Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:21 

Путь возмездия

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!

Обратная сторона луны.

(простите за задержку, глава писалась для меня _очень_ тяжело. Время совпадает с событиями фильма)

 

 

 



Песок неприятно забивался в пазы трансформации и застревал в трещинах обшивки. Это заставляло огромный болотисто-серый тягач раздраженно дымить соплами и ворчать мотором. Иногда эта бел-ковая планета просто доводила его до системного бешенства, а особенно теперь, когда его процессор был поврежден и многие логические цепи просто заклинивало. Поэтому крайне трудно было сохра-нять такую тонкую грань самообладания и держать сознание в ясности.
Доехав до заброшенной стоянки, грузовик резко затормозил, подняв огромное облако пыли и песка. За миг он трансформировался в робо-форму и злобно зарычал вокалайзером. Песок и ржавчина про-никли в пазы трансформации, вызывая очень болезненные ощущения во время смены альт-режима. Но возможностей для ремонта или для чистки просто не было, к тому же, нужно было добывать энергию для себя и тех, кто был спрятан в одной из проржавевших цистерн. Ведь тех скудных запа-сов, что приносил Старскрим, хватало разве только для того же Старскрима. Причем, скорее всего это происходило отнюдь не случайно - Мегатрон подозревал, что сикер недолюбливает двух малень-ких мехов, которые его лидеру были дороже, чем любой командир его войска, пускай и самый та-лантливый. Он не был уверен, что Старскрим не попытается от них избавиться в любой удобный момент, поэтому как то подпрограммно срывал на нем всю свою ярость. Хорошо, что сейчас он был на охоте и не нужно тратить и без того дефицитную энергию на скандалы с ним.
Обведя единственным оптосенсором всю стоянку, десептикон уселся на груду ржавого металлолома, бывшую когда-то ремонтной платформой для автомобилей, и тяжело вздохнул куллерами. Повреж-денный процессор выдавал сотни ошибок, изображение плыло, а по контактам проносились нерегу-лируемые заряды. Плюс песок и безжалостно жарившее солнце сказывалось на общем состоянии совершенно неблаготворно. Не зря Саундвэйв все время просился на базу в подмогу… Лидер десеп-тиконов действительно был в довольно плачевном состоянии и сам это прекрасно понимал. Но при-знать свою слабость означало признать поражение всей армии! Этого Мегатрон не мог допустить!
Небольшой импульс заставил очнуться его от оцепенения.
По внутреннему каналу пропищал сигнал связи и знакомый, убаюкивающее-монотонный голос про-изнес:
- Саундвэйв-Мегатрону: автоботы нашли Арк. Получены данные, что они попытаются доставить его содержимое на Землю в течение трех местных суток. Операция по тайному внедрению проходит успешно. Ваши распоряжения?
Единственный красный оптосенсор лидера на миг вспыхнул, но тут же погас.
- Продолжай свое задание, Саундвэйв. – ответил он в эфир. – Важно, чтобы ты поближе подкрался к стану врага незамеченным. Нужно будет кое-что передать одному автоботу, когда они вернуться. О дальнейшей тактике я тебя извещу.
- Мне прибыть для инструкций на базу? – спросил разведчик тем же бесцветным тоном, каким он говорил всегда.
- Нет. Пока не нужно. – Отрезал Мегатрон и отключил канал связи.
На другом конце волны серебристый «Мерседес» нервно прошелся дворниками по лобовом стеклу. Меньше всего он хотел сейчас отсиживаться в теплом гараже и с полным баком самого высококаче-ственного топлива, когда его лидер и сознаковцы погибали от острой энергонедостачи и технических неудобств в пустыне. Но Саундвэйв был профессионалом и понимал, что его миссия слишком важна, чтобы ею рисковать, проявляя какие-либо неуместные геройства. Поэтому он, сцепив дентопластины, колесил по городу столь ненавистных ему белковых существ, из-за которых погибли двое его кассетников, и покорно возил не самую лучшую представительницу их вида под видом тупого безпроцессорного средства передвижения. А ведь он многое бы отдал, чтобы оказаться сейчас на месте Старскрима – плечом к плечу с лидером, поддерживая его и делясь энергоном. Но так уж получилось, что своим первым помощником Мегатрон выбрал именно сикера и Саундвэйву ничего больше не осталось, чем смириться с этим. Несколько раз он хотел прибыть на базу, чтобы доставить туда хоть немного энергии, но заставлял себя отказаться от подобных попыток, понимая, что это поставит под удар все задание. Как же тяжело ему было видеть ободранных и изголодавшихся десептиконов, в то время как его собственная внешность ставилась на первое место ради маскировки. Полированный, блестящий, начищенный и заправленный по полной «Мерседес» совершенно не вписывался в ряды измученной и изломанной армии! Может быть, кому-то это только бы потешило эго, но вот разведчику почему-то, было не по себе от такой разницы. Хотя он догадывался, почему именно Мегатрон выбрал на эту роль именно его – в тылу врага нужен надежный и верный агент, в котором можно было быть уверенным до конца.

Мегатрон оборвал связь с Саундвэйвом и тихо мотнул головой – контроль деятельности процессора давался с каждым циклом все труднее и труднее. Но ни времени и ни средств на ремонт он тратить не собирался, особенно, когда не имел ни того ни другого.
Серо-болотный десептикон нагнулся к ржавой цистерне и достал оттуда два маленьких металличе-ских комочка. Они тихонечко заворчали и развернулись на его когтистом манипуляторе в малюсень-ких беспомощных механоидов. Он поднес их ближе к лицевой пластине и с трудом сфокусировал действующий оптосенсор.
- Похоже, у вас появился шанс выжить… - тихо прошелестел он вокалайзером, любуясь, как спарки беззащитно прижимаются к пластинам его манипулятора.

