Верь мне. Мы встретились в странный период моей жизни.
URL
00:43 

У меня бывают моменты, когда страшно сильно хочется с кем-нибудь поделиться. И я сейчас говорю не про вкусняшки или переживания - кормить кого-то готова сколько угодно, а с проблемами привыкла разбираться всегда сама. Мне хочется поделиться тем, что я чувствую. Своей музыкой, которую вряд ли кто-нибудь будет чувствовать так же, как и я, своими ощущениями. У нас очень тепло, к ночи жара, которую я не переношу, наконец-то спала. Если бы кто-то знал, какое за моим окном месиво чувств... Этот воздух, эта прохлада, цветущие деревья, легкий ветер... Это даже не описать. Но мне так хочется, чтобы рядом был хоть кто-нибудь.
Наверное, такие моменты и замечательны тем, кто они целиком и полностью принадлежат мне, но ощущение тотального хронического одиночества не дает покоя.

Как-то этой весной, перед наступающим Международным Женским Днем, пыталась побороть желание покинуть свою зону комфорта и вырваться. Это безрассудно, шепнула мечта... Делай, что хочется, сказала задница, которой хотелось приключений.
Час ночи, восьмое марта, я стою на трассе. На меня косятся какие-то странные злобные мужички. Человек, который и предложил пойти гулять ночью, подходит через пятнадцать минут.
Мы лежали на земле, целовались, над нами падали звезды, все было залито светом полной луны. И я загадывала желания и смотрела на небо, показывая созвездия. Мы спорили, с какой стороны север, даже нашли полярную звезду. А к трем часам мы пошли согреваться, пили чай, у меня от резкой перемены температур подскочило давление. В четыре небо приобрело такой лучезарный светящийся синий оттенок, который даже хотелось потрогать руками. Утром, уже у себя, я засыпала, смотря на зажигающиеся окна.

Сейчас я вспоминаю столько всего... И крайне редко кто-то был рядом. А мне это нужно. Мне тяжело наедине с собой.

Думаю о том, что настало время отпустить все к чертовой матери, потому что происходящее где-то с того июля с каждым днем становится более мерзким. Столько грязи на меня вылили и столько было лжи...
Гори, гори ясно.

@музыка: Аквариум - Когда пройдет боль

@настроение: Ella Fitzgerald – In A Sentimental Mood

00:06 

Страшно хочется разговаривать. Именно поэтому, пожалуй, я весь день говорю сама с собой на разные темы. Словесные баталии, дискуссии, и тонна прожженных воспоминаний - все для меня.

15:43 

Любовь обесценилась, она ничего не стоит, старая потаскуха Марла Сингер продает ее за гроши.
И где-то в тишине щебечет её сердце о вечном счастье, лелеет надежду на то, что все изменится.
Сколько тебе лет? Ничего не менялось все это время, почему же что-то должно поменяться именно сейчас?
Не пора ли прикрыть лавочку?

@музыка: Dinah Washington – Cry me a river

15:51 

Выключатель.

Иногда я просыпаюсь ночью от того, что кричу.
Иногда от этого просыпаются мои соседи.
Иногда я встаю среди ночи и включаю свет.

Уже много лет мне снится один и тот же сон. Снится со странной периодичностью, учащаясь в определенные моменты жизни.
Я знаю, что нахожусь в комнате, в своем доме. Я нахожусь в полной темноте, но тактильно ощущаю, где что находится, восстанавливаю образы по памяти.
Я знаю, что в комнате кто-то есть.
У меня только одна цель - включить свет.
Я стою напротив окна и наблюдаю сумеречное мерцание улицы, мигающий отблеск фонаря - вот он, свет, к которому я так долго шла. Тот самый свет в конце моего тоннеля.
Я еще ни разу во сне не выполнила свою миссию - просто-напросто включить свет, нажать на этот блядский выключатель, просто пройти три шага вперед, пальчиком надавить кнопочку и убедиться, что я одна.

Как только я понимаю, что в темноте комнаты кто-то есть кроме меня, в мыслях проносится "Свет, свет!".
Я пытаюсь двинуться с места, но не могу.
Немеет тело, руки, ноги, пальцы - как будто бы вбивают в меня по гвоздику, приколачивают к полу. Я хочу кричать, но из горла не вырывается даже крик. Я пытаюсь звать на помощь.

А потом чьи-то крепкие руки хватают меня и тащат по полу.
А потом эти черные руки достают нож и приставляют к моему горлу.
А потом я просыпаюсь в ледяном поту.

Включите свет, пожалуйста.

