBC

14:37 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Снова фэндомное, задротское, #любимое. [J]giarossin[/J], не знаю, насколько это сойдет за обещанную статью, я просто вдруг начал писать, что крутилось в голове



by Brown-mouse55

А еще, знаешь, ходят такие: в глазах огонь, а в груди дыра, и еще такая улыбка: ну, подходи, ты. Вот они идут и не знают, как это, страх, и если других сжигали тогда на кострах,
то этих не трогали ни бог, ни черт, ни иезуиты.

А они не пьют ни крови, ни молока, а походочка пружиниста и легка, ветер шелестит, и слышно,
как он перелистывает их шаги.
Вот идет такой по осени, а город рыж и в него влюблен, плавен улицы темный изгиб.

А ты не трогай, ты близко не подходи, ты же видишь дыру в груди, в никуда улыбающиеся глаза. Ты же видишь, как ступает, не глядя, что впереди, не оглядываясь назад.
Если лунный свет – то высветит пустоту, не увидишь их на свету.

Вот идет такой по осени, и желтый лист сквозь дыру парит, город церквушками щетинится, словно еж.
А ты не подходи, ты за руку не бери. Ты молодой, еще поживешь.



© Лемерт



Разумеется, Мориарти не сразу стал Мориарти, и не ходил он по школе в фирменном костюме от Ветствуд, и не устраивал ловушки "Пилы" любезным одноклассникам. Гаденышем, правда, был всегда. Не ублюдком и не маньяком, но маленьким гаденышем, которому было куда интереснее не наблюдать мир, а вскрывать его и рассматривать изнутри.

Маленький Джим — основа образа Найджела из фильма "Читая мысли". Обладающий гораздо большим объемом знаний, нежели его сверстники; понимание ужаса смерти и убийства пришло к нему немного запоздало, потому как то, что было в Джеймсе изначально — это отсутствие инстинктивного страха перед ней. В этом и была его основополагающая. Джим верил в сказки и искал их повсеместно, ходил с братьями Гримм за руку, они что-то шептали ему на ухо, и потому Джим мастерил хрустальные туфельки, искал волшебные бобы и проверял, не вырастет ли чудесный цветок из отрезанной косы Мэри Миттчел. Цветок не вырастал, бобы не находились, туфельки никому не приходились в пору. Джим разочаровывался и злился. Раз в его мире не было сказок, думал маленький Джим, значит, я напишу для мира свою собственную.

С этого начинались его опасные игры, но они не были циничны и жестоки, хотя так мог бы сказать кто угодно, смотрящий со стороны. Ошибочно полагать, что Джим не понимал всю серьезность своих поступков. Он просто видел в смертях красивую завершенную историю и считал, что эта красота достойна смерти. Другие не могли ее увидеть и оценить. Поэтому следующее, к чему начал стремиться Джим: сделать так, чтобы мир смог ее увидеть.

Как консультант он реализовывался фоновым планом. Джим-сказочник было его истинным я, пока все остальные, не привыкшие к сказкам, не видящие сказки, нарекли его тем, кто с легкостью решает чужие проблемы. Джим не просто решал проблемы, он что-то требовал взамен. Требования Джеймса были во многом странны, и, зачастую, он требовал не столько плату материальную за оказанные услуги, сколько запчасти для своих новых историй. Джим делал спектакли, разоблачал правду, но вокруг него по-прежнему не было подходящих зрителей.

Обидно, когда люди, смотря на картину, воспринимают только ее краски, не понимая, что краски — это средство для того, чтобы передать суть. Суть теряется за красками для умов приземленных. Когда кропотливый труд ироний надоедает, в ход идут пугающие карикатуры. К своим шестнадцати годам Джим превращался в образ Лисы из "Прерванной жизни" (или Томми из "Трупов", хотя образ Лисы наиболее ярко соответствует представленному мной).

В нем появился неведанный ранее цинизм. Насмешка над людьми тогда не шла свысока и отчужденно, как было это в период, когда Джим уже стал Мориарти. Этот отрезок времени, с 16 и до 25 лет, Джим провел в роли обличителя. Джим говорил истории, говорил ПРАВДУ, и ему было неясно, почему мир реальный менее правдив, чем полюбившийся ему и привычный мир сказок. Джим шел по тропе свободы, шел по ней, как умел — по-подростковому глупо, громко, наивно. Свобода мыслей — куб героина, свобода слова — алкоголь на языке, свобода дыхания — никотиновый яд меж приоткрытых губ. Это была незрелость в сознании и дикий ярый максимализм. Все демоны, явившиеся в виде двух братьев-сказочников ему в детстве и тихо шептавшие ему на ухо, разом обрели плоть и заголосили, завыли, заревели навзрыд, заскребли у него под ребрами, пока там не порвалась кожа, обличив черную дыру.

