Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
15:05 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Замечательная статья А. Немировского (wiradhe):

Поразительное все-таки дело, если вдуматься, - реакция российского ЖЖ на украинские события. Генералы Перемышль немцам за 10 тыщ продали, сенегалы ходят по Крещатику, в Поволжье упала из облаков кобыла в 20 верст длиной - и даже мало кто прибавит, вслед бунинскому караульщику: "Вириятно, эрунда, барин?"


@темы: Политика, Цитаты

14:58 

Миротворчество или двойные стандарты?

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Оригинал взят у arkadiy_maler в жж:

"Я вполне готов поверить в искренность миротворческих мотиваций тех либералов, которые выступают против освобождения Крыма от бандеровцев (ибо таковые либералы, конечно, есть), но только при одном условии – если эти либералы могут доказать, что они также выступали и выступают против:

- нападения НАТО на Сербию

- нападения НАТО на Ирак, Афганистан, Ливию

- стремления НАТО напасть на Сирию

- оккупации Израилем арабских территорий

- военных операций Молдавии против Приднестровья

- военных операций Грузии против Южной Осетии и Абхазии

Вот только тот либерал, который также выступает против этих военных действий лишь потому, что он против любой войны, действительно, мотивирован сугубо миротворческими настроениями и я готов поверить в его искренность. Желательно также заметить его в неприятии насильственных захватов унитатами и раскольниками-филаретовцами храмов УПЦ МП.

Если же такой либерал не замечен в неприятии хотя бы половины из перечисленных интервенций, то это совсем не миротворец и даже вовсе не либерал, а обычный русофоб, для которого Россия всегда во всём неправа и само её существование на карте мира вызывает у него глубокое неприятие."

@темы: Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все, Политика, Цитаты

13:56 

Андрей Ткачев о трудном пробуждении

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
02:05 

О морлоках и элоях

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"...Но было бы ошибкой думать, что Запад пойдёт на открытый геноцид континентальных масштабов, ради чего создаст какую-нибудь человеконенавистническую идеологию. Нет, всё будет наоборот. В обозримом будущем общества Первого мира продолжат развивать великие гуманистические традиции прошлого. Одержав победу в борьбе за права меньшинств, они примутся бороться за права животных и, возможно, растений. И будут тратить немалые деньги на помощь странам Третьего мира.

Но в самом Третьем мире начнёт происходить один катаклизм за другим. То в стране Х, известной необычайной плодовитостью её обитателей и оригинальностью их предствлений о гигиене, разразится пандемия неизвестной болезни. Цивилизованному миру останется только с болью в сердце установить карантин на её границах. То в стране Y, прославленной редкостной набожностью и воинственностью её жителей, случится неурожай, а все перевалы в пограничных горах окажутся заняты отважными воинами, которым строгая религия предков запрещает принимать помощь от неверных. Международное сообщество с горечью констатирует, что ни один грузовик с продуктами не доехал до голодающих. То в стране Z, знаменитой удивительным трудолюбием её населения, вода прорвёт величайшую плотину на свете и пойдёт на многомиллионный город. Мир сможет только выразить свои соболезнования.

Никаких апокалипсисов и битв Добра со Злом не будет (хотя нельзя исключать, что Х, Y и Z разок-другой обменяются ядерными ударами между собой - их взаимоотношения полны неразрешимых противоречий). О гибели миллионов людей будет сообщаться где-то в конце новостей, между спортом и погодой. Половина человечества угаснeт, а вторая половина просто не обратит на это внимания. К тому времени у неё будyт совсем другие заботы. В условиях невиданного увеличения продолжительности жизни всё актуальне будет становиться проблемa продления молодости. Появится вопрос об идентичности индивида после отмирания его конфессиональной, национальной и расовой принадлежности. Возникнут этико-правовые казусы, касающиеся положения сначала гуманоидных роботов, а потом и киборгов.

Я не вполне уверен, что о подобных трансформациях общества вообще можно говорить в привычных политических и социологических терминах. Мне кажется, это скорее частный случай эволюции. Герберт Уэллс недооценил прогресс. Выживут только элои, морлоков заменят роботы. И произойдёт это в перспективе каких-то ста лет."


