22:35 

Карбони
Ай эм альбатрос.
Название: Неделя шестого Никогда.
Автор: Карбони (ewwis@mail.ru)
Пейринг: ГП/ДМ
Рейтинг: R
Дисклеймер: Все чужое.
Саммари: «У судьбы на мой загривок вечно сыщется хомут…». М.Щербаков.
Предупреждение: АУ, герои немного ООС.
Примечание: фик написан для Искажжение, заказавшей
Гарри/Драко,
Люциус/Снейп времен мародёров и до падения тёмного Лорда.
Не PWP

Комментарии
2005-05-13 в 22:49 

Карбони
Ай эм альбатрос.
***

- Невозможно!!! Это невозможно!!! Так не бывает!!! Не со мной!!!
«А с кем так бывает? Со мной, что ли?» - Гарри зарылся пальцами в холодную, режущую глаза белизну, и вздрогнул. Его собеседник перешел на высокочастотные звуки.
– Поттер!!! Как ты это сделал??? Все из-за тебя!!! Что ты себе представил, что??? Где мы???? Как тебе удалось прихватить меня в эту…,- светловолосый юноша возмущенно развел руки.
- Здесь красиво, - робко вставил Гарри и пригнулся, как новобранец под артиллерийской канонадой.
- Как здесь?! Как?! Я уже начал мерзнуть!!! Погляди вокруг, ты, придурок!!! С меня хватит! Отправляй меня обратно в Хогвартс, а сам можешь хоть всю жизнь любоваться видами!!!
- Если я найду палочку…
- Любой слизень в сравнении с тобой академик!!! Ладно, Поттер, ищи палочки, ищи снег зимой, его здесь, кстати, как пыли в магловских домах, а с меня хватит! Я отправляюсь в свое поместье, ты, жалкое чучело! – единственный и потому бесценный наследник дома Малфоев трясся от злости. Конечно, старый осел поставил их в пару на заклинаниях. Да, они славно развлеклись, превращая друг друга в бочки, ленточных червей, статуи; весело отправляли соперника в полет метра на три от поляны - маразматику-профессору понадобилось вытащить школьников в такой собачий холод на улицу - как вдруг… От одного воспоминания об этом Драко задохнулся и затопал ногами. Попытался затопать. И провалился по пояс. – Поттер! Да что ты сидишь, оцепеневший? Делай что-нибудь!
- Э…Малфой, разве это не действие портключа? Разве ты не начал путешествие в свой замок? – радостно хихикал Гарри, пытаясь нашарить вокруг своей ямки очки.- Тебя начать откапывать? Тогда скажи, где мои…
- У тебя под носом!!! В шарфе!!!
- А палочка в кармане! – заявил зеленоглазый мальчик и ехидно пропел, – Ассио, Малфой!
- И?
- Ассио, шапка, - растерянно попробовал притянуть предмет попроще Гарри.
- Что происходит??? Колдовать разучился, горе-спаситель мира? – пришел черед скалить зубы Драко.
- Сам попробуй. Но у меня полное ощущение, что это просто палочка.
- Скажите, пожалуйста, какая проницательность, какой выдающийся ум, сколько…
- Как все палки. Вот та, – очкарик показал на пушистую ветку ели, - вот эта, - мальчик наклонился к прутику у своих ног, - обычная палочка. - Драко зажмурился. Почему-то решил: он откроет глаза, и весь идиотизм кончится. Они окажутся в Хогвартсе, на квиддичном поле. Руки Драко замерзли и слегка тряслись, палочка нехотя вылезла из внутреннего кармана мантии, выскользнула из деревянных пальцев, и нырнула в сугроб.
- Поттер, что ты стоишь? Твоя палочка сломана, надо найти хотя бы мою, я же не такой неаккуратный к магическим предметам, как некоторые.
«Ага, и чью же мы тогда палочку ищем? Типа целую?» - подумал Гарри, но решил не усугублять отчаянье невольного товарища. Минут двадцать они старательно копались в снежной каше и кусочках наста, пока Драко не издал торжествующий вопль.
- Вот она, Поттер, вот она! Ассио, шарф! Ассио…
- Вот и я об этом. Может, здесь нет магии?
- Так не бывает! Не может быть! Попробуй, преврати меня в…
- Пудинг?
- Не смей говорить о еде! В Хогвартсе обед…
- Не выходит…
- Поттер…
- А портключ? Ты говорил…
- Дома, в комнате. Да и не получится ничего. Не получилось бы…
- Что же мы будем делать? - мальчики испуганно огляделись. Вокруг них простирался густой хвойный лес. Где-то высоко над макушками деревьев ласково улыбалось солнце. Ошалело трещала какая – то пичужка, и время от времени раздавался шум крохотных снежных лавин с ветвей старых елей. В сибирскую тайгу медленно, осторожными шажками пробиралась весна.

- Мы в лесу, – Драко Малфой был мрачен, как поп на похоронах. - В густом, - виновато подтвердил блестящую догадку спутника Гарри.
- Вижу! Даже идиоту понятно, что это дебри постороннего леса. Не Запретного. О чем это говорит? – только мальчик со шрамом собрался ответить, как небрежное движение бровей показало: «Да, мне нужен собеседник, но умный собеседник, так что не затрудняйся, Поттер, я замечательно поговорю сам с собой», - О том, что мы попали в безвыходное положение. Мы в лесу, это для тебя, Поттер, я повторяю, неизвестно где, неизвестно на какой срок, неизвестно даже время года!!!
- Э…март?
- Это в Хогвартсе март,…а здесь снег вокруг, дома уже ручьи и трава кое-где…
- Но это не доказывает, что здесь какое-то другое время года.В Антаркти…
- Прекрати паясничать! Это невыносимо, ладно, так и быть, допустим, всего на минуту, мы в лесу и сейчас март, тебе стало легче?
- Нет, - вздохнул честный Гарри.
- Вот именно! Забыл, начну заново, мы в безвыходном положении, в лесу, в марте. Нам надо действовать.
- Искать выход? – Драко поднял глаза к небу. Синева безмолвно согласилась, да, таких уродцев, непонятно как спасших мир и уничтоживших Сами-знаете-кого, днем с огнем не найдешь. Поддержка свыше окрылила.
- Я думал, что Уизли безнадежнее. Сейчас я бы перед ним извинился. Представляешь, до чего ты меня довел за каких-то пять минут?
- За час. Мы тут не меньше бултыхаемся. У нас есть два варианта. Остаться здесь – ждать, когда нас отыщут. Нас ведь хватятся, да?
- Конечно! Наверняка все, кто могут, разыскивают меня! Все просто с ног сбились! Ух, как я зол! Ты представляешь, сколько это займет времени? Да мы одеревенеем, превратимся в сосульки, умрем с голоду.
- Мне не очень нравится этот вариант.
- Мне тоже! Но в одном ты прав, это облегчит задачу моих друзей.
- И моих. Но есть другой шанс, мы можем пойти вперед.
- Сегодня просто твой день Поттер! Ты фонтанируешь гениальными идеями. Как? Как мы пойдем вперед? Тут снегу по…бедра! – мальчик вскочил, сделал шаг в сторону своего шарфа и скорректировал первоначальное мнение, - По пояс.
- Но здесь мы просто околеем, если не двигаться. Я пальцев не чувствую…почти. И еды нет. У меня две карамельки и одна шоколадная птичка.
-Шоколадная птичка? Это новый прикол недоносков Уизли? И что случается с теми, кто ее попробует?
-В нормальном состоянии она клюется.
- Хоть в чем-то здесь хорошо! Уизли разорились бы…Парадокс. - Драко взглядом присёк возражения Гарри, - у меня, - Малфой порылся в карманах мантии, - есть перочинный нож, бечевка, зажигалка. Поттер, мы сможем развести костер! И все…Ни крошки.
- Еще спички волшебные нашел, вот они…Проверить, будут ли они зажигать хворост?
- Сейчас? У тебя их, что - десять коробок? Проверять он будет…
- Нет, пол-коробка. Смотри, еще булавки, я их купил для Гермионы, а потом они провалились в дырку в кармане, и я…
- Вот и будешь их есть! Я думаю, мы должны идти. Если нас не нашли за тот час, что мы здесь кувыркаемся – вряд ли это вообще возможно. Ну, не раскисай, Поттер! Тебе ли, спасителю мира, и все такое…
- Здесь чудесно, - ласково улыбнулся Гарри, - природа, свежий воздух, ты такой ослепительный, волосы белые, нос малиновый, щеки красные – чисто Снежная королева из маггловских сказок. Малфой, дорогой, закрой рот, простудишься. Иди по моим следам, - зеленоглазое чудовище довольно хрюкнуло и полезло по сугробам вперед. Куда они идут, что ждет их впереди, юный волшебник понятия не имел. Но разве это так важно, когда тебе семнадцать и несмотря ни на что, будущее время гораздо сильнее прошедшего?

Пот градом струился по спине Драко. Казалось, прошли века с момента, как он встал и пошел за Гарри. Хотя – кто говорит о ходьбе? Они ползли на четвереньках, вставали, проваливались по грудь, обдирали в кровь руки, пытаясь выбраться из очередной снежной ловушки, посчитали своими коленями несколько запрятанных в сугробах бревен. И все-таки Поттеру приходилось полегче. Более жилистый и подвижный он меньше падал, не сбивал дыхание и даже умудрялся насвистывать ужасный мотивчик явно маггловской песни, уже часа три терзавшей музыкальные уши Драко. А для того, чтобы заткнуть мучителя, по меньшей мере, надо было его догнать. Мальчик сел в сугроб, запихнул в рот очередную порцию снега и едва не завыл от обиды. «Если бы тут были Крэбб или Гойл, они бы меня несли…чушь какая…они бы…меня бросили давно…а это…», - от усталости сбивались даже мысли, - «а этот…ждет…а я устал…не могу больше…»
Гарри тоже устал. И еще волновался. Слизеринец отставал все сильнее, цвет лица мальчика напоминал перезрелую малину и, оборачиваясь очередной раз, победитель Волдеморта судорожно вспоминал все, что он когда-либо слышал об апоплексическом ударе. С одной стороны было понятно, что двигаться надо еще час. Со второй – непонятно чего они ищут, с третьей – сможет ли Малфой пройти завтра хоть милю, наверное. километр, с четвертой – им нечего есть. На коротких привалах Гарри скормил обе карамельки спутнику, и желудок уже высказал все, что думал о благородном и добром дурачке Поттере. «И птичку придется отдать, иначе он сдохнет, и что я буду делать? Ради кого идти? И потом…А где же он?»
Малфой лег. Стало просто хорошо. Спокойно, тихо…Но разве этот мерзкий тип может вытерпеть, когда кому-то легко и не слышно его свиста? Подобрался, начал тормошить. А Драко почти задремал…
- Ты с ума сошел! Замерзнешь!!! Простудишься, вставай немедленно, или я тебе врежу!!!
- Отстань…
- Малфой!!! – Гарри вцепился в плечи юноши и хорошенько потряс, это подействовало.
- Убери руки, не смей! Я отдохнул.
- Малфой, еще чуточку, я разведу костер, надеру веток, я знаю все, мы с Роном книжку читали про Север, приключения, нам бы найти какую елку погуще, а? Ты отдохнешь, пожалуйста, да не спи же!!! – Драко сам не заметил, как привалился к животу спутника и опять закрыл глаза. – Малфой!!! Подъем!!! Я тебе дам крылышко птички, а? Я же не дотащу тебя, - тянул раскисшего спутника несчастный Гарри.
-Чем…тут деревья…отличаются друг…от друга? - серые глаза пытались сфокусироваться где-то в районе очков Поттера. «Сам не знаю, чего ищу, но интуиция - и не надо ржать - говорит, что нужно еще пройти. Нужно!»
-Капельку, еще полчаса, согласен? – И Драко пополз вперед, проклиная Поттера, себя и весь этот странный немагический мир.

2005-05-13 в 22:54 

Карбони
Ай эм альбатрос.
Хорошо, что интуиция подсказала волшебнику пройти еще полчаса, даже замечательно. Завтра им осталось преодолеть на триста метров меньше. Другой практической пользы эта акция, если честно, не возымела, но ель, стоящую практически готовым шалашиком, Гарри, заставив заткнуться совесть, вопившую про десятки подобных деревьев пропущенных ими, нашел. Пока Драко, укутанный в две мантии, сидел на бревне у чахлого костерка, Гарри в одном свитере носился вокруг, драл еловые ветки, утаптывал снег под их импровизированным жильем, таскал хворост, вил гнездо и мысленно благословлял Дурслей, устроивших ему в свое время патентованную школу выживания. А Драко пытался убедить себя, что все нормально, что маги делятся на тех, кто управляет и тех, кто подчиняется. И что он не виноват, что его всю жизнь холили, лелеяли и охраняли от любых неблагородных занятий. И что у него-то нет шила в заднице. Он и так шел, не жаловался, держался, сколько мог, он по характеру тихий, домашний, любящий книги, одиночество и полет. Нет, это льстит, когда толпа придурков ходит за тобой раскрыв рот, но куда как приятнее, когда ты, под пушистым пледом, с «Проблемами прогрессивного зельеварения» ешь бутерброд.
- Поттер, а где мое крылышко? Ты обещал мне.
- Сейчас, соберу побольше хвороста. Там, кстати, замечательное сухое бревно, не хочешь мне помочь?
- Не хочууу, - измученно застонал Драко, но поплелся за гриффиндорцем.

- Хорошо, что нас заставляют ходить в мантиях, да?
- Хорошо, - глаза Драко смыкались. Мантии пригодились, ими Гарри накрыл роскошное ложе из еловых веток, такой же пушистый шлем, покрытый снегом, служил им стенами, у узкого входа медленно горело с трудом доставленное бревно. Мальчики лежали спина к спине, накрывшись собственными мантиями.
- Жалко, что не заставляют брать с собой бутерброды или консервы.
- Жалко, - маленькое крылышко не насытило, но хоть немного притупило чувство голода. – Ты слышишь, - уже сквозь сон спросил сероглазый юноша, - что-то воет?
- Для нас лучше, чтобы это был ветер, - ответил Гарри и, положившись на Мерлина и долготу горения их костра, задремал.

***

И снился Гарри эротический сон. Почему-то про Драко. «А впрочем, что здесь удивительного», - думал мальчик, - «все правильно. Пока я мир спасал, все влюблялись, романы крутили, а я, как дурак, один остался. В моем возрасте неприличные желания – это нормально, а приличные – полная глупость. Очень хорошо, что мне Малфой снится, как он ко мне пристает настойчиво, зажимает, ухо целует, а теперь лижет, приятно-то как!». Довольный Гарри попытался повернуться, но не смог, грудь давило – видно, куртки за ночь снегом присыпало - поворочался немного и решил дальше наслаждаться ощущениями. А Драко совсем разошелся - мочку посасывает, зубками острыми прикусывает…
- А!!!!!
Дело в том, что и Драко смотрел сон. Никак не менее эротичный, даже наоборот. Лежит он на мягкой перине, расслабленный и как всегда пьяняще красивый, рядом Гарри, готовый на все, даже отдать ему все съестное в районе трех миль от Хогвартса. И зефир протягивает. Драко благосклонно открыл рот, но тут Поттер как завопит.
- А!!!!!
- Что???? А!!!!! – за шиворот посыпалась мокрая игольчатая труха. Драко понял – на них напали гиппогрифы скрещенные с саблезубыми летающими бегемотами. – Спасите!!!!!
- Ты укусил мое ухо!!!!!! И почему ты валяешься на мне??? – это было правдой, ночью, во сне, подмерзший Малфой сначала утянул мантию Гарри, а потом, отлежав бок на жесткой ветке, залез на Поттера сам. Теперь безумные, полупроснувшиеся серые глазки смотрели на собственный матрас с изумлением и ужасом, - Ты совсем озверел?
- Я?! Брал в рот твое грязное ухо?! А бегемотов нет?
- Какие бегемоты? Слезай, давай, почему мое ухо грязное? На себя посмотри!
- Зачем? У меня и зеркала нет, даже кретины знают, невозможно увидеть собственное ухо без зеркала, но тебе, Поттер, простительно, ты же у нас любому идиоту дашь фору. – Драко сполз с Гарри и охнул. – Ноги не ходят, бока болят, и вообще, мне снилось, что ты кормишь меня зефиром!
- Спасибо Мерлину, что не сосисками, - буркнул раздраженный Гарри. «Уши у меня грязные, видите ли, хорошо, что ты сны не разгадываешь.» Драко покраснел, как помидор, и отодвинулся, - Я мог проснуться без пальцев! А ты утверждал бы, что так и было!
- Но меня все равно надо накормить, - облегченно выдохнул Малфой. «Хорошо, не ляпнул, что подумал. Поттер - сама невинность», - Я привык завтракать. И у тебя кровь капает.
- Это страшный вампир Малфой-младший ночью охотился на мирных путников, - засмеялся Гарри.
- Да! Я ужасный, самый сильный в мире вампир, ночной кошмар Поттеров! – включился в игру Драко. Протянув руки к горлу соперника и строя дикие рожи, он бросился на Гарри.
- Но я не простой человек! Я великий победитель хилых белобрысых вампиренышей!!! – брыкался Поттер, ловя запястья тонких рук и обрушивая настоящую лавину подтаявшего снега с еловых ветвей, - Душ!!! Душ!!! С добрым утром!!!
- Ай! Холодно! Сыро! Отпусти меня! Отдай птичку! Поттер, нечестно щипаться и щекотаться! – хохотал Драко, выбираясь из их псевдо шалашика.
Солнце яростно светило, пытаясь доказать, что, да, оно проснулось, и готово взять власть в свои руки. Оно разгонит всю хмарь, вычистит землю от снега и превратит белую тюрьму в царство зелени и цвета. Без лени и отлыниваний даст долгожданное тепло обитателям этого чудесного пространства с нежным именем «тайга». Но произойдет это счастье месяца через два. А пока, пока оно может согреть двух человечков радующихся новому дню и густой голубизне, лишь чуть – чуть подпорченной рваной марлей далекого облака.

Вряд ли рысь, разорившая два дня назад беличье дупло и отобедавшая ее хозяйкой, собиралась помочь двум юным волшебникам. Скорее всего, она даже не знала об их существовании.
- Смотри, какая шишка! Наполовину погрызена, но другая часть совсем целая! Еще одна, а вон еще четыре!
- Поттер.
- Еще! Огромные! Отдохни, я сам подберу. Видишь, все у этой елки.
- Поттер. Это не елка.
- Сейчас ты поешь. Как нам повезло! Шерсть какая-то серая разбросана, а вот еще ягоды. Но они сморщенные и мерзлые, рябина, наверное.
- Поттер. – Гарри обернулся. Голос его спутника дрожал. – Поттер, это кедр. Мы в Сибири.
- И что? Какая разница? Я давно понял – мы в полном дерьме, невзирая на его название.
- Тут на тысячу миль нет жилья. Мы пропали.
- Прекрати. Пожалуйста, не надо. Пока возможно - будем выживать, будем идти вперед.
- Зачем? У нас нет еды. У нас ничего нет. Мы замерзнем. Кончатся спички, сломается зажигалка, порвется одежда, что мы будем делать?
- Нас ищут. Помощь может придти в любой момент! Рон, Гермиона, Дамблдор. А Снейп? А твой отец? Мы должны бороться. Ты же потомственный маг! Неужели ты окажешься слабее, чем какой-то…
- Поттер? Полукровка? Никогда! – Драко надменно выпятил нижнюю челюсть, надеясь, что хоть так не будет заметно, как трясутся губы. Гарри вспыхнул: «Свинья неблагодарная, я с тобой нянчусь, как будто ты стеклянный. Брошу мерзавца на фиг.», вздохнул, положил куртку на сугроб.
- Посиди. Я наберу орехов и почищу.
- Что с нами будет?
- Не знаю. Могу сказать, чего не будет, - огрызнулся Гарри, - поноса.

