волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Ночью нападало много снега. Когда я вышел из метро, словно в кино попал, свет софитов, блестки с неба валятся, все тихо, игрушечно, только мелодии музыкальной шкатулки не хватает или "Спокойной ночи, малыши". И никого нет. Никого, кроме меня на съемочную площадку не пустили.

Сон, где крокодил Гена был гестаповцем и пытал молодого католического священника за какую-то фигню, типа постоянного употребления слова "кушать" в проповедях. Со священником мы сидели на подоконнике, болтая ногами, по лестнице загрохотали немцы, и я предложил ему покончить с собой. Он отказался, а я выпрыгнул из окна с черте какого этажа, но не разбился, потому что старательно растопыривал плащ в падении, и, хромая, ушел по переулкам. А потом я заблудился в районе Трокадеро и устроился спать в парке. Была там и прекрасная подпольщица, можно предположить, что Шапокляк. Она торговала эдельвейсами (чтобы они дольше сохраняли свежесть, держала их в корзине с лягушками).

Про кино

@темы: Жизнь, О кино, Сны