@темы: Цитаты

15:31 

Разное из Интернета на темы Украины

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Популярная цитата из Тягнибока:




P.S. Многие перечитывают "Белую гвардию" и плачут. А я смотрю трансляцию из Харькова, что-то Бонапарта не видно. Хлопают человеку, который просит оружие гражданам раздать. Лучше бы "Беркуту" с семьями места выделили.

@темы: Политика, Цитаты

14:53 

Кому война, кому мать родна

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Хорошая статья Максима Соколова:

"Пословица «Кому война, а кому и мать родна» относится в первую очередь к тем, кто на войне строит свою тыловую карьеру. Но, впрочем, не только. Иногда жар в крови вызывает то обстоятельство, что «Вакансии как раз открыты: то старших выключат иных, другие, смотришь, перебиты». В еще большей степени это относится к сестре войны — революции, которая, как известно, означает сто тысяч вакансий — причем вакансий начальственных.

Но гибель существующих порядков зачастую вызывает радость и восторг у людей, непосредственно на конкретные вакансии не рассчитывающих, но упоенных величавым ходом истории как таковым. Пасхальной радостью сопровождалось и пришествие Царства Разума во Франции в 1789 и даже в 1792 году, и крушение самодержавного гнета в России весной 1917-го. Без радости не обошлась и революционная перестройка в конце XX века, вплоть до кульминации 21 августа 1991 года, знаменующей гибель КПСС и СССР.

В таком массовом ликовании расчетливости было мало или она вовсе отсутствовала, потому что понадобилось совсем мало времени, чтобы ликующие на собственном хребте почувствовали, что революция — это не лобио кушать. Падение тирании и Царство Разума вдруг оборачивалось гильотиной, расстрелами, нуждой и изгнанием. «Меня девочкой глупой // От страшной родимой земли, // От голода, тюрем и трупов // В двадцатом году увезли» — всего-то через три с небольшим года после всеобщего хождения с красными бантами и пения «Отречемся от старого мира».


@темы: Цитаты, Политика, Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все

17:06 

Где-то в Голландии

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
И еще из Кантора:

Со столба свисает огромная цепь, на уровне головы болтается булыжник на цепи, в пуд весом. Под булыжником освещена надпись:

«Это осфризский определитель погоды.
Если камень холодный — значит холодно.
Если камень горячий — значит, солнечный день.
Если камень мокрый — значит, дождь.
Если камень качается — значит, сильный ветер.
Если вы расшибли голову о камень — значит, вы еще глупее фризов»

@темы: Цитаты

17:02 

Про оппозицию, меньшинства и авангард

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Читал вчера кучу статей Максима Кантора. Многое хорошо, интересно, толково, но с другой половиной я ни фига не согласен, как обычно. Расстраиваюсь, что все никак не могу найти хотя бы одного человека, с кем бы взгляды на мир совпадали. Но все равно многое понравилось.

***
Этот вопрос из разряда мещанского: «если умный — почему бедный», есть такая дивная фраза! Вообще говоря, самые умные люди (Сократ и Христос) были беднее олигарха Прохорова и его благостной сестры, а самые праведные люди, имевшие особый путь, — не были самыми удачливыми.

Для России национальной идеей является защита униженных и оскорбленных. И говоря шире — защита другого вообще. Россия не живет для себя, это ее беда и это ее счастье. Это и есть ее особый путь. Этой идеей были озабочены Толстой, Достоевский, Маяковский, Пушкин, Петров-Водкин, Филонов, Соловьев, Вернадский, Суриков, Ключевский.

Понятно, что такой путь не может вызвать сочувственного понимания у человека, чей бойкий разум устремлен к обладанию сокровищами мира, причем явленными не в праведности и знаниях — а в вещах более осязаемых.
Если направление развития более привлекательное для людей практической складки: приватизация природных ресурсов, частная собственность на недра, и так далее.

***
Хотите любить Европу — любите Вийона и Рабле, Белля и Бальзака, Ван Гога и Модильяни (который умер отнюдь не от переедания).

Но нет, мы любим Европу Гуччи и Долче Габано, Карла Лагерфельда и Абрамовича. А все остальное — это козни социалистов! Фу, уберите эти нечестные выборы!