Джим — черная дыра.
Джим — беспощадный сказочник.
Джим — проповедник.

Джим вопил голосами живущих в нем демонов и даже не думал брать их под свой контроль. Его несло на всех скоростях по накатанной. Опасные аванатюры, обесценивае судеб, выше, ярче, сильнее, быстрее. Испытать мир на прочность, проверить, сколько сказок, сколько правды возможно впихнуть в него перед тем, как он подавится, задохнется или же у него треснет желудок.

Джим, смеющийся в лицо своим клиентам.
Джим, решающий их проблемы так, чтобы те поперхнулись простотой решений.
Джим, до крови затягивающий нити на запястьях у марионеток, потому что это ПРОСТО, это слишком просто, чтобы не сделать этого. Но марионетки ничего не замечают и продолжают плясать.
Их бездействие, слепота и послушность провоцируют.
Следующей нитью Джим сворачивает куколке шею.

Сколько можно давать правду миру, которому все равно? Как если кричать в густое вязкое пространство, в воду, вода глушит звуки, а ты срываешь голос, а потом жадно вдыхаешь на рефлексе — и вода вместе со всеми своими нечистотами заполняет легкие, и ты тонешь.

Джим просыпается в госпитале после комы. Опустошенный, вымокший, переломанный внутри.


Привет, 25 лет меня звали Томми, а потом я умер. ©


Мориарти — это фамилия и оплот, усовершенствованное пристанище для черных демонов, возникшее на месте руин. Джим всегда был сказочником, Джим верил в сказки настолько, что позволял им собой управлять. Именно тогда, в состоянии изрубленном, он наконец увидел разбежавшихся в суматохе бесов в своей голове, он посадил их на цепь, и с тех пор стал хозяином сказок, а не их готовым на все подчиненным. А мир потерял вкус и краски, мир перестал быть достойной ареной, Джим по-прежнему нуждался в сказках, но нужен ему был более высший разряд, который в рамках действительности было практически нереально реализовать.

Сюжет для Alice Madness Return. Если бы я писал про него, то взял бы именно этот период из жизни Джеймса.

Он собирал себя по кускам после того, как его изрубило и выплюнуло в собственных же станках. Мориарти — это самая высшая точка, когда демоны становятся псами, но они слишком сильны, и потому Джиму все равно тянет поводок. Мориарти — человек-бездна, внутренняя борьба с этой бездной необходима, размеренная и утомительна, и потому в период, когда Джим стал Мориарти, он четко смог определить для себя двух своих главных врагов:
1. заурядность окружающей действительности, преследовавшая его всю жизнь до этого и теперь;
2. он сам, лицо нового врага, чернота, которая, как оказалось, может поглотить его самого.

В каноне BBC она его таки поглощает. Заигравшийся мальчик, не сумевший сдержать демонов на поводках. Несчастный сказочник, так и не нашедший для себя достойного зрителя и героя.

Джим живет героями, они нужны ему, как золотые куклы для сцены. Ему нужны зрители. И потому, в моей параллельной вселенной Джим встречает Морана — хранителя своей обители, главного героя всех его оставшихся сказок. Себастьян — мемориальная колонна под куполом его собственного цирка, человек, который не пошатнется, не испепелится под натиском. Это самое сильное существо в мире Мориарти. Подходящий ему по всем аспектам и направлениям.

Что бы Джим ни делал, Моран всегда останется цел и будет с ним рядом.

Это мрачная утопия, в которую я верю просто из-за того, что слишком сильно люблю Джима, я слишком сильно люблю их обоих, чтобы в это не верить.

Моран не сказочник. Он воплощение всех запчастей и деталей, так не достающих Джиму. Это человек, который точно также борется с собственным безумием, чтобы оно не сожрало его, но в союзе с Мориарти эта борьба обретает иной вид, будто бы срабатывает переключатель, когда борьба из внутренней отчасти превращается во внешнюю, а это проще, это уменьшает энергию внутри и период полураспада растягивается на века, и сказки оживают, существуя где-то под небом Лондона, который с приходом Себастьяна в жизнь Джеймса впервые за много лет кажется идеальной сценой.