* * *
Черный внедорожник не отставал ни на метр, буквально преследуя огромный красно-черный авто-мобиль экстренной службы. Казалось, его приставили не охранять его, а вести под конвоем.
/С возвращением, командир! – произнес по внутренней связи Айронхайд, - рад снова тебя видеть!/
/А я как рад, Хайд!/ - с явным сарказмом бросил в эфир Сантинел. - /вижу, вы и без меня отлично справлялись все это время…/
Спец по вооружению не был так туп, чтобы не понять намека. Бывший Хранитель Матрицы вот уже несколько десятков местных ротаций назад был обнаружен на Луне и только сейчас автоботы доду-мались его вернуть. Впрочем, это были претензии скорее к Прайму, чем ко всем остальным и Айронхайд решил особо не заморачиваться. У него были свои нерешенные вопросы с бывшим командиром.
/Да, с Оптимуса вышел отличный Прайм! – как бы невзначай ответил он, еле удержавшись произне-сти продолжение фразы «в отличие от некоторых», - только меня все еще интересует один вопрос, командир…/
Сентинел молчал. Он знал, о чем идет речь, но ему очень не хотелось сейчас подымать эту тему. Только не сейчас! Он еще ни в чем не успел разобраться, не до конца сориентировался в новой об-становке, чтобы делать какие-то неожиданные маневры. Но судьба, похоже, решила, что он имел достаточно времени для передышки, а то, что он провел его в оффлайне – его личная проблема. Вот уже несколько раз подряд на его приватную линию поступал сигнал десептиконской частоты, кото-рый он все не мог принять, чтобы себя не выдать. Автобот прекрасно знал чей он – это была частота Саундвэйва, второго заместителя Мегатрона. К тому же, он так же прекрасно понимал, что это могло означать…
«Пора выполнять свои обещания, Сентинел…» Пожарная машина раздраженно мигнула фарами. Следовавший рядом внедорожник портил все его планы и заставлял терять бесценные клики.
/Послушай, Хайд - довольно дружелюбно начал бывший лидер автоботов – давай дальше я сам до-берусь до базы? Думаю, я смогу о себе позаботиться… А ты лучше помоги Прайму – ему сейчас нужна поддержка./
Но такой примитивный маневр не сработал – черный вездеход только дернул дворниками и прижал-ся ближе по правому борту.
/У меня приказ, Сентинел, сопровождать тебя до самого шлюза и я не могу его нарушить – самодо-вольно ответил Айронхайд. По его тону было отчетливо видно, что им движет не только приказ Прайма. – К тому же…/ - он на миг запнулся, очевидно, не решаясь произнести то, что хотел.
/К тому же, так будет безопаснее для всех./ - Наконец договорил он, мигнув поворотниками. - /Особенно в виду некоторых событий…/
/Что это за намеки?/ - мгновенно вскипел Сентинел.
Спец по вооружению довольно хмыкнул в эфир.
/А то, что мне до сих пор неизвестно, куда это ты так тогда спешил, что не удостоился показать про-пуска, Сентинел?! – ехидно заявил он, - А тем более, как выяснилось, с системой космомоста на бор-ту!/
Пожарный грузовик на миг вспыхнул всеми аварийными огнями, но тут же успокоился.
/Не лезь в это дело, Хайд! – мрачно проговорил он, делая упор на каждом слове. – Это тебя не каса-ется!/
Зависла недолгая тишина. Но через километр дороги Айронхайд снова ее нарушил. В этот раз его голос звучал не так радостно и ехидно.
/А по-моему, Сентинел, все, что касается предательства Прайма, это как раз мое дело.../
Снова тишина…
Уже у самой базы бывший лидер автоботов коротко произнес:
/Хайд, лучше бы тебе не ввязываться в это…/
/Нет, Сентинел, я не стану покрывать твои темные делишки! Я и так слишком долго молчал! Как только мы прибудем на базу, я доложу Прайму об истинных обстоятельствах твоего исчезновения!/
/Я сам поговорю с Праймом, не лезь! Предупреждаю!/ - буквально прошипел ему в ответ бывший лидер.
Но Айронхайд был, как назло, довольно упрямой и напористой личностью. Нащупав верный путь, он никогда с него не сворачивал. Вот и сейчас сдаваться не собирался.
/Нет уж, я не позволю тебе своим красноречием заморочить процессор Оптимусу! Ты явно что-то замышляешь, и скорее всего, не в его пользу! Прайм должен знать, с чем имеет дело!/ - проговорил он по внутренней связи бескомпромиссным твердым тоном, давая возможность понять, что теперь уж не отступиться!
Красно-черный грузовик мрачно выпустил пар из боковых труб. Они уже въехали на территорию человеческой базы, а по скрытому каналу снова вызывал Саундвэйв. Как бы его не раздражал Ай-ронхайд, все же не хотелось делать то, что ему диктовали обстоятельства. Но назад дороги уже не было…
/Что ж, Хайд… Я ТЕБЯ ПРЕДУПРПЕЖДАЛ!/ - каким-то упавшим голосом бросил он в эфир и трансформировался.
* * *
- Что, не нравиться? – недовольно бросил Мегатрон в сторону стоящего рядом автобота.
Тот не ответил. Он молча смотрел на шпили зданий человеческого города, раздраженно подрагивая широкими плоскостями за спиной.
- Дело манипуляторов твоего драгоценного Оптимуса… - продолжил десептикон, презрительно фыркая вентилятором. – Он устроился прислуживать белковым созданиям, продавшись за энергию… Так что теперь десептиконы не особо располагают ресурсами.
- Я знаю. – Коротко ответил красно-черный мех, не поворачиваясь к собеседнику.
Тот хрипло рассмеялся.
- Прости, что разочаровал тебя, Сентинел! А особенно твои честолюбные планы по захвату власти на Кибертроне.
Острые антеннки на красном шлеме негодующе вздрогнули. Ох, не любил бывший лидер автоботов, чтобы с ним разговаривали в таком тоне. Но на этот раз он заставил себя молча проигнорировать брошенную собеседником колкость.
- Как вы могли допустить гибель родной планеты, Мегатрон? – тихо проговорил он, продолжая рас-сматривать городской пейзаж Земли.
- Ты видишь, в каком состоянии сейчас десептиконы? – прохрипел сидящий на обломках здания мех, - что мы могли сделать? Я сам только недавно пришел в онлайн! У Оптимуса было предостаточно времени, чтобы превратить Кибертрон в безжизненную груду металлолома!
Сентинел не отрывал взгляда от раскинувшихся вдали высоток.
- В этом виноват не только Оптимус и ты это знаешь. – Жестко проговорил он, снова не удостаивая собеседника своим вниманием. – И да, если хочешь знать, то я действительно разочарован. Честно говоря, я ожидал от тебя большего, чем то, что я вижу теперь. Ты жалок, Мегатрон… Ты не сумел договориться с ним ради сохранения планеты! Твоя вина ничуть не меньше, чем автоботов!
Все это было сказано с надменным леденящим холодом, почти таким же, какой сковывал Мегатрона во льдах и он вдруг почувствовал, что энергон в проводах начинает вскипать от ярости и негодова-ния. Да что Сентинел знает о том, как разворачивались события на Земле?! Отсиделся на Луне, а те-перь смеет выставлять претензии! Разве из рассказа Оптимуса он может знать, насколько тяжело пришлось десептиконсокй армии, когда против них ополчилось все убогое население этой шарковой планетки? Разве ему известно, как больно погибать от взрыва собственной искры? Как тяжело добывать крохи энергии под огнем из бластеров или местной военной техники? Разве бывшему Хранителю Матрицы известна вся горечь поражения, если он никогда их не терпел по-настоящему?
Лидер десептиконов вспыхнул оптосенсором и тяжело поднялся со своего импровизированного тро-на. Чуть ли не дрожа от злости, он подошел к автоботу почти вплотную и, дернув его за наплечник, заставил посмотреть на себя. В единственном красном оптосенсоре зажегся жесткий огонек досады и злости.
- Что, поддержка десептиконов тебе уже не нужна? – злобно прошипел он. – Мы были интересны, пока имели влияние на Кибертроне? А сейчас налить отработанным на кучку побитых механоидов, терпящих энергоголод? Не справились со своей задачей! Не подготовили планету для правления великого Сентинела Прайма? Не соответствуем его планам? Пора их на свалку, не так ли?!
Поток разъяренного шипения десептикона прервал резкий удар, заставивший его упасть на бетонный пол.
- Ты сам виноват, Мегатрон! – презрительно бросил ему в ответ автобот, опуская манипулятор. – Ты – лидер! Бывший Лорд Протектор! А ведешь себя, как неотформатированный спарк! Во что ты пре-вратил свою армию? Разве такого существования они ждали, пойдя за тобой? Из тебя никудышный руководитель, не способный принимать правильные решения! Тут никто тебе не виноват!
Сентинел умолк и свысока посмотрел, на пытающегося встать десептикона. Видимо, повреждения процессора у последнего были слишком серьезны, так как не самый сильный удар полностью выбил его из равновесия. Он тщетно пытался подняться, злобно рыча и барахтаясь среди обломков здания. От этой трагикомической картины крохотная, почти несуществующая, искорка кольнула обледенев-шую от досады искру автобота и он протянул ему манипулятор. Но Мегатрон открыто проигнориро-вал его, полагаясь только на свои силы.
- Не думай, Сентинел, что я буду молить тебя о помощи! – тихо прорычал он, умудрившись таки сесть, - Может, я и потерял все, что имел, но гордость у меня еще осталась! Я никогда не буду твоим послушным дроидом на пульте управления!