* * *
Понимаете, оппозиция — это когда за людей, против блядей.
А у нас оппозиция — это когда за блядей против людей.


@темы: Цитаты, Политика, Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все

15:17 

Японец 18 века о России

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Утащено у митрича


Выдержки из очень интересной книги "Краткие вести о скитаниях в северных водах". Это первая книга японца о России. Ее автор провел почти десять лет в нашей стране в конце XVIII века. Он описывал все, что видел – от расстояния между фонарями до способа кастрации животных. Во время политики изоляции в Японии был принят закон, запрещающий запись, хранение и распространение любых сведений о других государствах. Существующие рукописи хранились в правительственных учреждениях и не публиковались. Впервые эта книга была опубликована в Японии 1937 году. В России книга вышла в 1978 году и стала библиографической редкостью.

"В русском алфавите 31 буква, все буквы имеют звук, но не имеют смысла. Соединенные вместе, несколько букв образуют одно слово, и только тут появляется смысл.


@темы: Цитаты, О книгах

18:39 

О ненависти к Богу, о страхе, потере веры, похоти

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"Ненависть к Богу всегда наводит меня на мысль об одержимости. "И вошел в него Сатана" (в Иуду). Да, об одержимости, о безумье. Тогда как затаенный страх перед божественным, - это своего рода попытка объехать жизнь по кривой, словно прячась в узкую тень стены, от заливающего все света... Так спешат забиться поглубже несчастные животные, истерзанные жестокими детскими играми. Свирепое любопытство бесов, их чудовищное сочувствие человеку настолько загадочнее...


Бернанос. Дневник сельского священник

@темы: Цитаты, О книгах

12:01 

Дневник коллаборационистки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел тут военный дневник Лидии Осиповой, известный по словам "…Бомбят, а нам не страшно. Бомбы-то освободительные". Я люблю всякие дневники и воспоминания "с противной стороны". Эта тетка умная, честная, со странным, на мой взгляд, креном в башке - радостно ждала прихода немцев, потом радости поубавилось, но так с ними и уехала. Я вот тоже советскую власть очень не люблю и, если бы в то время жил, постарался бы границу переполозти, хоть в Монголию. Но иноземных захватчиков я не люблю еще больше, и это даже не на ментальном, а на физиологическом уровне. Так что бабу понимать не хочется.

Тем не менее, в дневнике много интересного, особенно сравнение немцев с испанцами из Голубой дивизии.


@темы: О книгах, Цитаты

15:17 

Вавилонский разговорник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Идея создания такой книги родилась в недрах сообщества Leprosorium и выросла из простой лингвистической игры. Участникам нужно было предложить фразу, которая на первый взгляд выглядела бы разумно, но контекст ее применения невозможно было бы вообразить. Отклик был невероятным: в итоге накопилось множество жизненно важных вопросов вроде «Как пройти прямо?», «Могу я называть вас Иннокентий?». Было собрано столько высказываний, что зачинщики игры решили опубликовать книгу.

Каждая фраза в «Вавилонском разговорнике» переведена на пять языков: английский, немецкий, французский, испанский и эстонский, так что счастливые обладатели этой книги при желании могут ввести в недоумение жителей многих стран.

Размещение

Ничего, если я разведу костер? - Can I make a fire?

В вашей гостинице завтрак входит в обед? - Is breakfast included into the lunch in your hotel?

За мной погоня, спрячьте меня в президентском люксе. - I am being chased, can you hide me in your Presidential Suite?

Почему у моей комнаты сменили номер и там другие люди? - Why has my room number changed and why are there other people in there?


@темы: Можно сделайт отлишни шушель, Цитаты

17:45 

Про политику

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я тут все про политику читаю и заметил, что уже последние оппозиционеры слились, остались только мелочь на жалованье и хомячки, у которых органчик заел. Кто поумнее, дают задний ход и надеются, что барин пожурит и простит. Вот натолкнулся на интервью Рыжкова (ПАРНАС и Болотная) и внезапно получил порцию оптимизма.


@темы: Цитаты, Политика

23:36 

Торжествующий червяк

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Увел из ЖЖ Луки Лейденского отсюда.