Стемнело. Гарри шлось на удивление легко. Привыкший за первые десять лет жизни насыщаться малым, он чувствовал себя вполне сытым и даже где-то счастливым. Сегодня двигались медленно, часто отдыхали. У Драко болели все мышцы, и Гарри, простивший драгоценному врагу дневной инцидент, старался щадить спутника. И шишки за пазухой давали позитивно настроенному герою уверенность, по крайней мере, дня три голодная смерть им не грозит. А еще ведь осталось туловище шоколадной птички! Решительно - им везет. Идти пока можно. Лес немного поредел, они вышли на некое подобие тропинки, положительно - удачный день. И мальчик весело засвистел.
«Я умру. Прямо сейчас. Чему он радуется? Идиот. Он думает, купил меня своей шоколадкой? Никогда! Никогда Малфои не продавались! За маленькую конфетку. Почему мне так тревожно. Не понимаю. Это усталость. Нет. Вчера я тоже вымотался.» - Драко оперся рукой о ствол, восстанавливая дыхание и пытаясь утихомирить бешено дергающуюся селезенку. « Спокойно. Все плохо, но мы пока живы. Я должен остаться цел. Должен. Мы вернемся. Я и этот чудак. Странно, я его не ненавижу. Сейчас – нет. Он не так отвратителен. Мне не по себе. Где Поттер?»
- Поттер!!! Поттер!!! – вокруг тишина. Даже свиста, доводившего до истерики, не слышно. Почему? Где Поттер? На него напали волки? Как он смел потеряться? – Поттер!!! Где ты? Не надо, не прячься…Поттер!!! Гарри…- перепуганный Драко не отдавал себе отчета, как тихо он шепчет. Вокруг черно-белое безмолвие вековых чащоб и он маленький, слабый и абсолютно беспомощный. – Поттер. Вернись.- Драко застыл, на мгновение ему почудился взгляд на собственном затылке. Горячие капли трудового пота на спине мальчика сменила ледяная испарина ужаса. Скрипнул снег, треснула ветка, и раздался знакомый голос.
- Ты, что опять заснул? Тихо. Не кричи. Там, впереди костер.
- Что ты говоришь? Костер?
- Да и четыре маггла. Одного почему-то затащили в палатку.
- Мертвого? – зубы Драко неприятно клацнули.
- Нет, странного. Очень странные магглы. Мне они не нравятся. Что будем делать?
- Но нет шансов, что мы встретим еще кого-то. Может, здесь все такие?
- Не знаю. Но ты прав. Надо идти.
- Поттер. Я, – «Нет, ни за что не скажу, как мне страшно», - Драко насмешливо скривился, - Я что, вижу испугавшегося победителя всех злодеев?
- Я? Я струсил? Пошли!
- Вперед. Иди за мной, Поттер,
Минут через десять ребята вышли на небольшую полянку. Два здоровых мужика вскочили на звук. Один схватил топор, второй ружье. Третий, сидевший лицом к мальчикам, с места не сдвинулся, просто потер руки и приложился к большой бутылке мутной жидкости.
« Я идиот, какой я идиот. Влипли», - Драко застыл, внезапно почувствовав себя теленком перед скотобойней.
- Здравствуйте, – хрипло произнес Поттер.

2005-05-13 в 22:56 

Карбони
Ай эм альбатрос.
***
Н-ская колония строгого режима на поверку таковой не являлась. Бежали оттуда часто, и почти всегда удачно. Бардак в заведении был связан с фигурой начальника, типа ко всему равнодушного и совершенно бестолкового. Подстать ему было и окружение - офицеры, надзиратели и прочая обслуга. В уголовной среде Н-ская колония считалась местом райским, попасть туда мнилось за большую удачу, поэтому, когда по тюремному телеграфу пошел слух - начальство меняют, да не просто, а подчистую, блатные заволновались. Передавали, что на место старого главного вертухая приедет знатная зверюга, майор Прохоров. А с ним, болтал знающий люд, некий брат Фома, черный монах, судя по слухам - агент всех разведок, участник всех войн, руки у него по локоть в крови честных зеков, пес, каких поискать. И ни пуля, ни нож его не берет. Так как Господь его, ирода, любит. Вот он веру свою пудовыми кулачищами среди братвы насаждает. В Р-ской колонии такого насадил, что – дальнейшая история зависела только от богатства фантазии рассказчика и наличия у него свободного времени. Вот и трое рецидивистов, людей, за время отсидки заимевших кучу разных геройских деяний, задергались. И решили не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Короче – рвать когти, пока есть шанс. Сказано – сделано. Прихватив с собой личного петуха то ли для секса, то ли сожрать, если еда выйдет, а в расположенный за 700 километров Н-ск, они не доберутся, четверка отбыла. Снарядились, впрочем, знатно. Чай не лето. Хотя из оружия, кроме ножей, было только охотничье ружье, но все остальное снаряжение, вплоть до шестиместной палатки и лыж, было исправно. И пройдя десять дней, мужики устроили себе отдых. Сивуха была ополовинена, чифир выпит, их личный маргаритка оприходован пару раз по кругу и отправлен дрыхнуть - что с реальными паханами зря сидеть - и тут такой сюрприз. Два отбившихся от группы малолетних туристика. Один тощий и дикий. Зато второй…
- Вот нам и развлекуха.
- Хлопнуть, и делов.
- Постой. Кончить их мы всегда успеем. С этим позабавимся, а второго свяжем и бросим у костра. Если что – возьмем в заложники.
- Или сожрем, тащить не надо, сами попрутся. А твой вафлер цел останется.
- Или этого, белого, оставим, а пидорка сожрем.
Драко стоял ни жив, ни мертв. Гарри не понимал ничего. Языки иностранные им в голову вбить пытались, но у мальчика никогда не хватало терпения что-то выучить до конца, да и магический переводчик был под рукой. Поэтому ощущение было странное. Сейчас произойдет ужасная вещь, но не с ним. С Драко. Гарри плохо понимая, что делает, шагнул вперед, пытаясь закрыть товарища.
- С норовом, - квадратный тип с топором лениво повернулся к Поттеру, сделал шаг, и прежде, чем тот успел сообразить, что происходит, сильно врезал в челюсть. «Что же я наделал? Пропали!», - голова гудела, во рту стало мокро, инстинктивно пошевелив языком, Гарри удивился, что зубы остались целы. И очки, судя по всему, тоже - правильно он их резинкой закрепил. Хотя лучше б разбились. Он бы не увидел.
Не увидел Драко в руках мерзавцев. Драко, охваченного столбняком, не способного сделать даже шаг. Гарри поднялся на четвереньки и получил еще удар ногой в грудь. Рухнул и через мгновение вакуума обнаружил, что его связали, бросили на вонючую куртку, рядом с костром и забыли. Будто нет его.
- Какой гладкий. Как девка.
- Целка небось. Сейчас проверим.
- На палку насадим, – мужики пьяно загоготали. Мальчик почувствовал, как по ногам потек противный теплый ручеек. К горлу приближалась тошнота. Это бред. Он и маггловское быдло – бред. Так не бывает.
- Обоссался сученок, чует, как его жарить будем во все дыры.
- Я пас. Завтра оприходую. Пойду храпака дам. Пиня славно повафлил, - зевнул самый старший из компании, - Гуляйте. Не заездите до конца, поняли? И топор с ружьем забираю. Под головой надежнее.
- Правильно. А эти никуда не денутся. Иди, Шнырь, что-нить оставим, – бандит помоложе стянул брюки Драко, – Глянь, какая задница. Пухлая. Но упругая. И сам, как поросенок. Мяконький, - подмигнул он бородатому приятелю.
- Шланг тоже ничего. Пиня порадуется. Ненасытная тварь. А этот трясется.
- Сейчас надуем – еще больше задрожит. Я его как бабу возьму, а ты в пасть, идет? Потом поменяемся. Ну, что застыл, сученок? Копыта раздвинь. – Драко бил озноб. Его сейчас используют. Почему?! Почему на глазах у Поттера?! Почему его?! Почему он не может умереть прямо сейчас?! Почему он до сих пор в сознании?! Мысль сбилась. Бородатый отхлебнул из бутыли, схватил мальчика за горло и почти нежно произнес:
- А будешь стоять столбом, гаденыш, откручу твои яйца и заставлю сожрать, нам они по хрену, усек? – Драко дернулся и тут же завизжал от боли.
- Говорю ж – поросеночек, – молодой деловито расстегивал пуговицы ватных штанов. – Жир щенячий еще из-под шкуры не сошел. Через год заматереет, не тот кайф будет тискать, коли доживет. Да не дери ты ему яйца. Вон, у него медвежья болезнь пошла, ну, ничего, сейчас очко снегом начищу. – Драко опрокинули в сугроб. Холода он не чувствовал. Кроме дикого ужаса и такого же стыда, ничего. « Пусть убьют. Никогда Малфои не были подстилками магглов». Хотел вырваться, ударить, не успел. Боль заполонила все, казалось, глаза вылезут из орбит. Драко заорал, мужики заржали. Бородатый заткнул ему рот. Горло свело, доступ воздуха прекратился, но тут же все и кончилось. Бандит разрядился моментально и даже не стал ждать, когда приятель освободит задницу мальчика. Уполз спать. С Драко остался один молодой зек. Пил и имел, имел и пил. Через час заполз в палатку, выкинул телогрейку и ватные штаны таинственного Пини и тоже улегся. Разноголосый храп четырех глоток сотряс поляну.
Гарри свело руки и ноги. Ничего не чувствовал. Глаз отвести не мог. Слезы текли по лицу, не было возможности утереть. Они раздирали тело Драко и его, Поттера, душу. Что делать? Он такой нежный, такой необыкновенно теплый, беззащитный, как же можно так с ним? Как можно пользоваться чужой уязвимостью? Он еще ребенок. Как же так? Нелюди. Это нелюди. Оборотни. Хуже оборотней. И почему он лежит? Он же полуголый. И не надо думать. Какая теперь разница? Им надо бежать. Бежать. Почему он не двигается? Он же живой. Главное, он живой.
Драко решил, что убьет. Их всех. А потом шагнет в пропасть. Или утопится. Или приставит ружье к виску. Он обесчещен. Они, эти мрази, посмели унизить его. Воспользоваться им. А его перочинный ножик у Гарри. Он отпустит Поттера. Пусть живет. Он слишком ненавидит этих магглов, слишком, чтобы отдать им Поттера. Даже Поттера. Попытка встать ни к чему не привела. Он грязный. Он замаран весь. Но он доползет и развяжет. Обязательно доползет. А потом зарежет негодяев.
Гарри смотрел, как неловко пытается подняться Драко. Как упал, как пополз, сначала в сторону леса, потом огляделся и направился к нему, Гарри. Видел кровавый след. Видел лицо с кровоподтеком на губе. И думал, что отомстить они не смогут. Они – дети. Им нужно бежать. В сугробе у дерева стоят лыжи. Он видел такие на картинках в книжке про Север. Он знает, на них можно ходить, даже бегать. Только бы Драко успел, только бы развязал.
- Если ты спросишь меня, в порядке ли я – Я. Тебя. Убью, – пальцы не слушались белобрысого мальчика. Он дернул узел зубами, тот неожиданно поддался. Руки Гарри затекли, драгоценные минуты шли, а он разминал, растирал непослушные конечности, пока не закололо. Уже самостоятельно распутал ноги, чуть не сунул их в горящую нодью, сгибал и расправлял, стиснув зубы. И смотрел на сухие глаза Драко. Ни слезинки. Их и раньше не было. Кричал, но не плакал. А сейчас опять пытался встать и валился.
- Ты не сможешь идти. Лежи, я одену тебя.
- Ни к чему. Я убью их и сам умру.
- Я не позволю. Лежи, я все сделаю.
- Не смей! Я убью их всех! Я не боюсь.
- Тогда почему ты шепчешь, Драко? Ори! – Гарри поднялся. Взгляд Малфоя изменился. Стал оскорбленным. – Ты и одного не успеешь. Они проснутся и вывернут тебя наизнанку.
- Мне все равно, – голос стал еще тише.
- А мне не уйти без тебя. Они не убрали лыжи. Я не умею ходить, ты должен сказать мне, как это делать.
- Оставь меня.
- Ты этого не хочешь. Ты хочешь жить. Ничего не случилось, понял?
- Тебе хорошо говорить!!!
- Теряем время.
- Вденешь ноги в ремешки. Палки в руки, лыжи надень острыми концами вперед.
Гарри подумал:
- Это не сложно. Похоже на щетки для натирания полов, только длинные, – дальше все пошло как-то быстро и почти бесшумно. В первую очередь, невзирая на вялое сопротивление, на Драко были натянуты ватные штаны. Во вторую - Гарри осторожно перетащил все лыжи подальше от лагеря. Оставив самые длинные, почему-то на них были маленькие крепления, по его ноге, мальчик занялся остальными парами. Бечевка Драко пригодилась. Хотя волшебные свойства были утрачены, она осталась скользкой и очень крепкой. Большего юному волшебнику не требовалось. Связав параллельно три лыжи, сверху наискосок устроив еще три, Гарри получил решетку. Туда были брошены толстые куртки магглов. Сверху аккуратно уложен Драко. После гнева, желания мстить его охватила апатия. Гарри это не нравилось, но времени на разговоры и утешение не было. Он встал на лыжи. Раз. Второй. Третий…
Человек существо странное. Самое странное и необъяснимое создание на планете, а волшебники – удивительны вдвойне. Иначе чем объяснить: Драко давился смехом, наблюдая картину - Поттер на лыжах. Гарри падал как неваляшка, злился, нервничал и был доволен. Да гори все огнем, но Драко смеется. Значит – они победят.
Наконец баланс был обретен, Гарри приноровился, потянул бечевку, и самодельные сани покатили. Через десять минут Драко удивленно заметил, что Гарри идет совсем неплохо, а главное, они двигались гораздо быстрее, чем пешком. Через полчаса Гарри застыл, посмотрел на луну, прикинул время и сообщил:
- Останешься здесь. Иначе мы все равно погибнем.

2005-05-13 в 22:58 

Карбони
Ай эм альбатрос.
- Ты…ты…бросаешь меня? Одного?
- Конечно, ты же хотел умереть.
- Поттер, я… – голос сорвался, сел от невысказанного презрения и обиды.
- Передумал? Тогда тем более. Я должен вернуться. Под тентом палатки – рюкзаки. В них еда. И пила была воткнута. Тент я тоже постараюсь снять. Времени до рассвета еще часа четыре. Я – мигом.
- Не надо. Не надо, я прошу. Случись что с тобой, и я погибну. Лучше вместе. Не надо…Не бросай меня.
- Ты не успеешь даже испугаться. Или соскучиться.
- Поттер!
- Один раз я ошибся. Больше этого не будет, – мрачно сказал Гарри, укутал потеплее свой живой груз и растворился в темноте.

***

Филарет Прокопыч прожил в лесу уже сорок лет из своей долгой жизни. Предыдущие пятнадцать был у Филарета Прокопыча дом, чердак - все чин по чину. Но пришли лихие люди, дом Прокопа Запруднева разорили, хозяев увезли, а Филарета даже не заметили. Вот и улетел молодой филин от сытой жизни, да амбара с мышами, в тайгу. Одичал, возмужал, но как привык осознавать себя не просто филином, а Филаретом Прокопычем из раскольников, так и звался до сих пор.
После удачной охоты старик сидел на еловой лапе, занимался самосозерцанием и иными таинственными птичьими делами, наслаждаясь тишиной и покоем лесного царства. Недолго наслаждался. Послышалось пыхтение, сопение, стоны. Филарет Прокопыч даже глазами-блюдцами от возмущения захлопал, ну надо же, до чего эти люди неловкие и шумные твари, ошибка природы, не иначе. Двое, птенцы еще, один идет - второго везет. Тот стонет. Больной, не иначе. «Видел его. Тогда решил – не жилец». А тот, что впереди, резво бежит. Только «ойкает» периодически. И сразу в снегу бултыхается. «Это он молодец, перышки в сугробе искупать - дело самое разлюбезное. Дух бодрит и крыльям крепость привносит». Филарет Прокопыч покрутил башкой, одобряя действия прямоходящего юноши, и устроился наблюдать. А внизу бушевали страсти. Симпатичный мальчик с такими же круглыми, как у филина глазами, справедливо решил бросить ненужный хлам. Но «хлам» оставаться один не хотел, тревожно пищал и даже пытался дотянуться своими недоразвитыми крылышками до здорового птенца. Любимчик филина жалкие попытки отмел, развернулся и полетел в обратный путь. «Из гнезда дурной побег вырвал. Правильно, потомство должно быть сильным. Это крохотных филинов надо кормить, оберегать, а встал на крыло – сам о себе заботься». Филарет Прокопыч уставился желтыми блюдцами на белое лицо человечка. «Трясется весь, зубами стучит на милю вокруг, вон, даже мирно ужинавшую семью волков спугнул, схватили останки зайца и прочь унеслись серым дымом. И то верно, помрет детеныш, можно будет вернуться, погрызть тонкие косточки. Мне, старому, кусочек чего достанется», - Филин возбужденно ухнул, представив блестящую перспективу. Птенец внизу дернулся, попытался сесть, взвизгнул, вытянулся в струнку и тихонько завыл. Где-то вдалеке его вой подхватила уже повечерявшая волчья стая. Детеныш замолчал, видимо, устыдился, услышав настоящих мастеров, и продолжал аккомпанировать певцам стуком челюстей и быстрым иканьем.

Драко ничего не понимал. В тот момент, когда он, Драко Малфой, каждым волоском, каждой цыпкой на окоченевших руках жаждал смерти, Поттер заставил его переключиться. Думать о том, что ничего страшного не произошло, что он способен победить ситуацию не кровопролитием, а некоей силой духа, осознанием себя неизмеримо большим, чем физическое тело….Домыслить столь сложный и витиеватый поток нелепостей мальчик не успел. Снова почувствовал взгляд. Страшный, обрекающий. Он помнил - сначала на него смотрели, а потом они с Поттером вышли к костру. Драко затрясло. Кто он без своей волшебной палочки? Что дают их знания в мире снега, холода и с натыканной повсюду растительностью? Сколь колючей, столь и бесполезной? Кто на него смотрит? Вот подойдет сейчас кто – то и… «А что со мной еще может случиться? Что может произойти хуже? Ужаснее? Смерть? Да не боюсь я! Не боюсь…Нет…боюсь! Очень! Очень боюсь! Не хочу умирать так глупо. Так бездарно, если бы сразу! Если бы там не вынес, или после меня прикончили, когда я расправу совершал, я бы их всех изничтожил, как? Зубами бы перегрыз! Зачем Поттер меня увел? Зачем бросил здесь? Вдруг он потерялся? Вдруг он меня потерял!?». Посторонний звук отвлек мальчика. Что-то громко и неприятно клацало и стучало прямо в ухо. «Это же мои зубы. Это я так боюсь. Нет, я так замерз. Как темно. Тихо. И Поттера все нет. Он меня бросил. Сам вернулся в Хогвартс, всем рассказывает, что…да это подстроено! Я идиот. Он вывалит все своим дружкам, этому рыжему дегенерату и грязнокровке Грейнджер, что это?! Ы-ы-ы-ы… » откуда-то сверху ухнуло, Драко дернулся, пытаясь сесть и принять, пригодную для защиты позу, но вместо этого завопил от боли и рухнул обратно на лыжную решетку. Пространство ответило. Со всех сторон послышался вой, то еле различимый, то нарастающий, казалось, он окружает мальчика и тут же уходит далеко в тайгу, потом опять подкрадывается к ногам Драко, мгновение спустя, кружит где-то над заснеженными макушками елей. Юный волшебник затих, зажмурился и попытался лежать, будто он не живое съедобное существо, а никчемная шишка или пустая мантия, хотя икота и зубовный скрежет не очень этому способствовали, равно как и сердце, стучавшее в грудной клетке так, будто было бильярдным шаром в пустом барабане. Но сражаться с организмом сил у Драко Малфоя уже не было. Скрип снега и хруст веток оглушили мальчика. Он закрыл лицо руками, и в тот же момент на живот опустилось что-то тяжелое, а в руку впился острый клык.

-Малфой, очнись, да что с тобой!!! Я придурок, чехол от пилы рядом валялся. Нет бы, засунуть. Пожалуйста, - Гарри тормошил неподвижного спутника, и старательно тер снегом тонкое запястье, пытаясь остановить кровь. – Я здесь, они ничего не слышали, спят, все нормально, украл два рюкзака, Малфой, да что ты будешь делать, - мальчик осторожно потрепал побелевшую щеку, - Я уже перевязал тебя. Малфой!
- Ты.
- Да. Ох, и устал же я. Надо было сразу все собирать - и тебя, и вещи.
- Ты! Ненавижу!
- Замерз? Давай, ноги подвигаю? – Гарри схватил ватную штанину, но даже согнуть не успел, голос у Драко прорезался неожиданно и очень громко.
- Ты бросил меня! Одного! Я чуть не умер, думая, где ты, он смотрит, они воют, а ты бегаешь в свое удовольствие, а-а-а-а!!! Больно, пусти, за что…
- Малфой, миленький, ну потерпи, вдруг у тебя ноги совсем окоченели!
- Ноги ни при чем, отпусти, режет все. – Драко чуть не плакал от непонятливости и душевной черствости бестолкового Гарри.
- Что? А, ты про зад, прости.
- Урод.
- Согласен, ладно, поехали. Мы все еще не так далеко ушли. И след видно. Но там тучи собираются, снег пойдет, может и занесет лыжню
- Урод, какой же ты мерзавец.
- Малфой, найдем место, я тебя все равно разотру, вот, держи котел, иначе нам даже воды не вскипятить.
- Я тебя ненавижу, – бормотал немного успокоившийся Драко, крепко сжимая дужку их единственной посуды.