Презрительная улыбка исказила лицевую пластину автобота.
- А где была твоя гордость, когда ты был на побегушках у Фоллена? – все так же холодно проговорил он.
Мегатрон сначала зарычал и яростно рванулся вверх, чтобы вскочить на ноги, но только обессилено свалился назад. Поняв всю степень своей беспомощности, он закрыл лицевую пластину манипулято-рами и тихо взвыл. Как он мог противостоять Фоллену, когда, казалось, этот древний механоид умел управлять чужой искрой на расстоянии? У него просто не хватало сил разорвать эти оковы… Мега-трон отчаянно метался вежду двумя фронтами – с одной стороны автоботы с их новыми союзниками, с другой – Фоллен, почти полностью подавивший его волю… К тому же, он совершенно не имел поддержки!
Все это вдруг накатило тягучей волной отчаяния на измученную ошибками нейросеть десептикона и он, казалось, съежился в маленький комочек.
Красные манипуляторы властным, но довольно деликатным движением подхватили его за наплечники и с небольшим трудом подняли вверх, прислонив к стене.
- Прекрати истерику! – рявкнул хриплый баритон где-то у самого аудиодатчика и те самые манипу-ляторы силой убрали ладони от искалеченной лицевой пластины. – Десептиконы не должны видеть тебя таким!
Мегатрон поднял голову и автобот наконец смог полностью рассмотреть ужасную картину, которую представлял из себя его развороченный процессор. В единственном красном оптосенсоре все еще горело то упрямство, которое всегда было присуще десептикону, но привычный яростный огонек заметно поблек. Их взгляды снова встретились, спустя столько циклов, и автобот с трудом удержал-ся, чтобы не поморщиться от плачевного вида собеседника. Хотя, Мегатрон этого бы и не заметил – картинка перед оптикой у того плыла в густой пелене помех.
- Они меня видели и не таким, Сентинел… - тихо прошептал он вокалайзером, - и не ушли… им не-куда было уходить… Десептиконы обречены и прекрасно это понимают…
Автобот с досадой мигнул оптикой и отпустил его.
- Как же ты позволил все это, а? – спросил он, устало прислонившись к стене рядом с ним.
- Я принял командование сравнительно недавно… - грустно проговорил тот, немного успокоившись. – Кибертрон к тому времени уже был мертв.
Сентинел грустно вздохнул куллерами и повернулся к напарнику.
- Тебе нужен ремонт… - тихо проговорил он, осторожно коснувшись оборванных проводков, торча-щих с развороченного шлема десептикона.
Мегатрон хмыкнул что-то неразборчивое и измученно пригасил оптосенсор. Сил не было спорить, доказывать, что на ремонт, как и на все остальное у него нет ни капли энергии. Стоявший рядом автобот вдруг ловко подхватил один из проводков и соединил его с другим. Вмиг единственный «глаз» десептикона полностью погас, являя ему черный экран слепоты. Он тут же испуганно дернулся, но наткнулся на манипуляторы автобота, которые его задержали на месте.
- Тшшш… дай хоть видимость тебе поправлю! – прозвучал все тот же знакомый баритон совсем ря-дом, окутывая своим спокойствием, словно покрывалом. Мощное энергополе автобота вызывало дикое желание свернуться калачиком и спрятаться за него, ища защиты. Как бы не тревожно было Мегатрону перебывать сейчас в полной темноте, обесточенным и практически беспомощным, по его магистралям разлилось какое-то уравновешенное спокойствие, которое придавало силы и мужества его доведенной до грани искре. Уверенными и четкими движениями Сентинел ликвидировал мелкие повреждения, те, которые был в силах устранить сам, без специального оборудования.
- Знаешь, я никому из десептиконов не разрешил бы этого… - прохрипел серо-болотистый мех, при-слушиваясь к движениям автобота. Тот довольно улыбнулся в ответ, пользуясь тем, что собеседник не может увидеть его улыбки.
- Дурак ты, Мегатрон… - произнес он вслух и соединил последние контакты.
Красный оптосенсор снова вспыхнул и повернулся к автоботу. Несколько кликов десептикон при-стально рассматривал красно-черную фигуру меха перед собой, а потом вдруг со всего размаху за-рядил ему кулаком прямо по лицевой пластине.
- Шарк!.. – ругнулся Сентинел, мотнувшись в сторону от удара.
- Это чтобы ты не ходил таким полированным, ржа тебя поешь! – злобно прорычал Мегатрон и хри-пло рассмеялся.
- Тварь ты десептиконская! – плюнул в его сторону Сентинел, потирая примятый щиток на шлеме. – Никакой благодарности, как не воспитывай!
Он нервно дернул антеннками и отвернулся, раздраженно уставившись в столь приглянувшийся ему урбанистический пейзаж. Серо-болотный десептикон еще долго смеялся, чувствуя, как вместе со зрением к нему возвращаются былая самоуверенность и дерзость. Он все четче ощущал, что у них есть, пускай и небольшой, но шанс на победу. По крайней мере, сдаваться он не собирался ни при каких условиях.
Уравновесив работу разошедшихся куллеров, он медленно подошел к своему импровизированному трону и победоносно водрузился на нем, продолжая злобно улыбаться.
- А знаешь, не все так плачевно, как кажется, синеоптичный! – самодовольно проговорил он стояв-шему у стены автоботу.
Сентинел нехотя повернулся к нему, бросив ему ледяной презрительный взгляд.
- Единственное, что меня может радовать в этой ситуации, - жестко произнес он, чеканя каждое сло-во, - так это то, что с Фолленом покончено! Значит, никто не будет больше стоять на пути…
- У тебя на пути! – поправил Мегатрон, прищурив свой оптосенсор, - и у твоих далекоидущих пла-нов.
Бывший Хранитель Матрицы нахмурил оптограни и подошел к десептикону. Упершись одним манипулятором в спинку его каменного трона, вторым он схватил его за выступающие грудные сегменты и притянул к себе.
- На пути у возрождения Кибертрона, беспроцессорная жестянка! Это единственное, что меня сейчас беспокоит, и если ты не прикрутишь свой ржавый вокалайзер…
Он внезапно оборвал угрозу, многозначительно промолчав. Мегатрон зарычал и упрямо уставился на автобота, явственно демонстрируя, что бояться его не собирается.
- Армия пока у меня, Сентинел! – прошипел он, отталкивая красный манипулятор от себя.
Тут автобот неожиданно прыснул и злобно рассмеялся, отвернувшись от восседавшего на троне со-беседника.
- Армия? Мегатрон, не смеши меня! Кучка недобитых, проржавевших на чужой планете деморализо-ванных мехов! Да я один с ними всеми разделаюсь при желании! Армия! Прости, но это – не армия…
Лидер десептиконов помрачнел – он прекрасно знал, что это правда. На что он надеялся на этой бел-ковой планете? На победу? На капитуляцию автоботов? Все это звучало так нереализуемо…
Словно прочитав перемену настроения Мегатрона, Сентинел глубоко профорсировал вент-систему и проговорил уже спокойным и сдержанным тоном:
- Если мы желаем достичь успеха, нужно заставить покориться этих белковых существ нашей силе. Для этого нужно что-нибудь более убедительное, чем твой отряд десептиконов.
- Это все, что у меня есть…
- Хм… - задумался автобот, словно ища какую-то спасательную подсказку. – А Фоллен? Его личные войска? Помниться, они у него были достаточно численными.
На миг красный оптосенсор победоносно вспыхнул, но тут же скрыл свое ликование.
- Не уверен, что они станут мне подчиняться. – Ответил Мегатрон, подозрительно посмотрев на со-беседника.
- Насколько мне известно, после деактивации Фоллена, единоличным повелителем десептиконов являешься именно ты, или я неправ?
Автобот внимательно посмотрел на сидящего меха, хитро вздернув одну оптогрань.
- А значит, - продолжил он, увидев, что его слова поимели ожидаемый эффект, - ты вправе их сейчас призвать сюда, под свое командование!
- Да, пожалуй… Думаю, они не посмеют ослушаться приказа в такой опасной ситуации. – Задумчиво проговорил Мегатрон, чувствуя, как от процессорной деятельности снова сыплются логические цепи и подымается вихрь ошибок. Думать ему становилось все труднее и сильно захотелось прекратить этот разговор, каким бы важным он ни был. Но это означало бы уступить всю власть Сентинелу, покорно отойдя в его тень, а этого лидер десептиконов не мог себе позволить ни при каких условиях! Эта маленькая война была для него сейчас очень важна, так как проиграй он ее, можно было считать себя ходячим куском металлолома, не способным ни на что.
- Я прикажу Саундвэйву созвать сюда все оставшиеся войска десептиконов… - с трудом выдохнул Мегатрон, борясь со шквалом ошибок процессора. – Я поставлю эту планетку на колени…
Его голос сорвался на рык и десептикон умолк, устало уставившись в горизонт.
Сентинел снова профорсировал куллеры и улыбнулся. Ему нравилось, когда вот так вот отчаянно шли напролом, не смотря ни на что… вперед, к победе. Все-таки он не ошибся в союзнике… и в партнере.
* * *
Синяя оптика расфокусированно смотрела в горизонт. Есть некоторая неизведанная красота у этой биологической планеты… она умеет притягивать взгляд, завораживать и привлекать, на какое бы ее изображение ты не смотрел. Сидевший на разрушенной стене автобот невольно нахмурился. Он вспомнил Кибертрон, каким он был когда-то… но теперь этого уже не вернуть… Планета практиче-ски умерла, раздираемая огнем нескончаемой войны.