Череда взаимоссылающихся более или менее дружественных (мне и друг другу) журналов привела меня к новости, встреченной кое-где чрезвычайно бурно: в эти дни в доме Лосева на Арбате проходила конференция «О чудесах истинных и ложных». Особенное возмущение вызывала тема одного из прочитанных там докладов: «Измерение длинноволнового спектра электромагнитного излучения при схождении Благодатного огня в иерусалимском Храме Гроба Господня»; его должен был исполнить кандидат физико-математических наук, доцент МИФИ Андрей Волков.

Честно сказать, тема эта показалась мне жгуче интересной; более того, попервоначалу мне трудно было вообразить субъекта с пытливым умом, которому она таковой не показалась бы. (Собственно, если бы не обострившаяся к зиме социопатия, я был бы там и весь обратился бы в слух). В самом деле: существует регулярно повторяющееся явление, формально малообъяснимое. Проверка его беспристрастным инструментарием позволила бы… не то, чтобы внести ясность, но, по крайней мере, продвинуться по направлению к истине. Тем удивительнее было для меня почти единодушное возмущение современников. Слова «мракобесие» и «средневековье» (а также «шабаш за казенный счет») звучали в морозном воздухе и Галилей поминался через слово. Я задумался.

Для того, чтобы отвергнуть право на существование такой темы я смог насчитать три взаимоисключающих ментальные позиции.

@темы: Жизнь, Православие, Цитаты

17:54 

Средневековые байки из Жуанвилля

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Тогда один мой келарь, родом из Дулевана, сказал: «Сир, я не согласен с этим решением». Я спросил его, к чему склоняется он, и он мне ответил: «Я полагаю, что нам нужно дать перебить нас всех, тогда мы попадем в рай». Но мы его не послушали.

«По пути из своего жилища во дворец султана брат Ив увидал старуху, которая переходила улицу и несла в правой руке миску, где горел огонь, а в левой — склянку с водой. Брат Ив спросил ее: «Что ты хочешь с этим делать?» Она ответила ему, что хочет огнем сжечь рай, а водой погасить ад, чтобы их никогда не было. И он спросил ее: «Зачем ты хочешь это сделать?» «Потому что я не желаю, чтобы кто бы то ни было творил когда-либо добро ради награды в раю или страха перед адом; но лишь дабы снискать любовь Господа, которая столь велика, что может нам дать все блага!»

О дискуссиях в Средние века

@темы: Цитаты

16:27 

Аверинцев о стихотворной форме как музыке сфер

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"Так называемая форма существует не для того, чтобы вмещать так называемое содержание, как сосуд вмещает содержимое, и не для того, чтобы отражать его, как зеркало отражает предмет. "Форма" контрапунктически спорит с "содержанием", дает ему противовес, в самом своем принципе содержательный; ибо "содержание" - это каждый раз человеческая жизнь, а "форма" - напоминание обо "всём", об "универсуме", о "Божьем мире"; "содержание" - это человеческий голос, а "форма" - все время наличный органный фон для этого голоса, "музыка сфер". Содержание той или иной строфы "Евгения Онегина" говорит о бессмысленности жизни героев и через это - о бессмысленности жизни автора, то есть каждый раз о своем, о частном; но архитектоника онегинской строфы говорит о целом, внушая убедительнее любого Гегеля, что das Wahre [истинное] - это das Ganze [целое (нем.). - Примеч. ред.]. Классическая форма - это как небо, которое Андрей Болконский видит над полем сражения при Аустерлице. Она не то чтобы утешает, по крайней мере, в тривиальном, переслащенном смысле; пожалуй, воздержимся даже и от слова "катарсис", как чересчур заезженного; она задает свою меру всеобщего, его контекст, - и тем выводит из тупика частного.