Последний час Гарри шел, как в тумане. До следующей елки. Доходил, и начинал искать очередное дерево. Сзади почти без остановки стонал Драко, а он ничего не мог сделать. Бревна, бугры, канавы приносили его спутнику сплошное страдание, и Гарри несколько раз останавливался, решая, что все. Нужно устраиваться на ночлег, хотя какой ночлег, уже светало. И появлялся ужас. Вдруг они недалеко ушли? Вдруг при дневном свете их догонят в два счета, ведь тогда страшно подумать, что сделают с его беспомощным спутником? И Поттер двигался дальше. Внезапно лес сменился широченным полем, по которому во всю разгулялся буран, почти не ощутимый среди деревьев. Гарри даже обрадовался, теперь их след не возьмет даже стая гончих, но как же больно стегал лицо ветер, драл волосы, вырывал из деревянных рук скользкую веревку с бесценным грузом. Как быстро выстудил последнее тепло из-под свитера Гарри. Очки залепила противная морось, моментально превратив стену дальнего леса в расплывчатое темное облако. Зато у измученного мага появился мощный стимул двигаться дальше. Не разбивать же лагерь посреди чистого поля, создав удобную мишень для любого охотника - хоть двуногого, хоть четырехлапого. Вот и шел Гарри, чертыхаясь, отплевываясь, обещая себе необыкновенно приятные призы, подарки и ни с чем не сравнимые удовольствия, когда все это приключение закончится, и он доставит Драко домой. Хотя зачем так торопится, размышлял Поттер дальше. Вернутся они, и эта светловолосая голова даже не повернется в его сторону, вернее повернется, чтобы гадость какую сказать, или ухмыльнуться попротивнее. А сейчас – смотрит доверчиво, щебечет ласково, мол: «Я чуть не умер, думая, где ты…», на «идиота» и «мерзавца» незлопамятный Гарри даже не обратил внимания. Опять же, под рукой всегда, не надо ждать каких-то общих уроков, завтраков, обедов…. «Глупости! Никогда я не ждал! Я вообще на него…», тут Гарри рухнул в ледяную кашу и вернулся в грустную реальность. Встал с трудом. Обернулся – лежит сокровище. Перед полем Гарри постарался на славу, на воле оставался только нос Драко, все остальное было тщательно укутано шарфами, мантиями и украденными куртками.
- Поттер. Поттер, мне холодно…
- Пожалуйста, потерпи. Да? Чуть – чуть! Скоро мы будем отдыхать, греться, да? Потерпишь?
- Поттер, долго еще.
- Нет, мы почти дошли.
- Куда?
- Туда куда шли! – бодро отрапортовал Гарри и покатил вперед, едва не развернувшись обратно к оставленной опушке.

2005-05-13 в 23:06 

Карбони
Ай эм альбатрос.
И вот поле было пройдено, Гарри тащился дальше от елки до елки, от дерево до дерева на трясущихся от свинцовой усталости ногах. Лес второй раз кончился, перед мальчиками неожиданно простерся глубокий и длинный овраг, по дну которого летом лежал могучий водный путь. Речушка носила гордое имя Малый Березяк, и в период паводка считалась вполне судоходной. Для каякеров. А в самых глубоких местах доходила до пояса человеку среднего роста. Но не этим был славен ручеек на дне оврага, а кордоном, состоявшим из избушки и баньки. Весной любой турист, проплывая по речке, видел становище, а вот зимой найти его было задачкой не из легких, делом исключительно везения, а никак не обладания картой, или знания местности.
Овраг Гарри увидел поздно. Сначала почувствовал, а потом увидел. Лыжи сами нырнули вниз и понеслись под гору. Поскольку до Альберто Томбы Гарри было примерно, как до Китая пешком, то ехал он ровно одну минуту. Дальше спуск происходил быстро и головокружительно. Потеряв обе лыжи, получив по голове сначала рюкзаком, потом истошно вопящим Драко, чудом не разбив многострадальные очки, Гарри приземлился на спину и увидел бескрайнее белое небо. Повернул голову вправо – еще одно белое небо. Посмотрел налево – и обмер.

***

Малый Березяк был засыпан снегом по самые окна. Необитаемость жилища подтверждало отсутствие следов, кроме заячьих лап и птичьих черточек, и абсолютная тишина вокруг, нарушаемая лишь завыванием метели и истеричным плачем Драко. Мальчика прорвало. Все, что накопилось за предыдущие семнадцать лет и последние двое суток, грозило затопить овраг и смыть снежный покров с ближайших пяти гектаров. Драко рыдал и не мог остановиться. Так бывает, что-то происходит, давится, утрамбовывается, откладывается в дальних уголках сознания, человек слывет непробиваемым, а потом ломается ноготь – и плотины сносит. Из-за сущей мелочи, пустяка, вспоминается весь список несправедливостей и подлостей, устроенных судьбой в твой адрес, и находит выход в какой-нибудь идиотской претензии.
- Она не могла так поступить!!! – вопил Драко, лежа на обломках решетки из лыж, - это подло!!! – Гарри встал на четвереньки и помотал головой, пытаясь в сплошном молоке понять, где пол, а где потолок, - За что? Что я ей сделал?! Что?! Почему так?
- Малфой, что? Что случилось? Спина? Рука? Что, скажи, что болит?
- Сломалась!!! Сломалась она!!! Я, – Драко поднял слепые от слез и обиды глаза, – Я берег, берег!!! Я держал…
- Что сломалось, что??? Малфой! – Гарри замерзшими пальцами вытирал слезы белобрысого ревы, зачем-то дул на заиндевевшие ресницы, и даже в нос поцеловал, чем абсолютно потряс спутника.
- Не смей!!! Я не хочу! Что ты думаешь! Меня каждый, каждый может, - Гарри начал ощупывать довольно теплую и уж точно нежную и мягкую шею. – Холодно!!! Очень!!! Пусти! Я сломал ее, но я же берег!!!
- Малфой, ну я же должен понять, что ты сломал.
- Я берег! – Драко опять зарыдал, на этот раз, цепляя рукава свитера темноволосого юноши, - Не хотел, я только, – Гарри, не долго думая, еще раз поцеловал покрасневший нос. Это было приятно, хотя нос был холодный, мокрый и шершавый, и как средство успокоения работало замечательно. Что-то сломанное Малфой оплакивать переставал и резко переключался на Гарри, правда, не совсем так, как хотелось. – Я же запретил! – разбрызгивая слюну, возмущался так и не сдвинувшийся с места Драко, - я же ясно сказал, я тебе что, Уизли??? Не смей! Ты на мне лежишь! Что ты меня щупаешь? Я тебе кто? Матрас? Что нам делать? Что? А я сломал…
- Малфой, тебе нравится меня доводить? Что ты сломал? Не плачь! А то я тебя еще и в щеку поцелую!!! – Гарри уже нащупал позвонки между лопатками, и пытался запустить руку ниже, радуясь, что никаких повреждений пока не обнаружил.
- Мне противно! Но я берег!
- А что ты ко мне прижимаешься? Отцепись тогда!
- Я? Я? Мне вообще не надо! Но она!
- Драко!!!! Голова не сломана, шея и спина целы, руками ты меня дергаешь так, что скоро задушишь, ноги? Что ты сломал? Что мы как придурки бултыхаемся в двух шагах от крыльца? Ты что берег? Честь что ли? У слизеринцев есть честь?
- Да ты после этого никто! Я тебя после этого в сто раз сильнее ненавижу! Это что?
- Остатки от туловища птички.
- Там было больше! Я помню все фрагменты!
- Ступни целы.
- Я их съел!
- Твои целы.
- Почему ты меня так ненавидишь, Поттер? Почему, - Гарри засунул в открывшийся рот кусок шоколадки и в относительной тишине выяснил, что колени тоже невредимы. – ты издеваешься над моим я? Не обращаешь на меня внимания? Я же берег! Я же не виноват, хотя о чем я, - неощупанными остались только кости таза, и Гарри ловил момент, для отправки последнего куска конфеты, за время поедания коего надо было успеть стянуть штаны, оценить степень повреждений, если таковые имелись, и вернуть одежду обратно. При этом - бедного волшебника передернуло - не запустить руки, куда не надо, не слишком зависать, оглаживая всякие привлекательные выпуклости и вогнутости, да еще слюной не захлебнуться. Драко между делом устал ждать, когда навязчивый Поттер додумает свои, несомненно, идиотские мысли и аккуратно вцепился зубами в шоколадку и пальцы Гарри. Момент был безнадежно испорчен. Теперь истошно вопил и тряс рукой сердобольный Поттер, а его визави невинно хлопал глазами и быстро-быстро уничтожал птичку.
- Все! Надоело! Не буду возиться с тобой! Ломай что хочешь!
- Кастрюлю!
- Чего???
- Ты дал мне железную кастрюлю, а я когда падал, из-за тебя, кстати! Вот, – Драко протянул Гарри дужку.
- Из-за этого ты так убивался? Я чуть с ума не сошел, думая, что ты сломал? А ты слопал конфету, укусил меня за руку и, - мальчик задохнулся от возмущения.
- Ты – жадный. Все вы, гриффиндорцы, такие! Ты куда? А я, как же я? – Гарри встал, отряхнулся и поплелся к избе. Силы опять стали утекать куда-то с беспощадной скоростью. А ведь надо было расчистить дверь, затащить Драко, приготовить им хоть какую-то еду, посмотреть, не отморозило ли себе чего капризное чудовище, Поттер мечтательно заулыбался, последняя мысль прибавила мальчику сил.
Дверь прикрывал небольшой козырек, поэтому ее расчистка не заняла ни времени, ни особых усилий. Внутри было шикарно. В несколько раз замечательнее, чем в каморке Гарри у Дурслей. Большая железная печка, полки в два этажа, с наваленными на них шкурами, стол, скамья и деревянное корыто. Но главное – там была большая поленница дров. И никакого ветра, никакого снега, никакой раздражающей белизны.
- Поттер!!! Я хочу в дом, что ты там делаешь? – Драко пополз к дверям. Встать не получилось, любое сгибательное движение или наклонное положение вызывало резь в заднице и тупую боль в животе. За физическими страданиями Малфой даже забыл о своем подчиненном положении и полной зависимости от негодяя Поттера, даже слезы отошли на второй план, хотя неприятно, конечно, что какая-то кастрюля довела его до такой неприличной крайности, как обнаружение собственной слабости перед этим недоучкой! Это ее проблемы – сломалась, туда ей и дорога! А мерзавец там заснул и забыл о нем, Драко, голодном, холодном, потерянном в буране. Маг яростно сжал кулаки, и тут дверь распахнулась.
- Зачем ты двигался? Тебе же плохо. Давай, осторожнее, - Гарри подхватил мальчика подмышки и потащил в избушку, выслушав по дороге несколько весьма нелестных мнений о собственной особе, - Все, ну не я эти ступеньки делал, зачем ругаться? Так, а как тебя на кровать затаскивать…
- А ты брось меня на полу! – окончательно разгневался Драко, - и ноги вытирай! Я полежу, мне несложно!
- Я же хочу как лучше, все время стараюсь помочь, а ты только портишь мне жизнь.
- Что я делаю? Что я порчу? – Малфой рот открыл от неожиданности, - Я?
- Имущество! Лыжи – сломал, котелок – сейчас искать пойду, консервы головой разбил наверняка.
- Они железные.
- А голова чугунная. И пустая. – «Хотя и очень милая», признал про себя Гарри и резким рывком поставил Драко на ноги. – Все, все, солнце, ну прямой, ну стоишь уже, все не надо, ну больно, я бы подул, хочешь, подую? – его спутник трясся, выл на какой – то низкой ноте, раздирая нежное сердце Гарри, но зато дал себя обнять, прижать и даже шептать какую – то успокоительную чушь. – Все? Все, ты такой мужественный, такой сильный, я идиот, сейчас, сейчас я печь разогрею, да? Тебе станет тепло, Малфой, прости, я дурак, все, смотри, тут полно шкур, мягко будет, да? Нет, не буду, ни за что сажать не буду, все понял, ну не надо, мне тоже плохо, когда тебе больно, - ушко было красным, холодным и хрупким, висок покрывали мелкие капли, то ли пота, то ли таяла на светлых тонких прядях ледяная изморось, и все это хотелось немедленно согреть собственным дыханием, дотронуться губами или хотя бы пальцами. И Драко застыл. То ли боялся двинуться и усилить свои мучения, то ли на мгновение почувствовал жаркую волну защищенности и покоя.
- Мне легче. Пусти. Ты хотел натопить наш дом.
- Хотел, - Гарри смутился, - Я принесу вещи. Ты сможешь лечь сам? Или давай я помогу. Нет, сначала натоплю, возьму котелок. Я что-то плохо соображаю. Устал. Бесконечный день.
- Я не сержусь. Правда.
- Ладно. Мне хочется сделать тебе что-то хорошее, и не получается. Я ужасно неуклюж. Прости.
- Иди. – Гарри кивнул, но даже шага не сделал. – Иди, ты сейчас заснешь прямо на мне.
- Это удачная мысль. Ой. Я несу чушь. Заснуть - это мысль. Я уже пошел.
- Пока что ты гладишь мне спину. Не надо, Поттер.
- Тебе не холодно.
- Нет.
- Пойду. – оторваться от Драко оказалось очень трудно. Но ещё тяжелее было вышвырнуть себя на улицу в снежную круговерть и там ползать по склону, собирая пока не занесенные бураном котелок, рюкзаки, куртки, обломки лыж и целые лыжи. «Лучше бы я еще раз освободил мир от зла или там сразился со сворой темных лордов, или сделал десять домашних работ по трансфигурации и пятьдесят по зельеварению. Нет, сорок. А лучше пять по трансфигурации и ну его на фиг – зельеварение. А еще я буду спать 48 часов. Нет, я буду спать 72 часа. Мне нужно только дверь открыть и войти. Вот сейчас». Гарри привалился к косяку. Дверь открылась сама. Тонкая рука вцепилась в рукав мальчика и потянула в дом.

2005-05-13 в 23:08 

Карбони
Ай эм альбатрос.
- Уже полчаса ходишь. Я думал, ты замерз. Или заснул на этом проклятом склоне. Я ходить могу. Только очень осторожно. И медленно. Там на полках крупа. – Гарри забросил добычу и сел у холодной печки.
- Знаешь. Я как герой в маггловской опере. Его убили, а он еще сорок минут поет. Я вот заснул, а все хожу.
- Но мне холодно.
- Иди сюда, согрею. Да шучу я. Устал. – Гарри слепо пошарил рукой по поленнице, вытащил бревно и засунул в железную дверцу печки. Так же медленно положил еще палку. Как в тумане смотрел на очень прямого и поэтому неловкого Драко, давшего ему спички. Бревнышки, видимо из жалости к бедолагам занялись яркими язычками пламени. Мелькнула соблазнительная мысль осмотреть Драко на предмет обморожений прямо сейчас и улетела, едва Гарри каким то колдовством оказался на волчьем меху полатей. Светловолосый мальчик накинул на дверь щеколду, доковылял до их ложа и через пятнадцать минут стонов, охов и жалобных повизгиваний, уютно устроился, использовав Гарри в качестве подушки, впрочем, последний, вряд ли имел возражения.

***

Драко было очень жарко. Высунул из-под шкуры ногу, кто-то ее бережно накрыл. Отбросил мех в сторону, перевернулся во сне на живот, кто-то начал дергать, ворочать, осторожно тянуть вверх руки. Драко недовольно нахмурился и пробормотал «Вон». Заклинание подействовало. Стало легче дышать, кожа немного остыла, и мальчик опять заворочался. Шкура дрессированно вернулась на спину, Драко довольно замурлыкал и опять заснул. Проснулся часа через два. Стало не просто жарко – душно. Открыл глаза и ничего не понял. Все в пару, над печкой растянуты веревки с мокрыми тряпками, в которых Драко с изумлением опознал собственные брюки, рубашку майку и трусы. Справа от печки стояло корыто, полное кипятка коричневого цвета. Малфой покраснел не хуже вареного рака. Злость накатила волной, да что там злость, ненависть. Поттер стирал его белье, рылся в его вещах, да он в жизни эти тряпки не напялит, неужели этот дурак не в состоянии понять, что чувствует он, Драко! Худшего унижения он не испытывал. Сначала он попадает сюда с Поттером. Потом пьяные твари насилуют его, как будто он вещь, кусок мяса, словно он не маг и не Малфой, и, наконец, этот, Драко вонзил ногти в ладони, негодяй лезет в его белье. Он ему покажет. Он этого Поттера в бараний рог скрутит! Юноша резко откинул шкуру, вскочил и дико завопил. Боль не исчезла, она затаилась и проснулась при первом же резком движении. Хлопнула дверь, в избушку влетел полуголый Гарри с невесть откуда взявшимся ведром полным снега.
- Что??? Тебя на три минуты можно оставить? Чтобы все было спокойно?
- А!!!!!!!!
- Зачем вскакивать? Нельзя было подождать меня? – Гарри грохнул ведро об пол и подбежал к беспомощно хватающему воздух Драко. – Осторожнее, ложись.
- Не хочу. Пусти. – гордые слова не совсем соответствовали текущим событиям. Драко держался за плечо Гарри мертвой хваткой. – Ты хотел меня оскорбить?
- Малфой. У тебя голова не болит? Все нормально? – Гарри немного успокоился и тоже разозлился. – Я с утра как проклятый кручусь, ты дрыхнешь и, тем не менее, успел чем-то оскорбиться.
- Ты стирал мои вещи!
- Я сейчас и тебя постираю.
- Что ты сделаешь? – Драко от удивления отпустил плечо Гарри, покачнулся, но был пойман, схвачен и скручен.
- Постираю. С чаем. Целый мешок нашел.
- Она поэтому коричневая? Я думал…- мальчик опять залился краской.
- Ты что? Все чистое, сохнет. Я понимаю. Правда. Но у нас нет другой одежды. Ничего другого нет.
- Я не подумал.
- Ничего.
- Ты опять меня обнимаешь.
- Нет, я тебя поддерживаю.
- Поттер.
- Мне придется тебе помочь, извини. Пойдем?
- Это ты меня раздевал, накрывал?
- Нет, Санта Клаус! Северус Снейп! Кровавый барон!
- Все равно ты должен был хотя бы разрешения спросить.
- Хочешь, я тебя поцелую! В нос! И ты сменишь тему, а?