Как к этому допустила Матрица Автоботов, он до сих пор понять не мог… Его отношения с ней бы-ли всегда натянутыми. Слишком велико было искушения властью и могуществом, слишком ярко пылал этот огонь внутри его… Сентинел не раз заставлял себя опомниться, понимая, что его сводит с процессора мощь древнего артефакта! Поэтому отдать ее Оптимусу было для него своеобразным облегчением, даже можно сказать освобождением. Но если бы он знал, что все закончится вот так, то, наверное, никогда бы не поставил сине-красного юнца во главе автоботов. Истреблять себе подобных только ради шаткого союза с жалкими белковыми существами, вместо того, чтобы объединится перед опасностью вымирания? Это глупо и недальновидно! Это не достойно истинного Прайма! Эх, Оптимус… наверное, ты все же слишком неопытен для этого.
Прибывшее десептиконское подразделение занимало свои позиции, оцепляя город, словно гигант-скими щупальцами. Сентинел почувствовал слабое щемление в искре, вызванное грозным видом боевиконского корпуса – сунься сюда хоть один автобот, он тут же будет испепелен. Ну что ж, каж-дый сам выбирает себе судьбу… Он не позволит уничтожать сознаковцев только если те не встанут у него на пути. Но Сентинел был уверен, что встанут – последние сомнения пропали после разговора с Оптимусом. Безнадежная тоска залила искру бывшего лидера, так как он понимал, что не может спасти и Кибертрон и автоботов. Холодная логика, которая его еще ни разу не подводила, подсказала ему сделать выбор на пользу будущего своей расы, но автоботская прошивка отчаянно билась в муках совести при мысли, что придется уничтожить бывших соратников. Но Сентинел сам загнал себя в эту ловушку, так что винить в своих терзаниях он мог только себя самого. Как он правильно отметил раньше – каждый сам выбирает свой путь. А уж бывший Хранитель Матрицы был из тех, кто выбрав свой путь, пройдет его до конца, не сворачивая. Он сделал все, что мог, чтобы отговорить Оптимуса от необдуманных поступков, но молодой Прайм очень изменился за это время и больше не зависел от своего наставника так, как это было когда-то. Смешно подумать, что Сентинел всегда роптал на его несамостоятельность, а теперь столкнулся с его упрямством и несговорчивостью. Выходит, он сам себе воспитал противника, с которым теперь придется сразиться. Нет, он не боялся Прайма… он никогда не боялся… Он мог довольно легко его победить, так как боевые навыки молодого лидера все же не были столь совершенны. Но он боялся за него, зная, что Оптимус будет сражаться до конца.
Продолжая молча наблюдать за строившимися кораблями десептиконов, красно-черный автобот глу-боко провентилировал куллеры и дернул антеннками на шлеме. Трудно быть перебежчиком – одним ты стал врагом, а для других ты всегда им останешся…
Бежевый десептикон с размашистыми крыльями уже несколько милициклов топтался сбоку, с инте-ресом наблюдая за застывшим автоботом. В конце концов, он таки решился нарушить тишину, при-щурив свои оптосенсоры.
- Я прилетел сюда с заброшенной базы по приказу Лорда Мегатрона, - как-то странно растягивая слова, проговорил он, - но никак не ожидал встретить здесь… эээ…. вас…
Сентинел медленно повернулся к нему, словно ожившая металлическая статуя и сфокусировал опти-ку.
- Чего тебе нужно, Старскрим? – безразлично спросил он все еще мявшегося командира ВВС десеп-тиконов.
- Мне нужно поговорить с моим командиром…
Автобот выдал презрительную ухмылку.
- Мне тоже не мешало бы поговорить с твоим командиром… Он давно должен был уже вернуться, шарк его дери…
Сикер пугливо пригнул голову набок, внимательно рассматривая красно-черную фигуру собеседни-ка. Когда-то давно, когда он еще был почти спарком, он однажды увидел, как этот мех невооружен-ными манипуляторами разорвал на запчасти такого же сикера, как он сейчас, и это воспоминание сейчас в очень ярком свете предстало картинкой перед оптикой. Старскрим всегда критиковал тактику Мегатрона, но вот решение сотрудничать с этим… эээ… бывшим лидером автоботов, он считал откровенным бредом поврежденного процессора. Но к его мнению, как всегда, никто не прислушивался.
Посчитав, что пауза опасно затянулась, он снова заговорил, всеми силами пытаясь скрыть дрожь в вокалайзере.
- А не известно ли вам, куда отправился Лорд Мегатрон? – заискивающе посмотрел он в хмурую голубую оптику.
Сентинел снова повернулся к нему и нервно дернул антеннками, словно к нему прицепилась какое-то назойливое кибер-насекомое.
- Он передал по внутренней связи, что должен проведать базу, спрятанную в пустыне. Обещал, что будет скоро. Но, видимо, мы по разному понимаем это слово, - проворчал он и отвернулся.
- Значит, он поехал туда за ними? – удивленно произнес Старскрим, даже не заметив, что озвучил свои мысли.
На миг голубая оптика вспыхнула и автобот резко развернулся. Сикер даже не успел сообразить, как сильный манипулятор схватил его за крыло и дернул к себе.
- За кем – «ними»? – прошипел Сентинел, впившись взглядом в испуганную красную оптику.
Старскрим почувствовал, как со скрежетом смялся метал крыла и быстро залепетал, стараясь хоть как-то выкрутиться.
- Ну, тех, кого он прячет… тех, кого всегда прятал… Я… эээ.. не знаю, он мне ничего не говорит!
«Ну все, с меня хватит секретов!» - разозлился автобот, который после своего пробуждения окунулся в дикий водоворот непонятных ему событий, из последних сил пытаясь разобраться в нем и воспри-нять то, что вселенная практически перевернулась вверх дном.
- Кого он прячет? – зарычал он, схватив десептикона за грудные пластины вторым манипулятором.
Старским продолжал лепетать что-то невнятное, стараясь освободиться, хватая длинными пальцами державшие его манипуляторы.
Сентинел почувствовал, что к искре подступил импульс дикой ярости. Он открыто предал автоботов, деактивировал своего верного офицера, совершил целый ряд непростительных, как для его статуса, поступков, а Мегатрон дальше ведет двойную игру! Ведь во время их разговоров он ничего не упоминал о пустыне и о том, кого там можно прятать!
- Отвечай! – рявкнул он на трепыхавшегося в его стальном захвате сикера и широко замахнулся пра-вым манипулятором.
- Уууу… не надо… не надо меня биииить… ууу… - взвыл тот, закрывая лицевую пластину ладоня-ми.
- Говори, дроид с крыльями! – уже чувствуя, как ярость липкими щупальцами затягивает его искру, прохрипел автобот.
- С… спарков… - заныл десептикон и, потеряв равновесие, уселся на стоявший рядом обломок сте-ны.
Красно-черный мех на миг застыл. Как мог Мегатрон скрыть от него их существование? Ведь Сентинел все это время был уверен, что они просто погибли, когда тот потерпел крушение на северном полюсе! А он посмел их прятать от него!
Голубая оптика зажглась нехорошим огнем, а красные манипуляторы с лязгом сжались в кулаки, возвещая о том, что сейчас Мегатрону будет предстоять серьезный разговор!
* * *
- Ты скрыл от меня их существование! – гневно проговорил красно-черный мех, яростно швырнув болотистого десептикона к стене.
- Стой! Все не так просто! – зарычал Мегатрон, стараясь принять боевую стойку.
- Что непросто? Я думал, что они деактив! Все это время!!! Как ты мог?!! – не унимался автобот, на-граждая тумаками вяло отбивающегося меха.
Десептикон умудрился вывернуться, оттолкнув от себя нападавшего. Тот попятился на два шага на-зад, сметя своими плоскостями хрупкие украшения высотного здания. Преодолевая разбушевавшие-ся внутри процессора ошибочные протоколы, Мегатрон заставил свой корпус двигаться быстро и в два прыжка оказался под укрытием соседнего торца дома.
- Они и были дезактив! Почти! – прохрипел он, безнадежно пытаясь восстановить правильную рабо-ту процессора. – Я уже потерял всякую надежду, когда увидел, как подействовал на них ледяной холод этой планеты! Они были в системном стазисе… Их корпуса начали сереть… Пойми, Сентинел!
Но Сентинел сейчас мало что был способен понять. Обычно бывший Хранитель Матрицы и лидер автоботов всегда умел держать себя в манипуляторах, не позволяя своим эмоциям взять верх над логическими цепями. Но вот когда речь заходила о двух маленьких механоидах, еще даже не до конца сформировавшихся в полноценных роботов, то вся его стальная выдержка куда-то улетучивалась. Может быть, в прошивке любого автобота есть заложено подобное чувство, а может, Сентинел вкладывал в этих крох более глобальный смысл, чем остальные. Поэтому он был просто взбешен тем, что Мегатрон скрыл их от него, спрятал и словом не обмолвился. Можно было, конечно, списать все на его развороченный процессор, но автобот слишком хорошо знал своего напарника, чтобы заподозрить его в очередной подлости.
- Почему ты молчал все эти дни? – буквально прошипел он, снова надвигаясь на притихшего десеп-тикона. Неизвестно какая сила сдерживала его в этот момент, чтобы не активировать оружие.