(Честно говоря, если я вижу в чем религиозную ценность пушкинской поэзии, так уж не столько в учтивом ответе владыке Филарету или в переложении преп. Ефрема Сирина, сколько в неуклонной верности контрапункту, в котором человеческому голосу, говорящему свое, страстное, недоброе, нестройное, отвечает что-то вроде хора сил небесных - через строфику, через отрешенную стройность ритма. Старые поэты - всё больше грешники, но вящий грех и притом непроходимая глупость - пытаться словить их поэзию на слове, потому что в ней-то всегда есть не только слово, но и тайный, потому что метасловесный, музыкальный ответ на слово; кто имеет уши, пусть слышит этот ответ, а кто не имеет, пусть воздерживается от чтения стихов. "А вот он, гад, сам сказал то и то! Вот где он проговорился!" Да, сказал, да, проговорился, - и ритм дал на все свой ответ. С некоторым преувеличением рискнем сказать, что когда мятеж и отчаяние выражают себя в такой безупречно дисциплинированной и притом живой форме, как у Пушкина, - это почти так, как когда псалом принимает вовнутрь своего пространства слова безумца, как известно, сказавшего: "несть Бог", - и тем преодолевает их.)"

Из статьи С. С. Аверинцева РИТМ КАК ТЕОДИЦЕЯ (Новый мир. - М., 2001. - № 2)

@темы: О книгах, Православие, Стихи, Цитаты

14:21 

Вся правда о Зиме

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Из ЖЖ osyotr

Въ жизни каждаго мужчины наступаетъ моментъ, когда онъ рѣшительно рветъ со своимъ прошлымъ, и одновременно трепетной рукой. Когда онъ переосмысляетъ. Я переосмыслилъ, что ненавижу зиму, не какъ совокупность частныхъ неудобствъ — это не ново — но какъ идею. Ненавижу съ перваго пушистаго снѣжка и до послѣдней весенней грязи; съ гимназистками, румяными отъ этой чумы, съ торжествующимъ дроводѣломъ-крестьяниномъ, съ ногами ея, обутыми острымъ желѣзомъ и съ примышляемымъ къ сему низкопробнымъ весельемъ, съ снѣжными бабами — надгробьями мысли, погрязлой въ оцѣпенѣлый сонъ, нарушаемый лишь тѣми кошемарами, въ которыхъ Дикія Буки, насельницы Абсолютнаго Полюса, придутъ щипать мѣхъ съ твоихъ ногъ, чтобы устроить гнѣзда для своихъ дѣтей — и чѣмъ далѣ онѣ щиплютъ, тѣмъ холоднѣй ногамъ, и ты просыпаешься съ крикомъ, какъ могутъ кричать только хоббиты, несмотря на свой малый ростъ — обнаружить, что сидишь на стулѣ, а ноги у тебя въ снѣгу, и вокругъ тебя снѣгъ! снѣгъ до горизонта, а подъ окномъ выросъ кладбищенскій крестъ, принакрытый, как серебромъ, все тѣмъ же снѣгомъ, и надъ нимъ Бѣлая береза, которой вчерась тутъ не было; и какъ береза можетъ быть бѣлой?

Самъ обыденный многовѣковой опытъ человѣчества говоритъ о сверхъестественныхъ свойствахъ сего цвѣта. Ничто не внушаетъ при взглядѣ на покойника такого ужаса, какъ мраморная его блѣдность; будто она знаменуетъ собой и оцѣпенѣніе загробнаго міра, и смертный земной страхъ. Вспомнимъ, что у царя ужасовъ, описаннаго Евангелистомъ, подъ сѣдломъ конь блѣдъ.

Міръ — огромная Страсть-Рыба Багамутъ, что съ хохотомъ катится по волнамъ Ледовитаго Мірового Океана. И ни края нѣтъ, ни конца, ни пристанища для пловца средь пучины неистово грозовой, моря, дышащаго бѣдой, кипящаго соленой водой, моря гибели, моря скорбей. Плещетъ въ грохотѣ грозовомъ, дышитъ яростью, полыхаетъ огнемъ древнее ложе Земли — съ неколебимымъ дномъ, тучами заваленное кругомъ, кипящее соленой водой, сонма лютыхъ смертей притонъ, море горечи, море мукъ, убаюканное пѣснями вьюгъ, міръ оковавшее льдомъ.