Гарри даже не подозревал, какое испытание предстояло его расшатанным нервам. Это в теории хорошо звучит: берется голый Драко и моется. Легко и непринужденно. Но в этой теории почему-то ничего не говорилось о том, что именно будет чувствовать отдельно взятый Гарри Поттер, когда в его руках окажется молодой человек, чей прекрасный образ в течение последнего полугодия мешал жить и учиться. Особенно учиться. Хотя, думал Гарри, глядя на светлую макушку кое-как усаженного в корыто Драко, может, я и преувеличиваю. Он зачерпнул из ведра теплую воду и провел мокрой ладонью по острой дорожке позвонков горбиком натянувшей тонкую кожу. Драко скукожился еще сильнее. Вода обволакивала и забирала в себя все плохое, болезненное и обидное в состоянии мальчика, растворяла в своем тепле. Сначала пальцы Гарри казались грубым вторжением в этот счастливый мокрый мир, но потом их нежная ласковость, их осторожность околдовала мальчика, успокоила, убрала страх и напряжение.
- Почему я тебя так ненавидел?
- Наверное, - пальцы Гарри погладили над ключицами, опустились ниже к груди, начали рисовать хитрые артефакты, аккуратно обходя маленькие соски, – наверное, такому ничтожеству, такому хитрому и подлому существу, как ты, трудно испытывать другие чувства, такие как любовь, дружество, да? – если бы Драко что-нибудь пил, он бы захлебнулся и умер. Если бы он ел, подавился и тоже умер. Дернулся так, что чуть корыто не перевернул, раскрылся, голову запрокинул – Спасибо. Так мне будет удобнее. Ты всегда хотел быть королем. Вернее, твой отец всегда хотел иметь сына – короля. А тут какой-то Поттер. А у сына в характере куча слабостей. – Драко слушал, открыв рот и глаза так широко, что мог выиграть конкурс на лучшее изображение Медузы Горгоны, если б такой проводился. Гарри между тем изнемогал. Кожа бледная, полупрозрачная, как фата одной магглы, он так долго смотрел на свадьбу только из-за белых волос и мальчишеской фигурки юной невесты. Руки Гарри уже не лили воду, а просто гладили живот, нежный, незащищенный одеждой, ремнями, судорожно сведенными коленями, губы легко касались маленького дергающегося мускула над чуть приподнятым уголком светло-серого глаза, трогали пушистые прямые ресницы. – Сын желал власти, но она ему надоедала, желал всеобщего восхищения, но поклонники раздражали, и чем старше ты становился, тем нестерпимее была внешняя заполненность и внутреннее одиночество, я сам перестал ненавидеть тебя, когда понял все это.
- Мне страшно. Страшно, когда ты так смотришь.
- Что ты, Драко. Это я боюсь тебя. Дальше сам. Я просто выйду. Закончишь, крикни, помогу выбраться. – Гарри вылетел из избы как два «Нимбуса» и три «Молнии» новейшей разработки вместе взятые. Не первый раз за это ужасное утро. Организм проигрывал по очкам в нелегкой борьбе с перманентным эротическим шоком. Только и спасали вылазки из теплой избы с белобрысым искушением в суровую действительность ледяных розог, ветра и совсем не весенней стужи. Гарри скатился с крылечка, зачерпнул ладонями снег, натер щеки, плечи, грудь, засунул руку в ширинку джинсов, несколькими автоматическими движениями облегчил жизнь и почувствовал себя готовым выдержать встречу с суровой реальностью. Дверь скрипнула. Мальчик обернулся.
- Ненормальный! Ты раздетый! Простудишься, заболеешь!
- На себя посмотри, стоишь босиком, как привидение! Быстро в дом!
- Не кричи! Я в шкуре. И я не привидение. Я воду разлил, там мокро.
- Нет, конечно, ты наказание за мои грехи, за все, что я сделал отвратительного профессору Снейпу, профессору МакГоногалл, Хагриду, Дурслям, всем твоим слизеринским приятелям, Чжоу.
- А при чем тут Чжоу? При чем тут эта Чжоу? Почему ты ее вообще вспоминаешь?! Гарри, стой, что ты делаешь? Ты уронишь! Уронишь меня!!!
- Напомни, когда я стал Гарри, а не Поттером?
- Под ноги! Под ноги смотри! Скользко же! Ты что готовишься в тяжеловесы?
- Не ответил, - Гарри нес судорожно вцепившегося ему в шею Драко к полкам и впервые подверг сомнениям прописную истину «своя ноша не тянет». Ноша тянула разложить себя, согреть поцелуями, растворяться в прерывистой пульсации ее токов, вдыхать чайный аромат ее кожи. Все-таки хорошо, что пронести Драко нужно было всего два метра. «Я сильный! Я справлюсь! Каюк мне, то есть, ура мне! Уф…»
- Ты считаешь, я должен называть человека, мывшего мне зад, «уважаемый мистер Поттер»?
- Врешь ты все! Я не вынес, ну в смысле, я хотел сказать что…Не хотел.
- Ты врешь! Ты хотел! Я, по-твоему, слепой? Еще как желал, просто смешно! Великий Гарри Поттер, сам восхитительный мистер Поттер.
- Ты прав. Но я же борюсь с собой. Пытаюсь. – Гарри закрыл дверь, вернулся к Драко, сел на корточки и начал руками и дыханием отогревать узкие ступни сероглазого крокодила.
- И накормить.
- Угу. Перебрать просо, задать корм скотине…
- Ты о чем? – глазищи смотрели доверчиво и безмятежно, чувствовали свою власть над погребенным их прозрачной глубиной Гарри.
- Я о том, что если кое-кто, назовем его условно Г.П., подобрал что-то ненужное, назовем это, – Гарри подул на розовый мизинчик, пальчик кокетливо подобрался, - условно Д.М, то обязан его всячески ублажать. Сдувать пыль, что я сейчас, кстати, делал.
- Пяточки чесать.
- А есть ты больше не хочешь?
- Хочу! Очень, но потом у тебя будет масса времени, свободного! Мои пятки в твоем распоряжении. И не надо показывать, что тебе не нравится, – губы надулись.
- Я тебя брошу, – пообещал Гарри. – Обязательно. Вот только накормлю, напою, уложу спать.
- И пятки.
- Точно. Совсем забыл.

А еще пришлось гладить туго набитый живот. Укутывать, глядеть, как сероглазый паразит тянется, зевает, требует себе колыбельную, и совершенно не щадит Поттеровские чувства. Или щадит. Или нет. Пока Гарри копался в своих эмоциях, Драко уснул. Спокойный и счастливый. Вопреки всей логике происходящего. Гарри вздохнул и вышел посмотреть на звезды. А ну и что, что буран.

2005-05-13 в 23:11 

Карбони
Ай эм альбатрос.
***

В доме что-то шелестело. Драко проснулся и замер. Темно, тихо, в углу скребся кто-то страшный, а Гарри отсутствовал.
Драко замер. Склеп и то, казался бы, более наполнен звуками. «Послышалось. Я становлюсь психом», - подумал мальчик и тут же чуть не вскрикнул. В углу зашуршало. И снова все замерло. Драко сглотнул пересохшим горлом и еле слышно прошептал:
-Гарри, – ответа не было. То есть кто-то в районе его ног опять заскребся. – Гарри!!! Гарри!!! – не в силах перебороть ужаса и отвращения при шальной мысли, что в избе мышь, в любой момент готовая напасть на него, дотронуться омерзительными лапами или зубами, завыл Драко. С верхнего яруса полатей, свесилась лохматая голова.
- Что?? Что??? Драко я бегу, бегу! Где мы?
- Ты??? Откуда ты взялся? Почему ты не спал со мной!
- Ты что? Драко…- Гарри скатился со своего насеста и встал напротив Драко, отчаянно пытаясь проснуться и начать соображать.
- Мне плохо, тебя нет, а оно шуршит! Это же мышь!!! Это могла быть мышь! – Гарри начал понимать, опасность грозящая Драко безмерна, ужасна, и абсолютно надуманна.
- Драко! Мыши живут рядом с поселениями людей, где есть…
- Ты!!! Выкормыш Хагрида! Зоолог проклятый!!! Я тут боюсь, а его нет! А если б она напала?
- Ты бы завизжал, и у нее случился инфаркт, – ласково заметил Гарри и закинул руки на верхний ярус.
- Ты куда? Что это скребется? Останься здесь. Вы с Хагридом в природе разбираетесь так же, как я! Только хуже.
- Это ветер. Я же обходил избушку, там с края какой то материал прикреплен. Он и шуршит.
- А почему слышно?
- Так тихо, мы спим, а ветер играет с тряпочкой.
- Да? – Гарри почувствовал холодные пальцы на руке и два резких желания. Первое, прижаться к замерзшему обладателю, второе – бежать, куда глаза глядят.
- Слушай, отпусти меня, я спать пойду.
- Ложись здесь.
- Нет, я буду сверху.
- Какой шустрый! Он сверху! А, ты про полки? Это еще почему? Ты будешь рядом! Мне жутко, это чужой мир, я что, должен трястись? А ты, как гигантские танцующие тараканы, выведенные Хагридом! Может, он их с тебя сотворил? Точно! Он их Гариками любовно называет!!!
- Драко, - Гарри последнее время удивлялся. Слова звучали оскорбительные, а полный отчаянья голос умолял. Постоянно. Он впитывал только интонации, и мысли белобрысого юноши звучали яснее, чем тысяча пустых предложений. «Он все эти годы кричал мне, что я нужен. Осел. Баран».
- Я уже семнадцать лет Драко! А ты осел, баран и эти вечно не вовремя расползающиеся гарики!!!
- Я не смогу лежать рядом. Это невыносимо, почему я должен объяснять такому взрослому и умному человеку, как ты. – Гарри запнулся. Его злило согласие, царящее у Драко с его собственным внутренним голосом, и напрягало растущее желание еще раз проверить мальчика на предмет обморожений или царапин, это как повезет.
- То есть, ты хочешь меня взять?
- Куда? - Гарри растерялся. Колени мелко дрожали, и уверенности в том, что он не уронит сероглазое чучелко, не было никакой. И прикасаться тоже страшно, сколько можно бороться с желаниями, мечтать о близости. Он живой. Еще минута, и придется бежать на мороз, остужать плоть, и прощай тогда спокойный сон.
- В Африку! Поттер, ты хочешь заняться со мной сексом? Я прав?
- Драко, я пойду, подышу. Погуляю. Там воздух, – лепетал несчастный Гарри и осторожно попятился к двери.
- Гарри! – мальчик застыл, заворожено глядя на Драко, поднявшегося со шкур. Стройное тело белело в темноте, как пятно луны, сквозь тучи.
- Драко, пожалей меня. Ты нездоров. Я не могу. И очень хочу.
- А я хочу, чтобы ты грел меня своим теплом. Чтобы я мог чувствовать живого человека рядом. Подойди. Ближе. – Драко сел и властно приказал, - Быстрее.
- Нет. – Гарри, как зачарованный, сделал шаг вперед. – Никогда.
- Я согласен.
- Драко, что значит, ты согласен? На что? Я не прошу ничего…Я не хочу так.
- Не хочешь? Ты же сам сказал. Что не можешь спать со мной.
- Не могу. Драко, да пойми же, это выше моих сил. Я и так слишком много себе позволяю, - Гарри не знал, куда девать глаза, руки, нервно мял кусок шкуры и абсолютно не понимал, чем закончится этот идиотский разговор. Драко сидел бледный, кусал пухлую нижнюю губу и смотрел на Гарри, как модница - на туфли из прошлогодней коллекции.
- Я хочу, чтобы ты лежал рядом. Если для этого нужно перетерпеть один сексуальный контакт – я готов. Это будет больно, у тебя, как я понимаю, нет сексуального опыта?
- А разглядывания картинок в книжке эротического содержания вместе с Роном, это сексуальный опыт? – Драко фыркнул,
- Скорее наоборот. Если только вы не закрепляли увиденное друг на друге. Если же практиковались, тогда мне вообще непонятно, как тебя еще интересует секс!
- В книжке были девушки.
- О! Я понял, почему они тебя теперь не волнуют!
- И поэтому я не очень представляю, что делать.
- Ты?? Ты не представляешь? Да ты глаз не сводил! Ты пялился, как будто тебе кино показывали, - Драко начала бить нервная дрожь, - Я семь лет, семь лет, с первого взгляда, с первого посещения этого проклятого салона хотел быть с тобой! Я пытался пробиться к твоим чувствам! Я бы тысячу раз мог уничтожить тебя, мог выдать любимчика Дамблдора! Я таскался в Запретный лес, я хотел каких-то эмоций, - мальчик закрыл лицо руками и говорил, захлебываясь и стуча зубами, - я думал, что мы сможем стать друзьями, чем-то большим! Я всегда ненавидел тебя, Поттер, за твое равнодушие, да ты был слеп! А твои дружки! Идиоты!!! Ты плевал на меня! И вот мы вдвоем, и, - Драко раскачивался, как болванчик на табакерке, - ты глазеешь на мое унижение! На мой позор! А потом лапаешь! Таскаешь! И уходишь, когда ты мне нужен! Я для тебя тряпка? Подстилка? Ты хочешь попрактиковаться на мне? А спать со мной он не может! Он мной брезгует! Я для тебя сломанная кукла, да?
- Драко. Ты ненормальный, - столбняк, вызванный этим потоком откровений, потихоньку прошел, - Что ты говоришь???
- Правду! Тебе противно! Противен мой страх! Противно, что я грязный! Ты ведь поэтому мыл меня, да? Это не отмоешь!!!
- Драко. – Гарри сгреб мальчика в охапку, неловко ткнулся в пузырящийся слюной угол губ, - я не думал об этом, я за тебя волновался, да лучше бы меня убили, чем ты пострадал пять минут! Да я бы собственную кровь по капле нацедил, чтобы напоить тебя!
- Ты врешь! Все врешь! Я предлагаю тебе взять меня, узнать меня, а ты.
- Я не хочу брать. Я хочу любить.
- Он не любит! – Драко нервно захихикал и попытался оттолкнуть очкарика.- Посмотрите! Не знает! Когда ты меня трогал, - тонкие руки сжали виски, боясь, что голова сейчас не выдержит и разлетится на тысячу кусков.
- Я же не на облаке жил! Ребята рассказывали, делились между собой успехами, а я всегда представлял тебя, а не девушек.
- Я не могу! Он кончал с меня! И отказывается один раз!
- Мой милый, мой хороший, да как я могу причинить тебе боль! Ты еле ходишь, почти не сидишь, я не могу!
- Глядите, - не мог остановить истеричный смех Драко, - Он мне сейчас не делает больно, нет! Он меня сейчас жалеет!!! – Целоваться Гарри умел только теоретически. Поэтому первой попыткой чуть не задушил партнера, Драко закашлялся, побагровел, но хохотать перестал. Второй эксперимент был удачнее. Губы сероглазого чуда имели вкус счастья. Гарри раньше не представлял - какой он, этот вкус. Теперь понял - в нем слезы, кровь, шоколад и весна. В счастье мешается его неловкий язык и легкие умелые прикосновения Драко. Счастье щекочет пушистыми длиннющими ресницами скулы. У него мокрые жаркие губы. И дыханье легкое, как кружение светлячков июльской ночью.
- Давай же, не хочу, чтобы ты уходил, я должен чувствовать, ты рядом. – Драко вывернулся, оперся на локти, шкура сползла с белой кожи ягодиц, на тонкой талии, на спине лиловели пятна, синяки и кровоподтеки уродовали бедра, сердце Гарри истекало жалостью и нежностью. И в то же время, он хотел Драко, в паху горело от желания, а мальчик под ним осторожно, неуверенно подался к волшебнику. Гарри пальцем еле-еле дотронулся до тугого отверстия, Драко вздрогнул и сжался.
- Пожалуйста, - вряд ли Гарри отдавал себе отчет, что практически лежит на сведенном предвкушением боли теле, светлые волосы на висках слиплись от пота, плечи тряслись, как в лихорадке, - не надо, я остановлюсь, я…
- Надо. Мне. Не думай. Если будет больно. Я укушу руку. Не буду кричать. Все получится, да давай же!
- Ты красивый, – пробормотал Гарри обязательную, на его взгляд, фразу, умастил запястье под губы Драко и начал преодолевать сопротивление сжимающихся мускулов. «Наверное, его надо было как-то возбудить, наверное, поцелуя мало», вспыхнуло в пульсирующем сознании мальчика, он оторвал свободную руку от бедра белокожего счастья и засунул ее партнеру под живот, задел мягкую курчавую шерстку паха и дотронулся до гладкой нежной, чуть влажной головки члена Драко. От неожиданности, партнер подался назад, и практически насадил себя на Гарри. Драко не заорал изо всех сил, вцепившись в руку зубами. Гарри не завопил, так как от неожиданности на мгновение потерял голос. Видимо, какой то рефлекс в организме юноши сработал условно. То, что не продолжения рода – это точно. Но через две минуты Гарри излился, и осторожно сполз с Драко. Тот разжал челюсти, несколько раз всхлипнул и затих, настороженно ожидая реакции. Ничего не было. Гарри молчал. И его почему-то не трогал.

2005-05-13 в 23:14 

Карбони
Ай эм альбатрос.
- Гарри…Ну, как? Тебе хорошо?
- М…
- Я был не очень? Не может быть.
- Ох.
- Но я же... У меня же был опыт. Я очень хорош. – Драко растерялся. – Я же молчал.
- Ага. Почти насквозь.
- Что?
- Я потом понял, чью руку ты собирался кусать.
- Что?
- Ну, свою. Думаю. Нет, ты вампир.
- Гарри! Как ты можешь!
- Ну, не знаю. Тебе не больно?
- Нет. – Драко залился краской и окончательно смешался.
- А мне очень. Слушай, мне тут в голову пришло, а может я не гей?
- Как так? Не понимаю.
- Просто. Мне не нравятся юноши. И девушки. Мне нравишься ты. Может, я эстет? – Драко от неожиданности начал заикаться.
- Не-непонимаю. Нет.
- Ну, геи и эстеты -не одно и тоже. Я точно знаю. Гермиона - эстет. Хотя и не гей. Нет, если в глобальном плане, ей юноши нравятся.
- Гарри! Гарри, в наш первый, первый раз, а ты…
- Ты в наш первый раз кусаешься! Я подумал, может, мы будем вместе вообще без секса? Совсем?
- Это как?
- Ну, есть же вещи, которые мне нравится с тобой делать? Вот и остановимся на этом? Согласен? И ну его на фиг, этот секс! Меж нами будут высокие отношения!
- Ты ненормальный! Я очень хорош в постели! Меня два раза отец просил, - уши Драко приобрели малиновый оттенок, жаль, в темноте Гарри не мог до конца оценить глубину и насыщенность цвета. – И они. Сволочи. Говорили, что я сладенький.
- Врали, мерзавцы. Я тебя обманывать не буду.
- Гарри! Но как же так?! Ты даже не ревнуешь меня, тебе все равно, что у меня было, с кем?!
- Мне не все равно, что у тебя будет. Да ничего у тебя не будет. Никому не позволю. Буду сам дуть в ушко.
- Что? – Драко слушал, разинув рот от несоответствия его ожиданий и поведения Поттера. «Он все напутал. А где восхищения, где восторг, страсть, благодарность где? Я не понимаю. Он, что не любит меня? Почему? За что? Почему с ним я все время реву?! Как девчонка! Он меня бросит!» - губы обижено затряслись, а глаза моментально намокли.
- Нравится мне дуть в ушко. Твое. Ушко – красивое, а я эстет, вот так, - Гарри притянул к себе белобрысую голову и ласково подул на мокрую прядку. Языком провел по тонкой раковине, поцеловал кожу за мочкой и ободренный потрясенным, но в целом положительным молчанием, заскользил дальше. Вниз, по голубой ниточке, рисующей речку подо льдом искрящейся белизной кожи. В рассветном полумраке Гарри ее не видел, но чувствовал, и, ориентируясь на это внутреннее видение, целовал шею, плечо, ласкал нежные бугорки сосков. У Драко был мягкий живот. Мускулы ловца Слизерина не вызывали нареканий, но при этом были спрятаны под шелковой шкуркой гораздо надежнее, чем у костлявого Гарри. А пах в рыжих колечках волос. Он весь белый, как антарктический принц, а здесь золотые завитки. Самые драгоценные в мире.
Драко задыхался. Сильнейшие удовольствия плоти он устраивал себе сам. Оба пользователя его тела следа в сердце не оставили, невзирая на свою умелость и сексуальные предпочтения мальчика. Слишком сильно занимал его ненавидимый Поттер. Ненаглядный. И недоступный. Тогда.
А сейчас руки Гарри, его губы, делают сероглазого воздушным змеем, летучим драконом, парящим над просторами этой земли.
Второй раз получилось гораздо лучше. Второй раз просто все получилось. Расслабленный Драко лежал, закинув голую ногу на бедро зеленоглазому волшебнику, и улыбался чему- то очень личному. Гарри гладил круглое колено и любовался на свое сокровище.
- А лыжи сохранились. Как раз четыре штуки.
- Мне так хорошо.
- Славно, что ты поправился. Буран утихнет, и завтра мы тронемся дальше.
- Поцелуй меня.
- Только все соберем. В куртках с номерами. - Гарри на мгновение отвлекся, выполняя приятную просьбу, - будет неудобно идти, но в мантиях вообще - мука, а в свитере я чуть не умер от холода и я подумаю про мешки.
- Не надо. Я устал. Ну, Гарри.
- Сделаем их из шкур. Булавки Гермионы, как раз нам помогут. Ниток ведь нет. И иголок. – Гарри осторожно погладил бархатное яичко.
- Еще. Пожалуйста. – Драко охнул.
- А что ты не понял? Берем, скрепляем. – Драко сладко потянулся и прижал ладонь к губам изобретателя. – Я уже говорил тебе, кто здесь красивый? Не помнишь? – больше булавки Гарри не интересовали.