Серо-болотистый десептикон при виде столь грозного Хранителя Матрицы опасливо попятился на-зад, понимая, что расстановка сил сейчас не в его пользу. Он слегка пригнулся и выставил вперед правый манипулятор.
- Потому что не знал… останутся ли они функциональны! – тихо прохрипел он, приготовившись отражать удары. – Они слишком долго находились в системном стазисе при критической температуре. Если бы я не боялся за их существование, то бы не осмелился просить помощи у…
Тут он осекся и пригнулся еще сильнее, как бы опасаясь, что на него сейчас обрушиться соседний небоскреб.
Сентинел нахмурил оптограни, отчего его тонкие антеннки на шлеме словно ощетинились, и угро-жающе сделал шаг вперед.
- У кого? – совершенно неавтоботским рыком спросил он, бешено пылая синевой оптосенсоров.
Мегатрон боялся произнести это имя, словно оно способно вызвать девятибалльное землетрясение. Он знал, как действует оно на Сентинела и очень не хотел испытывать сейчас на себе всю его ярость. Тем более, все системы десептикона вопили о перегрузке, энергонедостаче и нужде в ремонте. Но все же лидер десептиконов отличался завидным упрямством и безрассудным вероломством, что, в принципе, и помогало ему выживать все это время. Он принял оборонную позицию и гневно полыхнул оптикой, словно желая доказать, что абсолютно не боится наступающего на него автобота.
- У Фоллена. – четко произнес он, гордо глянув на взбешенного собеседника.
Затуманенный процессор реагировал на события с некоторым запозданием и десептикон опомнился уже лежа на каменных плитах, чувствуя, как тяжелый кулак впечатался в его многострадальный шлем.
- Эта! Ржавая! Тварь! Прикасалась! К спаркам?!! – вне себя от ярости орал Сентинел, нанося удары один за другим.- Я согласился сотрудничать с тобой, но не с этой дрянью! Никогда! Ты слышишь? Как ты посмел?! После всего? Шлаааак!
Под шквалом ударов Мегатрон беспомощно свернулся калачиком, закрыв голову манипуляторами. Красно-черный автобот над ним вдруг остановился и издал иступленный вой, подняв лицевую пла-стину к небу. На светло-голубой синеве в лучах солнца нежились блеклые облака, совершенно без-различные к тому, что под ними происходит.
- Ты предал меня… - с плохо скрываемой болью в голосе протянул он, кое-как совладав с собой. – Почему?
Он опустил взгляд снова к валявшемуся под ногами десептикону. Тот тщетно пытался встать, цепля-ясь манипуляторами за острые выступы причудливого здания белковых.
- У меня не было выбора… - задыхаясь сбившимися куллерами прохрипел Мегатрон, все же сумев встать на ноги, опираясь на стену. – Только он… мог вернуть их к жизни… Оллспарк я не смог убе-речь…
Бывший Хранитель Матрицы сжал кулаки и опустил голову, заставляя разошедшуюся нейросеть снова подчиниться процессору. Но внутри, в самой искре, все еще бушевал пожар, испепеляя все на своем пути. Только не Фоллен! За что? Этот десептикон сумел одержать победу над ним даже после своей деактивации! Такого удара Сентинелу давно не наносила судьба и выдержать эго было довольно тяжело.
Мегатрон опасливо поглядывал в его сторону, опасаясь продолжения экзекуции. Все его системы совершенно свихнулись от такой нещадной трепки и он понимал, что долго выносить подобное вряд ли сможет. Однако просить пощады или умолять он был не способен, поэтому только отрывисто хрипел вентиляторами, злобно сверкая оптикой в сторону автобота.
- Почему Фоллен? – помрачневшим тоном произнес Сентинел, - я ведь был намного ближе… всего несколько тысяч километров! На этом шарковом спутнике! Почему ты выбрал его? А? Мегатрон?
Он как-то неопределенно посмотрел в красный оптосенсор десептикона, но все же удалось рассмот-реть в этом взгляде обиду и горечь поражения.
- А ты бы позволил обратиться за помощью к Фоллену? – грустно спросил Мегатрон, уже не так бо-ясь нового нападения. – Я как только пришел в онлайн, Шоквэйв доложил мне, что на Луне был найден Арк… Но тогда я бросил все силы на поиски Оллспарка, так как спарки были на грани деактивации, а это был самый верный способ их оживить. Но потом все пошло так…
Мегатрон надрывно вздохнул вентиляторами и потупил взгляд. Ему было стыдно признавать свое поражение, признаваться в том, что позволил какому-то белковому существу уничтожить самое до-рогое, что имели Кибертронцы.
- После гибели Оллспарка выхода не было… Никто и ничто не смогло бы им помочь… Только Фол-лен… Но я знал, что ты мне не позволишь сделать то, что я задумал, поэтому я и оставил тебя на Лу-не еще на некоторое время. Тем более, на Земле все не так, как ты привык… я…
Тут десептикона подвел вокалайзер и он умолк. Процессор выдавал критические ошибки, система сбоила слишком сильно и часто, чтобы он мог сохранять ясность мышления долгое время. Серо-болотистый корпус начал медленно оседать на землю, царапая своими выступами белый алебастр стены.
Сентинел совершенно машинально подхватил Мегатрона, не позволяя ему упасть. Помогая ему об-рести равновесие, он обхватил его за наплечники и прижал к себе. Десептикон беспомощно ухватился за автобота, чтобы не соскользнуть вниз и кое-как выпрямился. Его повреждения оказались более серьезными, чем он это показывал и в синей оптике напротив мелькнул огонек досады.
- Ну ладно, прости… я не сдержался… не стоило давать волю эмоциям - невнятно пробормотал Сен-тинел, видя, как поврежденный мех отчаянно пытается бороться с системными ошибками. – Это просто было… так больно…
Красный оптосенсор почти несоображающе уставился на автобота, а хватка серых манипуляторов, державшихся за него, заметно ослабла. Не позволяя Мегатрону опять потерять равновесие, Сентинел обхватил его манипуляторами.
- Да, неудачное время для разборок… - выдохнул он, пытаясь снова поставить на ноги десептикона. - Ты ведь всадил клинок мне в спину, Мегатрон… Ну зачем ты так?.. Я… я Айронхайда деактивиро-вал… автоботов предал… а ты… Шлак, это больно, Мегатрон…
Лидер десептиконов таки сумел хоть как-то уравновесить работу процессора и взгляд его оптики стал более осмысленным.
- Я… десептикон, Сентинел… - тихо прохрипел он, потянувшись манипулятором к лицевой пластине автобота. – чего ты ждал? Верности?
Серый манипулятор медленно провел по сегментам щеки автобота, от края оптосенсора до уголка рта.
- Глупо было с моей стороны надеяться, что смогу тебя изменить… - грустно вздохнул вент-системой тот. – А особенно – во второй раз довериться десептикону…
- Второй? – не удержался спросить Мегатрон. Ему с каждым кликом было все труднее сконцентри-роваться, но все же этот факт его очень заинтересовал. Прошлое Сентинела всегда оставалось оку-танным тайной как для десептиконов, так и для автоботов.
Бывший Хранитель Матрицы тяжело провентилировал – ему совсем не хотелось рассказывать сейчас о том времени. Но, похоже, это единственное, что смогло сейчас задержать Мегатрона в онлайне, а тащить его до укрытия бессознательным ему ой как не хотелось.
- Когда мне досталась Матрица лидерства, я был очень юн… почти втрое моложе нынешнего Прайма – грустно сказал автобот, чувствуя, как его процессор неприятно окунается в давние времена. – Тогда у меня тоже был наставник. Десептикон… Хотя в те времена это еще не имело никакого значения. Он был уже опытным и зрелым воином. Шлак, я верил ему больше, чем самому себе… Я надеялся на него… я восхищался им, я боготворил его! Да, совершенно необдуманный поступок со стороны Хранителя Матрицы – влюбляться в своего наставника, но, похоже, эту ошибку мы повторяем из поколения в поколение…
Мегатрону таки удалось многозначительно фыркнуть, не смотря на все его плачевное состояние.
- Но он предал меня… Он снюхался с Фолленом, а тот, как всегда, желал только власти… Когда этот гад восстал, мой учитель пошел за ним. Это был сильный удар для меня.
Сентинел неожиданно умолк. Кажется, он начал понимать, что чувствует сейчас Оптимус и ему ста-ло не по себе.
- Тебя учил десептикон? – переспросил повисший на его манипуляторе Мегатрон. Его процессор работал слишком медленно, чтобы своевременно обрабатывать информацию.
- Да, но ты его не знаешь… Он погиб задолго до тебя… - ответил автобот, отволакивая своего спут-ника подальше от края стены. – Его звали Джетфаер…
Тут Мегатрон поперхнулся собственными куллерами.
- Джетфаер? – прохрипел он. – Эта ржавая развалина?
- Он был еще довольно крепким, когда мы виделись в последний… погоди – он что, жив?
- Нет – ухмыльнулся Мегатрон половиной рта.
- Тогда откуда ты о нем знаешь? – искренне удивился Сентинел, который, оказывается, проспал больше, чем ему казалось.
- Он помог Оптимусу деактивировать Фоллена, сволочь… Это из-за него… из-за него… - единствен-ный визор десептикона нервно замигал и он задрожал всем корпусом.
- Шлак… вот как… - выдохнул автобот. – Значит, история повторяется… идет по замкнутому кру-гу… Джетфаер предал меня, а потом и Фоллена, я предал Оптимуса, ты предал меня…
Уже почти утонувший в ошибках десептикон снова хмыкнул и опять потерял равновесие, сползая на пол. У него больше не было сил подняться самостоятельно.