Недавно вот вспомнила, как человек, который до сих пор мне остается близким и дорогим, прислонил меня к стене и начал душить.
Вся моя любовь - стокгольмский синдром, и, пожалуй, один выключатель. Это же так просто - нажми и будет тебе счастье в двести ватт.
А на деле оказывается, что путь к свету лежит через барьеры и не способность самой решать свои проблемы.

Просто включите мне свет, пожалуйста.

09:03 

Бонни и Белла.

Прошлой осенью бабушка рассказала о Белле, своей сестре.
Бабушка была тогда молода, сестра так же. И сестра ее была воплощением света и силы, такой вот маленькой женщиной, какие только воспевались в стихах Некрасова - крепкая духом и телом. Огромные глаза и нос с горбинкой, как это бывает у чистокровных евреек, скромный маленький рот. Она описывала Беллу и я невольно вздрогнула - что-то свое, родное, даже отцовское.
Как-то Белла простудилась, а через пару дней оказалась в больнице. Через неделю пошла на поправку. Бабушка носила ей свежую одежду и обеды, заходила каждый день.
И вот я помню этот дрожащий голос ба - о том, как она проведала ее как-то утром, принесла свежих яблок, а Белла сказала, что не хочет есть; ее сегодня выписывают, она очень хорошо себя чувствует, сама соберет свои вещи и вернется домой.
Бабушка пришла за Беллой в обед.
Через три дня Беллу похоронили.

Бабушка говорит, что я маленькая копия Беллы.
Те же глаза, губы, улыбка и нос. То, что передается только лишь женщинам в нашем роду.

Наша семья.
И я снова вспоминаю, как один человек, который является родственником, родной кровью, облапал меня, когда я была маленькой.

И нет, не настолько маленькой, чтобы ничего не понимать.

Не настолько маленькой, чтобы мне не было страшно, мерзко, противно - я прекрасно понимала все происходящее, но я не могла вырваться. Я до сих пор помню то, что происходило, когда меня оставляли наедине с этим человеком. Я думаю, легко понять, что можно было сделать маленькому ребенку?
Мама говорила, что я вру. Что такого не может быть, что все это моя богатая фантазия.

Я безумно люблю свою маму и восхищаюсь своим отцом. Отца, как это было в моем детстве, мне не хватало, его почти не было с нами.

Для отца, наверное, я была маленькой Бонни.
Даша как-то озвучила мысль, которую я не хотела признавать - ты ищешь кого-то постарше, ты видишь в нем отца.

Как-то в четырнадцать лет я словила себя на том, что я сижу на коленках у одного очень милого мальчика, которому было двадцать шесть на тот момент. Я сижу у него на коленках и он меня обнимает, пытается целовать, дышит на ушко, предлагает пойти к нему домой... Ну, так. Фильм посмотреть.
Я ничего не чувствовала к нему. И ни к кому далее. Даже там какой-нибудь паршивой симпатии.

Как-то почти через год у меня был один такой преподаватель старших классов, а у него была я. Ему было около сорока, у него была семья, жена, взрослые дети... И я. У него была я.

А потом чего только не случалось - одна сплошная мерзость проведенная черной пунктирной линией.

Я помню, как я любила имя Миша. Крайне детским, забавным оно мне казалось. Мы лежали с Мишей на диване, он обнимал меня и я не знала, как мне сбежать. Дверь была заперта, ключи у него. Юлька тогда мне прямо сказала - "Трахнуть тебя хотят, не пересекайся с ним". И хотя все хорошо обошлось для меня и моей пресвятой целомудренности, с Мишкой я прощалась фразой - "Миша, котик мой, дорогой мой, пошел на хуй!".

А потом через месяц что-то произошло не так, как происходит всегда. Без этой моей ненависти, даже наоборот. Такой вот лучик света во мне щелкнул, как в песне "Это здорово" Николая Носкова. Лита успокаивала меня.
"Я очень рада за тебя. Правда. Читала и внутри всё замирало от прочитанного."

Сколько времени прошло, мое сердце?

Я не помню, сколько мне лет на тот момент было, но как-то после одного очередного, кто клялся мне в вечной любви, я слегла на две недели на почве сильного нервного истощения. Не скучай, пиздабол, пей свой чай, смотри футбол!

Эту ночь я опять не спала, и, пожалуй, результат в том, что я снова разговариваю сама с собой, выговариваюсь в пустоту. Мне не больно.
Просто хочется кричать.

А еще очутиться на улице Лазо.

03:07 

Виктор цой.

Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтобы ждать.

Марла Сингер.

главная