Порой я думаю, что Джим делает все эти сказки для него. Это та плата, которую Джим дает ему за то, что Моран позволяет ему в этом существовать, за то, что он позволяет ему сохранять свое я, которое с другими теряется за масками, деньгами, вечной игрой в персонажей. Джим не является ни одним из персонажей, которых он создавал, во вселенной МорМор'а Джим — это абсолютно реализованный сказочник, защищенный чужими руками от собственных героев.

@темы: Sherlock BBC, MorMor

03:23 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Я отчетливо представляю, как сижу в кресле, а дорогой мистер Лурман за моей спиной поднимает к лампе шприц, стучит ногтем по тонкому стеклу и выпускает воздух, а затем колет мне дозировку красочной чужой жизни, и у меня ускоряется дыхание.


И я, и я добрался до "Великого Гетсби". Даже не знаю, с чего начать. Кинематограф — искусство особого вида, моя любимая форма искусства, и... Ди Каприо. Боже, как я люблю Ди Каприо, он прекрасен во всех сыгранных им ролях, все его герои — разные, и Гетсби — одна из тех вещей, за которые он взялся и с успехом вылепил из себя идеально подходящую ей маску.

Прошу, Киноакадемия, объяви амнистию, дай ему Оскар, я не знаю в Голливуде актера, кто за последнюю десятку лет заслужил бы его больше.


Теперь о фильме. Потрясающий — одним словом, захватывает дух. Происходящее на экране кажется живее, чем ты сам, и здесь не могу не отметить прекрасную работу оператора и восхитительный монтаж. Символика и привлечение внимания зрителей к ряду деталей на высшем уровне.
Что, по началу, коробит и слишком цепляет глаз. Неуемная (неуместная?) роскошь, показ того времени через призму постмодернизма, и, почитав рецензии, я понял, что в большей степени именно из-за этого и ругают фильм.
Критики говорят: Лурман исковеркал эпоху, изуродовал атмосферу джаза, распечатал ее на бумаге наших годов вместо пожелтевшего декаданса и опиумного греха.

Я люблю эту эпоху, я знаю историю этой эпохи, мне нравится ее атмосфера. Но. Это один из тех редких случаев, когда мне плевать. Черт возьми, мне хочется схватить этих людей за уши, хорошенько встряхнуть их и прокричать: ДА ЧТО С ВАМИ?!
Вам это реально важнее?
Неужели трудно понять, что это — все это — авангард чистой воды? Это умышленный гиперболизм, намеренно роскошно-изуродованный. Лурман просто берет героев вне эпохи, и говорит: смотрите, эта история постоянна, она не цепляется за век. Ощущение от фильма такое, будто ты оказываешься сразу в нескольких поколениях. Потом, к середине, ты все же определяешься и действительно остаешься там, в тех "двадцатых". Но эпоха — это не то, за что цеплялся Лурман. Он действует вне времени, он берет одни нагие характеры, дает нам историю, очищенную от скорлупки, и говорит: вот, попробуйте, подержите ее в своих руках.

И здесь возникает новый камень преткновения.

"Отвратительная экранизация! И это великий Гетсби? О, несчастный Фицджеральд! Что бы он сказал на это? Как же он вертится сейчас в своем гробу!"

К несчастью (а, может, и к удаче) я не знаю, что бы сказал Фицджеральд, я не читал (хотя, вероятно, это будет следующее, за что я возьмусь). Я знаю только то, что фильм достоин внимания и вне книги. А раз так, то не имеет смысла даже пытаться книгу учесть.
Как преданный любитель кинематографа, не оставляющий произведения за кадром, я давно выявил для себя правило: идешь в кино — оставь дома книгу. Не тащи ее с собой в кинозал. В кинозале потушен свет, не стоит пытаться читать при свете, отбрасываемом экраном.
Разумеется, говоря условно, но, думаю, аллегория ясна.