- А ведь самое печальное то, - грустно продолжил Сентинел, подхватив его на манипуляторы, - что позади меня все мосты сожжены… Осталось только здесь и сейчас… и с тобой.
Мегатрон вымучено улыбнулся, прищурив единственный оптосенсор, и тихо прошептал:
- Выходит, я таки победил…
Поломанный процессор не позволил ему увидеть реакцию автобота, так как сразу после произнесен-ной фразы его накрыло черное полотно оффлайна.
***
- Мегатрон?
Несильный шлепок по щеке заставил десептикона прийти в онлайн. Красный оптосенсор зажегся и стал непонимающе осматриваться вокруг, но никак не мог донести до сбоившего процессора долж-ную информацию.
- Что? Где я???
- В безопасности. – Проговорил знакомый глубокий баритон и красно-серая фигура заслонила види-мость. – По крайней мере пока. Если не будешь делать глупостей.
Мегатрон сделал усилие и приподнялся, повертев головой. Он находился в какой-то захудалой под-воротне, усеянной кучами мусора.
- Это – свалка? – негодующе прорычал он.
- Зато здесь тебя никто искать не будет! – строго произнес все тот же баритон. – А это сейчас главное в твоем состоянии. Саундвэйв предлагал отложить операцию, чтобы починить тебя, но я не думаю, что наши противники будут ждать. Следовательно, тебя нужно было спрятать!
- Я на свалке? – упрямо повторил вопрос десептикон, не желая воспринимать действительность.
Автобот нагнулся к нему и поднял его лицевую пластину вверх, обхватив манипулятором подборо-док.
- Послушай, ты сейчас не в том состоянии, чтобы быть на передовой, Мегатрон! – смягчившимся тоном проговорил он, приблизившись к нему. – У меня слишком мало времени, чтобы найти тебе убежище. Но уверяю – здесь ты будешь в полной безопасности!
Лидер десептиконов беспомощно зарычал, пылая единственным оптосенсором.
- Десептиконы ждут коман… командования! Нужно активировать мост… - задыхаясь вент-системой проговорил он, - автоботы…
- Я сам со всем разберусь, не волнуйся! – мягко ответил ему Сентинел, похлопав манипулятором по наплечнику. – Ты только сиди здесь и не высовывайся. Я вернусь, когда все улажу. И ни в коем слу-чае не ввязывайся в сражение!
Он нагнулся к нему еще ниже, почти коснувшись своей кокардой его шлема.
- Это сейчас для тебя смертельно опасно! Пообещай мне, что останешься здесь, что бы не случилось! – почти шепотом проговорил автобот, погладив его по здоровой щеке.
Мегатрон с трудом сфокусировал оптику и снова тихо зарычал:
- Ты выбросил меня на свалку!!! На свалку!!!
Автобот продолжал нежно поглаживать его щеку, не смотря на бурное негодование десептикона.
- Никто тебя не выбрасывал… - сказал он спокойно, глядя в мигающий красный оптосенсор. – Ты пойми, тут тебя не будут искать.
- Нет… Оптимус… автоботы… уничтожить! - Не унимался тот, порываясь сесть ровно.
- Я сам решу проблему с Оптимусом! – настойчиво ответил Сентинел и надавил на серый наплеч-ник, заставляя его обладателя улечься обратно. – И скоро вернусь. Потом уже разберемся…
Пелена ошибок снова застелила процессор Мегатрона и он обессилено плюхнулся обратно на мусор. В полусознательном состоянии он почувствовал на своих губах короткий, но властный поцелуй и раздался шепот: «только не вылезай отсюда, умоляю!»
***
Ошибки были частично устранены аварийной системой и красный оптосенсор снова сфокусировал-ся. Процессор сбоил и дико болела голова, но он нашел в себе силы приподняться. Неподалеку доносился звук сражения, крики автоботов, белковых, десептиконов. А он сидел здесь, в подворотне… их лидер… Сильная злоба прошила искру Мегатрона и он сжал манипуляторы в кулаки. А что, если Сентинел так решил отомстить за предательство? Что, если он договориться с Оптимусом и они вместе станут правителями Возрожденного Кибертрона? А его так и оставят на свалке? Ведь Джетфаер в конце концов возвратился на сторону автоботов… Вдруг алый оптосенсор запылал диким огнем – все правильно, история повторяется и если сейчас не вмешаться, то он навсегда останется ненужным поржавевшим металлоломом. Нет, он не должен этого позволить, не должен все пускать на самотек. Лидер десептиконов привык все контролировать самолично и не доверяться никому! И сейчас он чувствовал, что просто обязан выйти туда, на площадь, и доказать всем, что он и только он достоин командовать всеми трансформерами!
Какое-то белковое создание подбежало к нему и начало кричать, но Мегатрон плохо слышал что именно, поскольку в его аудиосенсорах шумели сплошные помехи. Где-то в глубине, на внутренней частоте, он услышал отчаянный вопль Старскрима и его канал внезапно закрылся. Серо-болотистый десептикон зарычал и сжал манипуляторы! Ну нет, он не будет сидеть здесь, когда там уничтожают остатки его армии! Активировав свой последний резерв, он сделал титаническое усилие и поднялся, отметая от себя назойливое белковое, на которое просто не хотел тратить последние крохи энергии.
С трудом контролируя каждый шаг, он направился в сторону моста, откуда доносился ужасный скрежет металла и выстрелы.
***
Схватка была жестокой. Пожалуй, самой жестокой в истории, которая происходила между двумя автоботами… Противники не щадили друг друга, они сражались на полную мощность и до самого конца. Сентинел явно чувствовал свое превосходство в сражении, но не спешил деактивировать молодого меха своим коронным ударом. На что он надеялся, он и сам не знал. Может, на то, что Оптимус таки одумается и поймет, что был не прав? Или что он, попросту испугается и уступит, тем самым спасши себя от гибели, а Сентинела от убийства еще одного сознаковца. Так или иначе, он тянул время, основательно шлифуя лицевую пластину своего ученика об асфальтное покрытие белковых. Но тут в происходящие события ворвался еще один, как оказалось, решающий фактор…
Не смертельный, но очень болезненный выстрел прошил спинной сегмент Сентинела и он рывком обернулся, но тут же нарвался еще на парочку залпов плазмы. Стреляли в полсилы, желая, скорее всего, вывести из строя нейросеть автобота, чем уничтожить его. И нападавшему это получилось - на некоторое время красно-черный мех полностью утратил возможность двигаться, его нейросеть захлебнулась в полученном от выстрела импульсе и ее проводимость на клик застопорилась. Но все же Сентинел успел в ужасе расширить оптосенсоры, видя, как к нему приближается еле функциони-рующий десептикон. Он тут же пожалел, что вот так опрометчиво поверил, что тот будет сидеть там, где его оставили!
Мегатрон в несколько прыжков преодолел расстояние между ними и серый манипулятор, пользуясь временным ступором автобота, с силой швырнул его в сторону, несколько раз приложивши его шле-мом об опорный столб.
Безвольно сползая на асфальт и отчаянно пытаясь сфокусировать сбившуюся оптику, Сентинел по-нял, что проиграл… Причем, проиграл так глупо и бессмысленно! За эти несколько миликликов он возненавидел себя за то, что оставил плохо соображающего, поврежденного меха одного, без при-смотра, Мегатрона за то, что он вырубил его нейросеть и заставил молча наблюдать за своей деакти-вацией, лишив возможности хоть что-то исправить! Единственное, на что он был способен – про-орать, чтобы Мегатрон убирался отсюда подальше. Но было уже поздно. Десептикон упрямо после-довал навстречу своей гибели… Бывший лидер автоботов даже не был в состоянии отвернуться, когда клинки Прайма рассекли серо-болотистый корпус на несколько частей и брызги свежего энергона залили его лицевую пластину. Если бы он не был парализован, то красно-черную броню пробила бы предательская дрожь, но, хвала Праймусу, никто не смог увидеть его эмоций.
Только Сентинел почувствовал, что временный блок ослаблен и он обрел возможность частично двигаться, как его жестоко сцапали красно-синие манипуляторы воспитанника. Он бы мог запросто разделаться с этим выскочкой, будь он в полной функциональности, но в данный момент молодой Прайм был хозяином положения.
Как втемяшить в его упрямый процессор, что он хоронит сейчас всю кибертронскую расу? Как заставить его понять всю глубину его заблуждений? Только вот Сентинел был достаточно умным, чтобы понять, что все уже бесполезно и с ним покончено. А так же покончено с Кибертроном и двумя маленькими спарками, спрятанными в пустыне…
- Пойми, я должен был поступить так… я должен был предать тебя… - прохрипел он, отчаянно пы-таясь дотянуть время до момента, пока к нему не вернется полная мощность.
- Ты предал не меня Сентинел! – гордо прорычал Прайм. Или ему показалось, или в его бирюзовых оптосенсорах мелькнули красные огоньки ненависти? – Ты предал себя!
«А ты предал Кибертрон!» - хотел ответить Сентинел, но захлебнулся собственным энергоном, когда раскаленный клинок пронзил его искру. Шлак, а ведь он так и не увидел спарков – пронеслось в процессоре автобота и сознание свернулось в белую точку по центру. Нейросеть накрылась первой и болевые импульсы исчезли – какие-то сотые доли миликлика блаженного спокойствия и яркая вспышка перед оптикой. За миг все системы дружно погрузились в вечный оффлайн.