***

Пробуждение было страшным. В маленькое окно избушки ярко били лучи сломавшего стену бурана солнца, с крыши с треском падали снежные пласты, во дворе орали песни пернатые изверги и Поттер. Снегопад три дня властвовал над кордоном, сводя на нет все попытки Гарри двигаться дальше. Драко этого прискорбного желания приятеля не одобрял. Пересмотр запасов, найденных в зимовье и обнаруженных в рюкзаках, свидетельствовал - голодная смерть, при экономном расходовании стратегического запаса, не грозит мальчикам примерно месяц. А если кормить одного Драко, что казалось очень логичным, то два. Гарри, в конце концов, мог и пшенку, не учитываемую из-за подпорченности, перебрать и варить. Драко к тому времени экспериментальным путем обнаружил - он эту кашу ненавидит. Горькая и липкая. Гарри попереживал немного, поворчал, что в их положении капризы - непозволительная роскошь, и попытался выдать педагогическую нотацию о хлебе насущном. Впрочем, быстро сдался под гневным взором и язвительными пожеланиями убираться из дома Драко, даже выдал белобрысому шантажисту лишний кусочек тушенки. А пока оскорбленное величие мрачно жевало, забившись в дальний угол полок, шустро обшарил их хоромы в поисках какой-нибудь просмотренной ранее роскоши. Обыск, устроенный Гарри, принес две потрясающе полезные находки. Первую вещь более маглообразованный Поттер обозвал красивым словом «унты» (дырявые валенки, выброшенные за ненадобностью, так гордо никогда не именовали), вторую Драко опознал сам - это была отвратительно сшитая труба с завязками. Из незнакомой мальчику красной ткани. В первый момент, после чудесного открытия, Драко подумал, что гриффиндорец сошел с ума. Во второй - Гарри истосковался по цветам родного факультета и теперь, целуя грязную материю, он выплескивает свои тщательно сдерживаемые эмоции. В третий - он на какой-то миг захотел оказаться на месте находки, пусть и его прижимают к груди и орошают слезами восторга. В четвертый - разнервничавшийся и разревновавшийся Драко потребовал прекратить балаган, и целовать, что-нибудь более достойное, к примеру - его руки. Ибо ничего другого он Гарри после грязного полотнища трогать не позволит. И придурок отказался! Даже внимания не обратил! Вместо этого разложил тряпку на полу и, возбужденно хихикая, начал мерить ее шагами. Драко обиделся еще сильнее. Надул губы и демонстративно заполз под шкуры, оставив не прикрытой только бело-розовую задницу. И принялся ждать, мечтая о том, как гордо пошлет Поттера, если мерзавец вздумает прикоснуться к его совершенствам. Сначала эффекта не было. Гарри восхищенно ухал, охал, ронял, можно подумать, в этом сарае было что ронять, кроме печки, гремел, подпрыгивал и упоенно шептался сам с собой. "Мерзавец! Нашел таки собеседника равного по интеллекту! А я? Он издевается! Я ему не нужен! Встану ночью, съем все мясо в железных коробочках, будет знать, как бросать меня! Пусть потом мучается, не спит, думая, как меня содержать!" Внезапно воцарилась гробовая тишина. "О!!! Заметил! Да, пусть хоть слюной захлебнется! Я ему ничего не позволю! На коленях пусть вымаливает мое прощение!!! Негодяй!"
-Драко! - голос был восторженно-потрясенный. "Вот! Восхищайся, восхищайся! Ни единого миллиметра поцеловать не позволю!" - обрадовался Драко и подтянул шкуру повыше, пусть страдания Поттера усугубятся стократно! – Драко - какое же счастье!- "Вот! Я - счастье, а ты самый недостойный из всех знакомых мне очкариков!" - Прекрасна! Она прекрасна! Такая милая! Такая замечательная! Цветок, просто роза! - Драко расслабился и даже решил сменить гнев на милость. Нежно замурчал и выгнулся, как можно эротичнее. - Драко! Хватит спать! Посмотри на нее!!! - от удивления мальчик вскочил и набил шишку на затылке, стукнувшись о верхнюю полку. Отвратительный зеленоглазый тролль стоял спиной к нему и любовался на странное, похожее на домик, тряпичное сооружение.
-Ты!!! Ненормальный! Тут я лежу, а ты пялишься на какую то половую ветошь!!!
-Это палатка! - Гарри повернулся, слеза умиления катилась по щеке негодяя. – Она - обалденная!!!
-Тут только одна обалденная вещь! Одна прекрасная! Это моя внешность! А ты - чудовище!
-Ты не понимаешь, нам повезло, это замечательная палатка, - Гарри был немного ошарашен реакцией своего сероглазого сокровища, но энтузиазма не утратил ни на грамм.
-Ну и трахайся с ней!!! - Драко почувствовал себя невестой, от которой жених сбежал прямо после первой брачной ночи, - Ты обманул мои чувства! Забыл обо мне! Как только появилась ничтожная, мерзкая латка!
-Палатка. И я не забыл, как ты можешь так говорить. Когда мы отправимся дальше - мы будем в ней жить.
-Я не буду жить в этом свинарнике! Мне достоинство нескольких поколений Малфоев не позволит!
-Мне нравится твое достоинство, - пылко заверил искрящего негодованием Драко приятель, - Очень! Оно такое – Гарри плотоядно облизнулся и решительно полез к оскорблено трущему шишку товарищу.
-Пошел вон! Ничтожество! Я имел в виду фамильную гордость!
-Этим можно гордиться, - Гарри пер как танк на маневрах армий Гудериана, и не обращал на чужой праведный гнев никакого внимания. – Оно самое волшебное из всего, что я видел.
-Руки!!! Это у кого ты еще видел? У своих ублюдочных приятелей? – Драко закутался в мех по самые брови и орал приглушенно, что немного портило эффект, - Ты – извращенец! Как я мог быть так доверчив! Как мы вообще здесь оказались! Из-за тебя! Все беды нормальных волшебников из-за тебя, Поттер. Что ты делаешь? Иди в свой красный курятник! Поттер, ты невыносим. Ну, не надо. Я, кажется, на пол вставал. Босиком. Ну, Гарри.

2005-05-13 в 23:17 

Карбони
Ай эм альбатрос.
-Нет, - пятка была гладкая и очень нежная, впадина тонкой кожи между ней и подушечками пальцев атласная, сами ступни узкие длинные, но при этом очень изящные, как листья ивы. Только не такие драчливые. Нет, иногда они прекрасно брыкаются, но не сейчас, когда губы Гарри покрывают их сетью из поцелуев и ласковых прикосновений, не тогда, когда каждый пальчик тает как рафинад, попадая в горячую влажность рта зеленоглазого волшебника. И кровь загорается, как пунш, посылая сигнал о капитуляции сердцу. – Нет. Я принес тебе завтрак сюда. А потом ты на что-то, - мальчик отвлекся, целуя каждую подушечку розовых пальцев, - обиделся.
-Ты меня променял на этот кошмар.
-Ты мой кошмар, где я найду что – то кошмарнее, - рука погладила круглое белое колено, - ты - единственный.
- Знаешь, что?
- Что я негодяй, извращенный почитатель красных тряпок и белобрысых хлюпиков с красными носами?
- Ты!
- Готовый всю жизнь носить их на руках? Чтобы не дай бог, эти ножки не испачкались? Не устали?
- Живи пока, но если я встречу этого мерзкого белобрысого типа в красном, я его убью! И не надейся, что от ревности! Просто я тоже эстет.

Дверь распахнулась, впуская морозный воздух и обладателя убийственного слуха и голоса.
- Киса!!! Ты глазки открыл! Вставай лежебока! На улице жара, снег тает на глазах, лыжи готовы, рюкзаки я собрал, - в теплое гнездо Драко скользнули красные ледяные ладошки и начали бесцеремонно тормошить, дергать, вытаскивать из нагретого кокона шкур.
- Как пошло! Как вульгарно! Я не животное, а у тебя руки холодные!
- Поднимайся, мое солнышко ясное! Все ждало твоего пробуждения, весна просит твоего присутствия, ей хочется видеть, для кого она топит снега, для кого сбивает сосульки и будит речку, невоспитанно разочаровывать даму, кодекс Малфоев этому разве не учит?
- Гарри, а ей одного тебя не хватит? – захихикал Драко, откидывая свое меховое одеяло и опуская ноги в услужливо подставленные валенки. – Ты меня ночью замучил!
- Угу. Дальше будет только хуже, – на Драко натягивали рубашку, свитер, и умудрялись по ходу целовать то в ухо, то в затылок, - так что, откажись от меня сейчас! Ну вот, не успел!
- Что не успел?
- Отказаться! Душ, завтрак и мы уходим, я понял, куда течет речка! Там дырка во льду.
- Полынья.
- Да? А ты откуда знаешь, видел?
- Поттер, ты дубина. Я владею алфавитом в совершенстве, грамотно пишу и знаю кучу умных слов, но прошу тебя, не напрягайся так, я буду стремиться к простоте и доступности, чтобы ты, Поттер, чувствовал себя как можно менее ущербным и…, - договорить ему не дали. Сунули в зубы черствый сухарь и вымелись из избушки с довольным хрюканьем. Драко от возмущения даже хлеб изо рта вынул и проорал в закрывающуюся дверь, - Воды нагрей!!! Я не поросенок, не то, что некоторые, - и опять занялся своим сухарем.

На улице, правда, было хорошо. Все кроме двух пар лыж, рюкзаков и лучащегося улыбками Гарри, радовало глаз. Драко с тоской оглянулся. Уходить не хотелось. Оставаться не имело смысла, и все-таки было жаль. Этот дом стал на время их крепостью, их пристанищем. Здесь он чувствовал себя таким - нет, не счастливым - достаточным. Всю жизнь он кому – то завидовал, чего – то вожделел, а эти три буранных дня он даже вспомнить не мог, чего желал, на чьем месте хотел оказаться. Его, рафинированного денди, не раздражал даже убогий быт. Не настолько, впрочем, чтобы не изводить Поттера придирками к температуре воды и жалобами на отсутствие зубной пасты. А теперь все это позади, они уходят куда-то в неизвестность. Драко сдержал вздох, посмотрел на товарища и расстроился. Тому жалко не было. Гарри выдернул лыжи из сугроба и, весело напевая отвратительным голосом, начал пристегивать их ремешками к ботинкам Драко.
- Ну, вот мы и готовы. Пошли, солнце, ну что ты надулся?
- Нет. Все нормально.
- Не бойся.
- Спасибо, Поттер. Я трус в твоих глазах.
- Если ты и дальше будешь на меня так смотреть, я решу, что ты еще и плакса, - ласково начал Гарри, но съежился под свинцовыми тучами серых глаз.
- Я жду.
- Чего?
- Пусть едут.
- Кто?
- Лыжи.
- В смысле?
- Поттер, ты, чтобы лыжи ехали, какие слова говорил?
- Драко, ты в порядке?
- Ну, конечно, – раздраженно ответил мальчик, – нормальные лыжи, им командуешь, они тебя везут.
- Волшебные?
- Нормальные! Вот к чему приводит общение с грязнокровками!
- Солнце.
- Не смей!!! Не кисой, не зайцем, не солнцем! Я – Малфой!
- Понял, киса, не злись.
- Ты опять?!
- Ладно, нам по оврагу вниз. Догоняй.
- Это ты догоняй! Я был с папой на лучших горнолыжных курортах магического мира! Я прекрасно сбалансирован! Поттер! Не смей усмехаться, когда я с тобой говорю.
- Не смей говорить, когда я усмехаюсь! – Гарри шагнул к приятелю, поцеловал того в нос и всунул кипящего Драко в лямки рюкзака. – Не забудь переставлять ноги. Сами эти деревяшки не ездят, мышка.
- Чертов Поттер!!! - Драко сделал шаг и рухнул вперед, чуть не выколов себе глаз. – Гарри! Они дикие! Они убегают от меня!
- Нет, Драко. Они не живые! Между прочим, если бы ты хоть чуть-чуть пытался подняться, мне бы было легче.
-Придурок!!! Ты обещал всю жизнь носить меня на руках!
- Помню, но у меня для выполнения обещания еще масса времени, - зеленые глаза ехидно блеснули, Гарри отряхнул товарища и уехал вперед. За ним, периодически падая и блистая ненормативной лексикой, тащился Драко Малфой.

***

-Надень еще мою мантию.
-Не буду.
-Драко, но ты не замерзнешь.
-Катись! Ищи дорогу! Какое тебе дело, если я замерзну? Да ты не вспомнишь обо мне!
-Драко, милый, что ты сердишься? Если мы пойдем с рюкзаками, и окажется, что направились не туда, ты устанешь, намучаешься, придется возвращаться и, - расстроенный Гарри взял тонкие пальцы сероглазого мальчика, прижал к своей щеке, - мы задержимся, заинька мой.
-Ты все время меня бросаешь. То за дровами, то костер разжигать, то готовишь, то палатку ставишь! Сплошной эгоизм. А я сижу и жду тебя.
-Да, я виноват, уделяю тебе мало внимания.
-Не то слово! – Драко обиженно хлопнул пушистыми ресницами.
-Вот вернусь, и вечером будем ставить лагерь вместе.
-Это как? Я буду пилить грязные дрова? И ставить какой-то дырявый домик? Поттер, ты жестокий и бессердечный тип. Иди! Иди куда хочешь! Проверяй, что хочешь! А я…
-Замерзнешь, если куртку теплую не оденешь.
-Мне жарко! Еще полдень. Ты намерен гулять до ночи???
-Ну, хоть эти «унты».
-Поттер, - Драко царственно поднял бровь, - ты мне надоел, но я снизойду! Я надену эту неэстетичную обувь, а ты оставишь мне сухари - десять.
-Два.
-Восемь.
-Три.
-Скряга! Жадина!
-Неправда! Мы всего два дня идем, мне тебя еще неизвестно, сколько времени кормить!
-Маленький засохший сухарик пожалел…
-Три.
-Что три?
-Пять сухарей, и сидишь тут, на солнышке, ждешь меня?
-Я буду умирать с голоду. Никому не нужный. Измученный несправедливостью окружающего мира и Поттера. Солнце будет сжигать мою кожу, руки будут стыть…
-Прекрати немедленно! Вот тебе мешок, бери, сколько хочешь! Хоть пять штук! А то я умру от жалости к угнетаемому потомку старинного рода.
-Сколько хочешь, Поттер, это пять? Я тебе припомню. Я поцелуи буду измерять так же. Вот увидишь. Ай! – пахнущие костром губы завладели ртом Драко и когда отпустили, мальчик уже сомневался в истинности своей теории. – Хорошо. Пусть будет пять, только возвращайся скорее, мне без тебя, – Гарри замер. Чудовище проявляло свои чувства, если Гарри не ошибался, путая простое желание выжить с чем – то более лестным, очень редко, – Не так смешно.
-Почему?
-Не на ком остроумие оттачивать. Сюда бы еще парочку Уизли.
-И я бы тебя уже похоронил. Действительно, обхохочешься ситуация.
Драко нахмурился, засунул в рот костяшку указательного пальца и решил наказать Гарри презрительным молчанием. Поэтому процесс доставания валенок, переобувания и чтения правил поведения Драков Малфоев за время отсутствия Поттеров прошел непривычно тихо и печально. Черноволосый мальчик мучился совестью, его негатив – разнообразными обидами.
-Драко, я пошел? – молчание. – Драко, я не могу уходить, зная, что тебе плохо, – молчание.- Прости. Слышишь? Пожалуйста. На меня нападут волки, сожрут, и ты будешь жить с ощущением вины.
-Они отравятся. Или вообще связываться не будут. Я бы не стал.
-Поздно, ты уже.
-Никогда не поздно.
-Ладно. Я понял.
-И я, – Гарри ушел. А Драко еще бросал вдогонку, что-то жестокое про его бесчувственность и неблагодарность. Дальнейшее мальчик не слушал. И очень удачно, ведь Драко обнаружил, что в запале споров остался без сухарей.

Гарри шел и думал о своей непонятной личной жизни. Или понятной, это кому как нравится. И о возвращении. Ведь рано или поздно счастье закончится. И они куда-нибудь попадут. Доберутся до Хогвартса, и все? В лучшем случае – опять вражда, в худшем – молчаливое игнорирование. Тут Гарри заметил, что отвлекся от своей конкретной цели - найти русло. Ссорились они на опушке уже второго поля в их недолгом путешествии. Пни и кусты закрывали обзор. И куда после луга сворачивала речка, было абсолютно непонятно. Драко еще предположил, что это не поле, а озеро, и нес какую – то ерунду, мол, да, посредине могут расти елки. Так мило нес. Такие губы сладкие. Такие доверчивые. Гарри затосковал. Захотелось повернуться и сбегать проверить, как там его чудо, но тут и он вспомнил про невыданные сухари, и желание встречаться резко поубавилось. Гарри помчался дальше, вокруг поля, чувствуя себя самым настоящим преступником.
Минут через сорок мальчик нашел речку. И – лыжню. Сначала Гарри тупо смотрел на след. Даже обернулся, проверяя – может, он не заметил, как вернулся на свой же путь, но кроме двух полос на снегу на это ничто не указывало. Пейзаж другой, речка вдоль леса, в нескольких местах вскрылась и на кустах, рядом с лыжней, висел клочок белой ткани. А потом Гарри услышал звук. Где – то далеко застонали. Потом все стихло. И тут мальчик понял, это кричали. И кричал Драко.