Этот фильм покоряет, подчиняет, воодушевляет. В него надо просто погружаться без задних мыслей. Скажите Фицджеральду "спасибо" за то, что он дал Лурману историю — и оставьте все остальное позади. Я не люблю, когда уродуют героев. Но говоря про уродство, я говорю именно об уродстве.
Мне не нравится "Возвращение в Брайдсхед", потому как из главного героя режиссер слепил истинного подонка, в то время, как Во описал его одним из самых честных и порядочных людей. Это я считаю уродством.

Но в "Гетсби" я уродства не вижу. Там нет героев, которые были бы омерзительны по причине грубого авторского искажения, подчеркнутого жирнейшим авторским имхо. Там все так, как должно быть. В любом случае, так воспринимается: естественно и легко.



Леонардо Ди Каприо, великий Гетсби, Человек с даром надежды, человек, проживший блистательную жизнь во имя иллюзии,


огромное спасибо тебе за сегодняшнюю ночь.

@темы: Cinema

09:58 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
мафия просыпается, запускаются тонкие миры. ©

— Ты похож на монаха.
— Коннора или Мерфи?

Оказывается, ему нравятся "Святые из Бундока" — откровения 6 лет спустя.
P.S.: :]

@темы: #уруру

20:51 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
12:51 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


Это то, что может спасти сейчас. И почему все самые охуенные вещи в фандомном мире принадлежат Британии? Даже взять того же Гарри Поттера, например, хоть я и не фанат, но если бы я сказал, что эта франшиза не задавала мне атмосферу в 13, 14, 15, 16 лет, я бы безбожно и нагло соврал.

— Every now and then a trigger has to be pulled.

Double-Oh-Seven. Боже, мне нравится, как это звучит. Мне нравится, как это выглядит, мне нравится профессионализм и спокойствие, через которые пробивается человечность, будто трава сквозь асфальт, что, между тем, еще не делает этих двоих людьми.

Они отдалены от людей, как и Те двое, но намного меньше, и им не идет красно-черное и туманы. Им подходят дожди в сумрачный прозрачный день, рвущий волосы ветер, холодное солнце, пляшущее у Крэйга под кожей, сам он похож на сухой рыжий камень из пустыни. Концентрат тепла в Туманном Альбионе, сошедший со знамени Британский Лев.

И у него шершавый, как львиный язык, голос.

И вот тут я совершенно не знаю, что говорить про второго. Хотя могу сказать скупо аналитическое, но мне почему-то сложно его почувствовать.

Blah-blah-blah.

Понимать и чувствовать — это разные вещи. Понять я могу что угодно, но вот приложить образ к груди, да так, чтобы он моментально просочился под кожу, получается не всегда. И, как ни странно, среди персонажей, которых я понимаю и чувствую, гораздо больше тех, кто категорически на меня не похож.

Хотя, может, все это от того, что мне до сих пор не удалось эти образы реализовать, и здесь просто нужна игра с человеком, который истинно и верно будет любить образ компаньона, человека, который отчасти будет себя с этим образом ассоциировать — именно через таких людей и познаются фандомы, и появляется ощущение, и образ просачивается, и ты без труда можешь определить собственный свой.

Фандомы — восхитительная вещь. Британские фандомы — это то, ради чего стоит жить. Рассмотреть, как две отдельные единицы, сопоставить, взвесить, разобрать, собрать заново, по-другому, по-своему, отшлифовать, обточить — для меня это панацея от любых стрессов и проблем, это как наркотик.

Собирай запчасти и детали, чтобы затем создать свой собственный мир.



Skyfall is where we start
A thousand miles and poles apart
When worlds collide, and days are dark
You may have my number, you can take my name
But you'll never have my heart.
...
Where you go I go
What you see I see
I know I'll never be without the security
Of your loving arms
Keeping me from harm
Put your hand in my hand
And we'll stand

Let the sky fall,
When it crumbles
We will stand tall
And face it all together
At Skyfall


И ощутимее всего меня вскрывает от факта, что эти два разнофандомных кинка противоположны друг другу и стремились бы друг друга уничтожить, находись они в одной вселенной.
МорМор — разверзнувшиеся небеса.
00Q — щит от огненного дождя.
Для одних — только свобода, полная взаимозависимость и окунание в омут.
Для других — только долг, абсолютная обособленность и всегда трезвый разум.

@темы: Skyfall, Sherlock BBC, Music, MorMor, 00Q

10:27 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
24.05.2013 в 19:45
Пишет giarossin:

байки дядюшки Морана
обычно, когда Джимы на эквиуме просят рассказать им сказку, это ничем хорошим не кончается.