Абсурдъ жить въ той средѣ, въ которой ты жить не можешь, будучи голъ, но лишь въ скафандрѣ. Отчего не на орбитѣ, не въ жерлѣ Волкана, не въ далайнѣ?.. Худшее, что могли выдумать предки — притти съ Дуная въ окаянную мерзлоту; черной икры, вишь, захотѣлось. Ну а дальше уже все могло итти только такъ, какъ пошло. Въ раю, въ раю былъ ли снѣгъ? Съ зимы развѣ начался Первый Годъ Міра? Предки, на что дураки, новолѣтье справляли въ сентябрѣ. Анчихристъ московскій извелъ съ Крайняго Сѣвера, черезъ Лапландію и скурившійся Амстердамъ, протестантскаго ихъ Дѣда Мороза — и вы, вы обманулись долгополой шубой и поклонились ему. Гробъ плыветъ, въ немъ мертвецъ поетъ.

Плыветъ Бѣлый Китъ, а мы изъ его утробъ вопимъ къ небу, и небо насъ не слышитъ; а мы вынуждены пить перцовку и вставлять себѣ золотые зубы, чтобы согрѣться, пить постылый коньякъ, кусая отъ лимона, пить самогонъ, пить ненавистный за дороговизну синглъ молтъ, гленливетъ, глинтвейнъ, текилу — и снова съ лимономъ, съ слезами, съ солью. Мы жжемъ въ печи книги и наборный паркетъ — дѣло, приличное орку, но не honnête homme, — и куримъ черный смертный ладанъ Молоху топливной энергетики.

Выходя на улицу, мы надѣваемъ шкуры и личины животныхъ; это унизительно. Вообще унизительно одѣваться. Въ глазахъ героевъ и философовъ варваромъ былъ всякій, кто носилъ штаны. Проклятъ буди, Атилла; вотъ — я швыряю твои штаны въ лицо тебѣ, гуннъ. Все — мудрость, скиптръ и державу — я отдалъ бы тепла въ залогъ. Продамъ всеотзывчивость, продамъ византизмъ и слезу ребенка за апельсинку, ветвь маслинъ, любовь мулатки, огнь прибоя; отдамъ Сибирь съ газомъ — дыши имъ кто хочетъ. Помнишь ли, мама, голубочка въ деревнѣ? Вотъ я нагой и свободный, безъ штановъ, въ вѣнкѣ изъ мѵрта и масти изъ алоэ, бѣгу по лѣсамъ купаться къ Средиземному морю взапуски съ менадами, оленями и волками. Пролитъ и отлетаетъ испареніемъ коньякъ. Вольнымъ духомъ лети, коньякъ — я тебя больше не люблю.

@темы: И на луну не голоси, Цитаты

14:14 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«...малообразованные, но уже успевшие окультуриться люди, окультуриться хотя бы только слабо и наружно, всего только в каких-нибудь привычках своих, в новых предрассудках, в новом костюме, - вот эти-то всегда и начинают именно с того, что презирают прежнюю среду свою, свой народ и даже веру его, иногда даже до ненависти».
Федор Достоевский

@темы: Цитаты

18:18 

Из Бернаноса

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Как плохо мы разбираемся в подлинной сути человеческой жизни! Нашей собственно. Судить о нас по тому, что мы именуем своими поступками, быть может, столь же тщетно, как судить о нас по нашим снам. Спаситель наш в его неизреченной справедливости избирает что-то в этой темной куче, и то, что он возносит как реликвию пред очи Отца небесного, вдруг расцветает, озаряется ярче солнца.

Взвешивать свои возможности да зачем? Против бога не играют.


@темы: о вере, Цитаты

16:18 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Флобер рассказал: «События, фабула романа мне совершенно неинтересны. Когда я пишу роман, я стараюсь добиться оттенка, цвета. Например, в карфагенском романе я хочу создать нечто пурпурное. Ну, а все остальное, персонажи и сюжет, - это просто детали. В „Госпоже Бовари" я хотел только передать серый цвет, цвет плесени, в котором прозябают мокрицы. Фабула романа так мало занимала меня, что еще за несколько дней до того, как я приступил, госпожа Бовари была совсем иной - набожной и ярой старой девой, хотя в той же среде и при том же колорите. А потом я понял, что такой персонаж невозможен».

(Дневник братьев Гонкуров 17 марта 1861 г.)

@темы: О книгах, Цитаты

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная