• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
12:01 

Дневник коллаборационистки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел тут военный дневник Лидии Осиповой, известный по словам "…Бомбят, а нам не страшно. Бомбы-то освободительные". Я люблю всякие дневники и воспоминания "с противной стороны". Эта тетка умная, честная, со странным, на мой взгляд, креном в башке - радостно ждала прихода немцев, потом радости поубавилось, но так с ними и уехала. Я вот тоже советскую власть очень не люблю и, если бы в то время жил, постарался бы границу переполозти, хоть в Монголию. Но иноземных захватчиков я не люблю еще больше, и это даже не на ментальном, а на физиологическом уровне. Так что бабу понимать не хочется.

Тем не менее, в дневнике много интересного, особенно сравнение немцев с испанцами из Голубой дивизии.


@темы: О книгах, Цитаты

15:17 

Вавилонский разговорник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Идея создания такой книги родилась в недрах сообщества Leprosorium и выросла из простой лингвистической игры. Участникам нужно было предложить фразу, которая на первый взгляд выглядела бы разумно, но контекст ее применения невозможно было бы вообразить. Отклик был невероятным: в итоге накопилось множество жизненно важных вопросов вроде «Как пройти прямо?», «Могу я называть вас Иннокентий?». Было собрано столько высказываний, что зачинщики игры решили опубликовать книгу.

Каждая фраза в «Вавилонском разговорнике» переведена на пять языков: английский, немецкий, французский, испанский и эстонский, так что счастливые обладатели этой книги при желании могут ввести в недоумение жителей многих стран.

Размещение

Ничего, если я разведу костер? - Can I make a fire?

В вашей гостинице завтрак входит в обед? - Is breakfast included into the lunch in your hotel?

За мной погоня, спрячьте меня в президентском люксе. - I am being chased, can you hide me in your Presidential Suite?

Почему у моей комнаты сменили номер и там другие люди? - Why has my room number changed and why are there other people in there?


@темы: Можно сделайт отлишни шушель, Цитаты

17:45 

Про политику

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я тут все про политику читаю и заметил, что уже последние оппозиционеры слились, остались только мелочь на жалованье и хомячки, у которых органчик заел. Кто поумнее, дают задний ход и надеются, что барин пожурит и простит. Вот натолкнулся на интервью Рыжкова (ПАРНАС и Болотная) и внезапно получил порцию оптимизма.


@темы: Цитаты, Политика

23:36 

Торжествующий червяк

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Увел из ЖЖ Луки Лейденского отсюда.

Череда взаимоссылающихся более или менее дружественных (мне и друг другу) журналов привела меня к новости, встреченной кое-где чрезвычайно бурно: в эти дни в доме Лосева на Арбате проходила конференция «О чудесах истинных и ложных». Особенное возмущение вызывала тема одного из прочитанных там докладов: «Измерение длинноволнового спектра электромагнитного излучения при схождении Благодатного огня в иерусалимском Храме Гроба Господня»; его должен был исполнить кандидат физико-математических наук, доцент МИФИ Андрей Волков.

Честно сказать, тема эта показалась мне жгуче интересной; более того, попервоначалу мне трудно было вообразить субъекта с пытливым умом, которому она таковой не показалась бы. (Собственно, если бы не обострившаяся к зиме социопатия, я был бы там и весь обратился бы в слух). В самом деле: существует регулярно повторяющееся явление, формально малообъяснимое. Проверка его беспристрастным инструментарием позволила бы… не то, чтобы внести ясность, но, по крайней мере, продвинуться по направлению к истине. Тем удивительнее было для меня почти единодушное возмущение современников. Слова «мракобесие» и «средневековье» (а также «шабаш за казенный счет») звучали в морозном воздухе и Галилей поминался через слово. Я задумался.

Для того, чтобы отвергнуть право на существование такой темы я смог насчитать три взаимоисключающих ментальные позиции.

@темы: Жизнь, Православие, Цитаты

17:54 

Средневековые байки из Жуанвилля

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Тогда один мой келарь, родом из Дулевана, сказал: «Сир, я не согласен с этим решением». Я спросил его, к чему склоняется он, и он мне ответил: «Я полагаю, что нам нужно дать перебить нас всех, тогда мы попадем в рай». Но мы его не послушали.