о Вредном Принце и Сером Кардинале;

о драконе Море и его принцессе, которая принц;

URL записи

@темы: Fairytales, MorMor, Sherlock BBC

03:59 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
В МорМор'е есть три основополагающих, три ключевых, которые его задают, его оси и главные параметры:
- Лондон;
- Война;
- Бездонность.


Лондон. Ось х, горизонтальная составляющая. Параметр места. Лондон — их пряничное королевство, Тридесятое царство, без которого ни одна сказка не может быть таковой. Лондон с его мрачной безысходной красотой и отчаянием, пульсом, живым сердцем и жилками-каналами, сонной артерией в облике пылающей Темзы, у Лондона давно заражена кровь и легкие подернуты смогом фабрик и давних мануфактур, сердце бьется со скрежетом, его пульс передается частотой в два правящих им сердца.

Война. Ось y, вертикальная составляющая. Параметр действия. Война всеобъятна и обуславливает все, что творится в их руках. Она определяет всякую целенаправленность, задает смысл там, где его не должно было быть. Она может обличаться в игру, в похоть, страсть, секс, в убийства, терроры, конкуренцию, деньги — во все, но: за чем бы они ни шли, что бы они ни делали, они всегда идут за Войной и с Войной. Они несут ее в руках с мечами наперевес, багряный Марс светит у них над головами и бросает тень в затмения, делая кровавой Луну.

Бездонность. Ось z, фронталь. Параметр времени. Уходящее в бесконечность. Бездонность во всем, что бы они ни делали, крайняя степень зависимости, регулировка продолжительности, показатель глубины. Изо дня в день, из года в год, из века в век. То, что в их груди, не способно сгинуть и иметь край. Черная дыра — одна на двоих, сконцентрирована в одном и в другом находящая отражение.

@темы: Sherlock BBC, MorMor

03:15 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
         

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимым прокуратором город. Пал Ершалаим. Великий город будто не существовал на свете. ©



В моем сознании живет некий Город.
Зовись он Новый Орлеан, Париж, Москва, Петербург или Лондон — он не изменится, но зачастую его зовут именно Лондон.
Это отсыревший город, с грязью, копотью, заводскими трубами, багряными рассветами над куполами. Город, в котором понамешалось множество религий и люди одичали, разметавшись по публичным домам и притонам. В нем кованые ограды, католические соборы с органами, джазовые кафе, утопшие в клубах табака. И каждый харкает здесь кровью на брусчатку, и обязательно найдутся те, кто будет этим городом править.

Башлачев назвал его Петербургом, но в его строках мне слышится тот самый город, тот самый "Лондон", их Лондон, со всей своей грязью и его правителями.

Мой друг, иные здесь. От них мы недалече.
Ретивые скопцы. Немая тетива.
Калечные дворцы простерли к небу плечи.
Из раны бьет Нева в пустые рукава.

Подставь дождю щеку в следах былых пощечин.
Хранила б нас беда, как мы ее храним.
Но память рвется в бой, и крутится, как счетчик,
Снижаясь над тобой и превращаясь в нимб.


Меня завораживает эта песня. Потому что вот уже год, как Город этот у меня один-единственный, и правителей в нем двое, и они тоже единственные. И я знаю, кто из них говорит, кто молчит, я представляю то, как они дышат этим угарным воздухом, насыщают ядом свои сосуды и легкие, и я дышу, я живу, я отравляюсь вместе с ними.

Vol. 1

Vol. 2

Vol. 3

Сколько бы солнца ни упало мне в глаза из окон моей спальни, каждый раз, просыпаясь, я все равно буду первые несколько секунд видеть перед собой этот Город.

В нем всегда царит Ноябрь, Грех и Агония. И привкус опиума на языке.

[J]giarossin[/J], спасибо за все это.

@темы: Sherlock BBC, Music, MorMor

03:01 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
— И потом я сказал себе: днищем будешь, если не сделаешь. Кстати, я теперь днище.

@темы: #уруру

16:23 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Господи, дайте мне сутки. Я буду спать.
Я люблю спать.
Спать любит меня.
Вместе мы любим друг друга.
Это все потому, что в детстве нам не хватало любви.

02:09 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.