2005-05-13 в 23:21 

Карбони
Ай эм альбатрос.
Драко сидел на рюкзаке и с ума сходил от злости. Сначала из за сухарей, потом из – за мерзавца Поттера. Это не жизнь. Это издевательство над всеми устоями магического мира в лице его лучшего представителя! Туда не ходи – заблудишься, это не бери – порежешься, то не тяни в рот – отравишься. Идиот! Вертит им, как хочет. Еще и секса третий день нет. Он и смотрел ласково два раза и улыбался - три, нет, четыре раза, и даже прямо сказал, мол, Поттер, давай просыпайся. А это бесчувственное бревно, чтоб он весь зазеленел и корой покрылся, и говорит: «Конечно, Рон, я уже встаю, спускаюсь и на трансфигурацию…» Ну, не скотина? И с чего он так устает? Вот Драко еще на час после ужина хватает. А Гарри поцелует, раззадорит и что? Храпит! Ужас, а не жизнь. А если он умрет? Они никогда не увидят школу. Родители оплачут своего единственного наследника. Все кончится плохо. И мало того, что он сдохнет в этом холоде, так еще и абсолютно неудовлетворенным! Так как вчера - не считается. Мог бы и подольше его ублажать. Драко загрустил и от нечего делать начал ревновать Гарри к Уизли. Назвал подлец его, Малфоя, противным именем рыжего недоразумения – назвал. А что делать Рону у кровати его собственного Поттера? Пусть недотепа только вернется! Уж он устроит допрос с пристрастием, по трем пунктам! По степени значимости. Первый – почему ничтожество оставило его без сухарей? Второй - что у них с Роном? А как же верность ему, отдавшему Гарри самое дорогое? К моменту возвращения Поттера он обязательно придумает, что такое бесценное мог всучить гриффиндорцу, и третье – когда обед? Или сначала про обед, а во время еды скандал устроить? А то начнет убиваться, сварит завтрак гиппогрифа в брачный период. А Драко это, может быть, и не любит! Хотя не факт. Драко задумчиво покрутил светлый локон, поднял голову, и остолбенел.
Восемь человек в белых балахонах окружили мальчика, наставив свои волшебные палочки. Краем сознания мальчик удивился, какие они огромные, странной формы, а потом раздался резкий приказ:
- Руки за голову! К стене! – смысла мальчик не понял. Поэтому вскрикнул, закрыл лицо руками и отключился под недоуменное:
- Охренел, Валерьич? Ты где стену видишь???
- Мужики, вы это, наш амбал спалил амбар? – невысокий круглолицый очкарик опустил автомат, - может глаза разуете? Это что – зек, по-твоему? Четыре зека?
-Один в лесу, где мы ищем вооруженных преступников! Это подозрительно, – губастый Валерьич сурово разглядывал бесчувственного Драко.
- Ну да, а рюкзака, почему два? Господь учит – зри в корень, и откроется вам царство местное.
- Валер, ты имел в виду небесное царствие? – захихикал улыбчивый черноволосый парень.
- Брат Фома я! А ты не скалься, Алексей, не возьмем в следующий раз на охоту, тьфу, сплошное искушение с тобой, на поиск заблудших душ! – святой брат, похожий на картинку из учебника истории, рассказывающего об ужасах инквизиции, нагнулся и начал расстегивать куртку мальчика, стараясь облегчить дыхание. Легкий мороз ущипнул нежную кожу шеи, Драко открыл глаза, увидел страшную рожу прямо над собой, понял, насиловать будут все восемь, затрясся и…
- Вы что делаете? – тихий запыхавшийся голос, - вы же напугали ребенка, – и перед Драко появилось еще одно лицо, мальчик видел такие на стенах церкви в Греции, где был с родителями на каких то каникулах. Что говорил маггл, мальчик не знал, но одно понял сразу, этот человек не даст случиться ничему плохому, и разрыдался.
Кстати, остальные магглы тоже были людьми не злыми, и крови беззащитного мальчика отнюдь не жаждали. Майор Прохоров, гроза всех заключенных Н-ской тюрьмы, очень любил людей. Ненавидел он только демократов, геев, буржуев, евреев, преступников, болельщиков ЦСКА, хотя не всегда их правильно опознавал, поэтому даже имел таковых в друзьях. А вот детей, животных и всех женщин моложе восьмидесяти очень любил. Так же, как линию Маннергейма, историю третьего рейха и футбол. Еще Илья Валерьич имел двух подружек, оставленных в далекой Москве, коих и напомнил Драко, одну – копной белых волос, вторую – рюкзаком и красным распухшим носом. Поэтому, когда юноша заревел, майор растрогался, скинул вещмешок и начал искать что-нибудь, способное утешить горе невинной жертвы их розыскного энтузиазма. Брат Фома Гамарин тоже был человеком громадной души, готовый взять на себя все грехи мира и ближних, разумеется. С грехом чревоугодия брат боролся по мере сил, уничтожая продуктовые запасы, с грехом алкоголизма – вливая в себя все спиртное, попадающееся на глаза героическому брату, с преступными помыслами – по большей части длинными проповедями, подкрепленными физическими взысканиями, выдерживать которые повторно никому не хотелось. С прелюбодеянием…В общем, тоже себя не щадил. Святой человек! Он ничего не искал, а просто готовился произнести коротенькое, часа на полтора, наставление. А вот капитан Семенов, спасший Драко от ночных кошмаров с участием рожи святого брата, людей не любил, он их защищал от майора и его верного духовника. И теперь он, и молодой улыбчивый Алексей, сморкали Драко в полы белых балахонов, вот она любовь майора к русско-финской войне, и, как могли, успокаивали.
- Мальчик, не бойся, никто тебя не обидит.
-Ты потерялся, откуда ты?
-Не плачь, все будет хорошо, ты отличник?
-Он отличник??? – почему-то заволновался майор Прохоров, считавший, что дети должны хорошо учиться.
-Не понимаю…-прорыдал Драко.
-Он не русский.
-Англичанин.
-Шпион?
-Да ты что, Илюх, погляди на него, даже варежек нет, не говоря о том, что здесь на тысячи километров ни одного объекта, - аргумент про варежки показался майору убедительным.
- Не шпион? Футболист?
- Ты играешь в футбол, мальчик? – спросил более-менее говорящий по-английски капитан Семенов.
- Нет, - продолжал плакать Драко.
-Он играет, хороший мальчик. А как ты попал сюда? – продолжал Семенов, и тут майор Прохоров вытащил батон колбасы. Драко покраснел, испугался, что неведомый предмет – некое сексуальное приспособление для издевательства над юными магами, но твердую палку дали ему, и длинноволосый маггл, говоривший на его языке, отрезал кусок и протянул мальчику.
- Попробуй, вкусно, - дальше Драко упоенно жевал, абсолютно прекратив плакать, толстенький очкарик умилился:
- Какой худенький, голодный, - и достал банку сгущенки. Дальше началась какая-то оргия отцовских чувств. Даже брат Гамарин подарил Драко почти целое печенье. Надкусанное лишь с одной стороны. Мальчик скривился, но печеньку все равно взял, наконец – то вспомнив о Поттере и решив угостить приятеля.
Тут, как в дурных романах появился Гарри, запыхавшийся, потный, перепуганный до истерики. И остолбенел. Вместо ужасных картин, нарисованных воспаленным воображением, он увидел Драко, сидящего на рюкзаке и упоенно макающего кусок чего-то коричневого во что-то белое и тягучее. «До чего я довел гордого потомка рода Малфоев…Берет у чужих еду, какое ж я ничтожество. А вдруг отравлено?»
-Мистер!!! Не надо! Я его уже кормил!
-Он лжет! – занервничал Драко, прижимая к груди честно заслуженные сокровища.
-Это твой брат?
-Мы вместе тут оказались, - объяснил мальчик, не сочтя нужным вдаваться в тонкости отношений с Поттером, и подозревая последнего в самых подлых намереньях относительно его, Драко, имущества, вгрызся в колбасу. Мужчины переключились на Гарри. От него капитан узнал, что да, заблудились, для понимания почему – не хватило английского; туристы, это уже майор догадался, и карта отсутствует у детишек. Тут уже Гарри узнал много приятного. Что до поселка пятьдесят километров, там автобус ходит до станции, вокзал охраняется, но им бумагу дадут, а лыжня – туристская, и если к вечеру они пройдут километров двадцать – выйдут на кордон. А там можно и группу дождаться, если одним страшно. А Гарри рассказал про бандитов, тихо, оглядываясь на приятеля. Правда, увлеченный сгущенкой Драко, был глух и счастлив.
Майор вспомнил, зачем он оказался в лесу, распрощался с мальчиками, пожелал им успехов в учебе, и персонально Драко - в футболе. Тот благосклонно улыбнулся и долго смотрел им вслед. Потом сказал приятелю,
- Вот, Поттер, ты проигрываешь даже по сравнению с магглами.
-Это что, - мрачно ответил зеленоглазый волшебник, - я даже по сравнению с колбасой проигрываю. - Драко поднял серые ясные глаза, посмотрел на Гарри и облизнулся.

***

Ночь потихоньку заявляла свои права на белое царство. Подморозило. На небе ярко сияли звезды, очень далекие и крохотные. Лыжня выбралась на широкую тропу, двигаться стало легче, только шли мальчики уже так долго, а сил оставалось так немного, что Драко плелся сзади, падая через каждые десять метров и бормоча сквозь зубы разнообразные слова, по большей части – нецензурные. А вот Гарри шел впереди и мучался самыми черными муками совести. «Я – самая последняя сволочь», – думал юноша, механически переставляя лыжи, - «давно пора было плюнуть на этот дом и ставить лагерь. Он мне доверяет, слова не сказал, что же я с ним делаю. А лагерь ставить час, он весь мокрый, остынет, простудится, счастье мое», - сзади шмякнулось что-то тяжелое, - «опять упал, зачем я его мучаю? Не за два дня, так за три бы дошли. Бедный мой».

2005-05-13 в 23:25 

Карбони
Ай эм альбатрос.
- Малфой! Не знал, что слизеринцы такие слабаки, - Гарри повернулся и, пытаясь унять воющее от сочувствия сердце, начал проводить блистательный педагогический прием Снейпа: «белое каление как способ повышения успеваемости», - даже Джинни ходит на лыжах лучше тебя!
-Отвали, - раздалось тяжелое свистящее дыхание и горка снега, рюкзака и одежды пошевелилась, - сволочь! Я не устал.
-Неужели? – продолжал издеваться Гарри, - прости мою тупость, это новый прогрессивный способ передвижения? Или устали твои лыжи, а ты бодр и свеж?
-Погоди, - хрипел Драко, - я доберусь до тебя, и ты перестанешь улыбаться раз и навсегда.
-Да я состарюсь раньше, чем ты с места сдвинешься, - Гарри скинул рюкзак и подъехал к неловко растянувшемуся товарищу. – Тебе не больно? Все цело?
-Уйди от меня Поттер. Уйди! Я тебя ненавижу. Лес ненавижу. Снег.
-Огласи весь список, и хватит валяться здесь. Надо идти.
-Ненавижу «надо идти»! Но тебя, - Драко закашлялся, - больше чем.
-Я уже заучил, - Гарри подхватил мальчика под мышки, с трудом заставил принять вертикальное положение и ужаснулся. Его спутника трясло, преодолев вялое сопротивление, Гарри прижался губами к гладкому лбу и облегченно вздохнул, - Что меня больше всего. Нет температуры.
- Еще бы. Мне холодно.
- Так побежали!
- А я что делаю?
- Все это время ты лежал, до этого полз, канючил, плакался.
-Неправда! Как ты смеешь?! Я терпел издевательства, насилие, но будь я проклят, если еще чего-то попрошу у такого гнуса, как ты, Поттер.
-Драко. Прости. Идти нужно.
-С дороги, Поттер.
-Давай, Драко, покажи, кто царь этой белой нежити!
-Я - Драко? – Гарри непонятно почему испугался свистящего шепота, - Я - Драко?! Я его тень. Пытающаяся выжить. Любой ценой. Подставляющая задницу смертному врагу, пресмыкающаяся перед магглами, жрущая всякую дрянь, - грудной кашель сотряс хрупкое тело, - я сдохну, но дойду, Поттер! И ты можешь обзывать меня, как тебе угодно.
-Драко. – Мысли Гарри метались, как запертые в клетке воробьи, - Ты… Я тебя пальцем не трону.
-Надеюсь.
Еще час шли в гробовом молчании. Гарри чувствовал сухость во рту и пустоту в сердце. Или нет. Сердце сочилось тонкой струйкой крови. Такой тонкой, что жизни угрожать не могла, но опустошала не хуже заклинания левитации. Драко теперь двигался впереди, светлая макушка маячила перед зеленоглазым волшебником как путеводная звезда. Дорожка петляла между елями. Вынырнув из за очередного поворота, Гарри практически налетел на спутника.
-Что?
-Смотри, Гарри!!! Мне страшно. Что это?!
-Драко, хороший мой, я же рядом, - и тут Гарри увидел желтые огоньки.
-Я не понимаю, кто это?
-Волки. Ты. Не. Бойся. Я их сам загрызу, зубами.
-Я не боюсь. Только что мы сможем сделать, что?
- Я не знаю, - Гарри подъехал и обнял приятеля.
-У меня сил нет. Нет. Я больше не могу. Бежать не могу.
-Я тебя никогда не брошу, - Гарри несильно толкал свое сокровище вперед, - еще чуть-чуть, капельку.
-Ты слышишь?
-Нет.
-А сейчас? – где-то вдалеке, тихо звучала музыка.
-Огоньки приближаются, мы не успеем!
- Помогите!!! Помогите!!!! – Гарри толкал Драко, бежал вперед, задыхался от страха и нереальной надежды. – Помогите!!! - его счастье упало, надсадно кашляя, мальчик пытался поднять, кричал, плакал.

-Вась, кричит кто-то.
-Брось.
-Не, Серег, правда, кричат.
-Рустэм, сбегаем, посмотрим?
-Говно - вопрос!
-Мужики, да вы после бани.
-Ну, и что? – лысоватый юноша, отложил гитару. – Мы туда-сюда, можешь провыть что-нибудь, пока меня нет, - и с трудом увернулся от просвистевшего у виска валенка.
Дверь хлопнула, трое юношей, хихикая над чем-то своим, рванули по лыжне.

-Помогите!!!
-Парни! Что орете?
-Мистер…- Гарри уставился на три тени, внезапно выросшие перед ним.
-Упс…иностранцы. Рустэм!
-Здравствуйте, вы кто?
-Мистер, меня зовут Гарри, это мой друг Драко.
-По-моему, ему нужна помощь.
-Вы поможете нам?
-Мистер Драко, давайте ваш рюкзак.
-Гарри!!!
-Все, все хорошо, мы в безопасности.
-Как он кашляет, - высокий кудрявый брюнет, мягко отобрал у Драко рюкзак, - ничего страшного, у нас в группе есть врач, посмотрит.
-Мы так благодарны, еще эти волки.
-Это не волки. Хуже. Это одичавшие собаки. Жилье близко.
-Нам сказали до дома двадцать километров, а до поселка пятьдесят, - сбивчиво объяснял Гарри, - я и старался дойти.
-Обманули, или сами ошиблись, - такой же очкастый, как Поттер, Рустэм чувствовал жалость к двум юным англичанам, - До Тюлюка десять километров. А прошли вы сколько? Откуда начали?
-Поле. Огромное поле.
-А, озеро! Ни фига себе. Сороковник отмахали.
-Простите?
-Вы прошли сорок километров.
-Не надо говорить об этом, - Гари выразительно кивнул на белобрысого приятеля, - вот ему. Он умрет от злости.
-Не буду, - усмехнулся очкарик, - вы – наши гости, и мы уже пришли.

Приятная девушка простучала Драко грудную клетку и оповестила, что опасности нет, просто дыхание сбилось, на фоне усталости вызвало рецидив, и полчаса в бане все исправят. Гарри на все кивал, но про баню ничего не понял. Драко тем более пропускал информацию мимо изящных ушек и жался к Гарри. Поняв тупость англичан в русских традициях, один из ребят, по всему – главный, повел мальчиков в темный сарайчик.
- Это лавка. Кадка. Там – снег. Нырять. Рустэм!!!! – запаса иностранных слов катострафически не хватило. Прибежал переводчик. Объяснил, что помещение – для согревания и мытья. Всучил букет, из каких то листьев, велел стегать по спине, не иначе извращенец, мелькнуло в голове Драко, показал на чуть остывшую кадку воды, приказал раздеваться и втолкнул юношей в маленькую дверь. Там было неожиданно хорошо. Очень тепло и сыро. Букет Гарри сразу же выбросил и растянулся на низкой лавочке. Драко презрительно сморщил высокородный носик, кашлянул и сел на расслабленного Гарри.
- Ты где устроился? Это же мои яйца!!!
-Не бойся, Поттер, вряд ли что-то вылупится. – Драко кокетливо хихикнул, белым пальчиком провел по костлявому животу Гарри.
-Не надо.
-Что не надо? Лавка грязная, и мне душно. – Драко капризно надул губы, - я вспотел.
-По-моему, это правильно, так и нужно. Ребята сказали, после того, как совсем согреемся – надо упасть в сугроб.
-В снег? Зачем? Я сегодня только и делал, что в снегу кувыркался.
-Ну, ты–то падал, потому что неуклюжий увалень, Малфой!!! – Белобрысое чудовище щипалось, царапалось, било полуслепого, без очков, Гарри крепкими кулаками, и довольно визжало, что кое – кто клялся его, Драко, не трогать даже пальцем! А Гарри вдруг почувствовал по горсти песка в каждом глазу, попытался проморгать безобразие, но вопреки логике природных явлений песок неожиданно расплавился и раскрасил щеки мальчика серыми дорожками. Радостно тормошившие Гарри руки застыли. Длинные пальцы метнулись к бровям, ресницам, ямочке на подбородке, ласкали, успокаивали, сушили мокрые ручейки.
-Я же чуть не угробил тебя. Чуть не потерял. Как мне жить? Уходи, не могу, - всхлипывал Гарри, - прошу тебя, не смотри.
-Куда же я пойду? Кому я нужен. Терпи, – серые глаза приблизились, сухие горькие губы неловко ткнулись, сначала в щеку, потом в переносицу, - я же дышу тобой, Гарри. Не скажу, что это приятно, но я иначе не могу, – трясущиеся жесткие руки притянули, сгребли, окончательно вжали в горячее мокрое тело, зеленоглазый юноша пил соленые капли с белой шеи, зацеловывал синяки и ссадины на алебастровой коже, просил милосердия, дать которое мог только этот непостижимый белобрысый монстр. – Ты меня уронишь, и сам упадешь, - смеется чудо, цепляется за плечи, и льнет, ластится, предлагает себя, чтобы в следующий момент оттолкнуть, или впустить - кто поймет это ветреное создание? Только не он. Драко мягко высвободился из рук, криво улыбнулся и предложил, - Давай на пол ляжем? А? Только ты снизу. Да?
-Ты хочешь быть сверху?
-Я хочу быть там, где относительно чисто. Я сравнил тебя с полом, ты лучше. Мягче, и в коридорчике кадка с водой. – Драко заправил прядь светлых волос за ухо. – А на лавке не удобно.
- Нет? – в зеленых глазах запрыгали чертики, -Ддругих мест ты не видишь? – резкий рывок и Драко прижат к стене, еще, и его ноги оплели талию черноволосого волшебника, мгновение, и он становится частью Гарри, плавясь в ритме боя часов, очень напоминающих его внутренние. И какая то струна внутри юноши звучит так упоительно, так сладко…

Гарри навис над уложенным на лавке Драко. Глядел на усталое лицо, рвущие кожу ребра, потемневший синяк на бедре, на нежную улыбку.
-Скажи, что теперь с нами будет? Ты мой? Мы всегда будем вместе? – серые глаза вспыхнули,
-Нет, Поттер. Это ты – мой. Как и все имущество Малфоев. От носового платка до поместья. И как я захочу тебя использовать, так и будет. Куда ты?! Стоять! Целуй!!!

2005-05-13 в 23:27 

Карбони
Ай эм альбатрос.
***
Утро в избушке началось в шестнадцать часов вечера. Всю ночь команда отмечала успешное окончание похода. Пили жуткую смесь портвейна и водки, орали песни, травили байки, абсолютно непонятные магам по причине незнания языка, а их персональный переводчик к тому времени упоенно целовался в углу с одной из трех имевшихся в группе девушек, и на вопросы не реагировал ни в какую. Песни Гарри понравились. Мелодия каждой состояла из одной тоскливой ноты и музыкально убогому, но, тем не менее, страстно желающему порадовать своим талантом, мальчику не составило труда выть в унисон с остальными исполнителями. Слушатели тоже попались благодарные, но не все. Драко страдал, как древние язычники, впервые насладившиеся христианскими псалмами. Если в трезвом виде кто-то из их новых знакомцев и мог попасть в ноты, в чем маг сильно сомневался, то сейчас какофония в небольшой избушке могла свалить не только хрупкого юношу с абсолютным слухом, но и былинного Соловья-разбойника. Драко хотел возмутиться, но не смог даже докричаться до дружного хора. А Поттер после бани не смотрел в его сторону. Сидел в центре компании, вопил демонстративно, и не реагировал ни на прижатые к ушам ладошки, ни на бледный вид и показательное закатывание глаз. Кошмарный вечер. А танцы?! В чью-то голову, не отягощенную мыслительными процессами, пришла таки идея. И как любое инородное тело, попавшее в пустоту, изверглась с грохотом. Пляски гигантских кальмаров и павианообразных бегемотов, если такие существовали, поблекли бы в сравнении с этим непринужденным весельем. Музыкальное сопровождение составляла раздолбанная гитара и стол, на время принявший функции барабана. Драко забился в самый дальний угол полатей и наблюдал безобразные прыжки и коленца. А подлый Поттер и тут блистал! В центре хоровода скакал зайцем-переростком и все время смеялся. Даже голову на Драко не повернул! Не вспомнил. И лег отдельно. Впрочем, "лег" сильно сказано. Рухнул под лавку. Благородный Драко наступил гордости на горло, и затащил пьяное создание на кровать. В конце концов, это его персональный Гарри, а на полу еще штук пять жертв алкоголя валялось. Мало ли что в голову придет, а рядом такое сокровище в абсолютно беспомощном виде. Поттер перемещения не заметил, икнул и уткнулся носом в живот спасителя. Юноша даже подумал на миг, что вечер получит приятное продолжение, но, может и к счастью, Гарри ничем не отличался от бревна. Драко в стопятидесятый раз обиделся, дал клятву при случае отыграться и заснул, умиротворенный наступившей тишиной.
Вследствие полного успеха вчерашнего праздника, утро получилось вялым, как замедленная съемка. Руководитель, мужественно боролся с головной болью и еле живыми участниками похода. Если его призывы "Люди, автобус в 8, а нам десять километров топать, мать их" и находили отклик в чьем-то нежном сердце, то на скорости передвижений это совершенно не отражалось. Выползли господа туристы через полтора часа после подъема, не иначе как при помощи потусторонних сил.
Гарри продолжал молчать. Даже голову в сторону Драко не поворачивал. Плелся в хвосте колонны, раскачиваясь из стороны в сторону, и игнорировал трезвого приятеля. Нет, когда Драко очередной раз путался в неправильных лыжах, он оказывался рядом, и поднимал, но при этом тела ни разу не коснулся. Хватал за шкирку и встряхивал. И не улыбнулся ни разу. Будто Драко виноват в чем-то. Будто темная баня - лучшее место для выяснения отношений. Урод, ничего не поделаешь. А сердце болезненно ноет, ему не объяснишь, что Драко сердится на этот ходячий вызов здравому смыслу. Мальчик грустно вздохнул и потащился вслед за спутниками.
Гарри было муторно. К физическим мучениям добавлялась боль душевная. Судя по звенящим ушам, подобной подушке с иголками голове, он выпил море. И ни на минуту не забыл ледяной взгляд, презрительную ухмылку и высокородно-брезгливое: "Ты моя вещь Поттер. Как, - задумался на минуту, - носовой платок. И мне неинтересно, что с нами будет дальше", - передразнил сероглазый упырь вопрос Гарри, потянулся и приказал, - целуй!" И ноги раздвинул, тыкая ручкой в свой опавший после долгих ласк член. Он, как последний раб, всосал эту трогательно покорную его губам частичку Драко, играл ей, как ребенок карамелькой, нежа каждый замшевый миллиметр, и отпустил резко, ставшую упругой и гладкой плоть. Драко что-то кричал ему вслед, требовал вернуться, грозил, полный детского недоумения. Он даже не обернулся. Все последующее время Гарри пытался вышибить однокурсника из головы. Игнорирование получилось на славу. Драко обращался по любому поводу, показательно валился к ногам, искал взгляд, и улыбался насквозь неискренней заискивающей ухмылкой. Гарри потряс головой, пытаясь избавиться от наваждения. Пусть лучше честно ненавидит, чем так убого притворяется другом. А он дурак. Не надо было рассказывать про холодильник. Да, бросая в извечного соперника заклинание, мальчик подумал, что такому холодному, злобному и искрящемуся белизной созданию, место только в холодильнике. А в последний миг захотел даже там оказаться рядом. Итог - они в этом чарующем, на взгляд Гарри, месте. Драко, наверное, считает тайгу мраморным унитазом с захлопнувшейся прямо над магами крышкой. Ну, пусть скажет спасибо, что не в Антарктиде. И все скоро закончится. При этой мысли к горлу подкатил ком. Гарри отъехал в сторону, еле дождался, пока растянувшаяся цепочка людей исчезнет за поворотом, упал на колени и блевал в сугроб до черных пятен в глазах. Тонкая рука с белым платком выплыла из темноты, промокнула ободранные губы,
-Не надо было столько пить…милый. - Гарри молча отодвинулся, на чистое пространство, набил рот снегом, выплюнул и, аккуратно обогнув Драко, двинулся по лыжне. Сзади в сердцах плюнули и бросились догонять. Не очень удачно, судя по звуку падающего тела и нескольким выражениям, должным быть абсолютно незнакомым аристократическим наследникам. - Подожди! Поттер! Прекрати! - фигурка обернулась, убедилась, что мальчик встал, и поехала дальше. Перед глазами был небрежно отброшенный хозяином платок на снегу.

На автобус ребята опоздали. Их приютили в длинном деревянном бараке, именуемом гостиницей. Новые друзья решили продолжить праздник, раз уж магазин открыт, а впереди целые сутки ожидания. Некрепких к выпивке англичан оставили в покое, мальчики лежали рядом, в самой дальней комнатке, куда почти не долетали пьяный хохот и звуки гитары. Драко грустно смотрел в непоколебимо уверенную в какой - то своей далекой правоте спину, и злился. Спина делала вид, что спит, периодически подозрительно вздрагивая. Драко подполз ближе, на тонких матрасах, брошенных прямо на пол, было холодно, прижался и задремал. Гарри стало тепло и тошно. Обождав, пока дыхание слизеринца станет размеренным, мальчик поднялся и вышел на улицу, в морозную звездность таежной ночи.

Драко проснулся от неясной тревоги. Осмотрелся, так и есть. Поттер исчез. Глухое раздражение метнулось к сердцу и упоенно принялось терзать душу. "Ну, вот зачем мне это все. Он мог уйти писать, а я уже представил, его похитили. Или он пропал. Идиот этот Поттер. Что он меня все время слушает? Я не комнатная собачка! Я маг! Из старинного рода. Он думает, меня можно накормить, напоить, выгулять и все? Мне необходимо, а что мне необходимо? Тонкое понимание моей душевной организации и гибкое сочувствие моим изысканным внутренним переживаниям. Кретин! Из-за чего он обиделся? На полную ерунду. Подумаешь, какой трепетный! Где же он? Что он мне нервы портит? Молчит! А не надо задавать дурацких вопросов! Хуже девчонки! "Что с нами будет?" А я знаю? И это после секса! Лежишь расслабленный, довольный, и на тебе, сверкает очками, "Драко, что же дальше? Драко, как ты ко мне относишься?" Зря я его назвал предметом потребления. Ой, зря. Был такой счастливый. Куда он убежал, я мерзну!»
Драко поежился. Тревога никуда не убиралась, наоборот - росла со скоростью уже упоминавшихся, нежно любимых Хагридом "гариков". Мальчик осторожно приподнялся на локте и посмотрел в окно. Темнота и тишина. И никаких Поттеров. "А вдруг все-таки похитили. Что мне делать? Вдруг он лежит беззащитный, раненый?" От подобной перспективы Драко стало дурно. Он выбежал из комнаты, подавляя острое желание заорать, позвать на помощь. Хотя кого? В коридоре Драко убедился, что в зале группа напоминает лежбище морских котиков, и не то, что он, а даже зов труб Иерихонских вряд ли перебьет раздающийся храп. Зато у дверей, рядом с троллеобразным завхозом туристов лежал топор. Какое- никакое, но все-таки оружие, обрадовался юноша и отправился обыскивать остальные комнаты. Никого. Пусто. Был Поттер и как сквозь землю провалился. "Если эта сволочь устроила променад в три часа ночи, я его убью. Найду и искалечу. На всю оставшуюся жизнь. На те две минуты, что буду убивать. А вдруг, - от простой мысли - Гарри сию минуту убивает посторонний злодей, волосы Драко встали как копья радужных игольчатых крабообразов. - его уже нет. Его уже никогда не будет!!!" Драко сжал рукоятку топора покрепче, и выскочил на улицу. И увидел свою потерю метрах в пятидесяти от дверей гостинницы.

2005-05-13 в 23:30 

Карбони
Ай эм альбатрос.
Гарри находился в окружении двух фигур, странно похожих на людей, но при этом ни на йоту людьми не являвшимися. Не магами, не магглами, это Драко почувствовал бы, даже в лишенном колдовства куске пространства. И они держали его собственность за плечи! А зеленоглазый волшебник пытался объяснить, что-то неподвижным монстрам, видимо, оставив надежду вырваться из двойных клещей. Гнев и страх за приятеля лишили Драко малейших признаков рассудка. Больше, все-таки, гнев. Его собственного, жизненонеобходимого негодяя Поттера лапают посторонние особи! Драко угрожающе заорал, поднял топор и бросился на недочеловеков. Гарри застыл. И расцвел счастливой улыбкой. Даже говорить перестал, глаз не сводя, с белоголовой фурии. Откуда взялись две живые копии монстров, мальчики, по уши погребенные своими разнообразными эмоциями не поняли. Похожий на шкаф русоволосый парень перехватил Драко одной рукой, а второй вырвал оружие.
-Правильно, топор - опасный предмет, вы могли пораниться. - Перед Драко стоял черноволосый молодой человек с большими томными глазами, точная копия одного из вцепившихся в Поттера типов. - Мистер Малфой, если не ошибаюсь? - вежливо продолжил восточный красавец, - Вы в безопасности и среди друзей.
-У тебя, мразь, везде друзья! - русоволосый отпихнул Драко, бросил топор и схватил спутника за грудки, - я тебя предупреждал? Не подходить к этому подонку? Предупреждал?!!!
-Витя, - изящный брюнет взял руки плюющегося во все стороны Вити и очень нежно, будто неразумному ребенку, начал объяснять. - Я не могу игнорировать единственного программиста в институте на том основании, что ты решил ревновать именно к нему. А юные маги, друг мой, вообще не при чем. Если б не твое постоянное стремление выяснять отношения, дубли посылать не пришлось, и мы не напугали бы наших, - под грозным взглядом шкафа Вити, черноволосый парень на секунду запнулся, но решительно договорил, - друзей. И я прошу тебя, убери это - узкая смуглая ладонь небрежно махнула в сторону Гарри и его телохранителей, - ты второпях вечно колдуешь какие-то непристойности. - Брюнет покраснел и тут Драко заметил, копия его собеседника имела несколько ртов в самых неожиданных местах и, по меньшей мере, две упругие задницы. Дубль нервного Вити был украшен гроздью роскошных багровых членов.
-А мне нравится! - безапеляционно заявил грубый Витя. - Или я преувеличил? - Драко перевел взгляд на пылавшего темным румянцем красавца и заметил еще несколько деталей. Так и не представившегося молодого человека недавно били по лицу, возможно ногами, темнота и смуглая кожа, делали ссадины и синяки не такими заметными, как если бы их поставили на Драко.
-Ну, в количествах и цвете, несомненно. Убери же, Витя.
-Оставьте моего Гарри! Он не дубль! И очень пристойный!
-Конечно, ваш симпатичный друг никуда не пропадет, - ласково улыбнулся Драко темноволосый, за что тут же получил сильный удар под ребра.
-Какой он???
-Витя, но это правда. Не надо меня трогать, больно.
-Такого потаскуна, как ты убить мало, - одним движением руки разъяренный Витя уничтожил дублей и схватил товарища за воротник мехового полупальто - В глаза мне смотри! Что удумать успел, развратная крыса!!!
-Федор Симеонович, - прохрипела жертва и тут же была брезгливо отшвырнута на снег.
-Жаловался, контра недобитая? А мне насрать! Хоть к обоим Янусам иди! Ты - мой! Перед сотрудниками и людьми!
-А это не одно и тоже? - молодой человек поправил обшлага.
-С каких пор Выбегалло человек??? Или ты и с ним???
-Я ни с кем ничего! Закончим это вопиющее разбирательство! Мистер Поттер! Мистер Поттер, что с вами?
-А? - Гарри, казалось, очнулся от дивного сна. - Ты пришел спасти меня? Я так счастлив,- эта фраза могла быть последней в коротенькой жизни мальчика, если бы не самоотверженный бросок темноглазого мага. Вид крови, моментально залившей красивое лицо, отрезвил разъяренного монстра. И хоть Драко точно знал, к кому обращался Гарри, в глубине души он порадовался. Уж больно смазлив этот черноволосый. И не логичен.
-Позвольте представиться, меня Эдиком зовут, - парень сплюнул в снег темный сгусток, и попробовал встать на ноги - это мой муж, Виктор. Он немного нервничает, когда я общаюсь с кем-то, кроме него.
-Очень приятно, - Драко опасливо обошел все еще поверженного собеседника и прижал к себе Гарри. - Он нас не убьет? Вы - маги? А как вы колдуете? У нас ничего не получается. Я чуть с ума не сошел. Ты точно кретин, Поттер!
-Я знаю. - Гарри виновато ткнулся носом в замерзшую щеку приятеля. - Я тебя недостоин.
-Только посмей выдумать, что это повод от меня избавиться!!!
-Нет. Витя очень добрый, - на скуле брюнета стремительно вырастал лиловый фингал, - я перед нашей с вами встречей был в командировке на 76 этаже с одним нашим дру…, - Эдик инстинктивно замер, но терзаемый совестью Виктор старательно держал снежок на лице своего спутника жизни и смахивал с его разодранного рукава невидные глазу пылинки, - сотрудником. А Витя скучал и придумывал всякие ужасы.
-Да нельзя здесь колдовать, - бухнул Витя. - Почти. Место такое, я-то могу, мой пра-пра-, дальше следовал довольно внушительный список "пра" - дед лешим был. Вот пара-тройка заклинаний получается. А он не может.
-А Витя этим пользуется.
-Неправда!
-Простите, а откуда вы нас знаете? А вас он не убьет?
-Мы вас вообще не знаем! И я абсолютно не горел желанием знакомиться! Но отпускать его одного к двум малолетним, - смуглый палец дотронулся до большого и совершенно некрасивого рта.
-Мы действительно незнакомы. Но профессор Дамблдор обратился к своему давнишнему знакомцу и моему начальнику Федору Симеоновичу с просьбой найти вас. Магистр получил это мне.
-А я его никуда больше не пущу!!!
-Вот мы и здесь. Место, где вы можете находиться, обнаружилось довольно быстро. А дальше - мы ориентировались на ощущения Виктора. Они не обманули, на Умбуй-озере мы точно определили, где вы. - Эдик мягко улыбнулся, - А теперь нам осталось довезти вас до платформы Тынгарим 9 и три четверти.
-И катитесь в своем Хогвартс-экспрессе!!!
-Он здесь тоже ездит? - Гарри полностью пришел в себя. - А почему он вас бьет? Вы же очень хороший, я вижу, - лучше бы эта невинная фраза осталась в Гарри. Два одинаково взбешенных блондина уставились на Поттера и взревели, тоже хором.
-Тебя не спросили, змееныш малолетний!
-Кто хороший, кто??? А я поверил этой змее!!!
А ты что скалишься?! Я так и думал, что на 76-ом, со снежным человеком, гигантским кальмаром и даже клопом!!! Ты не чай пил!!! И этим, - рычанье стремилось к ультразвуковым частотам, - "программистом"!!! "Саша умный, с Сашей интересно!" Добавь еще эту очковую макаку в свою коллекцию!
-Ты, Поттер, плевок в лицо магической эволюции! Да и человеческой тоже! Обратная ветвь развития! С таймером! Который отсчитывает скорость твоего падения! От волшебника к слизняку! А когда вернемся начнется "Рон - то! Рон-се!" Так???
-Вам тоже повезло в любви, мистер Поттер. - Эдик опустил длинные, прямые, как шпаги ресницы, - Не убьет. Он меня боится. Я могу уйти, а он только убить меня. Кто уязвимее? - на вопрос ответил внезапно сдувшийся Драко:
-Я. То есть - он. Виктор.
-Ладно, хватит трепаться. Поехали.
-А наши спутники?
-Решат, что вы плод отравленного алкоголем воображения.
-Я кому ехать велел??? - Виктор, направился к странному сооружению, которое даже выросший среди магглов Гарри не назвал бы машиной. А Драко врос в землю, широко разинув рот от удивления.
-Козел! С цепями, - в голосе Виктора звучала гордость законного владельца. Заднее сиденье - ваше! Делайте, что хотите.
-Обязательно, - угрожающе глядя на приятеля, заметил Драко.
-Кто козел? - удивился Гарри. Нежный поцелуй разбитых губ удержал грубого Виктора от правдивого ответа.

Дорога шла вниз крутым серпантином. Виктор одной рукой удерживал руль, а другой нежно гладил ширинку сидящего рядом Эдика. Тот увлеченно рассуждал о принципах трехлинейности счастья вместо линейности, коей занимается отдел. Гарри лениво слушал и размышлял о том, почему, не получив ответа Драко ни на один волновавший вопрос, он чувствует себя таким неприлично довольным. Солнце сероглазое намучавшись с идиотом Поттером крепко спало, положив голову ему же на колени. Только боязнь всей тяжести высокородного гнева разбуженного чудовища, мешала Гарри поцеловать потрескавшиеся на морозе, но все равно желанные губы, хотя кое-какие приятности были вполне в зоне достижимости. Гладкие и полупрозрачные, как лепестки лилии щеки можно нежно щекотать пальцами, на густые русые брови дуть, осторожно трогать губами бело-розовые родинки на шее, две, видные, только если близко-близко наклониться к чудесным отметинам. И естественно, как личность увлекающаяся, Гарри зарвался. Заспанный, разобиженный, в самом мерзком из уже знакомых состояний, Драко был оскорблен в лучших чувствах. Слова юноши сочились ядом, при знакомстве с которым любой профессор зельеварения умер от зависти. А потом… Потом их грубый водитель остановил свой музейный экспонат, велел мальчикам сидеть тихо и по сторонам не зырить, сгреб в охапку супруга, и только двери хлопнули.
-А мы? – только что читавший лекцию о невозможности будить кое-кого, когда кое кто спокойно спит, а то не сносить этому неназванному кому-то черную башку, Драко уселся и жадно уставился на Гарри. – Время будем терять или…? – Ответом были поцелуи. Накрыли светлую голову теплом летнего дождика. Ласковым ветерком обвили шею, забрались в вырез свитера, вызвали легкую рябь мурашек на груди, превратили медленное течение крови из тихой реки в бушующий ключ.- Гарри, еще, пожалуйста! – У куртки сломана молния, пуговицы с тканью оторваны, свитер задран к подбородку, - Гарри, ближе, - темные, в сравнении с полотном кожи соски поочередно скрываются в ненасытных губах, ласки заряжают электричеством каждую клеточку, заставляют топорщиться шелковый пух на мягком животе, золотые завитки паха мягко щекочут нос Гарри, заставляя улыбаться. – Гарри! – Как же он готов, его ненаглядный, его прекрасный, - Гарри!- Губы в губах, колени у головы, все тело – сплошной пульс и его Драко стонет протяжно. Гарри уткнулся в мокрую от пота грудь. Несколько усталых вздохов и, - Гарри! Черт тебя подери! Ты оглох?! У меня в позвоночнике железяка, в шею впился кирпич! А ты!!! Бесчувственное бревно!

2005-05-13 в 23:31 

Карбони
Ай эм альбатрос.
-Тут не может быть кирпича! Но ты же кончил?
-Да! Но я мучился, это было ужасно, почему последнее время ты выбираешь неудобные места? Тут есть кирпич!
-Конечно, это у Вити такой тормоз. Если б мы встали под гору, он подложил бы под колесо.
-Извините, - Гарри нервно принялся застегивать брюки Драко и натягивать на голый живот ненаглядного свитер. – Я проверял, нет ли вшей.
-Поттер, ты сдурел? Кого нет? Мы просто трахались, не слушайте этого урода!
-Я сразу подумал, что с паразитами у вашего приятеля дела обстоят неважно, но лучше убедиться, - понимающе улыбнулся вежливый Эдик.
-А почему ты ему соврал? Он тебе нравится? Да? Гарри?
-Кто кому нравится? Что здесь происходит??? Тебя на три минуты оставить можно? - громадная рука вцепилась в темные кудри. – Развратная тварь!
-Сам виноват, это ты меня таким сделал! – неожиданно огрызнулся Эдик, а Гарри, крепко прижав к себе, кипящего негодованием Драко, попробовал сменить тему.
-Простите, а мы вас понимаем.
-Да ну? Какого хрена ты мне зубы заговариваешь???
-Это потому, что мы говорим на английском, - доброжелательно заметил Эдик, и выпутался из рук супруга. – У Вити – университетское образование, не одно.
-А по виду не скажешь, - попытался сделать комплимент Гарри.
-Я похож на второгодника школы для дебилов, так что ли???
-Я хотел сказать…
-Что Гарри не ожидал такой учености под столь простыми и располагающими к себе манерами, – попробовал исправить положение культурный Эдик.
-Он сам редкостный недоумок! – Обиженный невниманием окружающих Драко решил напомнить о себе. – И мы едем, наконец?
-Знаешь, парень, ты того, намордник, поводок и пояс верности купи! Если ты собираешься и дальше тусоваться с этим блудливым типом.
-Спасибо! Я воспользуюсь вашим советом! Он мне кажется разумным. – Виктор завел мотор, «козлик» бодро заскрежетал цепями, не услышав грустной реплики Эдика.
-Это рецепт от магистра Жиакомо. Методы Кристобаля Хозевича Витя пока не применял, но думаю, это вопрос времени.

На платформе Тынгарим 9 и три четверти прощались четыре мага. Даже грубый Виктор по очереди прижал мальчиков к сердцу, вежливый Эдик же, под тщательным присмотром любимого, поцеловал каждого в щеку, и на этом все кончилось. Паровоз прогудел, из черных глаз прыснули слезы, и вот уже станция, осталась далеко позади.
-Тебе понравился этот мозгляк? Этот белобрысый доходяга? Нет? Ты возбудился от лохматого чернявого паразита, да??? – бледный Эдик пытался дождаться бреши в истошном оре Виктора, но это была уже совсем другая история…

Эпилог.

Драко и Гарри поссорились через три минуты после прибытия в Хогвартс. Радость от встречи с Роном и Гермионой вызвала дикую истерику, груду беспочвенных обвинений и гордое «Пошел ты в задницу, Поттер!!! Ненавижу!». Впрочем, сначала Гарри не расстроился. Рядом были друзья, жаждущие узнать подробности приключений, Дамблдор, коривший себя за медлительность и восхвалявший Гарри, Хагрид, горевший желанием показать мальчику своих новых «деточек» - помесь крокодила и летучей мыши…Отсутствие Драко в столовой он заметил на второй день, на занятиях - на третий. Дин Томас сказал, что видел белобрысого хорька в больничном крыле, но когда запыхавшийся Гарри появился у мадам Помфри, та сказала, что Драко выписали, и он уже в гостиной своего факультета. Юноша расстроился, попытался проникнуть в подвалы Слизерина, но - увы, Драко ни на минуту не оставался один. Сидел грустный и делал вид, что слушает однокурсников. Гарри вернулся в свою комнату, спрятал мантию-невидимку и лег спать.
Утро было удивительно жарким и солнечным, свежая зелень радовала глаз, и профессор ЗОТС снова решил провести урок на природе.
-Смотри, Гарри, Малфой–то тронулся! Зимняя мантия, какой–то мешок, а это что?
-Одеяло и подушка, гы!!!
-С ума сошел, урод! Еле волочит свое добро! Гарри, как ты его вынес, я б лучше с жабой Невилла куда-нибудь попал.
-Меня бы тоже больше устроило - ты и жаба Лонгботтома. А не ты и Малфой.
-Гарри, ты что?
-Мистер Поттер, мистер Малфой, покажите нам, как на противнике применяется заклинание быстрого погружения в пространство, незащищенное…

БАХ!!!

-Невозможно!!! Не со мной!!!
-Почему, Поттер?
-Я не умею плавать!!!

Через пятнадцать минут, спасенный из морской пучины, Гарри лежал на золотистом песке, над его головой мерно покачивалась лиана, солнце палило кожу,
-Драко, мне не интересно, КАК ты это сделал. Мне не интересно, ЗАЧЕМ ты это сделал. Мне интересно – для чего тебе тут нужна зимняя мантия?
-Мне тоже, Поттер, мне тоже…
Но это была уже совсем другая история.

2005-05-14 в 00:58 

Я обещала маме, что больше не буду влюбляться в неудачников.
боже мой, какое чудо, какое чудо!!!

честное слово, этот фест - просто сокровищница!!

Карбони, какой у вас слог! а какая необычная ситуация!! а какой юмор!! а КАКОЙ Драко!! Чудо!!!

сплошное удовольствие, огромное и солнечное.
спасибо, спасибо, спасибо!

хотя вот в отрывке с Виктором и Эдиком иногда сложно было разобраться, где кто что делает и кто говорит)) но это мелочи.

Поттер, ты невыносим. Ну, не надо. Я, кажется, на пол вставал. Босиком. Ну, Гарри.
от этого я просто валялась.. :inlove:


настоящее цельное произведение.. у вас очень-очень хорошие писательские способности. вот.)
буду с нетерпением ждать ваших новых фиков!

зы.
почитав ваш дневник: а от Стругацких и правда что-то есть) даже не что-то :laugh:

2005-05-14 в 21:52 

Who's in bunker?
Карбони
я дочитала до половины. но это просто невероятно!!! я уже очень давно не была так впечатлена фиком. эти их эмоции - они меня захватывают полностью. много жалости, нежности, отчаяния. но все-таки сколько радости, несмотря на мучения.
сюжет - конфетка!!! написано волшебно. пойду дочитаю, а то сил уже нет терпеть!

2005-05-14 в 22:41 

I'd rather be hated for who I am, than loved for who I am not(c) Kurt Cobain
И я прочитала на одном дыхании, как то даже выпала из реальности, очнулась только с последними сточками. Потрясный фик и очень захватывающе;) Давно такое не попадалось. Спасибо огромное автору;) :hlop:

2005-05-14 в 23:05 

Who's in bunker?
сцена с палаткой очень понравилась. смешная...
Драко - лучшая принцесска. А эти пальчики как рафинад.. м!

Вообще эта ревность и обидчивость – самая правильная и понятная вещь на свете.обожаю Дракочку!!!

Майор Прохоров рулит!

«До чего я довел гордого потомка рода Малфоев…Берет у чужих еду, какое ж я ничтожество».
Здесь я смеялась дольше всего.

Про баню. Как же он мог поверить, этот тупой Гарри, что он для Драко вещь? Да он ничего не понимает в настоящих играх!!! Он ничего не понимает в обиженных малфоях. Я терпеть не могу этого Гарри. Злобного, непонятливого. Думает только о себе, идиот.

«Его собственного, жизненонеобходимого негодяя Поттера лапают посторонние особи!»
я бы убила. И не приближалась бы к Поттеру больше никогда в жизни за то, что он это позволил.

ура!!!! ура!!!! они спаслись!!!!!! как же я счастлива!!! как счастлива!!!

Карбони, спасибо!!! можно этот фик будет моим любимым?

2005-05-15 в 03:21 

воображаемый друг Фэй В.
Карбони Вау, чудо какое! :) Я перебудил весь дом, и чуть не схлопотал за неуемные восторги!! Правда, совершенно чудесный фик, спасибо! Даже нет - спасибище! :)

2005-05-15 в 11:11 

Claire
Карбони
Замечательный фик!
Чего стоит только это: Ты все время меня бросаешь. То за дровами, то костер разжигать, то готовишь, то палатку ставишь! Сплошной эгоизм. А я сижу и жду тебя.
Обожаю такого Драко! :rolleyes:
Спасибо! :)

2005-05-15 в 22:30 

Карбони
Ай эм альбатрос.
cooly Спасибо большое! Мне необыкновенно приятно слышать такие добрые слова:) Я боялась, как раз за слог, что читателей, привычных к другим образцам, мой будет раздражать, но Вы меня успокоили)))
С Виктором и Эдиком, Вы правы, это моя идиотская самоуверенность автора, раз мне понятно, то и другим тоже, я сейчас посмотрела, действительно...
Насчет новых фиков - не знаю, я всю кровь бете выпила, за время написания этого:-( Если они /кровь и бета/восстановятся - может быть:)
Очень - очень люблю Стругацких)))
Italy :) Также большое спасибо! Очень рада, что доставила удовольствие))) Поскольку я в этом фендоме человек посторонний, жутко боялась, что главные герои вызовут резко негативные эмоции у людей, давно пишущих и читающих, и мне очень лестно, что они понравились.
Майор Прохоров рулит, как и его реальный прототип)))
Гарри пытается разобраться в обиженных Малфоях) У него просто не всегда получается))) Да и вымотанный он)))
Так ведь дубли лапали) А им не объяснишь))) Бо у них задачи, а не мозги и эмоции))))
Конечно спаслись))) Я просто в силу природного оптимизма и жизнелюбия считаю, что конец не может быть плохим))))
Вы меня смутили до крайности))) Можно все!!! Еще раз, спасибо за отзыв.
Clementina Спасибо огромное! Я старалась)))
aeris Дом жалко))), а Вам очень рада, что понравилось) Спасибо!!!
ClaireСпасибо Вам) Рада, что время затраченное на такой длинный фик, не пропало зря)))

Милые дамы, поскольку, к сожалению, на фесте не появился человек, в подарок кому я писала этот фик, считайте, пожалуйста, что это подарок всем Вам :red:

2005-05-15 в 22:50 

Who's in bunker?
Карбони
вымотанный? *ворчит* а маленький Драко, значит, должен сидеть один под елкой голодный и страдать? :laugh:
Так ведь дубли лапали)
уже поняла. но когда читала, тааак злилась ))

чудная позитивная атмосфера :kiss:

2005-05-15 в 23:54 

I am a dorky dork! ©
Браво, шедевраль, давно не читала такой хорошей гарридраки :white:
Карбони
А где в вашем исполнении еще фиков почитать можно? :)

2005-05-16 в 12:28 

Возможно, я люблю вафли. Возможно, вафли любят меня.
Карбони
Мне очень понравилось! Совершенно потрясающий фик! От Драко я вообще в диком восторге! Очень рада, что прочитала этот фик. )
Как любительницу этог пейринга Вы меня просто покорили. ;-)
Драко, поедающий сгущенку - это нечто. )))

2005-05-16 в 12:34 

Возможно, я люблю вафли. Возможно, вафли любят меня.
Кстати, присоединяюсь к Мистле: что еще у Вас есть? Мне будет интересно почитать даже если это не фики по ГП или вообще не фики.

2005-05-16 в 20:19 

"Только страйки на дорожках Срединного мира" (с) С. Кинг

Странный какой-то фик, нагромождение всего, герои выглядят как слабоумные дети, особенно Драко, и мне кажется, что эпизод с его изнасилованием вообще не в тему. Конечно, его безумно жалко, но все потом скатывается к какому-то невыразимому стебу, так что эпизод теряет свою драматичность

2005-05-17 в 01:08 

goroshina
Блин, я, наверое, какая-то не такая, но я не понимаю, чего тут хорошего? Это притязание на юмор? Я даже до середины еле дошла! Зэки какие-то, Сибирь... Бред сивой кобылы, простите. Сейчас модно брать публику эпотажем? На самом деле, мне даже комментить не хочется. Иногда попадаются фики, которые даже материть стыдно, не стоят они этого.

2005-05-17 в 02:01 

воображаемый друг Фэй В.
Карбони Очень понравилось! :) Мне вообще очень понравился Ваш слог, Ваш юмор и... Хм, как в том анекдоте - мне нравится ход Ваших мыслей! :)

2005-05-17 в 15:11 

Возможно, я люблю вафли. Возможно, вафли любят меня.
Vampiressa
Сейчас модно брать публику эпотажем?
Простите, но по-моему, эта мода появилась уже давно, если не была всегда. В этом фике я эпотажа не вижу. В чем он, по-вашему, проявляется?
Иногда попадаются фики, которые даже материть стыдно, не стоят они этого.
Позвольте поинтересоваться, какие фики материть не стыдно? )

2005-05-17 в 23:05 

Карбони
Ай эм альбатрос.
Мистле Спасибо) Мне очень приятно)))
Суси-нуар Спасибо большое, рада, что вы получили удовольствие)
Милые барышни, я вам в почту кину ссылку, где можно почитать, хорошо?
Швеллер Поскольку Вы ставите диагноз, и вопросов у Вас нет, то думаю и объяснять мне что либо по фику не нужно) Прошу прощения за бездарно потраченное Вами время.
Vampiressa Я пишу истории, которые интересно читать мне. ЭпАтаж - действо, рассчитанное на публику. Я не в том возрасте, когда тянет этим заниматься. Я, как автор, ставя буквы AU, читателя предупредила. И могу вести сюжет куда хочу. Здесь много прекрасных фиков, написанных привычным Вам языком и в привычных Вам обстоятельствах, не понимаю, зачем страдать и читать до середины? И материть никого не нужно. Во первых некрасиво, во вторых можно нарваться на хама.
aeris Знаете...я посмотрела Ваш дневник, и мне очень нравится, что Вам нравится ход моих мыслей))))

2005-05-17 в 23:54 

goroshina
Карбони Никто не страдает. Просто высказала свое мнение, на то, наверное, и рассчитан этот фест, чтобы каждый мог почитать и откомментить так, как захочет, исходя из своих предпочтений.

2005-05-17 в 23:58 

Я обещала маме, что больше не буду влюбляться в неудачников.
ай, а мне можно тоже ссылку, где почитать еще? pretty-pretty please. :)

2005-05-18 в 03:49 

воображаемый друг Фэй В.
Карбони :) А можно мне тоже ссылку? Пожалуйста!..

2005-05-19 в 00:31 

Карбони
Ай эм альбатрос.
cooly, aeris я в дневник кину, хорошо?)

2005-05-19 в 16:31 

Огромное спасибо!

Вы лишний раз доказали, что пайринг "Гарри/Драко" далеко себя не исчерпал - хороших сюжетов полно, надо только поискать!

Отлично! Сама пишу фанфик в настоящее время, надеюсь, что немного Вашего вдохновения перейдёт и мне.
Дальнейших успехов!

URL
2005-05-20 в 21:31 

Женщина прекрасна когда любима. О, Боже, какой мужчина!
Карбони
Ваш фик просто великолепен! Вызывает просто бурю совершенно противоположных эмоций. Моментами в глазах стояли слезы, а иногда от счастья за героев сердце просто готово было вырваться из груди. Я просто под огромным впечатлением. Фик,однозначно, попадает в список моих самых любимых. Понравилось буквально все, без исключений. Не хотите написать сиквел?

2005-05-21 в 14:22 

шлюха-убийца
Прочитала только одну треть.
Вообще фразы бились о мою бедную голову, не получалось у них проникнуть в меня. Как не тот ключ в замок совать, совать… да не засунуть.
В героев таких не верю. Сцена с насилием вообще как будто из другой оперы. Может это такой черный юмор, но я его не понимаю, честное мафинское. Жалко Гарри и Драко, которые здесь получились какие-то инфантильные. Без лишней скромности скажу, что этот фик напоминает мне один мой собственный (недописанный до сих пор), но мой фик был стебом и сводкой анекдотов… и вообще как-то так.
Ну, вообще я-то не до конца прочитала… хотя конец-то я прочитала все равно) И потому может мысли мои в какой-то степени поменяли бы свою направленность, хотя большой-большой «вряд ли»…

2005-05-23 в 13:21 

Я балдею в этом зоопарке! (с)
ммм... временами для меня было слитшком АУ и слишком ООС... ненормальное ИМХО поведение для 17-летнего парня *про Малфоя)*
хотя вот от этой фразы я каталась по компьютерному столику.. ржалЪ

Утро было удивительно жарким и солнечным, свежая зелень радовала глаз, и профессор ЗОТС снова решил провести урок на природе.
-Смотри, Гарри, Малфой–то тронулся! Зимняя мантия, какой–то мешок, а это что?
-Одеяло и подушка, гы!!!


2005-05-23 в 22:34 

Карбони
Ай эм альбатрос.
Гость, спасибо большое, вам удачи!
Mafyне поняли, ничего страшного, не продрались - тем более))) Вы, видимо, любите Пикассо не так, как люблю его я.
heresy мне кажется - поведение нормальное, для человека, который попал не просто в чуждый, а даже в инородный мир) Если посмотреть поступки, они логичны. Другое дело, как они показаны. Ведь можно написать: "Вчера на площади свердлова попал под лошадь извозчика n 8974 гр.О.Бендер. Пострадавший отделался легким испугом.", а можно "- Это извозчик отделался легким испугом, а не я, - ворчливо заметил О.Бендер." Ситуация та же, взгляд разный.)))
Vinky Спасибо!!! Мне очень приятно. Нет, сиквела скорее всего не будет. Драко - умничка, он наверняка набрал в свой рюкзак все, что может облегчить Гарри, его - Малфоя, содержание на необитаемом острове)))А это мне писать не интересно)))
Спасибо всем за отзывы, извините за запоздалый ответ.

2005-05-24 в 11:24 

Я балдею в этом зоопарке! (с)
Карбони
может быть

2005-05-25 в 06:21 

Карбони

Хех, я малость прихуела - давно не читала ничего более потрясающего! Оригинальность во всём - што слог, што юмор, што сюжетные повороты. Стругацкими немношко пахнуло, да. Но про ето уже сказали :)
Моё глубокое убеждение - нет ничего круче Alternative Universe. Потому што именно в етом случае в фике гораздо больше от самого фикрайтера - по сравнению с фиками, не отходящими от буквы вселенной тётки Роулинг. А уж когда у фикрайтера такая фантазия!
Сладко-сладко, до боли понравились и Драко, и Гарри. Всё их взаимодействие кажется такой чудесной игрой. И правильно. Главное, штобы было не скушно друг с другом.
Оч хотелось бы припасть к другим субъектам Вашего творчества :shuffle: Вы там выше товарищам обещали ссылку кинуть. Я тоже была бы не прочь поймать линк.
Огромное, огромное спасибо.

Mafy

Ты дурик, гы-гы.

2005-05-25 в 10:54 

Абсолютно потрясающее произведение! Читала не отрываясь. Только в конце странно как-то получилось: Гарри без ума от Драко и при этом не замечает его отсутствие в течене ТРЕХ ДНЕЙ?! Не знает, что тот был болен и лежал в больничном крыле? Зачем такому милому Драко такой тупой Поттер? :(

URL
2005-05-25 в 15:58 

Женщина прекрасна когда любима. О, Боже, какой мужчина!
Карбони
Жаль, что сиквела не будет(((( А может Драко этот рюкзак свой потеряен случайно?
А кто у Вас на аватаре - не Даниил Страхов случайно? Похож))))

2005-05-25 в 17:13 

шлюха-убийца
Фрида фон Штрассе , чё, знакомую мартышку встретила, решила погыгыкать?))

2005-05-25 в 20:20 

Mafy

Дык! Не смогла промолчать :shy:

2005-05-25 в 22:15 

шлюха-убийца
Фрида фон Штрассе , у каждого свои вкусы. тебе понравилось, мне нет... ну что теперь, снова вешаться? :-D зато мне что-то другое нравится, отчего у тебя приступ может случиться.

2005-05-26 в 22:12 

Карбони
Ай эм альбатрос.
Фрида фон Штрассе Вам спасибо! Прочитала ваш отзыв на работе, и аж лапы зачесались, взять начальника за шкирку и ткнуть носом в комп, мол видишь, Саня, народу нравится, а ты, как только я по клавиатуре больше пяти минут стучу, вопишь - кончай самореализовываться! Работай!...Только его убеждение, что я не знаю как выйти в инет и удержало;-)
В конце Стругацкими и должно было пахнуть:) А вот если на протяжении всего фика...Буду работать над собой:shuffle: Ссылку кину. Еще раз спасибо)))
Гость Спасибо)))) Понимаете, я в походы ходила десять лет, серьезные, с категориями, и заметила по себе, когда возвращаешься - некоторое время встречаться с людьми, топавшими с тобой не хочется. Чем тяжелее поход - тем дольше. Страшно тянет к тем, кто оставался) Даже когда отношения самые лирические. Перышки почистить хочется) Да и банально соскучится) Так, что Гарри тоже милый))) Устал просто)
Vinky Сиквел, по-моему пишут, когда сюжет требует развития. А тут писать продолжение - получится комикс. Мне это не хочется))) Да и, мне кажется, Малфои два раза в одну воронку не падают)
Не знаю, к сожалению, кто такой Даниил Страхов, но это не он. Это Шон Бин)
Еще раз - всем спасибо)))

2005-05-27 в 11:26 

Возможно, я люблю вафли. Возможно, вафли любят меня.
Карбони
А можно я еще скопирую свой отзыв из дневника? Даже если нельзя, я все равно скопирую. ) Просто еще раз хочется похвалить. ;-)
После того, как я прочла название: Интересное название. Интригует. Думала, что это будет про то, как кто-то сидит в Азкабане. ) Даже не знаю, откуда у меня взялись эти мысли.
Почему данный фик назван именно так, я не поняла даже после прочтения, но мне это не помешало. )
Цитата: «Нет, это льстит, когда толпа придурков ходит за тобой раскрыв рот, но куда как приятнее, когда ты, под пушистым пледом, с «Проблемами прогрессивного зельеварения» ешь бутерброд».
О персонажах: Кроме, непосредственно Драко и Гарри, в фике присутствуют оригинальные персонажи в большом количестве. Мне показалось, что Гарри очень даже в каноне. Типичный гриффиндорец. А вот Малфой, конечно, не такой, какой он по канону. Но очень милый. Капризный и ноющий.
Впечатление от фика: Замечательный фик. Мне очень понравился. Как раз то, что мне доктор прописал, кроме смирительной рубашки. )) Легко и приятно. И нежно и… Короче, хороший фик. Правда, в нем присутствует сцена насилия, которая таковой, в общем-то не воспринимается.
Оптимальный вариант для: людей, которые любят пейринг Гарри\Драко, несколько «странные» фики, хотят почитать о том, как Драко ел сгущенку и узнать, кто такой майор Прохоров.

2005-05-27 в 17:07 

Shackleford, Rusty Shackleford
Потрясающе! Самый светлый и радостный фик, который я вообще прочитала на фесте. Спасибо! Дракуля просто чудо (чудо-страна, чудо-йогурт, к чему это я?)! Немного режут глаз слова вроде «крокодил» и «Чучелко», а так все гладко. А Виктор и Эдик – они ваши? Может, напишите, отдельно про них (так мне эта пара понравилась!). Меня посетил приступ глупого счастья, даже несмотря на то, что Зенит проиграл в тот день, когда я прочитала ваш фик. Но все равно, ЦСКА отстой, Чантофальски – лапочка, ваш фик – прелесть, а гарридраки рулят!

2005-05-29 в 12:30 

Потярсно!!! Великолепно!!! Убежала голосовать за эту прелесть!!!

URL
2005-06-06 в 12:28 

demo-girl
Карбони
Это лучшее из всего, прочитанного мной за последние... хм... полгода?.. год?
Спасибо Вам огромное, получила огромное удовольствие))) Пошла перечитывать)))

2005-08-23 в 13:29 

Голосовать,наверно,позно,но не могу не сказать-прелесть,прелесть и еще раз прелесть!
Большое спасибо!
Рона

URL
   

BottomMalfoyFest

главная