«По пути из своего жилища во дворец султана брат Ив увидал старуху, которая переходила улицу и несла в правой руке миску, где горел огонь, а в левой — склянку с водой. Брат Ив спросил ее: «Что ты хочешь с этим делать?» Она ответила ему, что хочет огнем сжечь рай, а водой погасить ад, чтобы их никогда не было. И он спросил ее: «Зачем ты хочешь это сделать?» «Потому что я не желаю, чтобы кто бы то ни было творил когда-либо добро ради награды в раю или страха перед адом; но лишь дабы снискать любовь Господа, которая столь велика, что может нам дать все блага!»

О дискуссиях в Средние века

@темы: Цитаты

16:27 

Аверинцев о стихотворной форме как музыке сфер

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"Так называемая форма существует не для того, чтобы вмещать так называемое содержание, как сосуд вмещает содержимое, и не для того, чтобы отражать его, как зеркало отражает предмет. "Форма" контрапунктически спорит с "содержанием", дает ему противовес, в самом своем принципе содержательный; ибо "содержание" - это каждый раз человеческая жизнь, а "форма" - напоминание обо "всём", об "универсуме", о "Божьем мире"; "содержание" - это человеческий голос, а "форма" - все время наличный органный фон для этого голоса, "музыка сфер". Содержание той или иной строфы "Евгения Онегина" говорит о бессмысленности жизни героев и через это - о бессмысленности жизни автора, то есть каждый раз о своем, о частном; но архитектоника онегинской строфы говорит о целом, внушая убедительнее любого Гегеля, что das Wahre [истинное] - это das Ganze [целое (нем.). - Примеч. ред.]. Классическая форма - это как небо, которое Андрей Болконский видит над полем сражения при Аустерлице. Она не то чтобы утешает, по крайней мере, в тривиальном, переслащенном смысле; пожалуй, воздержимся даже и от слова "катарсис", как чересчур заезженного; она задает свою меру всеобщего, его контекст, - и тем выводит из тупика частного.

(Честно говоря, если я вижу в чем религиозную ценность пушкинской поэзии, так уж не столько в учтивом ответе владыке Филарету или в переложении преп. Ефрема Сирина, сколько в неуклонной верности контрапункту, в котором человеческому голосу, говорящему свое, страстное, недоброе, нестройное, отвечает что-то вроде хора сил небесных - через строфику, через отрешенную стройность ритма. Старые поэты - всё больше грешники, но вящий грех и притом непроходимая глупость - пытаться словить их поэзию на слове, потому что в ней-то всегда есть не только слово, но и тайный, потому что метасловесный, музыкальный ответ на слово; кто имеет уши, пусть слышит этот ответ, а кто не имеет, пусть воздерживается от чтения стихов. "А вот он, гад, сам сказал то и то! Вот где он проговорился!" Да, сказал, да, проговорился, - и ритм дал на все свой ответ. С некоторым преувеличением рискнем сказать, что когда мятеж и отчаяние выражают себя в такой безупречно дисциплинированной и притом живой форме, как у Пушкина, - это почти так, как когда псалом принимает вовнутрь своего пространства слова безумца, как известно, сказавшего: "несть Бог", - и тем преодолевает их.)"

Из статьи С. С. Аверинцева РИТМ КАК ТЕОДИЦЕЯ (Новый мир. - М., 2001. - № 2)

@темы: О книгах, Православие, Стихи, Цитаты

14:21 

Вся правда о Зиме

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Из ЖЖ osyotr

Въ жизни каждаго мужчины наступаетъ моментъ, когда онъ рѣшительно рветъ со своимъ прошлымъ, и одновременно трепетной рукой. Когда онъ переосмысляетъ. Я переосмыслилъ, что ненавижу зиму, не какъ совокупность частныхъ неудобствъ — это не ново — но какъ идею. Ненавижу съ перваго пушистаго снѣжка и до послѣдней весенней грязи; съ гимназистками, румяными отъ этой чумы, съ торжествующимъ дроводѣломъ-крестьяниномъ, съ ногами ея, обутыми острымъ желѣзомъ и съ примышляемымъ къ сему низкопробнымъ весельемъ, съ снѣжными бабами — надгробьями мысли, погрязлой въ оцѣпенѣлый сонъ, нарушаемый лишь тѣми кошемарами, въ которыхъ Дикія Буки, насельницы Абсолютнаго Полюса, придутъ щипать мѣхъ съ твоихъ ногъ, чтобы устроить гнѣзда для своихъ дѣтей — и чѣмъ далѣ онѣ щиплютъ, тѣмъ холоднѣй ногамъ, и ты просыпаешься съ крикомъ, какъ могутъ кричать только хоббиты, несмотря на свой малый ростъ — обнаружить, что сидишь на стулѣ, а ноги у тебя въ снѣгу, и вокругъ тебя снѣгъ! снѣгъ до горизонта, а подъ окномъ выросъ кладбищенскій крестъ, принакрытый, как серебромъ, все тѣмъ же снѣгомъ, и надъ нимъ Бѣлая береза, которой вчерась тутъ не было; и какъ береза можетъ быть бѣлой?