@темы: R, Transformers, Трансформеры, путь возмездия, слэш, творчество, фанфикшен мой

URL
Комментарии
2011-10-15 в 01:13 

Leia Reiner
"I’m 147 pounds of pale skin and fragile bones. Sarcasm is my only defense." (с) Stiles Stilinski
Шлааааак( Всё так печально((( И - всё в точности соответствует фильму до такой степени, что у меня даже усугубилась притупившаяся было депрессия ;) Но это лишний раз доказывает, что всё получилось отлично - именно такое чувство остаётся и после просмотра фильма. Молодец, замечательно написано! Депрушно, мрачно, беспросветно и абсолютно замечательно))) Тут есть множество мелких опечаток, но, в основном, ошибок почти нет, хотя вычитывать, безусловно надо. читать дальше Короче - ничего ты не испортила. Я надеюсь, это была самая мрачная часть фика, а впереди нас ждёт история примирения Оптимуса с его драгоценными спарками))) Спасибо за новую главу, она очень сильная!..

2011-10-15 в 01:32 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
На чём ты набирала текст?. в ворде, но видно очень глючный ворд :)
Тут есть множество мелких опечаток, прости... спешила потому что... да и писалось так всегда через силу...
Я надеюсь, это была самая мрачная часть фика, а впереди нас ждёт история примирения Оптимуса с его драгоценными спарками))) я тоже так надеюсь - сил нет писать такой дарк такими объемами :)

URL
2011-10-15 в 01:33 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
спасибо за отзыв :))) рада, что тебе понравилось :))0 думала - испортила себе всю серию :((

URL
2011-10-15 в 01:45 

Leia Reiner
"I’m 147 pounds of pale skin and fragile bones. Sarcasm is my only defense." (с) Stiles Stilinski
bulldozzerr Да, ворд косячный, это факт))) А что писалось через силу - знакомая ситуация. Иногда действительно приходится себя заставлять. А что делать?) Вот и мне бы уже пора применить чуток насилия над своей депрессивно-лентяйской натурой))) думала - испортила себе всю серию С чего бы? Это же дарк-фик! Ему и положено быть таким. Но - дарк-фик с хэппи-эндом) Ты обещала)))

2011-10-15 в 02:33 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Leia Reiner, очень буду ждать проді Огонь и Лед, а пока по-немногу пописsвать свой. Но сознаюсь чесно - нужно пару дней перерыва...
чесно говоря писалось через силу не из-за дарковости, а из-за привязанности к фильму... уж слишком много косяков в нем, когда пишешь, начинаешь их замечать :((( да и сюжет тяжело привязать к тому бреду :(((
это раз... а во вторых, я еще не кончила дженовский фик - надо черкануть страничку-другую... да и маааленький фик про Персептора и Грмлока (помните его, надеюсь? а мне он нравиться! а вот конец придумала просто бомбезный! ыыы)

URL
2011-10-15 в 02:42 

Leia Reiner
"I’m 147 pounds of pale skin and fragile bones. Sarcasm is my only defense." (с) Stiles Stilinski
bulldozzerr очень буду ждать проді Огонь и Лед Гы, я только что успешно поборола свою депрессию (возможно временно, но всё же), обдумав много всякого и разного, что я сделала бы со своей новой начальницей, будь я Дартом Вейдером) Я, конечно, не он, но всё равно полегчало))) Так что, наверное, после выходных сяду за продолжение) маааленький фик про Персептора и Грмлока (помните его, надеюсь? а мне он нравиться! а вот конец придумала просто бомбезный! Урааа! :ura: ...А я? А как же я?.. Мне обещали фик про Шоки и Шрапнельку!.. :hash2:

2011-10-15 в 02:53 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Мне обещали фик про Шоки и Шрапнельку!..
*бьеться головой об стену* Шоки и Шрапнелька! Шоки и Шрапнелька! вот что я забыла!!!! ЫЫЫЫ но , скорее всего будет немного стеб :)

URL
2011-10-15 в 02:57 

Leia Reiner
"I’m 147 pounds of pale skin and fragile bones. Sarcasm is my only defense." (с) Stiles Stilinski
bulldozzerr Что значит "немного стёб"?! Я требую МНОГО СТЁБ!!! И чтобы обязательно с поеданием огромного количества энергонового шоколада) И чтобы потом у Шрапнельки от сладкого непременно что-нибудь слиплось XDDD ...Кстати, я там у себя повесила фотки блокнотиков, не смотрела?)))

2011-10-15 в 03:08 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
И чтобы потом у Шрапнельки от сладкого непременно что-нибудь слиплось XDDD О!!! придется постараться! :)))
..Кстати, я там у себя повесила фотки блокнотиков, не смотрела?) побежала смотреть :)

URL
2011-10-15 в 03:12 

Leia Reiner
"I’m 147 pounds of pale skin and fragile bones. Sarcasm is my only defense." (с) Stiles Stilinski
bulldozzerr придется постараться! Зато хорошее настроение будет гарантировано!)))
Ну, всё. Четвёртый час, а мне вставать в девять утра! :horror: Я - оффлайн) Спокойной перезарядки!)))

2011-10-15 в 03:14 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Leia Reiner, споки :)

URL
2011-10-15 в 10:33 

Sirrian
Окей, гугл, как отличить принца на белом коне от всадника апокалипсиса?
bulldozzerr, это самая сильная глава. Вы великолепны.

2011-10-16 в 11:16 

B.Singer
йех... как все фатально. *прослезился*.
хотя у меня есть пара замечаний... :hmm:

2011-10-16 в 11:59 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
хотя у меня есть пара замечаний...просю :)

URL
2011-10-17 в 23:50 

helenn-bol
книги, только книги, ничего, кроме книг
bulldozzerr, это было очень сильно, даже слишком
буду ждать следующую главу :shuffle:
спасибо!

2011-10-18 в 11:24 

B.Singer
Я не по всему тексту прошлась. На всякий случай прошу прощения, если через-чур жестко. :) (Сама не критик и не писатель)
Во-первых, тебе нужен ворд или бета. Запятых не хватает. тся и ться путаешь. и много мелких ошибко-опечаток, в том числе стилистических.

Во-вторых,

когда его процессор был поврежден и многие логические цепи просто заклинивало
Повреж-денный процессор выдавал сотни ошибок, изображение плыло, а по контактам проносились нерегу-лируемые заряды.

слишком часто упоминается его состояние. Создается впечатление, что Мегатрон был совсем дохлый. я бы такого добила, чтоб не мучился.

Плюс песок и безжалостно жарившее солнце сказывалось на общем состоянии совершенно неблаготворно.

с песком еще понятно. А чем ему солнце мешало? он же не старый DOHC, боявшийся перегрева.

А ведь он многое бы отдал, чтобы оказаться сейчас на месте Старскрима – плечом к плечу с лидером, поддерживая его и делясь энергоном.

десептиконы какие-то подозрительно преданные и самоотверженные. их бы по-десептиконистее...

Мегатрон оборвал связь с Саундвэйвом и тихо мотнул головой – контроль деятельности процессора давался с каждым циклом все труднее и труднее. Но ни времени и ни средств на ремонт он тратить не собирался, особенно, когда не имел ни того ни другого.

со временем какой-то провал. Чем Мегатрон был занят два года?

Мегатрон сначала зарычал и яростно рванулся вверх, чтобы вскочить на ноги, но только обессилено свалился назад. Поняв всю степень своей беспомощности, он закрыл лицевую пластину манипулято-рами и тихо взвыл.

с такой эмоциональностью он бы долго не протянул в лидерах десептиконов.

Все это вдруг накатило тягучей волной отчаяния на измученную ошибками нейросеть десептикона и он, казалось, съежился в маленький комочек

я бы такое постеснялась писать про Мегатрона. А то ведь прочитает и прибьет. слишком он горд чтобы съеживаться.
Вернее, я понимаю его состояние, но хочется описать более деликатно.

в общем, очень много написано о том, какой Мегатрон нищасный и побитый. Я, конечно, понимаю, что наш герой его пожалеть должен. Но имхо здесь слишком жалкий вид у лидера десептиконов. Я бы его пнула на месте СП :)) а не жалела. в киношке Мегатрон все же держался бодрее.

- Прекрати истерику! – рявкнул хриплый баритон где-то у самого аудиодатчика и те самые манипу-ляторы силой убрали ладони от искалеченной лицевой пластины. – Десептиконы не должны видеть тебя таким!

сочетание слов "рявкнул" и "баритон" мне кажется странным. я бы характеристику его голоса так часто не использовала. Если рявкнул, то просто :) а если баритон, то мурмур ))

2011-10-18 в 22:06 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
~darefi~, уря-уря, сколько всего :)))
тебе нужен ворд или бета ворд есть но корявый :( он все уже исправил и больше ничего не видит :)
но над языком я работаю :))) сижу (чуть не написала сидю) на разных литераторских форумах, где учат новичков писать :)
слишком часто упоминается его состояние это можно исправить - не проблема :) когда сам читаешь так не замечаешь тавтологий :) спасибо :)
Создается впечатление, что Мегатрон был совсем дохлый. ну у меня определенно такое мнение и сложилось ... говорить со слонами, знаете-ли, даже в ТФ-вселенной считается дурным тоном :))))
со временем какой-то провал. Чем Мегатрон был занят два года? Эт вопрос к Бэю, так как и тот, ГДЕ шлялся Сентинел 50 лет до того, как свалился на Луну... полетел навстречу к Мегзу (Мегз разбился в начале ХХ столетия) и пропал на 50 лет :)

с такой эмоциональностью он бы долго не протянул в лидерах десептиконов. Нуу.... по Бэю у него и конкурентов не было - то особо :))) а в принципе тут хотела показать , что он таким образом давил на слабые точки Сени - защищать униженнызх и быть впереди планеты всей... манипулировать им пытался (и ему выходило) :)))
Но если непонятно, можно как-то этот урывок изменить в другом оттенке :)
я бы такое постеснялась писать про Мегатрона. А то ведь прочитает и прибьет. слишком он горд чтобы съеживаться. Вернее, я понимаю его состояние, но хочется описать более деликатно. вот тут у меня провал с образами... хочеться написать, что он почти сломался (ведь даже очень сильные личности могут сломаться, ведь так?) а вот выразить это - сложно :(((
Но имхо здесь слишком жалкий вид у лидера десептиконов. Я бы его пнула на месте СП ) а не жалела. в киношке Мегатрон все же держался бодрее.
чесно говоря не заметила, чтобы он был там бодрее... он даже не защищался, когда Сеня его отпинал... сидел тихонько на свалке... рявкал на убогого (а именно такой он там) Старскрима... это не убедительно... он действительно в фильме жалок... вот сравнить с тем же Г1 (в каком бы состоянии Мегз ни был, все же не выглядел как бездомный нищий калека, простите на слове...
Если рявкнул, то просто а если баритон, то мурмур )) согласна, исправлюсь :)))
Большое спасибо за замечания.. вот не пойму никак как можно по нескольку раз прочитывать свой текст и не замечать там очевидных вещей...
В маааалюююсенькое оправдание могу сказать только то, что эта глава писалась кусками, в несколько заходов (в то время, как остальные в основном целым куском за ночь или в на прогулке в парке... Она трудно давалась именно из-за того, что должна была соответствовать фильму... вот поэтому, думаю и получился у меня хлипкий Мегатрон - я все боялась наложить на него образ Г1шного, сделав чуть потверже... ведь у Бэя он какой-то блеклый... как по мне, характер не очень-то и раскрыт... как и Старскрим. О Фоллене вообще не могла составить мнения, сколько бы не пересматривала второй фильм... поэтому деликатно исключила его персону из повествования (собственной персоной он ниразу не появляется :)
а вот об суфиксах - это дааа... мой персональный глюк. Надо работать над этим... вот именно тот случай, когда знание нескольких родственных языков делают медвежью услугу и ты начинаешь их путать :(((
но мне очень -очень приятно, что вы так детально рассмотрели мой фанф :) Это значит - человек трудился, время свое пожертвовал ради него :) мне так приятно! :))):gh3:

URL
   

Старый проц, но новый хард...

главная