@темы: ©

16:22 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Он не воскликнул "Что за чертовщина?" Он не воскликнул бы так, даже если бы стадо овец со скрипками проехало мимо него на велосипедах.

Ответственный инженер так не выражается.


© Терри Пратчетт, "Благие знамения"

@темы: ©

03:04 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
The little girl just could not sleep
because her thoughts were way too deep
her mind had gone out for a stroll
and fallen down a rabbit hole

 
  little alice fell
  d
    o
      w
          n
 the hOle,
               bumped her head
               and bruised her soul

@темы: Fairytales

02:11 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


Depeche Mode на сон грядущий.

@темы: Music, Visual

01:28 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Нет, чувак, ты не понимаешь. Это же кинкище. Кинкище! Я напишу это сюда. Высеки это себе над надбровными дугами, могу одолжить стамеску, но... О мой бог, это великолепно, как же я люблю драмы в лице одного человека, в особенности, в лице него #ifyouknowwhatimean

Скотт великолепен в любой роли. Меня в этом не переубедит сам дядюшка Сатана. Время нового фандома, окаймленного своей редкостью. Я вижу в нем немало перспектив.


"Козел отпущения". Производство — Британия; 2012 год. Повествует нам о времени в пару трехлетних шага от военного. Коронация Елизаветы вот-вот должна состояться, и в то же время добродушный учитель греческого языка лишается своей должности, попадая из дверей колледжа на пыльную проселочную дорогу с багажом в руках.
Кто бы мог подумать, что этот скромный интеллигентный мужчина вскоре наденет на себя дорогое испанское пальто и будет просыпаться в роскошном замке, за завтраком восседая во главе стола, как и почитается это первому члену семьи добротной родословной?
Этот фильм об альтруистическом мошенничестве, снятый по роману Дафны дю Морье. Не могу сказать, что особо глубокий, с какими-то торжественными душевными переживаниями; он быстрый, легкий, смотреть его приятно. Он красив и передает атмосферу английских туманов, что крайне важно для меня.

За всю роскошь нужно платить тяжелой ответственностью, неся ее на себе, как крест. Первенец семьи по имени Джонни даже не захотел справляться с ней в момент, когда явился несущей балкой под рушащимся сводом всеобщего благополучия. Он передал свою роль двойнику, нашему главному герою, и переброшенный крест в руках последнего загорелся спасительным божьим огнем.
Но я все не о них. Главные герои и их истории, конечно же, чудесны. Меня привлекла больше история закадровая. История второго или, вернее сказать, человека, обреченного всегда быть вторым: младшего брада Джона — Пола.

Подумать только, а ведь эти дикие обычаи в некоторых семьях бытуют до сих. Кто способен объяснить феномен, что старшие братья в столь огромном проценте затмевают младших? Обречены ли младшие вечно донашивать за ними старые свитера и велосипеды, игрушки, роликовые коньки? Как минимум в двух лично знакомых мне семьях я встречался с подобным. Корона всегда принадлежала первенцу, и это порождало множество сюжетов, начиная со сказок Гримм и заканчивая скандинавской мифологией, нарисованной в стиле Marvel.

— Я очень рад за тебя Джон. Это искренне.
— Если хочешь, можешь взять мое ружье, а я возьму твое. Правда, ты всегда отвечал грубостью на это...
— Помилуй, Джон! Что это твой брат делает во главе стола? Дай ему пять минут — и он выставит тебя посмешищем.

Они не знают о том, что их Король их предал. Они верят в него, и они готовы верить, они готовы идти за ним и целовать ему руки. Больная мать зовет к себе в спальню только старшего сына. Супруга, обрученная с младшим, по всей видимости, по расчету, готова предоставить Королю свое тело и душу, и ей, должно быть, лестно, что тот готов уделять внимание ей. А сам Пол затравлен. Бойкий, энергичный, полагаю, что во многом способный человек на фоне старшего стухает, превращаясь в его безликую тень.


В момент, когда он наконец добивается признания, пусть даже от самозванца, у меня защемляет в груди, и на его лице — удивление, растерянность, будто его ударили в момент, когда он только лишился хитина, и становится очевидно, что он не ждал этих слов или же слишком устал их ждать.

Если бы только все люди могли быть застрахованы от обесценивания.

@темы: Cinema

18:52 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


GTFO, bitch. I'm doing science.

Feed The Rats

главная