Самъ обыденный многовѣковой опытъ человѣчества говоритъ о сверхъестественныхъ свойствахъ сего цвѣта. Ничто не внушаетъ при взглядѣ на покойника такого ужаса, какъ мраморная его блѣдность; будто она знаменуетъ собой и оцѣпенѣніе загробнаго міра, и смертный земной страхъ. Вспомнимъ, что у царя ужасовъ, описаннаго Евангелистомъ, подъ сѣдломъ конь блѣдъ.

Міръ — огромная Страсть-Рыба Багамутъ, что съ хохотомъ катится по волнамъ Ледовитаго Мірового Океана. И ни края нѣтъ, ни конца, ни пристанища для пловца средь пучины неистово грозовой, моря, дышащаго бѣдой, кипящаго соленой водой, моря гибели, моря скорбей. Плещетъ въ грохотѣ грозовомъ, дышитъ яростью, полыхаетъ огнемъ древнее ложе Земли — съ неколебимымъ дномъ, тучами заваленное кругомъ, кипящее соленой водой, сонма лютыхъ смертей притонъ, море горечи, море мукъ, убаюканное пѣснями вьюгъ, міръ оковавшее льдомъ.

Абсурдъ жить въ той средѣ, въ которой ты жить не можешь, будучи голъ, но лишь въ скафандрѣ. Отчего не на орбитѣ, не въ жерлѣ Волкана, не въ далайнѣ?.. Худшее, что могли выдумать предки — притти съ Дуная въ окаянную мерзлоту; черной икры, вишь, захотѣлось. Ну а дальше уже все могло итти только такъ, какъ пошло. Въ раю, въ раю былъ ли снѣгъ? Съ зимы развѣ начался Первый Годъ Міра? Предки, на что дураки, новолѣтье справляли въ сентябрѣ. Анчихристъ московскій извелъ съ Крайняго Сѣвера, черезъ Лапландію и скурившійся Амстердамъ, протестантскаго ихъ Дѣда Мороза — и вы, вы обманулись долгополой шубой и поклонились ему. Гробъ плыветъ, въ немъ мертвецъ поетъ.

Плыветъ Бѣлый Китъ, а мы изъ его утробъ вопимъ къ небу, и небо насъ не слышитъ; а мы вынуждены пить перцовку и вставлять себѣ золотые зубы, чтобы согрѣться, пить постылый коньякъ, кусая отъ лимона, пить самогонъ, пить ненавистный за дороговизну синглъ молтъ, гленливетъ, глинтвейнъ, текилу — и снова съ лимономъ, съ слезами, съ солью. Мы жжемъ въ печи книги и наборный паркетъ — дѣло, приличное орку, но не honnête homme, — и куримъ черный смертный ладанъ Молоху топливной энергетики.

Выходя на улицу, мы надѣваемъ шкуры и личины животныхъ; это унизительно. Вообще унизительно одѣваться. Въ глазахъ героевъ и философовъ варваромъ былъ всякій, кто носилъ штаны. Проклятъ буди, Атилла; вотъ — я швыряю твои штаны въ лицо тебѣ, гуннъ. Все — мудрость, скиптръ и державу — я отдалъ бы тепла въ залогъ. Продамъ всеотзывчивость, продамъ византизмъ и слезу ребенка за апельсинку, ветвь маслинъ, любовь мулатки, огнь прибоя; отдамъ Сибирь съ газомъ — дыши имъ кто хочетъ. Помнишь ли, мама, голубочка въ деревнѣ? Вотъ я нагой и свободный, безъ штановъ, въ вѣнкѣ изъ мѵрта и масти изъ алоэ, бѣгу по лѣсамъ купаться къ Средиземному морю взапуски съ менадами, оленями и волками. Пролитъ и отлетаетъ испареніемъ коньякъ. Вольнымъ духомъ лети, коньякъ — я тебя больше не люблю.

@темы: И на луну не голоси, Цитаты

14:14 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«...малообразованные, но уже успевшие окультуриться люди, окультуриться хотя бы только слабо и наружно, всего только в каких-нибудь привычках своих, в новых предрассудках, в новом костюме, - вот эти-то всегда и начинают именно с того, что презирают прежнюю среду свою, свой народ и даже веру его, иногда даже до ненависти».
Федор Достоевский

@темы: Цитаты

18:18 

Из Бернаноса

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Как плохо мы разбираемся в подлинной сути человеческой жизни! Нашей собственно. Судить о нас по тому, что мы именуем своими поступками, быть может, столь же тщетно, как судить о нас по нашим снам. Спаситель наш в его неизреченной справедливости избирает что-то в этой темной куче, и то, что он возносит как реликвию пред очи Отца небесного, вдруг расцветает, озаряется ярче солнца.

Взвешивать свои возможности да зачем? Против бога не играют.


@темы: о вере, Цитаты

16:18 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Флобер рассказал: «События, фабула романа мне совершенно неинтересны. Когда я пишу роман, я стараюсь добиться оттенка, цвета. Например, в карфагенском романе я хочу создать нечто пурпурное. Ну, а все остальное, персонажи и сюжет, - это просто детали. В „Госпоже Бовари" я хотел только передать серый цвет, цвет плесени, в котором прозябают мокрицы. Фабула романа так мало занимала меня, что еще за несколько дней до того, как я приступил, госпожа Бовари была совсем иной - набожной и ярой старой девой, хотя в той же среде и при том же колорите. А потом я понял, что такой персонаж невозможен».

(Дневник братьев Гонкуров 17 марта 1861 г.)

@темы: О книгах, Цитаты

18:02 

О бедности и богатстве

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
После двадцати столетий христианства люди не должны были бы стыдиться бедности.

Богатый жаждет знаков благоговения, чем он богаче, тем сильнее эта жажда. Если бы вам хоть достало мужества отправить богачей в последний ряд, поближе к кропильнице или даже на паперть, - почему бы нет? - это заставило бы их призадуматься. Они бы все, как один, косились в сторону скамьи для бедных, я их знаю. Повсюду - первые, а здесь, у Господа нашего, - последние, представляете?


@темы: Цитаты

15:05 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Желательно, чтобы заключенный не видел вовсе, а в противном случае тотчас сам пресекал, ночные сны, могущие быть по содержимому своему несовместимыми с положением и званием узника, каковы: роскошные пейзажи, прогулки со знакомыми, семейные обеды, а также половое общение с особами, в виде реальном и состоянии бодрствования не подпускающими данного лица, которое посему будет рассматриваться законом как насильник».

(Набоков. «Приглашение на казнь»)

@темы: Цитаты

15:47 

Про пьянство и злую жену

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Егда сядешь на пиру, то первую чару вспиешь в жажду, вторую в сладость, третью во здравие, четвертую в веселие, пятую в пьянство, шестую в бесчестье, а последнюю в горькую смерть. Не буди винопийцеи, всяк бо пьяница обнищает».

«Что такое есть злая жена? Око диавола, торг адов, подобна есть перечесу: всюду болит и везде свербит. Воевода неправедный, стрела сатанина, уязвляет сердца юных и старых в несытное блуждение».

Женщина «прехитро себя украшает, приятные сандалии обувает, и вежды свои ощиплет, и духами учинит, и лице и выю валами повапит (белилами), и черности в очесех себе украсит. Когда идет, ступает тихо, и шею слегка обращает, а зрением умильно взирает, уста с улыбкою отверзает и все составы к прелести ухищряет, и многие души яко огнепальными стрелами устреляет, яко ядом зловонным, видением своим юных убивает».

Всего злее злая жена. Аз видах аспиды неукротимы укротишася, и лвове, и единорогове, и медведи укротишася, а злая жена никогдаже укротится.

(Из "Пчелы" - это были такие древнерусские сборники мудрых мыслей)


Битва Бабы-Яги с крокодилом - внезапно. Я ставлю на даму.


@темы: Жизнь, Цитаты

22:26 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Сейчас зачитываюсь Бернаносом. Восхищают меня очень умные французы, именно они, а не все целиком, у них особый - ясный, логичный, дисциплинированный ум, наверно, мне такого очень недостает. В общем, мне (со скифской кашей в голове) острый галльский смысл больше надобен, чем сумрачный германский гений.

Несколько цитат о грехе и зле

@темы: О книгах, Цитаты

16:04 

Тарковский и умные цитаты.

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Умиляет, что Тарковский ругает все подряд - Воннегута, Акутагаву, Станиславского, всех современников, все кино, всех режиссеров, включая свои старые фильмы - все из-за страстного желания совершенства, я полагаю.

Про застой всегда очень тягостно читать - ритуальное унижение как обязательная часть благонадежности и успешной карьеры, например, как требуют испоганить собственную работу, потому что тупые приемщики ни хрена в ней не понимают и им надо показать, что они главнее и не зря хлеб с икрой жрут, а ты режь по живому. Тарковскийо еще был на удивление упрям: "не буду ничего менять, и всё, обойдетесь". А за границей ностальгия его мучила.

"Швейцария невероятно чистая, ухоженная страна, в которой хорошо тем, кто очень устал от суеты. Очень похожа на сумасшедший дом — тишина, вежливые сестры, улыбки…"

Еще мне нравится, что Тарковский совершенно по-подростковому книжки читал, выписки делал, очень хорошо, вот я сразу у него это все и передрал:


@темы: О кино, О книгах, Цитаты

23:04 

Из записных книжек Лидии Гинзбург

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Главное, не теряйте отчаянья», — любил повторять Николай Николаевич Пунин.

Еще немножко

@темы: О книгах, Цитаты

15:06 

Ионеско "Между жизнью и сновидением"

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Люблю Ионеско, сам не знаю за что, чувство своего, наверно, дело в православии, он же румын (хотя в румыне Элиаде это не чувствуется совершенно). И вот читал книжку Ионеско "Между жизнью и сновидением" и натащил оттуда всяких душевных вещей про переживание света, про время, сны, вечность, литературу и все такое. Ничего особенного, но мило.


@темы: Сны, Жизнь, Цитаты

20:44 

Увел из ЖЖ

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Из ЖЖ sergius_v_k:

Считалка философов: Вышел Óккам из тумана, вынул бритву из кармана: буду резать, буду бить - все равно тебе водить!

+ 1 чужой сон

@темы: Цитаты, Сны

14:34 

Про благочестивых чародеев

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Лузиньяны и Плантагенеты причисляли к своим предкам Мелюзину и гордились этим, хотя, по меркам средневековья, она была ведьмой. Ле Гофф считает, что это делалось, чтобы продемонстрировать оседлым горожанам, что их знатные роды корнями уходят в пустыню, в лес, в «дикий мир одиночества», естественную среду обитания воинов и монахов.

У нас же поначалу волшебники и ведуны не обязательно на темной стороне. Полоцкий князь-чародей Всеслав - оборотень, который волком рыскал, но его поддерживал святой Антоний Печерский, да и в былине про него Волх Всеславич вполне положительный персонаж.

Из "Слова о полку Игореве"

Из былины, где Волх Всеславич стал индийским царем

Воевода и друг Дмитрия Донского, князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский был ведуном, слушал землю, понимал птиц и зверей, предчувствовал и предсказывал, и это не имеет никакого отрицательного оттенка, наоборот.

Из Сказания о Мамаевом побоище

Наверно, в древности средневековья, такие знания казались естественными, исконными, хоть и редкими, и Олег Вещий был, и Ольга Хытрая, а потом уже все люди выровнялись и такого типа знания уже можно было получать только с черного входа, от лукавого. Так, наверно?

Радуюсь поводу процитировать чудные древнерусские тексты.

@темы: Православие, О книгах, Цитаты

14:11 

Из Записей и выписок Гаспарова

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Дочитал я Гаспарова. Ужасно жалко, я бы хотел еще томов 20 такой красоты.

- «Малевич нам показывал свой квадрат, мы делали вид, что нам очень интересно. Он почувствовал это, сказал: «С ним было очень трудно: он хотел меня подчинить» — «Как?» — «А вот так, чтобы меня совсем не было». — «И что же?» — «Я его одолел. Видите: вот тут его сторона чуть-чуть скошена. Это я нарочно сделал — и он подчинился». Тут мы поняли, какой он больной человек».


- «Какой породы была Муму?» — Никто не помнит. Испанской породы, спаниель. А обычно ее представляют более плебейской, стилизуя под Герасима.


@темы: О книгах, Цитаты

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная